25-й год. Глава 2

Глава 2

Мертвые души.

-Ты, какого хрена вчера в драку ввязался, сопляк? – орал Тарасюк на притихшего на табурете Егора. – Очки драить у меня будешь до старости, урод.
-Товарищ полковник!
-Молчать! Молчать я сказал! – полковник треснул по столу своим громадным кулаком.
Тарасюк зашел Егору за спину и положил тяжелую ладонь ему на плечо.
-Сынок, я возлагаю на тебя большие надежды, смотри не подведи меня. Сейчас за тобой придет машина, и ты поедешь в тренировочный лагерь. Вопросов не задавай, все ответы тебе дадут на месте. Отправляешься прямо сейчас. Моя машина ждет тебя около входа, так что поднимайся.
Егор поднялся с табуретки.
-Кругом! Шагом марш! – командным голосом заорал полковник.
На улице уже стояла машина полковника, за темными стеклами не было видно пассажиров авто и Егор, открыв дверь, уселся на заднее сиденье.
-Здрасьте - поздоровался он с водителем, но тот, промолчал и даже не обернулся.
В салоне нестерпимо воняло табачным дымом, казалось, что обшивка навсегда впитала в себя сигаретный смрад. Егор хотел открыть окно и впустить свежий воздух в салон, но ручек, опускавших стекло, не оказалось.
Машина медленно тронулась, на КПП внутреннего кольца обороны их даже не остановили, видимо был дан приказ пропускать без досмотра.
Пропетляв по улицам базы минут десять, они выехали за пределы охраняемой территории. На последнем посту, дежурный вытянулся в струнку, еще издалека заметив служебную машину Тарасюка, видимо был знаком с лихим характером командира.
Водитель сохранял молчание, и Егор настроился на долгую и нудную дорогу в компании немого прапорщика. Чтобы хоть как-то развлечь себя он уставился в окно и не заметил возню на водительском месте.
Машина резко затормозила, и парень больно ударился носом о стекло.
-Эй, давай аккуратнее там, не дрова везешь. – Возмущению не было предела. После вечерней драки все тело ломило, и изрядно распухший от побоев нос, был не в силах стерпеть такое к нему пренебрежительное отношение.
-Поспи и все пройдет солдатик. – Водитель повернулся и брызнул Егору в лицо какой-то вонючей жидкостью, сам же он был в респираторе.
-Какого хрена ты…- И перед глазами все поплыло. Парень пытался разлепить веки, но они будто бы налились свинцом и отказывались повиноваться хозяину, к горлу подкатил ком тошноты и мозг отключился, проваливаясь в глубокую, резко пахнувшую табаком яму.

-Вставай, вставай мой друг! Сегодня великий день, у нас так много дел, а ты все еще спишь.
-Твою мать, голос как у робота. – Голова Егора трещала, как с похмелья, но он чувствовал, как кровь снова приливает к мышцам, принося в них заряд бодрости и сил.
Он открыл глаза. Деревянный потолок, даже не крашенный, а просто давным-давно покрытый коричневым лаком. В комнате пахло лесом, от ароматов хвои, чистого воздуха и травы снова закружилась голова, но не болезненным, а каким-то спасительным головокружением.
Сержант сел на кровати и осмотрелся. Комната примерно четыре на четыре, высокий потолок, кровать с льняным бельем, деревянная тумбочка и маленький столик, на котором вверх тормашками расположился табурет. Окна не было, свет исходил от небольшой лампы под потолком. Деревянная дверь вела в ванную комнату, с душем и биотуалетом. Металлическая дверь явно была закрыта.
-Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд! Куда ж это меня занесло? – мысли опережали друг друга, путешествовали по тяжелому постпохмельному мозгу парня.
-Вопросов много, но терпение, мой друг. – Где-то над головой раздался голос, и Егор встрепенулся, прямо над прикроватной тумбочкой висел интерком.
-Ты кто? Где я вообще на? – Возмутился Сержант.
-Ты в школе, друг мой. Я Инструктор, ты Ученик. Запомни, мне не важно твое имя, я не должен его знать, так же как и ты мое. Вопросы здесь задаю я, это первое правило.
А теперь послушай остальные, ведь от их исполнения будет зависеть твоя жизнь.
Ну, первое правило ты уже слышал, с одной лишь поправкой, вопросы принимаются лишь по обучению.
Правило номер два, слово инструктора – закон, за неповиновение - смерть.
Правило номер три, передвижение строго ограничено программой обучения.
Правило номер четыре, пожелания и просьбы рассматриваются в течение трех дней.
Вопросы?
-Нет!
-Молодец, первый урок усвоил. Надеюсь, из тебя выйдет хороший ученик. А теперь приглашаю тебя на наш праздничный обед Ученик.
На входной двери щелкнул замок и Егор, не долго думая, вскочил с кровати и вышел в коридор. Его комната была в самом конце коридора. На правой стене он насчитал еще пять дверей, таких же, как у него в комнате. По левую сторону была лишь одна.
- По логике здесь должен быть выход наружу.
-Ученик двигайтесь в столовую, это дверь налево. – Голос из динамика нагло оборвал цепочку логических размышлений Сержанта.
За дверью располагалось довольно просторное помещение, обшитое белыми пластиковыми панелями. Стоял металлический стол и стул. На столе стояли алюминиевые блюда накрытые крышками.
В животе приятно заурчало, он не ел довольно давно, и готов был съесть сколько угодно.
Егор уселся за стол и подвинул к себе одно из блюд.
-Приятного аппетита – Голос из динамика показался довольно веселым.
Егор поднял крышку и, о Боже, она кишела дождевыми червями.
-Это что за хрень? 
-Это твой обед. 
Сержант посрывал крышки со всех блюд: личинки мух, сверчки, мотыльки, тараканы, муравьи, бедного парня вырвало желчью.
- В чем проблема Ученик? Это очень питательная пища.
Между прочим, наши многоногие братья весьма богаты протеином. В экстремальной ситуации, благодаря тому, что распространены практически везде, насекомые не дадут тебе умереть с голоду.
Итакс:
Личинки мух
500 ккал на 100 граммов. Давайте называть вещи своими именами: опарыши и есть опарыши. Они водятся на всевозможных несвежих продуктах, так что их добыча требует определенной выдержки. Зато весьма калорийны.
Сверчки
121 ккал на 100 граммов. Не только одни из самых звонкоголосых, но и самых съедобных насекомых. Раньше, во многих восточных странах их "трескали" вместо чипсов.
Ночные мотыльки
265 ккал на 100 граммов. Лучше всего ловятся в темное время суток на яркие источники света. Знатоки утверждают, что по вкусу мотыльки напоминают орехи.

Тараканы
252 ккал на 100 граммов. Кстати, вполне съедобное насекомое. Жевать его, конечно, не очень, но если жизнь заставит, не забудь оторвать голову, лапки и надкрылья.
Муравьи
300 ккал на 100 граммов. Из-за содержащейся в них муравьиной кислоты эти насекомые и их личинки отличаются легким уксусным вкусом. Некоторые гурманы считают их прекрасной приправой к салатам.
Дождевые черви
310 ккал на 100 граммов. Любимое блюдо кротов. Их можно понять: черви очень богаты протеином - он составляет практически 70% от общего веса. Найти их легко, а есть вполне можно как в сыром, так и в приготовленном виде. Разве не впечатляет? Еда под ногами прямо таки обитает, а мы все картошку да тушенку лопаем.
Голос из динамика явно глумился, судя по всему эта ситуация довольно таки его забавляла.
-Сука – заорал парень и рукой сгреб со стола блюда. Насекомые, обретя свободу, радостно разбегались по полу, ища укрытия от яростных ног рассвирепевшего человека 
Резкая боль электрическим разрядом обожгла шею, и Сержант повалился на пол, все его тело била мелкая дрожь.
-Забыл предупредить, в твою шею мы вживили медчип, мы всегда знаем, где ты и каково состояние твоего организма, плюс электрические импульсы, посылаемые в нервы твоего позвоночного столба, спасут тебя в будущем он необдуманных и резких действий. А теперь встать! И шагом марш в свою комнату! Обед на сегодня для тебя закончен.
Парень тяжело поднялся и направился в свою комнату. Обессиленный он рухнул на кровать. Стало вдруг страшно, от безысходности хотелось выть, просто сесть, обхватить голову руками и кричать, кричать.
Последующие двое суток динамик молчал. Егор просто валялся на кровати, сил практически не осталось, и он решился.
-Ладно, твоя взяла. Я буду жрать насекомых, я просто буду жрать все, что ты дашь.
-Я знал, что ты хороший ученик. Твоя еда тебя ждет.
Самое сложное пересилить отвращение, попробовать первый раз. Склизкие черви так и норовили вырваться из пальцев. Егор закрыл глаза и отправил живой комок себе в рот.
На самом деле все оказалось не так и страшно, его даже не вырвало.
Вкус был какой-то необычный ни с чем не сравнимый. Но ему было все равно, он просто очень хотел, есть, а голод как говорится не тетка. Следующими шли муравьи. С ними все было совсем просто. Их маленькие тельца задорно хрустели на зубах, и терпкий вкус кислоты щекотал нос. Мотыльки, кузнечики, тараканы. Опарышей он так и не решился отведать. В тот день Сержант пересилил свое отвращение и, пройдя боевое крещение, был уверен, что с голоду теперь никогда не умрет. Он для себя решил, что будет, есть что угодно, лишь бы выжить.
С каждым днем рацион становился все богаче и богаче. Его пополнили ползучие гады. Змеи и лягушки. После насекомых это казалось настоящим деликатесом.
Целыми днями Егор сидел у себя в комнате. Времени размышлять было предостаточно. До парня потихоньку начинало доходить, что никакого отряда “Фантом” не существует, что эти слова были лишь прикрытием для чего-то более значимого и ответственного, и здесь его готовили для какого-то особо важного задания.
Противоречивые чувства поселились в нем. Каждое закинуло свои зерна на благодатную почву сомнения. С одной стороны гордость и ощущение собственной значимости и причастности к чему-то запретному, с другой страх перед неизвестностью и опасения за свою жизнь, ведь судя по всему, она ни стоила, ни хрена.
Сержант часто щупал шею, пытаясь найти место, куда вживили чип. Этот маленький паразит постоянно его беспокоил и наличие в теле приборчика, способного убить ни сколько не поднимало и без того поганое настроение.
-Как настрой, ученик? 
-Бывало и получше.
-С сегодняшнего дня ты переходишь на новую стадию обучения. Медицина, друг мой, медицина поможет тебе выжить. Вовремя извлеченный осколок или пуля, зашитая резаная рана в разы увеличивает твои шансы на дальнейшее существование, а главное на выполнение задания. Пройди в столовую, там тебя ждет завтрак и несколько пособий по военно-полевой медицине, своего рода памятки, составленные и опробованные на людях военными хирургами.
На столе в столовой Егора ждало настоящее угощение. Овощной салат, четыре вареных яйца и хлеб из муки грубого помола.
Парень, привыкший питаться насекомыми и пресмыкающимися, сначала растерялся от такого изобилия нормальной человеческой пищи. Другой бы на его месте накинулся на еду, но Егор вдруг почувствовал какое-то безразличие к ней, он спокойно ел салат, и если б вместо него кишели дождевые черви, то он с таким, же спокойствием бы скушал и их.
-Как тебе твой завтрак? Получше чем личинки? – голос явно был в хорошем расположении духа, слышались дружелюбные нотки.
-Да мне все равно. Не важно, какая еда, главное, что она есть.
-Буду иметь в виду, друг мой. А теперь обрати внимание на пособия, лежащие перед тобой. 
Егор заприметил книги сразу как зашел, но не стал задавать вопросов, а лишь немного подождал, выжидая, когда, же инструктор сам начнет разговор о них.
-Первая книга, это лекарственные растения. К ним прилагается гербарий. Извини, не все растения смогли найти. Не всегда будет возможность использовать медикаменты, возможно у тебя, их просто не будет. Тогда тебе на помощь придет гомеопатия. В этом пособии собрана информация о растениях, способных вылечить болезни и травмы серьезно угрожающие твоей жизни, а следственно и выполнению задания. Ты должен изучить их, запомнить их внешний вид, фармакологические свойства и способы их обработки и приготовления.
- Ну, мне будет очень сложно запомнить такой объем информации.
-Я думаю, это тебе поможет. – Тело Егора пробил сильный электрический заряд.
-У тебя три дня. Не сдашь экзамен по растениям, этот разряд тебе покажется щекоткой.
Боль - самый лучший стимул для обучения. Если бы в школах, за плохие оценки били электрическим током, то после выпускных экзаменов, школу покидали бы одни Эйнштейны и Боры. Егор изучал пособие, запоминал внешний вид растения, места его произрастания и фармакологический эффект. К исходу третьих суток, он сдал экзамен на отлично. Сержанта начинал забавлять эта ситуация. Она превратилась в некоторого рода игру, игру в “Слабо”. И самое интересное, он уже выигрывал.
-Два один в мою пользу. – Думал про себя парень, ехидно улыбаясь, когда инструктор хвалил его.
Учеба давалась ему легко, как будто его мозг долгие годы ждал таких нечеловеческих нагрузок, и получив их, заработал на полную мощность. Сержант заметил, как он изменился. Он не мог сказать точно, что именно с ним произошло. Но на все сто процентов Егор знал, что никогда уже не станет тем Егором, который был раньше. Теперь он чувствовал в себе какую то силу, тайные резервы, вдруг в один миг открывшиеся у него. 
-Я все смогу, я выполню любой приказ! – Эту фразу он произносил десятки раз на дню. 
Каждый новый день приносил ему уникальные знания, вытяжку и концентрат всей той информации, обладание и правильное использование которой ставило ее обладателя выше других людей. Поглощая и переваривая, ее Егор менялся. Необратимо и бесповоротно новая личность потихоньку убивала старого Сержанта, как капли ртути, из разбитого градусника спрятавшиеся во всех щелях и трещинках, распространяли свой смертоносные пары, медленно, но верно разрушая и калеча организм вдыхавшего их.
Егорка вдохнул другие испарения - маленькие капельки власти, ощущение собственного превосходства растекались по мозгу, меняя все на своем пути.
-Запоминай, - вещал голос, - воображение, наш самый страшный палач. Стоит лишь показать человеку орудия и инструменты пыток, и он сам нарисует картину своих мучений и смерти. Психология, друг мой, страшная штука. В семидесяти процентах случаев жертва начинает давать информацию до того, как ты начнешь ее пытать.
Но есть и упертые, те, которым нечего терять, либо информация ими обладаемая настолько важна, что они фанатично будут терпеть пытки.
- И что же делать мне в таких случаях? – Егор старательно конспектировал все сказанное инструктором.
- Боль можно терпеть, но человек не железный. Пытай с умом, не наноси жертве ранения опасные для его жизни. Например, иглы под ногти. Опасно для жизни? Нет. Зато очень действенно. Записывай дальше…
И Егор писал, писал и писал. Вечерами он по нескольку раз прочитывал конспекты, запоминая любую мелочь.
Ночью его разбудил инструктор.
-Вставай и одевайся, время сдавать зачет по допросам и получению информации на практике.
Егор быстро оделся, сполоснул лицо холодной водой и окончательно пришел в себя после сна. Он заметно нервничал, внутри все тряслось. Никакие старания и усилия не могли унять дрожь в теле.
-Успокойся, это лишь служба, это приказ, который надо выполнить. – Психотренинги не прошли зря, уравновесив и выровняв дыхание, Егор расслабился и вышел в коридор.
В дальнем углу, в полу, был открыт люк. Сержант никогда раньше его не замечал, хотя пробыл в Школе уже полтора месяца.
-Спускайся, друг мой. А то арестованный заждался.
Внизу оказался довольно просторный подвал, с низким потолком. Помещение было довольно хорошо освещено. Вдоль стены стоял низкий стол на колесиках, покрытый белой простыней. В конце зала стояла ширма, за ней угадывался человеческий силуэт, сидящий на стуле.
Откинув простыню, Егор немного опешил, одно дело, когда видишь эти инструменты на картинках, совсем другое, когда держишь их в руках и понимаешь, что они несут боль и смерть. Иглы, ножи, пилы, щипцы, молотки, какие то баночки, скляночки и прочая атрибутика инквизиции времен охоты на ведьм.
-Этот человек, участвовал в нападении на колонну твоих сослуживцев. Он бандит, хотел ограбить и убить твоих друзей. Где-то прячутся его сообщники и нам надо узнать местоположение их логова, чтобы раз и навсегда прижечь эту бородавку. Вот это ты и должен у него узнать. Не стесняйся в выборе средств. Но помни, не убивай.
-Сейчас я буду мучить человека. Да вообще надо ли? Может он сам все расскажет и избавит меня от этой неприятной процедуры. – Егор все еще надеялся, что бандит все ему выложит начистоту.
Тот сидел прикованный к стулу. Грязные джинсы непонятного цвета, толстый зеленый свитер, с высоким горлом и непонятные то ли кеды, то ли кроссовки перемотанные синей изолентой. На голове черный мешок. Человек что-то мычал, видимо у него во рту торчал кляп. 
Сержант сорвал мешок с головы бандита. Густая рыжая борода скрывала половину лица и очень старила ее обладателя, растрепанные длинные волосы, нос картошкой, и карие глаза. Ничего необычного, простой мужик, ну только немного похож на Карабаса Барабаса из детской книжки. Такое сравнение неожиданно развеселило Егора, и он отогнал от себя эти мысли, настраиваясь на рабочий лад. Мужик непонимающе округлил глаза, глядя на своего смеющегося дознавателя.
Сержант достал кляп, и мужик разразился грязными ругательствами.
-Отпусти меня, падла. Какого хрена меня сюда притащили? – мужик рвался со стула. Но металлические зажимы крепко держали его руки и ноги.
-Мужик, как тебя зовут? – тон Егора был доброжелательным, в голосе не звучало никакой угрозы.
-Андрей. – Запинаясь, ответил пленник.
-Вот послушай, Андрей, сейчас ты мне рассказываешь и показываешь на карте место вашей базы, и я подарю тебе легкую смерть. Жизнь свою ты уже проиграл, так что выстрел в голову это самое лучшее, что я могу тебе предложить. – Егор блефовал, на самом деле он не знал, что делать с этим мужиком. Пытать его? Сержант не был уверен, что сможет сделать этому человеку больно и тем более убить его. Одно дело убить в бою, в драке, но застрелить безоружного человека, который лично тебе ничего не сделал. Он не представлял с чего начать.
-Пошел ты на х...й, шакал, сын шакала.
В глазах помутнело от злобы. Резко выкинув ногу вперед, Егор ударил Андрея в челюсть. Пленник взвыл и сплюнул на пол сгусток крови и белые осколки зубов.
-Говори, сука! – Егор схватил пленника за волосы, оттянул его голову назад и пару раз ударил его кулаком в лицо. Кровь из сломанного носа, брызнула на одежду, заливая свитер и штаны пленника.
-Друг мой, осторожней, не нужно нервов. – Неожиданно раздался голос из динамика. – Подойди к столу, там лежит конверт с фотографиями.
Егор увидел на самой нижней полке тугой сверток. И незамедлительно открыл его. На фото были тела. Они были страшно изуродованы. Некоторые без глаз и конечностей. 
-Еб твою мать! – В одном из убитых парень узнал своего приятеля Ильдара, командира бронебаса. Он лежал в луже крови, с неестественно вывернутыми суставами.
- Это его банда постаралась, друг мой. 
Егор подбежал к Андрею и со всей силы ударил его ногой в живот. Хрустнуло ребро, мужик скорчился от боли. Перед глазами стоял Ильдар, такой живой и веселый на пыльной трассе М5.
- У тебя есть десять секунд, потом я тебя на ремни буду резать гнида. – Глаза налились кровью. Егора заклинило. В таком состоянии он был готов на все.
-Да пошел ты! – Андрей закрыл глаза, он все для себя уже решил, и ему нечего было терять.
Егор схватил кусок арматуры и бил пленника по голове, пока тот не отключился.
Ведро холодной воды привело бандита в чувство. Он попытался закрыть рот, но что-то ему мешало. Металлический расширитель не давал ему закрыть рта. Голова Андрея была плотно прижата ремнем к спинке стула, пошевелить ей он не мог.
-Очнулся, мразь? – Егор держал в руках напильник. – Моргни два раза, если передумал.
Андрей сидел, уставившись в одну точку.
- За друзей моих придется ответить! – напильник уперся в зубы.
Ширк, ширк! Рифленый метал стер эмаль зубов, затем добрался до нерва. Крик, вырываемый из груди пленника, мог разбудить мертвого, но Сержант его не слышал. Его разум был сейчас где-то далеко, и он не видел, как тело спиливало зубы пленника напильником.
Кровь наполнила рот несчастного, и он уже начал ей захлебываться.
Егор остановился и взглянул в глаза пленнику. В них уже не было прежней уверенности и дерзости. Это были глаза скрипача-очкарика, загнанного в темную подворотню местными хулиганами. Он его сломал. Сломал его волю, но не болью, которую ему причинил, а своим безразличием и обыденностью своих действий. 
Через десять минут Егор получил всю нужную ему информацию.
-Молодец, ученик! Сдал. Ну а теперь убей беднягу, ты же ему обещал легкую смерть.
Сержант одел на голову бандиту целофановый пакет, и обмотал клейкой лентой, закрывая доступ кислорода.
-Друг мой, ты обещал ему легкую смерть.
-Я выполняю обещание, легкая не значит быстрая.
Андрей старался дышать реже, вырывая у смерти лишние минутки жизни. Его тело начала бить конвульсия. Он дергался пару минут. И лишь когда по его телу пробежала последняя конвульсия, Егор покинул подвал.
Уставший и разбитый он направился к себе в комнату. Скинул с себя грязную, пропахшую смертью и кровью одежду и встал под ледяной душ. Холодные струи хлестали тело, обжигая как удары кнутом. Вода снимала напряжение прошедшего дня. Егор чувствовал, как его начинает колотить и выбрался из душа.
К своему удивлению, на столе он увидел две заиндевевшие бутылки водки, стакан и тарелку с закуской.
-Эй! – крикнул Егор в сторону динамика.
-Я слушаю.
-Это что такое? Водка?
-Да. Я решил, что тебе не мешает расслабиться.
-Ой, спасибо, дорогой, удружил. Сначала, блять, человека на растерзание дал, а теперь водочкой поишь, расслабься типа дружок! – Сержант психовал.
-Ты забываешься, ученик. – Егор почувствовал легкий электрический удар.
-Ладно, ладно понял. – Парень поднял руки в знак примирения.
-Отдыхай.
-Ну, отдыхай так отдыхай. Сейчас мы вам покажем, как пацаны наши умеют отдыхать.
Холодная водка, тонкой струйкой наполнила стакан до краев. 
-Офицеры пьют стоя, и не закусывая. – Егор махнул стакан и зажмурился. Огненная вода обожгла желудок. Через несколько минут парня начало накрывать. Приятное тепло растеклось по телу, согревая его после холодного душа.
Егор почувствовал, что пьянеет, но налил себе еще.
-Инструктор, пойдем, выпьем, я же не алкаш один квасить. – Заплетающимся голосом пригласил учителя Сержант.
В ответ тишина.
-Ну и хер с тобой. За Родину! – В этот раз он закусил куском мяса и свежим помидором.
-Третий тост. Пацаны за вас. Антоха, Ильдарчик. Простите меня. – Пол литра водки дали о себе знать. Егор был пьяный в умат. 
Какая то необузданная ярость напала на него. Шатаясь, он подошел к двери и со всей силы ударил в нее кулаком. И бил ее бил, как будто дверь была виновата во всех смертных грехах. Его кулаки превратились в кровавое месиво, но боли не было, была лишь тупая злость. 
Сознание покинуло его. 
-Егор, Егорушка, очнись. 
-Мама, это ты?
-Да сынок.
-Но ты же умерла, тебя нет.
-Я живу. Живу в тебе. В твоем сердце.
-Ты бросила меня, все бросили меня. Ты, отец, Антон. Вы все ушли. Вы все виноваты.
-Сынок, во что ты превратился? Ты стал убийцей Егор. На твоих руках кровь, и она никогда не будет смыта.
-Это был приказ. Я не мог его не исполнить. Я воин, я солдат. Жизнь моя не стоит ничего, я умру ради выполнения приказа. Я убью любого, кто встанет у меня на пути.
-Ты убийца! Убийца.
-Да я убийца. О, привет Андрей. И ты пришел мне мозги еб..ть, ну начинай тогда. Я знаю, что ты сдох, ты просто кусок мяса. Сраный труп, со спиленными зубами. Хочешь, я еще раз тебя убью? А знаешь, мне даже понравилось, слышишь мама, мне понравилось убивать. Ха-ха-ха. Мама? Ты еще здесь? Мааама.
Холодный пот струился по лицу Егора. Разбитые кулаки ужасно болели. Он попытался встать, но поскользнулся на своей же блевотине и снова упал. Голова раскалывалась, тело было как ватное. Мозг отключился снова. На этот раз он очнулся только утром с диким похмельем. В голове был полный кавардак .Казалось, что каждая шестеренка разума безнадежно заржавела. Туго проворачивались мысли, как не смазанный механизм, простоявший без работы добрую сотню лет. Егор с усилием открыл глаза и огляделся. В комнате правил его величество хаос. Скомканное одеяло валялось на полу. Остатки еды и выпивки смешались в единую массу на столе. 
Вся дверь была испачкана кровью, на ней виднелись отпечатки ладоней.  
-Еб твою мать. Вот я вчера повеселился. - Попытался улыбнуться Егор, но тут же схватился руками за гудящую голову, и со всей силы сжал ее как арбуз, проверяемый на спелость. Боль не хотела отступать. Сержант вспомнил ночной разговор.Стало жутковато. Ему казалось, что это был даже не сон, а что-то вроде видения.
-Доброе утро!- Проснулся динамик.
-И тебя туда же! Че за сивуху мне подсунули вчера? Я аж озверел от этой водки.
-Водка хорошая. Пить надо уметь. А теперь подъем и в душ. На все десять минут.
Егор быстро принял душ, почистил зубы и напился воды из под крана. Полегчало.
К его удивлению дверь в столовую была закрыта. Зато в соседнюю комнату чуть приоткрыта. Егор заглянул в щелочку, внутри помещения было темно. Он зашел в комнату, и дверь резко закрылась за ним. Включился яркий свет, Сержант зажмурился, через мгновенье он открыл глаза и тут же получил удар тяжелым ботинком в голову. Таких ударов он еще никогда в жизни не получал, как будто молодой жеребец лягнул его своим подкованным копытом. В голове зазвенело еще сильнее, сейчас она была похожа на железный чан, по которому бахнули кувалдой. 
С огромным усилием Сержант поднялся на четвереньки и взглянул на своего противника. Человек в камуфляжных штанах, зеленой майке с длинным рукавом и маске на лице. Под тонким материалом одежды бугрились мышцы.
-Ну что гнида, людей нравится убивать беззащитных? – Хриплым голосом спросил боец.
Он подскочил к стоящему на четвереньках Егору и замахнулся, направляя свой огромный кулак в челюсть парня. Сержант среагировал моментально. Он резко упал на живот и, схватив растерявшегося противника за щиколотку, резко дернул его ногу в сторону. Не ожидавший такого сопротивления боец, рухнул на пол, и тут же получил кулаком в колено. Егор вложил в удар всю силу, но после бурной ночи он был довольно слаб, и разбитые кулаки, до сих пор болевшие, как будто сами смягчили удар, не давая хозяину размозжить их окончательно.
Сержант накинулся на бойца, и ударом ребра ладони перебил ему нос. Тот неприятно хлюпнув начал обильно кровоточить. Крови было так много, что она сочилась из под маски. Боец потерял сознание. Егор сорвал с него маску. Конопатое лицо парня было залито кровью, кудрявые рыжие волосы, слипшись от пота, спутались в клубок, и прическа бойца напоминала мочалку. На вид пацану было лет двадцать, может чуть постарше. 
Сильный удар током опрокинул Сержанта на пол. Тело забилось в конвульсии, изо рта пошла пена и Егор отключился.
Очнулся он на улице. Точнее в небольшом дворике. Погода была солнечная, и Егор невольно закрыл глаза, подставляя лицо теплым лучам светила.
Воздух был такой свежий, наполненный многообразием лесных запахов, что Сержант не мог надышаться. Он не дышал свежим воздухом, и не видел солнца долгие сорок семь дней, которые находился в школе.
-Поздравляю, теперь ты вышел на новый уровень. Ты победил своего конкурента. Причем ты сделал это довольно легко. Видимо госпожа Удача на твоей стороне, ты жутко везучий.
-Конкурента?
-Ну да. А ты думал, что мы строили наш лагерь для тебя одного? Ты думал, ты единственный и неповторимый? Извини, но нет. Тот ученик, которому ты умудрился сломать нос, до этого момента по очкам опережал тебя. Но его время вышло, теперь ты фаворит. Старайся удержать это место. Ведь проигравшим здесь нет места. А теперь выходи в тренировочный двор. С тобой начинают работу наши инструкторы.
Егор вышел в калитку и оказался в большом дворе, обнесенным трех метровым кирпичным забором. В дальнем левом углу располагался небольшой блиндаж, в противоположной стороне в землю были воткнуты деревянные колышки. К одному из этих колышек был привязан его старый знакомый – рыжий пацан, с распухшим носом и огромными синяками под глазами. 
Из блиндажа вышел невысокий щуплый мужчина в очках. Он был одет в спортивные брюки, кроссовки и майку поло. Вид у него был очень интеллигентный, такой тип людей обычно можно встретить в адвокатских конторах и банковских офисах, но никак не в тренировочном лагере, затерянном где-то в глубине леса. В руках он держал пистолет.
Мужчина подошел к Егору и протянул руку.
-Я твой старший инструктор, зови меня Степанычем. Твое имя не имеет значения, все равно я его забуду. Память на имена плохая. Я привык давать ученикам прозвища, тебе я его еще не придумал, поэтому пока отзывайся на Ученика.
-Рад знакомству, Степаныч. – Егор пожал руку, она была жесткая как металл. В инструкторе чувствовалась огромная сила.
-Пойдем за мной.
Степаныч направился, к привязанному к столбу, Рыжему. Егор направился вслед за ним.
-Понимаешь, Ученик, мы отбираем и тренируем лишь самых лучших и способных людей.
Жизнь это борьба, выживает сильнейший, хитрейший и беспринципный. Вот, например Рыжий, не смог стать лучшим, поэтому ты сейчас его пристрелишь. – Егору в руку вложили пистолет, и легонько подтолкнули к сидящему на земле парню.
Тот услышал, что сейчас его будут убивать и задергался. Веревка держала крепко, и он не мог пошевелить руками, но со всей силы бил ногами об землю, поднимая клубы пыли. Кляп во рту не давал ему возможности говорить, он лишь мычал и бешено выпучивал глаза.
-Стреляй.
Егор упер ствол пистолета в затылок парню. Тот закрутил головой, стараясь скинуть холодную сталь ствола со своего затылка.
-Стреляй!
-Я не могу, он же мне ничего не сделал, тем более он безоружен.
-Как знаешь! – Степаныч вырвал пистолет из руки Сержанта, приподнял штанину и достал из потайных ножен средних размеров нож. Отточенная как бритва сталь с легкостью разрезала веревки, и Рыжий моментально вскочил на ноги и, вытащив изо рта кляп начал разминать затекшие кисти. Инструктор протянул ему пистолет.
-Теперь твоя очередь. – Плотоядно усмехнулся Степаныч и со всей силы ударил Егора под колено.
Сержант припал на одно колено и почувствовал, как жесткий ствол уперся ему в затылок.
-Огонь!
Егор, зажмурился, и жизнь не пролетела перед ним в одно мгновенье, потому что он был так оху…енно напуган, что думать не мог. 
Сухой щелчок, еще один, звук передергиваемого затвора. Другого шанса не будет. Сержант вскочил, превознимагая боль в колене, и без размаха ткнул кулаком в нос Рыжему. Тот взвыл, но пистолет не выпустил. Перехватив руку с пистолетом, Егор с силой отогнул указательный палец парня и, не раздумывая, вывернул его так, что услышал хруст ломаемой кости и рвущихся сухожилий. Вырвав пистолет из ослабевшей руки, он схватил его за ствол, и начал бить Рыжего рукояткой пистолета, как молотком. Он успокоился, лишь, когда понял, что размозжил голову бедняге и тот перестал дышать.
-Да ты, я смотрю, мясник. Теперь буду звать тебя Мясником. Ты же не против? – Ухмыльнулся Инструктор.
Егор что-то нечленораздельно промычал. 
-Пойдем, Мясник, переоденешься и умоешься.
Они направились к блиндажу. По дороге, Егор обернулся на лежащего в луже крови Рыжего. Ему стало на мгновенье жаль его, но лишь на одно мгновенье. Сегодня он снова победил, он обманул смерть и вышел сухим из воды. 
Внутри блиндажа стояла двухъярусная кровать, два металлических шкафа, какие то ящики и сундуки, закрытые на замок.
Степаныч открыл один из шкафов, достал оттуда комплект камуфляжа и кинул его на кровать.
-Иди, умойся, а потом переоденься.
 На улице стояла бочка с водой. Егор умылся, и зашел в блиндаж переодеться.
-Сегодня мы начинаем обучение стрельбе.
-Так я уже умею.
-Ни хрена ты не умеешь. Через месяц твой результат должен быть таким, один выстрел один труп. А теперь бегом марш за мной.
На вид Степанычу было лет сорок пять, может даже под пятьдесят, но бежал он на удивление легко, как будто парил над землей. Егору же было трудновато. Похмелье ,боль в голове и колене явно не способствовала хорошему бегу. Сержант вспотел, пот градом бежал по лицу, но во всем надо искать и приятные стороны.
Вместе с потом улетучилось и похмелье. Двадцать минут бега по грунтовке вдоль леса и они были на месте. Егор устал, он стоял, облокотившись на дерево, и глубоко дышал.
Стрельбище представляло собой довольно обширную вырубку в глубине леса. Недалеко от них находилось бетонное одноэтажное здание без окон.
-Устал, морда? Надо сказать Монаху, чтобы твоей физухой занялся. Двадцать минут бега, и ты уже дышишь, как толстожопый гипертоник. Пойдем я тебе матчасть покажу.
Егор сплюнул и направился за инструктором.
Они подошли к бетонному зданию, Степаныч снял с шеи электронный ключ и открыл толстую стальную дверь. Зайдя внутрь Инструктор включил рубильник, где-то в глубине здания зажужжал генератор и помещение осветилось светом ламп. Егор аж присвистнул. Помещение представляло собой склад заставленный стеллажами с автоматами, пулеметами и винтовками.
-Вот это да! А если сюда кто-нибудь чужой заглянет?
-Тогда я ему не завидую. Здесь электронная система защиты. Весь периметр склада заминирован, если кто-нибудь постарается открыть дверь без ключа, сработают детонаторы, которые подорвут мины.
-А как же сам склад? Разве он не взорвется?
-Я не думаю, что противопехотки пробьют метр армированного бетона.
-Ясно.
-Начнем со сборки-разборки отечественного оружия.
Иди к верстаку, я сейчас принесу стволы.
На металлический стол легли АК, ПМ, Стечкин, ТТ, СВД.
-Начинай! - Степаныч засек время.
Егор привычным движением взял АК и приступил к разборке. Михаил Калашников создал поистине легендарное оружие. Ничего лишнего и максимум надежности. Это оружие отнимало жизни почти сто лет. С каждой модернизацией, становясь все лучше.
-Уложился! Давай дальше.
И так целый день, собирал, разбирал оружие, доводя действия до автоматизма. Кроме отечественных моделей были еще и американские М-ки, немецкие Хеклеры и Швейцарские Стееры. 
Уже поздно вечером Егор доплелся до своей комнаты и рухнул на кровать. Он только прикрыл глаза, как в дверь тихо постучали.
-Открыто!
В комнату вошел какой-то мужик. Он был огромен. Явно больше двух метров и килограмм сто тридцать веса. 
-Меня зовут Монах. – Представился гость.
-Мясник, ой Егор. 
-Я твой инструктор по физической подготовке и маскировке. Завтра с утра мы начнем наши тренировки. 
Сержант рассмотрел Монаха. Элегантная бородка, короткая стрижка. Черты лица довольно жесткие, даже свирепые. Шрам через весь лоб, широкие скулы, один глаз немного приоткрыт, на веке видимый след от ожога. Но все выдавали глаза. Небесно голубого цвета, они излучали доброту. К этому человеку у Егора сразу возникла симпатия.
Он был не такой, как Степаныч или обладатель голоса из динамика. Он был ЧЕЛОВЕКОМ.
-Отдыхай Егор, приятно было познакомиться.
-До свидания, Монах – Ладонь Егора утонула в огромной лапище инструктора.
Утро выдалось дождливым. Темные облака быстро неслись по серому небу, проливая капли живительной влаги на землю.
Егор пробежался до блиндажа, бежал быстро, и не успел промокнуть. Там его ждал Монах.
-Доброе утро, Егор.
-Доброе, Монах.
-Побежали курсант. – Инструктор протянул резиновый плащ Сержанту, второй одел сам. Дождевик трещал по швам на могучем торсе Монаха.
Они бежали молча. Вода хлюпала под ногами, дождь бил в лицо. Бежали вдоль леса, по лесу. Час, два, три. Егор уже был на пределе своих возможностей, но он не подавал и виду, что смертельно устал.
-Привал.
Парни сели под раскидистый дуб, укрывшись от дождя. Монах достал трубку, набил табака и закурил. 
-Товарищ инструктор, разрешите обратиться. – Егор начал разговор в официально деловом стиле.
-Что за военщина, Егор? Спрашивай, что хотел. – Монах удивился такому обращению по уставу, видимо не каждый ученик так к нему обращался.
-Расскажите о себе.
-Прямой ты парень. Вот думаешь, я так тебе все сразу и выложу? – Усмехнулся инструктор.
Егор задумался. Уставившись в одну точку, он прокручивал последние полтора месяца своей жизни. Смерть Антона, школа в которую он попал, те двое, убитых им.Все смешалось в какую то зловещею карусель, лабиринт из которого нет выхода.
Убить или быть убитым. Видимо этот вопрос станет основным во всей оставшейся жизни. А много ли ее осталось, жизни этой? Может завтра придет такой же, как и он сам и проломит ему голову рукояткой пистолета. Егор принял правила игры, он побоялся смерти и сломался.
-Ты стал убийцей! слова матери врезались в мозг, как нож. Пусть это видение и было порождением алкоголя, но Егора постоянно передергивало при мыслях об этом сне.
-Отдышался? легкий толчок в бок вывел Сержанта из хитросплетений мыслей.
-Да Монах, я готов.
И снова бег, снова грязь, прилипшая к ботинкам.
В пять вечера Егор уже был на стрельбище. Степаныч выдал ему цинк патронов и автомат.
Выстрелы, запах пороха, лязг ходящего туда-сюда затвора. И так изо дня в день. С утра физические нагрузки, вечером стрельбы. Ночной бег по лесу, маскировка, отжимания, подтягивания. Монах исполнял свои обязанности на “отлично”. Егор приходил с тренировок выжатый как лимон. 
Дни казались ему бесконечными. Но время брало свое. Ночи становились длиннее, дни короче. По утрам изо рта шел пар, осень потихоньку 
вступала в свои права, надолго изгоняя теплые летние деньки.
После, очередной двух часовой, пробежки Егор с Монахом прогуливались по лесу.
-Что-то жарковато становится, видимо после обеда пекло будет! – Сержант вытер со лба, проступившие капельки пота.
-Вот оно “Бабье Лето”! – Монах подставил лицо лучам солнца, пробивающимся через ветви корабельных сосен. Он снял майку, обнажая мощные мышцы. 
Егор впервые увидел инструктора без майки, он завидовал огромной силе Монаха. 
-Ну что, побежали дальше? – Инструктор повернулся к Егору лицом. 
На животе монаха Егор увидел огромный шрам, как будто медведь располосовал тело человека своей огромной лапой. 
-Я не хочу об этом! – Отрезал инструктор, открывшего рот для вопроса Егора.
-Понял! Монах, а тебе сколько лет?
-Тридцать пять.
-Значит, ты еще застал жизнь до войны?
-Конечно, когда все началось, хотя нет, когда все закончилось, мне было десять лет.
-А ты помнишь что-нибудь о той, прежней жизни?
-Знаешь, четверть века прошло, но все же, очень яркие воспоминания сохранились.
-Расскажи, мне очень интересно, как люди тогда жили?
-Нам надо тренироваться, а не байки травить.
-Товарищ инструктор, разве вам сложно? Я обещаю, что пробегу сегодня на пять километров больше. – Егор взглянул на Монаха глазами полными надежды.
-Ладно, черт языкастый, уболтал меня. – Усмехнулся инструктор и, достав свою трубку, принялся набивать ее ароматным табаком.
Егор скрестил ноги и, усевшись поудобнее, приготовился слушать истории из жизни. Инструктор закурил, смачно затягиваясь и выпуская сизые клубы дыма. Запах табака щекотал Сержанту нос, и он то и дело зажимал ноздри, чтобы не чихнуть.
-Ты хоть раз ел мандарины? – Неожиданно начал Монах. – А я их просто обожал. Я помню, принесет мама из магазина целый пакет, так вот я за вечер мог их слопать все. И самое интересное, что аллергии не было никогда. И все друзья и знакомые родителей удивлялись этому. Вообще, я ни разу в жизни не болел простудой. Один раз, мне было тогда года четыре, мама отправила нас с отцом в магазин, не помню уже зачем. А на улице мороз, градусов тридцать. Вдыхаешь когда глубоко, аж легкие обжигает и ноздри слипаются. Вот в такой морозец и пошли мы в супермаркет. Точней отец шел, а я на санках ехал. Укутанный, как капуста. Мне аж жарко стало. Я втихаря, пока отец не видит, молнию на пуховике расстегнул и еду значит себе в расстегнутой куртке.
Пока батя в магазине был, я на улице его сидел, ждал. Не знаю, что он там так долго был, но просидел я примерно час. Уже прибежала из дома
мама, потеряла нас и решила сама прийти.
Егор внимательно слушал инструктора, как будто ждал, что тот выдаст ему какую-то очень важную информацию. Но Монах рассказывал о своем детстве, о школьных проделках, новогодних елках, о рыбалках с отцом.
Где-то далеко прозвучал взрыв, и инструктор резко замолчал.
-Собирайся! Мы уходим обратно на базу.
В воротах их встретил Степаныч, взяв под руку Монаха, он отвел его в сторону и начал что-то быстро ему говорить.
Егор делал вид, что их беседа его совсем не интересует. На самом деле он весь превратился в огромный микрофон направленного действия и из обрывков доносившихся фраз Сержант составил для себя примерную картину случившегося. Как он понял, довольно большая группа вооруженных людей двигалась в сторону лагеря, но наткнувшись на минные заграждения, остановилась. Как сообщала разведка, неизвестные разбили лагерь, примерно в трех километрах от места подрыва мины. Состав группы примерно шестьдесят человек с легким стрелковым оружием.
-Мясник, отправляйся к себе в комнату до особого распоряжения.
-Есть!
Егор, не раздеваясь, свалился на кровать и не заметил, как уснул. Его разбудил несильный толчок в бок. Ошалело выпучив глаза, парень уставился на толкнувшего его Монаха. Тот стоял в камуфляжном костюме, с накинутой на него маскировочной сеткой и сжимал в своих огромных ручищах автомат, казавшийся игрушечным.
-Собирайся, внеплановые занятия. Не забудь одеть. инструктор кинул на стол черную маску.
Егор быстро собрался и вышел вслед за Монахом. На улице стояла глубокая ночь. Такую ночь называют разбойничьей, ни Луны, ни звезд на небе видно не было.
На площадке у блиндажа стояли по стойке смирно человек пятнадцать курсантов, кругом суетились какие-то неизвестные Егору люди, видимо инструктора других учеников. Заняв место в строю, Сержант принялся лихорадочно соображать о причине тревоги, но появившийся Степаныч все доступно
и оперативно объяснил.
-Курсанты, вам надлежит совершить боевую операцию по уничтожению сил неизвестного противника, находящегося в непосредственной близости от нашего лагеря. К каждой пятерке бойцов прикрепляется инструктор. Инструктора, разобрать своих бойцов.
Монах быстро подбежал к строю и дергая за ремень вытянул четверых бойцов. Пятым оказался Егор. Он мысленно порадовался тому, что идет под командованием опытного бойца и просто хорошего человека. Инструктор собрал вокруг себя своих курсантов и раздал всем номера позывных. Сержанту достался двадцать второй.
-Сейчас получите оружие. Одиннадцатый возьмешь ПКМ.
Двадцать второй, тридцать третий и пятдесят пятый АК, и двадцать второй берет еще Шмеля. Сорок четвертый СВД с ПНВ. Выполнять.
Пятерка бойцов поспешила к блиндажу, где их ждало снаряжение.
Неожиданно раздался мощный взрыв, оборвавший жизнь группы Монаха. Егор увидел вспышку, и тело, вдруг, неожиданно стало невероятно легким и завертелось в воздухе. Парень упал на землю, но не почувствовал боли. Вокруг стало темно...

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 15
Комментарии

Просьба не опубликовывать

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Жестяк

Вов, а продолжение будет? Ты же говорил, что каждый вечер дополняешь в блог... Почитать хочется что дальше будет!

Дима, можно выкладывать на главную

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Выложил. Предыдущая часть эта http://deadland.ru/node/765 ?

Наконец-то, вернулся к жизни и писанине. Не останавливайся!

pat1zan с удовольствием жду продолжения, ты пишешь просто , большой тебе респект: )

Партизан! Когда продолжение? Кстати тут узнавал про шигонское убежище, грят там типа подвал, в нем раньше тир был и все((((. В Утесе наверно покруче.

Покритикую. Жёстко.

Бич современного литератора – повторы - в наличии. Их много по всему тексту.

«-Твою мать, голос как у робота. – Голова Егора трещала, как с похмелья, но он чувствовал, как кровь снова приливает к мышцам». Вот здесь, например, аж три «как» подряд. И это в самом начале главы, когда придирчивый читатель ещё не успел втянуться, а следовательно, без труда фильтрует подобные шероховатости, что не добавляет симпатий тексту в целом.

«- По логике здесь должен быть выход наружу».

Это Егор сказал? По логике – да. Но зачем он разговаривает сам с собой, зная, что здание утыкано сетью интеркомов?

«Стоял металлический стол и стул. На столе стояли». Крайне неудачный словарный ряд. «Стоял стол» - уже криво звучит, а здесь мы видим целых пять созвучных слов практически одно за другим.

«-Сука – заорал парень и рукой сгреб со стола блюда». Не знаю… Как по мне, так не совсем адекватная реакция у Егора наблюдается. Когда ему грозили смертью за неповиновение и нарушение правил, он реагировал спокойно, я бы даже сказал – с пониманием. А тут вдруг из-за жратвы истерику закатывает.

«Стало вдруг страшно, от безысходности хотелось выть, просто сесть, обхватить голову руками и кричать, кричать». Эта реакция, если подумать, логична. Но мне, как читателю, всё же странно видеть её у ГГ после двух коротеньких эпизодов. Я понимаю, что автор пишет не так быстро, как я читаю, и что он не неоднократно прокрутил в голове разные мысли и постарался воспроизвести состояние Егора опосля обеда, и много ещё чего, но мне-то видно только краткий экскурс в правила, кастрюльки с червями, и небольшую электрошоковую терапию. Так же я вижу, что Егор из-за этого психует не по-детски и вообще, ведёт себя как истеричная женщина. Возможно перед «Стало вдруг страшно» стоило бы более детально расписать всю тяжесть ситуации с гнетущей атмосферой.

«подождал, выжидая». Не самое удачное словосочетание.

«-Два один в мою пользу. – Думал про себя парень». Если он думал, а не говорил, то это не нужно оформлять как прямую речь.

«Теперь он чувствовал в себе какую то силу, тайные резервы, вдруг в один миг открывшиеся у него». Это от пожирания червей и от изучения гомеопатии? Чёрт. Тоже что ли попробовать? :)

«концентрат всей той информации, обладание и правильное использование которой ставило ее обладателя выше других людей». Слишком высокопарно звучит и, если судить по тому, что мы знаем (пожирание червей, изучение гомеопатии) не вполне соответствует действительности.

«Густая рыжая борода скрывала половину лица и очень старила ее обладателя». Егору известен возраст арестанта? А если нет, то как он может делать подобные выводы?

«В глазах помутнело от злобы». Нет, ну точно – Егор психологически неуравновешен.

«Не стесняйся в выборе средств. Но помни, не убивай». Это говорит голос из динамика в подвале. Но, несмотря на то, что арестованный всё это должен был слышать, Егор говорит: «Я подарю тебе легкую смерть». Он считает арестанта абсолютным идиотом?

«Егор схватил кусок арматуры и бил пленника по голове, пока тот не отключился.

Ведро холодной воды привело бандита в чувство». Либо пленник – киборг, либо Егор забыл снять с него кевларовый шлем.

«Сломал его волю, но не болью, которую ему причинил, а своим безразличием и обыденностью своих действий». Безразличием и обыденностью здесь даже не пахнет. Слишком много эмоций.

«Офицеры пьют стоя, и не закусывая». Насколько я помню, Егор – сержант.

«Он не дышал свежим воздухом, и не видел солнца долгие сорок семь дней, которые находился в школе». А помнится как в самом начале «В комнате пахло лесом, от ароматов хвои, чистого воздуха и травы снова закружилась голова, но не болезненным, а каким-то спасительным головокружением». Нестыковка.

«Такой тип людей обычно можно встретить в адвокатских конторах и банковских офисах». Адвокаты и банкиры (особенно офисные) не слишком удачно вписываются в постапокалиптический антураж.

«И так целый день, собирал, разбирал оружие, доводя действия до автоматизма». Странно. А ведь обещали научить стрелять.

«Швейцарские Стееры». Штейры?

«-Я твой инструктор по физической подготовке и маскировке. Завтра с утра мы начнем наши тренировки». Он не только инструктор, но ещё и поэт :)

«Парни сели под раскидистый дуб». Монах по описанию ну никак не похож на «парня».

«-Сейчас получите оружие. Одиннадцатый возьмешь ПКМ.

Двадцать второй, тридцать третий и пятдесят пятый АК, и двадцать второй берет еще Шмеля. Сорок четвертый СВД с ПНВ. Выполнять». Что-то я затупил. Откуда вдруг такая нумерология?

В конце хочу отметить, что всё выше написанное – чистой воды ИМХО. Большинство читателей, скорее всего, даже не заметят рассмотренных здесь моментов. Глава динамична, интересна и настраивает на продолжение банкета.

_______________________

Живи ярко. Умри достойно.

Быстрый вход