Без страха. Часть 1.

Глеб изо всех оставшихся сил бежал по улице. Животный страх не давал ему остановиться. Где-то в городе, уже вторые сутки слышались выстрелы, взрывы, крики… и этот вой. Леденящий душу, заставляющий сжиматься желудок и дрожать колени вой. Пять часов назад их было пятеро. Все, кроме него, Глеба, были в той стае, которая преследовала его уже более получаса.

Глебу мешал бежать автомат, снятый им с мертвого мента. Он оттягивал руки, клонил к земле. Умом Глеб понимал, что его надо выбросить, что последний патрон он израсходовал, убив своего лучшего друга. Что теперь у него в руках бесполезная железка, но какая-то сила не давала разомкнуть пальцы.

Везде еще горели уличные фонари, и поэтому Глеб бежал, не боясь споткнуться. Вдруг кто-то налетел на него справа и сшиб. Глеб начал бешено лягаться руками и ногами.

- Сука! Урою, падла, – сипел он.

Из темноты подбежали еще трое. Один сел ему на ноги, двое других придавили к асфальту руки. Наконец тот, кто сшиб его, прошипел:

- Тихо! Они отстали! Уж не знаю, как тебе удалось, но они отстали. А теперь встаем и тихо идем за нами. Понятно?

Глеб быстро оглядел всех четверых и невольно удивился их разношерстности. Тот, кто его сшиб, был в форме майора милиции, ему было около сорока лет. Державший его за ноги оказался совсем пацаном, в джинсах и в футболке продавца из «М-видео». Из тех, кто держал его за руки, один был в военной форме, порядком изорванной и грязной, но на воротничке все еще были целы петлицы с эмблемой инженерно-саперных войск, а на плечах лычки младшего сержанта. Другой же был типичным представителем богатого среднего класса – модный, но сильно испачканный деловой костюм, сбившийся на бок галстук, в тон костюму, и дорогие туфли.

- Понятно, - прошептал Глеб.

- Вон ту «свечку» видишь? – прошептал Костюм, тыча пальцем в высотку. – Идем туда. Там пока безопасно. Говорю это, если вдруг отстанешь. Это, – он поднял автомат, - заберем с собой. Патроны есть?

- Нет.

- Похеру, - лаконично отозвался Младший Сержант. – Было бы из чего стрелять, а патроны найдутся. Ну, все, двинули. А то ненароком…

Его перебил истошный женский крик, а через секунду из-за угла дома выбежала девушка. За ней бежала стая.

- Через двор! Бегом! – скомандовал Майор.

- Принесла нелегкая сучку, - прошептал парень в футболке «М-видео».

- Пасть закрой, - яростно прошипел Костюм. – Беги давай!

И тут Глеб, неожиданно для себя крикнул:

- Эй! Сюда беги!

Девушка прибавила ходу, а Глеб выбежал на освещенную улицу и закричал:

- Эй! Ублюдки! Догоните, говнюки сраные!

И побежал в сторону гаражей. Как он и думал, стая переключила все внимание на него, оставив в покое девушку и тех, кто, пусть ненадолго, но все-таки спас его.

Неосвещенные гаражи, не лучшее место для спасения от стаи, к тому же если вы измучены до предела. И все же Глеб не жалел о своем решении. Он спас пятерых, а может и больше людей. Себя спасти вряд ли удастся, но это уже было не важно. Он потерял всех. Родители были убиты им. Невеста жила далеко и наверняка уже была, в лучшем случае убита. Брат тоже наверняка убит. Все его друзья были убиты или заражены за последние два дня. Эти мысли как железнодорожные составы проносились в его мозгу. И тут вдруг, одинокой дрезиной на остатках мысленных рельс, пронеслась надежда: «а вдруг она жива?». Мысль была настолько бредовая, что Глеб даже остановился. И тут же услышал топот и вой преследовавшей стаи.

У Глеба оставался только один выход. Надо было только найти подходящий гараж.

Пятеро добежали до подъезда элитной высотки. Майор быстро провел ключ-картой по замку и открыл дверь. Ввалившись, они оказались в кольце из четырех, настороженно смотревших на них людей. Один держал наизготовку автомат, двое пистолеты, а четвертый охотничье ружье.

- Ну? – спросил усатый, пожилой охранник с автоматом в руках. – Есть новости?

- Есть, - сказал Майор и начал раздеваться. Остальные последовали его примеру. Кроме девушки.

- Раздевайся, - бросил ей Майор.

- Не буду, - прошептала она.

- Скидывай шмотки, - сказал парень, снимая футболку.

- Не буду, - повторила девушка.

- Ты что, дура…, - начал парень.

- Успокойся, Сережа, - тихо сказал Костюм. – Как тебя зовут?

- Катя.

- Катя, - насколько возможно мягко начал Костюм, - мы не насильники. Эта мера жизненно необходима. Эти люди, - он показал на предельно настороженных охранников, - должны убедиться, что на тебе нет порезов и …

- Кстати, насчет порезов, - перебил его усатый. – У Сережи царапина. На шее.

- Чтоб вас всех! – закричал Сергей, идя в изолированную комнату. – Два часа охрененного страха, - пробормотал он, закрывая себя изнутри.

Усатый подвинул шкаф к двери и подпер его для большей надежности столом.

- Теперь поняла, дочка? – обратился к насмерть перепуганной девушке, Майор. – Раздевайся. Пожалуйста.

- Ладно, - прошептала девушка, стягивая с себя футболку и джинсы.

- Ну, как, Михалыч? – спросили Майор и Костюм одновременно.

- Чисто, - ответил усатый, осмотрев оставшихся. – Так что за новости?

- В общем, - начал Майор, - выходим мы из одного дома и видим, как нам навстречу несется какой-то тип. Сережа, - кивнул Майор на комнату, - хотел, было, его пристрелить, но я не дал. Сшибли его, скрутили, а тут эта выбегает, - снова кивнул Майор, но уже на девушку, - и не просто выбегает, а со стаей на заднице. Парень, которого мы минуту назад спасли, как заорет, они за ним и погнались. Молодец. Если бы не он, сдохли бы там все.

- В ЛУЧШЕМ случае сдохли, - добавил Младший.

- Это точно, - согласился Костюм и протянул автомат Михалычу. – Все, что от парнишки осталось.

- Черт, - выругался Михалыч. – Жалко парня. У нас тоже новости есть.

Все четверо уставились на него. Лицо Михалыча ничего хорошего не предвещало.

- Наладили радио, благо тут любитель живет один… У него аппаратура такая, что с Марса передачу схватит. В общем, вынесли все на крышу и начали ловить всякое… - Михалыч присел на кресло. – В общем, везде капец. Город в хаосе. Страна, похоже, тоже. И мир тоже. Поймали передачу из Тулы. Все кто мог, бежали из города, а среди них, естественно, зараженные. Армия разбежалась. В общем, мы тут сами по себе.

Повисла гнетущая тишина. Все начали одеваться, думая о своем.

- Не могла армия разбежаться, - высказался Младший, сверкая серыми глазами и выставив квадратную челюсть. – То есть, конечно, разбежаться она может, но…, - Младший с сомнением покачал головой, - за два дня? Я, как человек там служивший, могу вам точно сказать, армию развалить, это вам не банку пива выпить. Наверняка большинство частей в целости и сохранности и пытаются навести порядок там, в той местности, где находятся.

- Да? – ухмыльнулся Костюм. – А где же она сейчас?

- Скоро придет, - твердо сказал Младший. – Здесь, в Москве, почти наверняка не уцелело ни одной части, а если даже какие-то и уцелели, то им сейчас точно не до гражданских, но вот в области…

- Из города уходить нельзя, - сказал тихо Майор. – Если с тем грузом, что у нас сейчас есть, уйдем из города то, точно сдохнем. Они быстрые, на открытом пространстве всех нас укокошат. Михалыч, ты людей посчитал? Сколько?

- Пятьдесят человек. Двадцать женщин, пятнадцать детей от пяти лет и до четырнадцати, пять пенсионеров и десять мужчин. Это только в нашей секции. В соседних тоже есть люди, но пока… в общем сам понимаешь, - устало закончил Михалыч.

- Понимаю, - с сочувствием отозвался Майор. Каждый говорит, что он не заражен. Что он нормальный. – Тут есть кто-нибудь, кто в конструкции зданий чего-нибудь соображает?

- Есть один парень. У него отец строителем был, - ответил Михалыч.

- Это хорошо. Ночь подождем, а завтра начнем ломать стены, и не дай бог, не ту сломать, - устало, сказал Майор. – Надо не забыть про подвал, вдруг… - он не закончил и отключился прямо на полу холла.

- А как же парень? – неожиданно спросил Младший.

- А что? – отозвался Костюм.

- Ну, интересно, что с ним, - смутившись, ответил Младший.

- Сожрали его, или, не знаю даже, такой простор для выбора… - издевательски пробормотал Костюм.

- Он спас мне жизнь, - неожиданно для всех сказала девушка. Даже Майор на секунду проснулся, что-то пробормотал и снова уснул.

- А мне, - крикнул из-за забаррикадированной двери Сергей, - спас жизнь мой начальник! Правда, он был от этого не в восторге!

Все отсмеялись и Младший предложил:

- Давайте уже выпустим его.

- У него же царапина, - в ужасе ответила девушка.

Все трое опять улыбнулись, а Михалыч сказал:

- Катя, Сергей не заражен. Если бы он был заражен, а мы это проморгали, то сейчас, мы бы так славно не болтали. Это нужно было, что бы ты разделась. Что бы нагнать на тебя страха. Понимаешь?

- Понимаю, - улыбнувшись, ответила она.

Младший взял у Михалыча автомат, встал напротив двери и кивнул. Костюм и Михалыч кивнули в ответ и отодвинули стол и шкаф. Сергей открыл изнутри дверь, и повисла напряженная тишина.

Глеб изо всех сил молился, что бы его догадка была правильной. Найдя, наконец, гараж, на который можно быстро забраться, он затаился на крыше и, через секунду из-за угла выбежала стая. Он лежал, не дыша, боясь смахнуть пот с ресниц, всем телом вжавшись в рубероид, устилавший крышу. Внизу стая стонала, выла, рыкала. Глеб потерял счет времени. Они знают, что он здесь и просто ждут? Или они потеряли его? В любом случае они не уходили. Нервы Глеба были на пределе, он уже готов был расплакаться, когда услышал, как стая куда-то побежала. Выждав минуту, он осторожно подполз к кромке крыши и, никого не заметив, расслабленно перевернулся на спину и тихо засмеялся.

Что делать дальше? Во-первых, раздобыть что-нибудь полезное для себя и тех людей в высотке. Это прибавит ему шансов попасть внутрь, если его вдруг не захотят пускать. Это было маловероятно, в конце концов, они ради него жизнями рисковали, но всякое может быть. Глеб уже знал, что минуты, секунды, не говоря уже о часах, могут менять все расклады.

Во-вторых, добраться до неё.

- Кругом, - скомандовал Младший. – Михалыч, осмотри!

- Нормально все, - заключил он, осмотрев каждый миллиметр Сергея.

- Конечно, нормально, - улыбаясь, сказал Сергей. – А вы думали, что я уже того? А Майор, что, сомлел от переживаний?

- Ага, пошути ещё, - облегченно улыбаясь, огрызнулся Младший.

Сергей вышел и, надев футболку, спросил:

- А парень?

- Все вроде решили уже, - выразил свое мнение Костюм.

- Ага. Точно, - ответил Сергей. – Что планируем?

- Для начала, - предложил Костюм, оглядев всех присутствующих, - сходим на крышу. Своими ушами послушаем, что передают.

- Лифт еще работает-то? - спросил Костюм, повернувшись к Михалычу.

- Еще да, - ответил тот. – Надо Майора будить, - уже ни к кому не обращаясь, бормотал Михалыч. – Собрание собирать надо. Продукты и вещи из пустых квартир вытаскивать..., - думал он вслух, подходя к стойке охраны. Он замолк только когда уставился в мониторы, подсоединенные к камерам на улице.

- Старика жалко, - идя к лифту, сказал Сергей Костюму.

- Мне тоже, - ответил тот, нажимая кнопку пятнадцатого этажа. – У него трое детей и внуки на Красную площадь должны были пойти два дня назад.

Они замолчали. Каждый думал о своих родных.

- Мне хорошо, - вдруг сказал Костюм. – Отец – алкоголик, мать в психушке. Переживать не за кого. А ты? Где твои родные?

- Все в Волгограде и в Улан-Удэ, - ответил, помрачнев Сергей. – Улан-Удэ, это в Забайкалье, - зачем-то добавил он.

На лифте они поднялись в молчании и в таком же молчании поднялись по лестнице на крышу.

Перед ними предстало жуткое и одновременно восхитительное зрелище. Город горел так, как, наверное, горела Помпея в свой последний день. С высоты крыши высотки была видна вся грандиозность постигшего мир бедствия. Где-то далеко взорвалась АЗС. Город пускал в предрассветное небо черный дым, сигнализируя о своей агонии всем, кто мог это видеть. Внизу бежала стая зараженных.

- Понимаю Нерона, - тихо сказал Костюм.

- Что? – не понял Сергей.

- Был такой римский император, - ответил Костюм, не отводя зачарованного взгляда от умирающего города. – Он приказал поджечь Рим, а сам, стоя на балконе, играл на скрипке, или на лютне… не помню.

- А, - протянул Сергей, – вспомнил. Может тебе тогу принести? Простыней тут полно. Венок, правда, придется из укропа или лаврушки сделать…

Костюм рассмеялся и потрепал Сергея по затылку.

- Хороший ты парень, Серега, - сказал он, смеясь.

- Ты тоже, Саня, - ответил, улыбнувшись, Сергей. – Пойдем к нашему Морзе. Послушаем, о чем говорит вся продвинутая общественность.

Они подошли на южную сторону крыши, где сидел сухонький старичок, за самодельным приемником.

- Я сам смастерил приемник, - начал он. – У тех, что я здесь нашел, был очень слабый прием. Пришлось из многих собирать один. Но результат, товарищи, результат очень хороший.

Он прибавил громкости. Сначала не было слышно ничего, кроме шипения, но потом приемник ожил:

- Говорит дом по улице Барклая… - прошипел приемник.

- Идиот, - прошептал Сергей. – Сейчас там такое начнется…

- Тише, - перебил его Костюм, зачем-то поправив галстук.

- … плохо… нас… три… четверо… - радио замолкло.

- Интересно, - начал, было, Костюм, но радио опять ожило, но голос другой:

- … бой… караульные… минус первый… всем… по всем частотам… Ваулово… просим… войска эрхабэзэ…

К ним подошел Младший, а радио все продолжало.

-… удар… по крупным городам… хоть как-то… частям перейти… до особого распоряжения…

- Вот ЭТО, - сказал Младший, закуривая последнюю сигарету, - действительно плохо.

- Что плохо? – одновременно спросили Костюм и Сергей.

- Удар. Если в шахтах все спокойно, то нас с пеплом смешают. Бомбы скинут на все крупные города, - затягиваясь, тихо ответил Младший. - Войска переходят на особое положение.

- Чего? – не понял Костюм.

- На случай гражданской войны, - объяснял Младший, - все части переходят в режим изоляции. Никаких контактов с внешним миром, до особого распоряжения. Отстреливают всех и все, что подойдет ближе, чем на километр к части.

- Охренеть, - потрясенно прошептал Сергей, его футболка «М-видео» стала темной от пота. – Нас хотят в Хиросиму превратить?

- Типа того, - ответил Младший.

- И что делать? – спросил Костюм.

- Как говорил мне мой старшина, заворачиваться в простыни и брести на кладбище, - мрачно улыбнувшись, ответил Младший. – А вообще, если в ближайшие сутки мы в тени на стенах не превратимся, то можем еще побарахтаться.

Младший решил не говорить, что если по ним не вдарят, то это будет означать, что самые защищенные объекты страны попали под заражение.

- В смысле, - пробормотал, Костюм, не веря своим ушам, - на нас ядерную бомбу скинут?

- Нет, - ответил Сергей. – Конфетти закидают! Так может, все-таки попробуем рвануть из города?

- А как же они? – спросил Костюм, тыча пальцем в пол крыши.

- Вот зачем ты задал этот вопрос?! – закричал Сергей. – Моралист херов…

- Я задал этот вопрос, - закричал в ответ Костюм, - что бы знать, что ты предлагаешь делать с людьми, которые нас впустили сюда сутки назад?!

Минуту все четверо, Младший, Костюм, Сергей и пенсионер смотрели на горящий город.

- Ты прав, Саша, - обратился к Костюму Сергей, после минутного молчания.

-Есть еще кое-что… странное, - подал голос старик и переключился на AM-диапазон.

- Один. Четыре. Точка. Нуль. Семь, - начал чеканить механический голос.

- Это еще…

- Тихо, - перебил Младшего старик.

- Один. Три. Пять. Десять, - закончило радио и тут же начало заново повторять набор цифр.

Все четверо придвинулись ближе к радио, пытаясь расслышать еще хоть что-нибудь сквозь помехи, но радио повторяло и повторяло только эти цифры.

- Что это? – утирая пот со лба, спросил Костюм.

- Это был риторический вопрос, в исполнении Саши, - глумясь, ответил Сергей.

- Похоже на какой-то шифр, - думал вслух Младший.

- Согласен, - кивнул старик-радиолюбитель, - В нем есть что-то… необычное.

- Что-то? – ерничая, переспросил Сергей. – Да оно само по себе необычно!

- Это может показаться странным…

- Отец, - улыбнувшись, начал Младший, - у нас по улицам бегают толпы, кусающие и жрущие всех, направо-налево. Что может быть страннее этого?

- Вы правы, - ответил старик. – Заметили, как голос чеканил цифры? Все цифры были единичными и вдруг, в конце, он, вместо единицы и нуля, прочеканил «десять»? Видимо, кого-то не хотели путать нулями. Видимо этот нуль, имеет большое значение. А точка? Заметили слово «Точка»? Кто-то, кого-то информирует о чем-то. «Точка» и «нуль» что-то выделяют или что-то заканчивают.

Старик замолчал, покрутил верньер, но по всем частотам тот же голос передавал те же цифры.

- А сегодня ведь шестнадцатое июля, - ни к кому не обращаясь, пробормотал Костюм, и все уставились на него.

- У кого-нибудь есть закурить? - вдруг спросил старик, откидываясь на спинку стула.

Никто не ответил, но радио опять ожило:

- …ГЭС! Вол… Голодный… Угроза прорыва… Затопление…

Глеб крался вдоль домов. В некоторых окнах еще горел свет. Ему очень хотелось бежать, но усилием воли он удерживал себя от этого. Бесшумное передвижение давало больше шансов выжить. Уже две стаи просто пробежали мимо, не заметив затаившегося в подъезде или кустах Глеба. Это было нелегко, но жажда выжить творит истинные чудеса. Наконец он нашел то, что искал. На заправке все еще был свет. Большое табло высвечивало цены на бензин, а в магазине горел свет. Минуту Глеб собирался с силами, что бы по возможности быстро пересечь освещенную фонарями дорогу, отделявшей его от заправки. Наконец решившись, он, что есть сил помчался через дорогу и с разбегу прыгнул в придорожную канаву. Секунд десять ушло на то, что бы отдышаться и удостовериться, что никто его не заметил.

Раньше, что бы заправиться, нужно было только сказать одну из фраз типа: «Пятьсот на пятую» и протянуть деньги. Сейчас же Глеб стоял в растерянности перед кассовым аппаратом. Немного подумав, он начал нажимать все кнопки и рычажки подряд. Сначала открылась касса, затем холодильник с пивом и соками, а потом раздался какой-то странный звук и тот час же кто-то схватил его сзади за воротник рубашки. Глеб завизжал и инстинктивно двинул затылком в лицо напавшего.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 44
Комментарии

Начало обнадёживает. Только вот до конца произведений многие авторы "не доживают" :) Сайт полон начатых, но к сожалению незаконченных рассказов :(

А мне понравилось. Только ГГ жалко...

--------------------------------------

Следуйте за своей путевой звездой дамы и господа .

Очень и очень неплохо. Главное, не бросать начатое и дописать до конца.

__________________

Я дам Вам парабеллум...

+10. А продолжение будет?

Всем спасибо-) Продолжение будет, только вот выкладывать буду примерно раз в неделю. Проблемы с доступом к интернету-) И эту часть я тоже немного изменю. Потому что думаю, что насчет армии я переборщил. Армия, как мне кажется, за два дня разбежаться не может, даже в такой фантастической ситуации-)

А насчет одного из ГГ у меня есть кой-какие интересные задумки (мне они, во всяком случае, кажутся интересными)

Быстрый вход