Второй рассказ на тему Silent Hill. Часть 4

Предыдущая часть.

Глава 4. Сон или явь?

Ветер прибил пожелтевший кусок бумаги к лицу Эйба, прикрыв его собой от дневного света. Кончик листка расщекотал ему нос и Эйб быстрыми движениями принялся чесаться, но вместо, носа он почувствовал что-то непонятное, а потому быстро вскочил на ноги и всмотрелся в объект, потревоживший его во время сна. Это было старое объявление о сдаче дома на 13-ой улице. Да какая разница, что там написано! 

— Что…где… — слова не могли выйти из уст.

Улица, дома, ржавые машины, все вроде бы ничего, но где, черт подери, лагерь? Как он здесь оказался?

— Норман!… Тревор, Лесли! — имена гулким эхом проникали сквозь щели домов и снова вырывались на улицу, пытаясь достигнуть своих владельцев, но усилия были тщетны. 

Эйб помнил эту часть города, лагерь расположен всего в нескольких минутах отсюда. Думать нечего, нужно найти остальных и там уже разбираться во всем. 

Только придя в себя, он увидел, что выезд из города с этой стороны перекрыт пропастью. Эйб подошел ближе к краю. Боже, она не меньше пяти метров в глубину. На машине здесь уже не проехать. Но они просмотрели вчера все вдоль и поперек, не было никаких трещин, щелей, пропастей и других подобных ям.

Пройдя несколько шагов, Эйб остановился. А вдруг остальные узнали о его тайне и уехали прочь, оставив начальника умирать как брошенную собаку? Если они и пронюхали всё, то только от Лесли. Неспроста он вчера заводил бредовые темы. Нет, так и было задумано. Бредом это казалось лишь одному ему, а Норман, Тревор и Лесли просто смеялись в душе над недоумевающим Эйбом. Но Лесли откуда знает это? Этого не может быть, просто паника прокралась в сознание. Действительно, как сосунок Лесли мог узнать тщательно скрываемую информацию? Для начала, он даже не стал бы задумываться об этом. А теперь в лагерь.

— Слышал? — спросил Лесли Нормана, приподняв правую руку.

Они проснулись минут десять назад возле кинотеатра, который ранее попался им на глаза при въезде. Причина внезапной телепортации не оставляла в покое их умы, однако, разгадка и не думала постучаться в черепно-мозговую дверь. Противное ощущение конфуза вновь прокралось в организм и вызвало легкую, но неприятную дрожь. Находиться рядом с кинотеатром было очень неприятно — воспоминания били по нервным струнам.

— Это кричал Эйб, — ответил Норман, пытаясь угадать, откуда шел голос, — Вроде со стороны лагеря. Идем скорее!

Забегая за угол кинотеатра, Норман приметил конверт, приклеенный к бетонной стене. Большими синими буквами было выведено слово «ТАЙНА». Конверт выглядел совсем новым, а потому не мог не привлечь внимание. Лесли бегал очень быстро, поэтому не было времени на чтение писем, но Норман все же сорвал белый прямоугольник и поторопился нагнать друга, на бегу засовывая находку в задний карман.

На месте лагеря красовалась пустошь с стоящем посередине Тревором, да машина, единственное средство передвижения, что у них имелось в распоряжении. Лесли чуть не оступился на ровном месте, настолько эта картина шокировала его.

— Тревор! Что случилось? — спросил подбежавший первым к товарищу Норман.

— Я не знаю … я проснулся…и…

 На щеке Тревора была размыта красная полоска. Норман тут же задал следующий вопрос:

— А где Эйб?

Тревор почувствовал подозрение во взгляде и интонации голоса Нормана, однако не мог понять, чем оно вызвано.

— Я проснулся…Но его уже не было, как и вас. Только я, — Тревор старался придать голосу уверенность. 

— А вон и Эйб бежит! — крикнул Лесли и помахал тому рукой.

Им показалось, что Эйб не хочет приближаться, глядя на то, как он остановился и начал окидывать их взором. Но спустя несколько секунд он снова двинулся вперед и вид у него стал похож на звериный. Поразительно, только мгновение назад Эйб застыл, как испуганный кролик, а теперь несется стремглав, будто лев на косулю. 

— Что вы сделали с лагерем? — вблизи от него еще и жаром веяло.

— Эйб, мы в таком же положении, как и ты, — увещевал Норман.

— Тогда почему вы все здесь, а я проснулся на другой границе города и оказалось, что она перекрыта? 

— О чем ты говоришь, Эйб? — вступил Лесли.

— Вам это лучше знать! Кто это сделал? — Эйб обвел рукой пустое пространство, — Норман, просвети меня.

— Мы с Лесли сами очнулись возле кинотеатра. Только Тревор проснулся здесь.

Эйб моментально перевел взгляд на Тревора.

— Ты это сделал? И что это у тебя на щеке? Кровь?

Тревор вспотел, поэтому не было необходимости слюнявить пальцы, чтобы размочит засохшее вещество. Стоило ему взглянуть на испачканные кончики пальцев, как его охватил ужас. Но то был сон. Сон, а не явь. Однако факты говорили лучше домыслов: это кровь, оставленная прошлой ночью его дочкой Дебби. Значит она жива, а не покоится на кладбище в сырой земле. Нет, нет, нет. Это безумие.

— Тревор, я, кажется, тебя спрашиваю.

— Я ничего не делал.

— А это кровь или что? — Эйб нужно работать следователем.

— Да, у меня, наверно, из носа ночью шла кровь.

«А что же еще? Конечно, это просто носовое кровотечение», — успокаивал себя Тревор.

— Ясно! — подвел черту Эйб, — Допустим, что у каждого из нас есть алиби. Действительно, ни мне, ни вам это не нужно. Тогда я задам закономерный вопрос: кто еще мог это сделать? Ведь палатки куда — то исчезли, и здравый смысл подсказывает мне, что они не сами убежали. И ветром их не могло унести. А про то, что этот кто-то еще и нас перетащил, не понятно зачем, в разные места, я лучше промолчу. Итак, какие варианты?

И на этой фразе перед Эйбом упал большой кусок зеленой материи, заставив всю бригаду отскочить. Это была одна из палаток.

Все как по команде развернули головы в сторону, откуда прилетел знакомый до боли предмет. Скользя взглядом снизу вверх по пятиэтажному зданию, они словно ищейки высматривали подозрительные элементы, и нашли их. Оставшиеся палатки были натянуты на балконы верхнего этажа, создавая подобие теплицы для овощей.

Эйб рысью припустил ко входу в дом. Его пример оказался заразителен. Добравшись до входной двери, все вдруг остановились.

— А есть ли смысл? — спросил Лесли.

— Есть ли смысл входить? — вопросом на вопрос ответил Эйб.

— Если воры выставили наши палатки нам на обозрение, то вряд ли они сидят там и ждут, когда мы к ним придем.

На время воцарилось неловкое молчание. Стенку тишины пробил Эйб.

— Даже если их там нет, то спать нам где-то надо. Мы должны забрать палатки. Запасные детали у нас в прицепе, так что нам нужна лишь сама ткань.

— Жаль, у нас оружия нет.

— Скажи спасибо, Лесли, что у нас его нет, — поучал Норман, — скорей всего это любители пошляться по городам-призракам, а потом выложить фотографии и видео съемку в интернет. Они обычно не носят оружия с собой. Но представь, если бы вдруг они обнаружили у нас пистолеты. Тогда при встрече с ними, их поведение могло быть другим.

— Но они же не убийцы. Украли бы оружие и убежали.

— Оружия у нас нет, Лесли и Норман, сохраним хотя бы жилье, а то и его не сложно потерять.

— Эйб прав, — впервые Тревор согласился с Эйбом, — Зачем ворчать зря.

Дом внутри не представлял ничего выдающегося, простая конструкция из коридоров с квартирами и лестничной площадкой. Палатки оказались испачканы черной маслянистой жидкостью, похожей на нефть. Когда все было упаковано и сложено в прицеп, Норман спросил Эйба:

— Позвонишь в центр?

— Нет, сначала объедем город, осмотрим каждый уголок.

— И в дома будем заходить?

— Придется.

— Эйб, ты хоть знаешь, сколько времени понадобится на это? Нам еще предстоит работать сегодня. Первый рабочий день.

Эйб глубоко вдохнул перед ответом.

— Хорошо, Норман. Объедем только улицы, а потом я позвоню в центр, и они пришлют охрану.

Поиск не дал никаких результатов. Возвращаясь на место, Норман заметил углубление в земле.

— Эйб, там яма.

— Еще одна? Проедем теперь город по границе.

Опасения Эйба оправдались — весь Сайлент Хилл был отрезан глубокими широкими рвами от внешнего мира, кроме тех мест, где начинались горы. 

— Останьтесь здесь, я позвоню в центр, — сказал Эйб команде, когда они вернулись к месту расположения лагеря.

— Они нас изолировали!

— Успокойся, Лесли, я сейчас все узнаю.

Для связи с центральным управлением использовался специальный телефон, встроенный в салон джипа. В любое время суток начальники бригад могли запросить помощи или провиант, если это необходимо.

— Это Эйб Шелдон, начальник бригады аннигиляции номер 54.

— Слушаем вас, номер 54, — ответил женский голос, искаженный помехами.

— Нам требуется немедленная помощь. Нужна охрана и дорожная бригада.

— С чем связан ваш запрос? — женщина не выразила ни капли эмоции, словно Эйб просит купить шоколадку на обратном пути.

— Мы изолированы, здесь кто-то пробил асфальт по всей границе объекта. Пять–семь метров в глубину. Также кто-то украл у нас палатки, пока мы спали, и всю бригаду перетащил в разные места.

Голос умолк. Конечно, не очень верилось, что четыре человека будут мирно спать, когда вокруг них долбят асфальт. Все же оператор решился вновь заговорить с Эйбом:

— Это чрезвычайная ситуация, вы подверглись нападению?

— Пока нет.

— Хорошо, номер 54, ваш объект Сайлент Хилл, так?

— Верно.

— Вам вышлют помощь через час и она прибудет в течение дня.

— И не забудьте ремонтную бригаду!

Эйб положил трубку в специальное отделение. Он очень испугался, когда увидел Нормана рядом.

— Так нам помогут?

— Ты подслушивал? 

— Нет, я только что подошел.

— Помощь прибудет в течение дня. А теперь пойдем к остальным.

Норман придержал Эйба за плечо.

— Мы должны поговорить один на один. Прочти это, — он достал из заднего кармана конверт и передал его Эйбу.

— Тайна, — прочитал надпись на конверте Эйб, — Ты решил признаться мне в любви, — улыбка вышла кислой.

Но Норман не поменял выражения лица.

Хорошо, я прочитаю …Здравствуйте, уважаемые дурачки! Все еще ходите под куполом вашего Эйба? Сочувствую вам, а потому открою тайну, которую вы всё не можете постичь. В 1989 году он работал бригадиром при строительтве очередного небоскреба в Нью-Йорке, в 1991 он строил сеть торговых центров, в 1994 участвовал в строительстве спортивного стадиона, кажется, для игры в бейсбол. И теперь на нем, и на вас тоже, лежит ответственная правительственная миссия, убивать города. У него всегда есть компаньоны в этом деле, они организовывают ему рабочие места, и они всегда должны получать львиную долю прибыли. Но и рабочие на таких объектах тоже должны зарабатывать кучу денег. А знаете ли вы, почему… — Эйб прекратил читать.

— Есть, что сказать, Эйб?

— Ты это всем показал? — Эйб, казалось, смирился с приближающейся расправой.

— Нет, этой записки еще никто не видел, кроме тебя и меня не видел.

— И чего же ты не показал им ее? — Эйб говорил так, словно бросал вызов Норману.

— В виду последних событий, я засомневался, стоит ли это делать. Но если бы наши палатки, не похитили и не изолировали нас, тогда об этом узнали бы все.

— Мне теперь нужно сказать спасибо? — Эйб вернулся к роли начальника.

— Послушай, это из-за тебя мы здесь должны терпеть непонятно что. Скажи честно, кому ты перешел дорогу, Эйб?

У Эйба внутри загремел салют. Лопух — Норман думает, что это враги пытаются напугать его. Как же Эйбу повезло.

— Есть пара личностей, — Эйб заговорил деловито, — но не думаю, что они способны на такое. Других вариантов нет.

— Тогда сообщи об этом в управление, пусть начнут расследование. Я не хочу погибнуть здесь.

— Сначала работа. Мы уже выбиваемся из графика.

— Не забудь, Эйб.

Норман остался в неведении, и это обрадовало Эйба. Остается изображать из себя жертву бандитов до конца миссии, а потом …а потом будет как всегда. Но кто же знает столько информации о нем? Может быть тут кто-то и побывал из его недоброжелателей, коих у него не мало.

Первое здание, пробитое взрывной волной, подняло смерч из песка. На час образовался песочный туман, и график сдвинулся еще больше. Так они не смогут управиться до наступления темноты. Но другие два дома рухнули почти чисто, лишь ненадолго подняв маленькую бурю.

Остался последний — церковь. Это было одно из странных зданий, построенных вплотную к горе. Создавалось ощущение, что дом господня вырос из горы. Приготовления окончены, дан приказ и в очередной раз раздается грохот взрыва. Темнота уже начала подкрадываться к городку, а пыль все не оседала хоть чуть — чуть, чтобы можно было осмотреть участок.

Наконец видимость улучшилась, но всем захотелось ее полного исчезновения, так как они попросту отказывались верить в то, что видели сейчас.

— Пещера… это же пещера… — повторял ошарашенный Лесли.

Перед ними предстал темный тоннель. Он находился за церковью и о его назначении знали, наверное, только священнослужители.

Все, кроме Тревора, удивлялись этой находке. А Тревор видел перед собой свое вчерашнее видение и думал только об одном, что сейчас происходит: сон или явь?

Продолжение следует…

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 30

Быстрый вход