Феномен

Пишет

Феномен

Я встал и подошел к трупу сзади. Мимика, порождаемая движением его пальцев была мне неприятна. Прислонив руку к его спине и шее, я не ощутил ничего, что могло бы говорить о биение сердца. Кожа была холодной и влажной и при нажатии рвалась как мокрая бумага.

- Можете нарушить его целостность. Он от этого не пострадает. – сказал Мемнар протягивая мне перочинный нож.

Нож был большим, с ручкой выполненной из жесткой резины повторяющей все изгибы человеческих пальцев. По бокам металл выходил наружу и своей ребристой поверхностью придавал дополнительное сцепление с рукой. Клинок в основании своем был невероятно толстым, но к концу сужался. Лезвие у таких ножей как правило, нареканий не вызывает. Я с уважением взглянул на Мемнара.

- Голову только не отрезайте – пошевелил пальцами труп, догадываясь, о чем идет речь.

Я взял нож и задрал на Иохиле рубашку, обнажая худую синюю спину покрытую темными зелеными пятнами.

- Это плесень – прошипел он каким-то извиняющимся тоном.

Мемнар и Акакий молча наблюдали за моими действиями. Не долго думая, я погрузил лезвие в районе плеча, утопив его по самую рукоятку.

- Аааа! – завопил Акакий и выбежал в коридор.

- Трус – прозвенели пальцы Иохала

- Слабак – выдавил Мемнар.

Надавив, я прорезал все тело до поясницы, слабо ощущая треск разламывающихся костей. Было такое ощущение, что я режу арбуз, так легко мне давалась эта работа. Закончив, я отдал нож Мемнару и погрузил пальцы в образовавшуюся щель. Ощущая влагу и крошки разломанных костей, я с силой развел руки в сторону, порождая характерный звук, когда гигантскую ягоду разламывают пополам. Мемнар невольно отшатнулся назад. Люди лежащие на нарах, так же молчаливо и безучастно наблюдали за происходящим. Внутри Иохила были обычные человеческие органы. Холодные, неживые и совершенно пассивные, словно их сотню раз замораживали. Каких бы то ни было механизмов и чужеродных влияний, я не обнаружил. Все говорило о том, что передо мной действительно находится труп, непостижимым образом продолжающий вести себя так словно в нем еще теплилась жизнь.

- Что-нибудь нашли? – лязгнул металлом Иохил и я взял его за пальцы. Они тоже были холодные.

- Ничего необычного.

- Чудо! - визгнул стоящий в коридоре Акакий и судя по гулким ударам принялся отбивать поклоны.

Плюнув в его сторону, Мемнар взял с нар какую-то тряпку и протянул мне, чтобы я вытер руки.

- Ничего необычного – повторил я – но, тем не менее, я совершенно не понимаю, что происходит. Явное противоречие. Взять хотя бы тот факт, что тело не ссыхается. Оно влажное снаружи и просто мокрое внутри.

Пока я вытирал руки, Мемнар поднял подол своей рясы, под которой оказались обычные джинсы, и достал пачку сигарет. Было видно, что движение разделанной туши не доставляет ему удовольствия. Я спросил его, что он об этом думает.

- Это бег петуха.

- То есть?

- Отец Иохил действительно умер. Я первым нашел его в саду, когда тот пытался косить забор. Трава кончилась и он, размахивая голой палкой, так как само лезвие отлетело, бил по забору смотря при этом совсем в другую сторону.

- Чего?

- Он умер. – маннах закурил - Инфаркт. Вскрытие показало обширное кровоизлияние. Его забрали в морг, а через три дня он сам к нам пришел и начал ругаться, что мы дескать поспешили, отправив его на тот свет.

- Отец Мемнар, - я растопырил ладонь - Поймите, я не являюсь прихожанином вашей церкви и вообще не принадлежу к какой бы то ни было конфессии, а потому проявите снисхождение, объясните иначе.

- Когда рубят голову петуху, он не сразу умирает. Или скажем так умирает сразу, но вот инерция данная ему жизнью, некоторое время заставляет тело дергаться и принуждает бегать, да так что и не поймаешь.

- Сам ты петух – пробубнил Иохил.

- Вы хотите сказать, что все эти движения и осознанные ответы – агония?

- Причем затухающая.- Мемнар помахал сигаретой. - Два месяца назад он еще был в состоянии управлять своей мимикой, а теперь вот прибегает к помощи крючочков.

- Я болен! – прозвенел Иохил – это первое что пришло мне в голову. Проказа или иная хворь могла поразить меня, но потом я понял, что это не так! Иногда мое сознание пропадает и я действительно могу косить заборы и пить целый день одну единственную кружку чая, но сейчас это я. Мое сознание здесь в этом гнилом разлагающемся и мертвом теле.

- Подождите – показал я ему палец и обратился к Мемнару – А от чего по-вашему он мог умереть, может он что-то увидел?

- Не думаю. Как правило, братья друг у друга на виду.

- Да, но я никого наверху не видел.

- Так вот они все, теперь здесь – Мемнар мотнул головой и струйкой табачного дыма указал на стоящие вокруг нас нары.

- А что они тут делают.

- Ну, чувствуете от Иохила воняет?

- Есть немного, спиртом.

- Нет, это он сам себя поливает, что б окончательно не сгнить. А вот когда спирт испариться, смрад, поверьте мне, будет стоять ужасный.

- А что монахи?

- Причащаются святым духом. – Мемнар заржал.

- Дурак ты – лязгнул спицами Иохил.

В комнате показался Акакий. Он осторожно прошел вдоль нар, при этом стараясь не смотреть на вывернутое наизнанку тело Иохила, и тихо забрался на свою койку. На его лбу, я заметил несколько ссадин. Стало тихо и только слабый лязг Иохиловых спиц изредка возникал, когда последнему хотелось моргнуть.

Ваша оценка: None Средний балл: 4.5 / голосов: 6

Быстрый вход