"Наследие. Кровавый рассвет."

Глава 1.

«Среди предвечной пустоты, сквозь мрак могильной темноты…»

Когда человек сталкивается с силой,

которую он не может уничтожить,

то вместо нее он уничтожает себя.

В этом его проклятие.

(к/ф "30 дней ночи")

Тишина… Казалось, что она длится вечно, хотя последний выстрел прозвучал не больше минуты назад. Но как же трудно поймать секунды умиротворения в таком хаосе и бедламе. Но порой лучше слышать выстрелы, чем не слышать ничего. Над ухом Владимира раздался хриплый голос Никиты.

- Нету никого. Чисто.

Оба парня сидели, прижавшись спинами к бетонным поддержкам газовых труб, что тянулись буквально в метре над землей. Это было единственным укрытием в пустынном дворе жилых пятиэтажек. Никита был в костюме, а-ля Джеймс Бонд. Второй парень, Владимир был в черных брюках, белой рубахе и застегнутой жилетке. Рубашка, уже совсем, кстати говоря, не белая, была расстегнута на первые две пуговицы, а галстук безжизненно болтался на груди, заправленный под жилетку, будучи сильно ослабленным.

Никита перевел взгляд на друга и шумно выдохнул.

- Кто стрелял? Ты видел? – внезапно подал голос Вова.

Никита отрицательно махнул головой.

- Где-то со стороны дороги… Возможно за этим домом…

- Если это военные – нам нужно к ним. Они, наверное, уже зачищают город от этих… - и парень шумно выдохнул, осторожно высунувшись из-за бетонного блока.

Двор был пуст. Абсолютно. Но что-то внутри беспокоило. В подобной ситуации нужно было нырнуть обратно за блок, подождать немного, потом вновь высунуться, но проклятое любопытство парня не давало ему покоя, заставляя всматриваться куда-то между белой постройкой и гаражом. Расстояние между этими строениями – сантиметров десять, но и этих ничтожных величин хватило, что бы два взгляда встретились. Два разных взгляда…. Один – напуганный, бьющийся в истерике и борющийся за жизнь. Второй – безумный, безжизненный и пожирающий все в своем поле зрения.

Мысль в голове владельца первого взгляда принялась бить набатом лишь одно слово «бежать!».

Вова инстинктивно сжал кулак на рукаве своего спутника и, словно не слыша его недоуменного вопроса «ты чего?», потянул за собой, похоже не осознавая и не слыша, что истерически кричит:

- Бего-о-ом!

Все это произошло в одно мгновение. Оба парня бежали, даже не оборачиваясь. Адреналин стучал по вискам. И лишь спустя несколько секунд Вова понял, что бежит в сторону, где по их мнению были слышны выстрелы.

«Джеймс бонд», он же Никита, он же голубоглазый блондин-здоровяк, решил все же оглянуться. Боже, лучше бы он этого не делал. У страха глаза велики, скажите вы мне?

Вы еще не видели глаз нашего «Бонда», когда тот молча отвернул голову от преследователей и включился в бег, открыв в себе, похоже, и второй, и третье, и пятое дыхание. Перемахнув через весь двор, они пробежали между домами, и их взгляду открылась улица, которая медленно становилась последней надеждой. Вот знакомый в ТОЙ жизни магазин «Турар». Вот стоматология. Вот посреди улицы машина со свежей надписью «полиция» (судя по всему, именно отсюда доносились выстрелы), которая в ТОЙ жизни вечно вгоняла Владимира в улыбку. Но все это метал, кирпичи, стекла и бетон. И ни одной жизни. Только холод, тоска и страх.

Парни остановились на краю дороги, скорее машинально, чем осознанно. Оба впопыхах посмотрели налево-направо, затем назад, и не узрев преследователей, пустились к магазину. Что обозначало название «Турар» не знал ни один из парней, но это строение было единственным открытым помещением. Инстинкт самосохранения сработал куда лучше, когда сзади послышался истощенный воплями рык – бег стал гораздо быстрее, хоть рекорды ставь.

Залетев в магазин, парни ошарашено оглянулись – существо уже пересекало улицу. Поняв друг друга без слов, они метнулись к прилавку, уперлись в шкаф с витриной и принялись двигать его к двери. Как только «баррикада» издала характерный стук, мол, ребята, не толкайте, я достигла двери, парни отпрыгнули назад. Обломки стекла полетели в разные стороны. Машинально зажмурившись, Вова припал к полу, а Никита откинулся назад, закрыв голову руками. И только сейчас Вова понял, что такое страх… Да именно сейчас, когда они оба вжимались в пол, зажмурившись, закрыв головы руками, ожидая прихода единственного действующего Бога в тот момент – смерти.

Под музыкальное сопровождение рыка и шипения существа, ломившегося к ним, он принялся прогонять в голове всю свою жизнь. Непонятно зачем. Скорее, он просто хотел найти, в свое упокоение, хоть одно воспоминание, о котором можно подумать, что жизнь прожита не зря. Но ничего такого он так и не нашел в своей памяти. Семья… мать, отец, сестра… девушка... Все они сейчас где-то там, за этой «баррикадой», в городе, борются за свои жизни…

Неужели это все? Умереть ни за что? Просто так…

И внутри словно что-то взбунтовалось. Страх начал давиться яростью, а руки мгновенно сжались в кулаки.

- Так нельзя… - прохрипел Вова.

Парень мгновенно открыл глаза. От перепадов давления в глазах даже потемнело. Руки упирались в пол, а глаза цеплялись за каждый обломок стекла на полу.

- Некит… - прохрипел Вова.

Джеймс Бонд повернулся на друга. На лице было видно, что он думал о чем-то подобном, в глазах была ярость, и он сжал кулаки, на которых даже побелели костяшки

- Помоги, - и с этими словами парень поднялся на ноги и оглянулся на существо. В ответ оно зарычало еще больше, увидев свою цель. Мутант тщетно пытался пролезть в щель, которую пробил в двери, но ему уж очень мешала витрина.

И вот обоим друзьям представилась возможность посмотреть, с кем же они имеют дело.

Кожа – тусклая, желтоватого цвета. В глазах – пустота, ни радужки, ни зрачков. Рот был испачкан редкими пятнами крови, губ не было вообще. Гниль на деснах спускалась к зубам, которые представляли собой ряд клыков, в каких-то местах обломанных, в каких-то - зазубренных. Мерзость – больше ничего.

- Что это за херня? – первый выдавил «Джеймс Бонд».

- Я в душе не е*у… Вот тебе и апокалипсис. Зомби захотели? Вот вам зомби, мать вашу… - рассуждал Вова, оглядывая существо и щерясь, словно дразнит его.

- Отогнать его? – прошипел Никита, оглядываясь в поисках чего-нибудь, что могло послужить их «благому делу».

- Отогнать? Не получится его отогнать. Ты что, фильмы не смотришь? Сожрет – и не подавится…

Никита зацепился глазами за швабру, стоящую в углу, схватил ее, уперев в пол одним концом, шарахнул по ней ногой. Деревянная швабра расщепилась в области удара. Парень с довольным видом оглядел ее, покрутил в руках, затем, замахнувшись, воткнул изо всех сил в голову мертвеца.

Все оказалось не так-то просто, как это делалось в фильмах. Швабра сработала не как копье, а скорее как дубина или толкушка. Врезавшись в лоб мутанта, она даже не подумала пробивать череп, а лишь оттолкнула его на метр-другой.

- Хреновы фильмы ужасов. В глаз бей! – воскликнул Вова и подобрал второй обломок швабры. На этот раз, с хрустом и всплеском врезавшись в глаз мутанта, палка достала до его мозга и мутант обмяк. Никита потянул обломок на себя и, стараясь не смотреть на ее конец, обтер о косяк кровавые ошметки и сгустки слизи.

- На твоем счету уже один… - наблюдая за всем этим, проговорил Вова, но, юмор не удался, и Никита, скептически глянув на друга, перевел тему:

- Что дальше-то?

- Мобильник… - прошипел в ответ парень ,и задумавшись, полез в карман за телефоном. Автоматически набрав чей-то номер, он приложил его к уху, кинув другу:

- Нужна сумка…

Тот кивнул в ответ и ,вскинув свое «орудие», побрел за прилавок, в комнату, в которой похоже был склад.

Внезапно послышались гудки в телефоне и Вова замер. В трубке раздался громкий обеспокоенный бас:

- «Ты где?!»

- Пап, успокойся, я живой. Кто это?

- «Я спрашиваю, где ты? Я сейчас заберу тебя!»

- Мы в Тураре.

- «Много вас?»

- Нет, я и Никита.

- «Оба целы?»

- Пап, что это за твари?! – повысил голос Вова, держа телефон левой рукой, а в правой сжимая колообразный осколок швабры.

- «Не знаю я. В городе объявлено чрезвычайное положение. Будьте там и никуда не уходите…»

- Хорошо… Твою мать! – оборвался на полуслове Вова. За окном он зацепился за очень-очень неприятную деталь – два мутанта пересекали дорогу, двигались они быстро и уверенно, и их целью не был закуп в магазине.

Вова мгновенно закрыл телефон и, сунув его в карман, крикнул:

- Некит! У нас гости. Два козла прут на нас…

Парень не заставил себя ждать и вылетел из коморки с нагруженным рюкзаком, сумасшедшим взглядом смотря в окно.

- Что делать будем? – прохрипел Вовка.

- Валить надо…

- За нами сейчас приедут.. – отрезал Вова, но сам он в эти слова плохо верил. Взгляды обоих парней были устремлены навстречу надвигающейся угрозе, которая запросто могла их взять и разорвать.

- Не успеют они, валим, Вовка! – повысил голос Никита и бросился в кладовую.

Вова осмотрелся в поисках чего-нибудь тяжелого, но ничего так и не найдя, кинулся в след. Проходя через темную комнату, они услышали сзади треск дерева. Похоже, мутанты принялись буквально проламывать себе путь к добыче.

Пройдя кладовую, парни вышли в очень тесную комнатку, окно которой выходило во двор. Никита глянул в него, но мгновенно отскочил, услышав крик:

- Отойди! – и Вова, размахнувшись непонятно откуда взявшейся табуреткой табуреткой, выбил стекло. На секунду закрыв глаза, Никита, прикрылся рукавом так, что бы стекла не попали в глаза, за тем выглянул наружу.

- Все, все, выходим, Никита! – Вова хлопнул друга по спине и выпрыгнул из окна. Оглянувшись вокруг, он дождался пока друг скинет ему рюкзак, надел его и кинулся вдоль дома вглубь двора. Сзади послышался ужасающий рев, и от этого хотелось бежать еще быстрее. В голове вновь набатом забилась мысль «Уходи! Убегай!» и заглотнув ртом воздух, парень прибавил скорость.

После двора тянулись ряды железных гаражей, и именно в ту сторону кинулся Вова, изредка оглядываясь назад, чтобы не потерять из виду друга. Тот, в ответ на беспокойство направляющего, лишь поднимал руку, мол, все в порядке.

Втянувшись в квадрат железных построек, Вова кинулся в щель между рядами гаражей и притих. Никита, тяжело дыша, залетел следом и, остановившись, глянул на друга. Тот, перекинув взгляд на друга, прижал его к стене гаража и закрыл ему рот ладонью, умоляюще смотря в глаза и шепча что-то неразборчивое. Но и без слов можно было догадаться – их тут не ждут.

Продолжая закрывать рот Никиты своей ладонью, Вова надавил ему на плечо, опуская его к земле. Щель между гаражами составляла не больше полуметра, но этого вполне хватало, что бы там спрятаться. Спустя секунду Никита понял, что все таки произошло – в проходе он увидел трех мертвецов, сгорбленных, со сжатыми кулаками. Они медленно шли мимо, словно принюхивались. Они знали, что из добыча здесь – стоило Никите или Владимиру лишь шевельнуться и все. Смерть неизбежна…

Страх замер внутри обоих парней. Они стали каменными, слились со стеной и задержали дыхание. И оба они понимали – одно малейшее движение и те, кто находится буквально в метре от них, будут рвать их плоть, грызть кости и пить горячую свежую кровь.

Секунды казались вечностью. И вот… вечность прошла. Вместе с мутантами. Мимо промежутка между гаражей, в которых ждали своей участи два друга.

Вова расслабился и убрал руку ото рта Никиты.

- Может по крышам?.. – тихо проговорил Никита.

- Спалят… Да и шумно… - отмахнулся Вова, продолжая смотреть в сторону, где сейчас прошли мутанты.

- Зато не достанут…

- Нет, Никит. Крыша – последний вариант…

- Куда мы вообще идем?

Ответить парню не дал озлобленный рык. Похоже, это была именно та парочка, которая рвалась к ним в магазин.

Вова не заставил себя долго ждать и выглянул наружу. Туда, где только что прошли мутанты. Ряды гаражей и пыльная грунтовая дорога. И больше ничего. Но что-то зацепило сознание парня. Он не мог понять что, да и думать было некогда.

- Идем! Сейчас! – прошептал он и кинулся в ту сторону, куда двинула та тройка. И вот Вова понял, что цепляло его сознание – открытый настежь гараж.

Истошные вопли позади дали понять, что передвижения парней не остались незамеченными.

- В гараж, быстрее! – выкрикнул Вова. Никита похоже прибавил ходу, и уже обгонял друга. Первым залетев в гараж, он зацепил за собой дверцу, закрывая ее. Вторую дверцу естественно, зацепил Вова. Захлопнув их, парень принялся нащупывать крючки или щеколды. Наконец что-то найдя, он попытался передвинуть ее, или зацепить за пазы на другой двери.

- Тяни на себя! Сильнее!

Один рывок и Никита притянул двери к себе. Железная балка залетела в паз и оба парня отринули от спасительной двери. По ту сторону гаража что-то очень сильно в нее ударило. Потом еще и еще.

И именно в этот момент парни почувствовали какую-никакую безопасность. Защита была обеспечена, а это значит их жизням пока ничего не угрожает. И наконец они оба позволили себе расслабиться, обмякнув на полу. Стук прекратился, и тишину нарушала только лишь тяжелая отдышка.

- Мы это сделали… - прошипел Никита.

Спустя пару минут Вова поднялся на ноги и огляделся. Гараж представлял собой довольно-таки большое пространство. На стенах висели инструменты, запасные части в виде труб, проводов, шестеренок и еще всяких железяк. Посреди гаража же стояло главное сокровище – «БМВ». Модель старенькая, да и машина, похоже, уже давно не новая: кое-где исцарапаны бока, кое-где даже ржавчина. Никита кинулся к дверям и дернул за ручку. Та легко поддалась. Он залез внутрь и первым делом глянул под руль, выискивая глазами ключи. Вова, уперевшись руками в капот, похоже, ждал результата поисков.

- Володьк! – воскликнул Никита и высунулся из под панели. Лицо расплывалось в улыбке, а рука медленно поднявшись, покачала нечто сверкающее. В темноте было не очень понятно, но по выражению лица друга Вова понял, что это были ключи.

- Отлично. Вруби фары. Свет нужен получше. От щелей проку мало, - проговорил Вова и, отринув от капота, подошел к некоему столу. На нем лежали инструменты. Над столом висела лампа. Нащупав провод, он принялся перебирать по нему пальцами, желая найти заветный переключатель. Но руки дрогнули и сам он даже подскочил. Сначала он даже не понял, что его так напугало, но затем мысль ожила и довела до его мозга, что фары включились.

- Вырубай. Я свет нашел. – сказал он и щелкнул по кнопке выключателя. Гараж озарило светом.

Никита вылез из машины и, подойдя к столу с инструментами, тут же хватанул гвоздодер.

- Вот. Вот это тема!

- Ты переиграл в «киллинг флур», друг мой… - поучительным тоном проговорил Вова и нагнулся, смотря под столешницу. Вытащив оттуда небольшой походный топорик и саперную лопату, он кинул их на стол и улыбнулся.

- Вот это посерьезней будет… - и на лице медленно поплыла улыбка.

- Оп, я топорик одолжу, Вовк.

Никита цепкими пальцами взял со стола предмет его страсти и продел рукоять через ремень на брюках.

- Как-то странно ты выглядишь: в смокинге и с топором…

- Пошел ты…

Оба друга дружно засмеялись. Хотя смеяться было не над чем, веселье длилось довольно долго. Это, кажется, называется истерикой. Слишком уж долго они пробыли в мощном психологическом напряжении. И вот сейчас они оба стояли и своим ржанием просто выплескивали из себя энергию. Первым затих Вова. Он уперся руками в стол и опустил голову. Никита сел на край стола и, скрестив руки на груди, замер.

- Не долго нам осталось… - проговорил Вова.

Ответа не последовало. Лишь тишина. Рука его медленно потянулась к рукояти саперной лопаты и, продолжая упираться в стол, на этот раз уже и сжимала черенок.

- Хрен там, брат. Не для того мы живем, что бы издохнуть после такой мелочи…

- Мелочи? Если бы… - прошипел в ответ Никита, уставившись в пустоту.

- Да ну тебя. Нам еще наших нужно вытащить. Давай-ка, проверь, сколько в тачке бензина осталось. Я проверю, что у нас пожрать есть.

Никита глубоко вздохнул и сел внутрь «БМВ». Послышался звук набирающего обороты мотора. Иш в это время открыл раздобытый Никитой рюкзак и вытряхнул все на столешницу.

Парень отложил бутылку «бон-аквы», затем в другую группу сгреб три сникерса, положил рядом три банки консервов и рядом булку нарезного батона.

- Нам провизии дня на два хватит. Можно на три растянуть, но голод чувствовать будем, - заявил Вова и оглянулся на друга.

- У нас полбака бензина. Можно рискнуть до конца города и обратно, но…

- Я понял. Никита вылез из машины и пошел вглубь гаража.

- Ты чего там? – крикнул Вова и, распечатав один сникерс, принялся медленно жевать его, наблюдая за Никитой.

Тот копошился в хламе, пока не вытащил откуда-то небольшую канистру:

- Вот. Побегаем еще. Обычно водилы оставляют про запас немного. Так что, нам еще умный дядя попался.

- А. Я очень рад. Тебе помочь?

Вова сунул остатки шоколада в рот и, сложив всю провизию в сумку, поспешил на помощь другу, который в свою очередь пытался открыть бак.

- Аккуратней только лей.

Залив бензин в бак, Вова сунул руку в карман и, обнаружив там забытый телефон, глянул на надпись «155 пропущенных звонков».

- Твою мать. Так, брат. Спасать будем наших…

Первой, кто оказалась в списке контактов, была естественно мать.

Номер не отвечал.

- Отцу звякни, потом моим.

Вова кивнул другу и принялся набирать отца.

Вне зоны доступа.

- Нет контакта… Давай твоих.

Сверившись номерами, Вова принялся набирать и их. Тоже самое, что и до этого.

- Что же такое-то..? – обеспокоенно прохрипел Никита.

- Сейчас, погоди…

Пальцы быстро скакали по клавиатуре. «Вызов абонента Любимая». Соединение. Гудок.

- Есть контакт! – воскликнул Вова.

- «Да?»

- Карин?! Карин, ты как? Ты где?!

- «В школе мы! Ты где?»

- Фух. Все в порядке у вас?

- «НЕТ! НЕ В ПОРЯДКЕ! Тут просто… Помоги! Пожалуйста! Помоги…»

- Так! Малыш, ты только не плачь! Тише! Успокойся, не плачь. Скажи мне… да что же ты, не плачь! Скажи, сколько вас?

- «Много… было больше. Они много народу убили! Мы спрятались в спортзале. Они двери ломают.»

- Так! Если сломают – уходите через задний вход. И бегите к заднему входу в столовую! Знаешь где это?

- «…Да…»

- Умничка. Бегите туда и закройтесь. Там лестница и двери железные. Не пройдут они.

- «Вов…»

Да уж. Как редко она называет его по имени…

- Я тут…

- «Я люблю тебя… Очень. И всегда буду любить…»

- Ты мне лично это потом скажешь, малыш.

Послышались частые гудки.

- Никита…

- Нет… нет. Ты же не хочешь… Или… Бл*дь! Какого хрена вообще все это случилось?

- Успокойся и заводи машину. Я пока открою ворота. Держи дверь открытой для меня.

- Хорошо, - Никита сел внутрь и принялся заводить «БМВ», продолжая перекрикивать мотор, - надо бы им что-нибудь выбросить. Для шока. А то они на тебя накинуться.

Вова осмотрелся. И да. Вот оно! На стене висел огнетушитель. Парень мгновенно сорвал его, осмотрел бока и, отыскав заветную картинку-инструкцию, принялся скручивать проволоку.

- Готов?! – крикнул Вова.

- Так точно! – крикнул Никита, вжавшись руками в руль.

- Раз! – Вова, поставив огнетушитель на пол, сунул лопатку за ремень.

- Два! – руки вцепились в балку, что закрывала дверь с внутренней стороны. Медленно подняв ее, он одной рукой тянул на себя ворота, чтобы они не открылись, а второй перехватил огнетушитель.

- Как откроешь и будешь их тушить – лучше присядь. Они накинуться, а ты отбеги в сторону. Инерция и все такое… - посоветовал Никита и закрыл стекло на двери.

- Не дурак я! Три! – и отпустив ворота, Вова пнул их. Вжавшись руками в огнетушитель, он прикрыл глаза. На столько ослепительного света он не ожидал. Никита дал газу, но свет, похоже, и его тоже ослепил. Машина вылетела из гаража и врезалась в двери другого. Вова, озираясь по сторонам, кинулся к машине. Никого вокруг не было.

- Ты как, Некит?

Тот уже пытался завести тачку, но ничего хорошего из этого не выходило.

И вот то, что заставило Никиту выронить ключи из рук – вопль, а точнее рев, истощенный истерикой и желанием разорвать свою добычу на куски.

Два мутанта. Расстояние – метров сто. Скорость – огромная.

Заставил пробудиться от шокового страха Вову звук вновь набирающего обороты двигателя. Он вскинул огнетушитель и психологически приготовился быстро вынуть лопатку.

- Скоро там? – крикнул Вова.

- Да хрен его знает! Не хочет!

- Никита, твою мать, «не хочет» баба давать. Нас сейчас разорвут и не подавятся! Надо!!!

Расстояние сократилось до критической отметки в голове у Вовы и медлить было нельзя. Выдернув кольцо, он нажал на рычаг и, перебегая подальше от машины, выплеснул пену прямо в голову первому мутанту. Тот, попытавшись заорать, захлебнулся. Второй мутант оказался хитрее, и, почувствовав опасность, обошел «пожарника», за что мгновенно получил по кумполу огнетушителем. Ошеломленно отринув назад, он кинулся в атаку. На этот раз красный баллон полетел ему на встречу, и пока тот пытался оклематься, в руках Вовы появилась саперная лопатка.

Решив перейти в ближний бой на расстояние удара этого самого орудия, Вова кинулся на мутанта, врезав лопатой по черепу. Та с хрустом вошла сбоку, обрезая кончик уха мертвеца. Он обмяк и грохнулся наземь. Не заставляя себя ждать, Вова кинулся ко второму мутанту, который ходил по кругу и орал, судя по всему, ослепленный пеной. Лопатка врезалась в область шеи, выплеснув на ее владельца фонтан свежей красной крови. Багровая жидкость залила глаза, и Вова, решив не церемониться, инстинктивно, вынув лопату, врезал ею сверху вниз. Характерный треск обозначил попадание. Протерев глаза, он огляделся. Два трупа. Сознание начало приходить к парню, и он медленно отрубался от реальности…

- Садись! – выкрикнул Никита.

Вова вздрогнул и обнаружил, что около него стоит та самая «БМВ».

- Готово? – тихо прошелестел он.

- Вов, ты ранен? – Никита даже попытался открыть дверь, но друг его остановил и, обойдя машину, сел внутрь. Вся одежда была в крови. Он нащупал тряпку у сидения и принялся вытирать ею лицо.

- Здорово ты их, - проговорил Никита. Вова не воспринимал ничего вокруг. Перед глазами медленно тянулась пустая улица, на которую они выехали через такие же пустые переулки. Изредка попадались мутанты, склонившиеся над трупами искареженных людей, жравшие их, не обращая внимания на транспорт.

- Что же такое происходит-то? – тихо спросил Никита, но, судя по всему это, был вопрос, на который ответ вовсе не требовался.

- Давай-ка, подъедь со стороны стадиона. Сможешь? – спросил Вова, продолжая вытирать тряпкой лицо.

- А где там подъехать? Нету там места, заборы же.

- Тогда выруливай с главного входа. Придется пробежаться.

- Брось, не добежим мы.

Машина, проехав перекресток с моргающими светофорами, закатилась во двор, в котором находилось здание школы.

Во дворе было, как ни странно, очень тихо. Парни переглянулись. Вова взял в руки мобильник и вновь набрал номер.

- Чего-то не отвечает… - сказал он Никите, продолжая слушать гудки в трубке.

Машина остановилась прямо перед школьным забором.

- «Ало!» - послышался голос в трубке и Вова мысленно выматерился. Напряжение как рукой сняло.

- Где вы?

- «Мы в спортзале до сих пор. Они дверь почти сломали. Мы пытаемся открыть заднюю!»

- Выйдите оттуда и бегом к главному входу. Тут машина стоит. Белыч вас встретит!

Связь прервалась, Вова убрал телефон в карман и перевел взгляд на друга.

- Я тут буду. Встретил бы ты их, - посоветовал Никита.

- Угу. Все, удачи. Если что – сваливай, объедь круг, и к нам. Хвост не притащи только за собой…

Парень вышел из машины и побежал в сторону школы. Оббежав здание, он устремился к той самой «задней двери», которую они не могли открыть. В спортзале было два выхода – внутрь и наружу. Внутренний, похоже, атаковали мертвецы, а тот, что вел наружу, был чист, но не открывался. Разбежавшись, он со всей силы толкнул дверь. Та не поддалась, но слегка заскрипела.

- Эй! Слышите вы меня?!

- Да! Мы здесь! – раздался незнакомый голос по ту сторону двери.

- Что с дверью?

- Не поддается. Он толи забита, толи что? – раздался все тот же мужской голос.

Вова вставил лопату в щель между косяком и дверью и принялся дергать лопату влево-вправо, используя ее как рычаг.

- Толкайте! Пинайте ее! Пытайтесь открыть! – крикнул Вова, продолжая дергать лопату. Послышались стуки и толчки. Она медленно начала поддаваться.

- Чуть-чуть! Еще!

Они продолжали октрывать дверь, но стуки внезапно прекратились. Изнутри послышался крик:

- Они здесь! Они ворвались!

А дальше… а дальше ужасные вопли, удары об дверь и… она распахнулась. Наружу вылетели несколько человек, сбив парня с ног. Несколько человек просто не удержали равновесия и попадали с крыльца. Вове показалось даже, что он слышал хруст.

- Вашу мать! Куда?! – заорал Вова, вставая.

Глаза зацепились за черные волосы в толпе, и он выкрикнул:

- Карина! Карин, стой!

Вся толпа устремилась прочь, в сторону стадиона. Машина же находилась совсем в противоположной стороне.

Девушка остановилась и повернулась. Глаза ее были напуганы, на лице размазалась туш вперемешку со слезами. Казалось, она даже не сразу поняла, кто ее позвал. Увидев перед собой Вову, она ужаснулась: вся рубашка была в крови, на лице тоже сгустки засохшей крови, в руке обагренная лопата и он, чуть сгорбившись, стоял и смотрел в сторону, в открытую дверь, где несколько мутантов жадно рвали на куски дела людей.

- Вов! – он кинулась к нему, но он «очнулся» раньше и, схватив за руку, кинулся в противоположную сторону толпе.

- Там Денис!

- Какой? Ох. Дэн! – заорал Вова. Из толпы кто-то повернулся, но парень так и не смог разобрать кто. Не много ума нужно было, что бы понять, кто отозвался на имя его лучшего друга.

- Все, уходим, - прошептал Вова и махнул другу ,мол, за нами.

Тот безоговорочно кинулся за ними вслед. Оббежав школу, они оказались во дворе, где стояла машина. Никита, увидев их, принялся спешно открывать двери. Троица залетели в машину, уселись и Никита выкрикнул:

- Держитесь! – он резко сдал назад и, развернувшись, вдавил педаль в пол, выезжая к дороге через двор. Вова повернулся назад. Лица у обоих «спасенных» были напуганы и напряжены.

- Включи радио, Некит, - прохрипел Денис.

Денис – один из тех, кто входил в тройку «не-разлей-вода», атлетического телосложения паренек, смуглая кожа, темные волосы.

Никита послушался его совета, нажав на кнопку с надписью «ON».

- «Сейчас в городе действует три пункта эвакуации: воинская часть 6637, военный институт и аэропорт. Со всех пунктов людей транспортируют на вертолетах в безопасные места обитания, заранее приготовленные для подобных ситуаций. Эвакуация будет проходить до двадцати двух ноль-ноль. Повторяю, эвакуация будет проходить до десяти вечера. Если вы имеете возможность хоть как-то подать знак о том, что вы живы, но не можете выбраться из своего укрытия, постарайтесь сделать это, и действующий отряд спасателей подберет вас.»

Сообщение повторялось много-много раз.

- Что, куда?.. – спросил Никита через плечо, сбросив скорость.

- Отсюда до воинской части быстрее всего получится, - сказал Денис, облокотившись о переднее сидение.

- Ты как, Карин? – Вова повернулся к девушке и протянул ей руку. Она сжала ее и чуть наклонилась к нему, поцеловав.

- Я тебя люблю… - прошептала она.

- И я тебя люблю, малыш… Не плачь, все хорошо будет, - он сильнее перехватил ее руку и чуть потянулся, на сколько это было возможно, приобняв.

- Значит к части? – звучно спросил Никита.

- Да, туда. – ответил Денис и оглянулся, - Некит, давай газу поддай, а то тут…

Все оглянулись – за машиной неслась группа мутантов. Голов семь – не меньше.

- Есть… - согласно кивнул Никита и вжал педаль в пол, переключая передачу.

- Двигатель спалишь, Некит, - прохрипел Вова. Машина прибавила скорости и понеслась вперед. На перекрестке, от которого рукой было подать до части, стояла баррикада из мешков и колючей проволоки. Шлагбаум даже не думал открываться, чтобы пропустить «БВМ». Несколько бойцов с автоматами наперевес уже были готовы открыть огонь.

- Чего это они? – спросила Карина.

Вова глянул на время – 21:55.

- Время… не пустят они нас. Эвакуация закончена, - проговорил он обреченно.

Один из солдат махнул рукой, мол, уходите, и Никита, даже не думая сбавить скорость, вошел в поворот, сбив пару столбиков, на которые крепилась колючая проволока. Свернув на дорогу, которая уводила от части, он прибавил скорость. Теперь «БМВ» неслась к набережной.

- Ты чего?! Ты нахрена это сделал?! – повышая голос, крикнул Денис.

- Они бы нас не пустили, Дэн, - ответил за Никиту Вова.

- Зачем свернул-то? – было видно ,как парень закипает.

На этот раз ответил Никита:

- Я мутантов на солдат направил. Не пустили – пусть платят за это. Либо патронами, либо жизнью…

Все молчали. Ребята понимали, что по мере отдаления их машины от баррикады, они бежали от спасения, бежали навстречу мутантам. Бежали в ад. А что еще им оставалось делать? Лишь бежать, бежать…

Глава 2.

«Несется душ бессмертных рой, чрез путь, назначенный судьбой…»

Два парня стояли на краю обрыва, прямо над рекой, устремив свои взгляды вдаль. Ветер нежно ласкал кожу, ныряя в волосы, нашептывая что-то на ушко. Небо было затянуто тучами, а солнце уже почти село. Закат был действительно красивым – словно кровь, разлитая на облака, она стекала вниз, к горизонту, на котором кое-где были видны пожары. Поднимающиеся к багровому небу столбы черного дыма придавали этой картине свой специфический характер. Они словно не давали полностью расслабиться, уйти в себя и забыть то, что происходит вокруг.

Денис запустил руки в карманы и тихо спросил:

- Что будет дальше?

Ответа не последовало, да его и не нужно было. Ребята зубами выхватили этот момент из хаоса и просто наслаждались спокойствием и умиротворением.

Позади стояла все та же «БМВ» с помятым передом, в капоте которой копался Никита. Карина, невысокая брюнетка с карими глазами, сидела на заднем сидении, опустив ноги на землю. Время шло к одиннадцати, приближалась ночь, но расставаться с этим небом никак не хотелось.

- Надо где-то спрятаться… - проговорил Вова в полголоса и… и все. Спокойствие, расслабление, умиротворение – все рухнуло. Осталось лишь чувство потери и страха. Осталось ощущение смерти, которая шла по следам, все время сокращая дистанцию. Этими словами он напомнил всем, какое бремя они тащат, и какие последствия их ждут, если они допустят хоть одну ошибку.

- Да уж… - досадливо прошипел Денис, сплюнул, и пошел в сторону машины.

Вова продолжал смотреть вдаль, прищурив глаза. Солнце уже зашло за горизонт, и небо стало еще краше, еще кровавее. Развернувшись на пятках, он медленно побрел к машине вслед за Денисом.

- Сворачиваемся, Никит, - проговори он монотонно, без каких-либо эмоций. Денис залез в машину и, прислонившись к двери, скрестил руки на груди, пытаясь согреться.

- Что, все? – приподняв голову, спросил Никита.

Вова кивнул и двинул к девушке. Карина подняла на него уставшие глаза и медленно выдохнула.

- Ты как? – спросил он, присев у ее ног.

- Не спрашивай… - сухо ответила она, протянув руки навстречу его рукам.

- Поспать бы тебе, - тихо проговорил парень.

- Не усну, - оборвала девушка.

- Как знаешь, - Вова кивнул, встал, чуть пригнулся, чтобы поцеловать девушку и, прошептав «я тебя люблю», кинул Никите: - Сворачиваемся! Время к ночи. Надо искать место, где спрятаться.

- Угу, только вот где? И провизии нету, - неоднозначно ответил тот и, осмотрев машину, решил все же сесть в нее.

Вова, устроившись на переднем пассажирском сидении, оглянулся назад. Карина устремила взгляд на него, а Денис, казалось, задремал.

- Мое предложение – выехать за город. Там, где-нибудь в лесу, переждать, и на рассвете двинуть обратно в город, - внезапно заговорил Никита и повернул ключ. Двигатель загудел, набирая обороты.

- За город? Точнее, пожалуйста. – недоуменно приподняла бровь Карина, сверля взглядом Никиту.

- Ну, я думаю, что нужно найти такое место, где все будет как на ладони, и подступ к нам только один, но чтобы можно было также быстро уйти, - сдержав взгляды друзей, ответил Никита.

- Искать долго. Через полчаса уже стемнеет… - оборвал Вова.

Никита соизволил тронуть машину с места и принялся разворачиваться.

- Тогда давайте просто заедем в глухое место, замаскируем машину ветками и ляжем спать. Дежурить будет каждый по очереди, по часу, - открыв глаза, проговорил Денис, вжимаясь в себя. Судя по всему парень замерз. Да и не мудрено – вечер был больно холодный, да и, судя по тучам, собирался дождь.

- Я «за», - кивнул Вова.

Никита не сказал ничего. Да и не нужно было. Жест согласия он решил обозначить нажатием ногой на педаль сцепления.

«БМВ» тронулась, и они вновь выехали на сумрачные улицы города. Призрачная пустота поражала своей красотой. Машина медленно катилась по дороге, оставляя за собой лишь редкий дым выхлопной трубы. Местами темное, а местами еще красноватое небо прекрасно сочеталось с этой пустотой. Где-то во дворах на качелях еще качался ветер, а деревья ласково шелестели, сбрасывая слабые листья.

Но не было в этой пустоте покоя. Страх держал души за глотку, не давая им свободы, не давая расслабиться и улыбнуться. И все это понимали. И все это принимали.

Так и не заметив ни одной живой души, ребята выехали за город. Уже стемнело, но Никита не решился включать фары. Отъехав примерно на километр, он свернул с дороги и, пересекая поле, вырулил в какое-то ущелье. Дорога вела вниз ,судя по всему, к берегу реки. Никита остановился и, посмотрев назад, убедившись, что их не видно с дороги, включил фары. Пред ними предстала превосходнейшая картина: река, подгоняемая течением, плещущаяся в свете фар. Но не было настроение для рассмотрения подобных красот и, выключив фары, «БМВ» развернулась задом к реке, так, чтобы можно было быстро выехать.

- Ну, все… Я думаю здесь, ребят, - проговорил Никита.

- Так, ну-ка подвинься, - прохрипел Вова и, пролезая на заднее сиденье, пристроился рядом с Кариной. Денис в свою очередь переместился на переднее место пассажира и, глянув на телефон, сказал:

- Все, ребят. Отбой. Двенадцать часов почти. В час бужу Вовку, потом Некита, потом снова я и по кругу. Так часов до восьми-девяти. Потом едем в город.

- Базара нет, все, спать.

И все. Стоило только попробовать – как все сразу вырубились. Небо, хмурившееся, похоже, только для вида, разогнало облака, и лунный свет озарил местность нисколько не уступая фарам. Все было как на ладони, и это было хорошо. Но страх продолжал держать душу за глотку, не давая ей покоя.

Все происходило по расписанию, дежурства сменялись по графику, да и утро наступило очень быстро.

На часах было ровно шесть, когда Денис, растолкав ребят, указал на часы и, открыв дверь, вышел по нужде.

Утро было прохладным и туманным, в лесу неподалеку начинали петь птицы, слышалось даже кукование кукушки. Эти звуки вселяли хоть какую-то надежду, не давали ребятам пасть духом.

- Никит, смотри вперед. Мы тоже ненадолго, - и парень потянул за собой девушку.

Скрывшись за ближайшей порослью кустарников, Вова стоял, якобы, «на стреме», а его сменила Карина, сам же он исчез. Спустя минуту Денис залез в машину, следом подоспели и Вова с Кариной. Никита вылез и, кинув «теперь я», скрылся в ближайших кустарниках.

Машина никак не хотела заводится, что Никита комментировал одной и той же фразой:

- Да замерзла просто, прогреть бы…

Простояли не долго, но нервы начинали сдавать. И вот чудо - машина завелась. Все облегченно вздохнули и, выжимая газ, Никита устремился вперед, к шоссе.

До города ехали не долго, минуты четыре. Солнечные лучи чуть-чуть оживили его, но жизни в нем так и не наблюдалось. Прокатившись по пустым улицам, ребята попытались выстроить план действий:

- Так, я считаю, что нужно найти что-нибудь куда более большое и крепкое. На этой рухляди нам кататься нету смысла. Вообще. Она еле-еле заводится. – первым начал Вова.

- Ты такой интересный. И где же мы достанем тебе «большое и крепкое»? – возразил Денис.

- Да на любой стоянке. Джип или… ну. Смотрите. Джип – самый оптимальный вариант. Если еще по бортам что-нибудь железное присобачить, и на окна решетки приварить. Дэн, ты ведь как-то летом сварщиком подрабатывал. – продолжал гнуть свою Вова.

- Хорошо, тут можно, но машину-то нужно найти, завести, еще найти место для сварки и установки всего этого оборудования, - продолжал выдавать противоречия Денис.

- Ребят… «Мастер», помните? – внезапно проговорил Никита, объезжая один и тот же район уже в который раз.

- Что? – недоуменно вскинул бровь Вова, но Карина судя по всему сообразила, что имел ввиду Никита, согласившись с ним одним лишь словом «ну-ну».

- Так вот… Там есть материал, там есть сварочный аппарат, там есть въезд для машин. Ну же, вспоминайте! – настойчиво говорил Никита, пристально смотря вокруг.

- Тормози! Тормози! – внезапно выкрикнул Денис.

Машина резко затормозила. Впереди, метрах в двухстах, бежал человек, а за ним следом явно быстрее неслись три мутанта. Догнав его на расстоянии прыжка, один из мутантов именно это и сделал. Преодолев метр, может больше, он накинулся на жертву. Тот свалился под тяжестью мертвеца и все. Жизнь для него оборвалась. Оба монстра вцепились в него и принялись жрать плоть, вырывая конечности, кромсая то, что буквально несколько минут назад было человеком.

- О Боже… - проговорила Карина и в ужасе закрыла лицо ладонями. Вова приобнял ее и сухо скомандовал:

- Давай назад, Никит. Проедем по стоянкам, может, найдем машину…

Похоже, несогласных не было. Все, кроме Карины, уставились на картину, которую даже в фильмах ужасов не увидеть. «БМВ» медленно сдавала назад, затем Никита вывернул руль и развернул ее. Надавив на газ, он свернул на другую улицу и выдохнул. Напряжение спало. Почувствовался голод.

- Есть хочу… - проговорил Денис.

Вова продолжал обнимать Карину, проклиная себя за то, что не закрыл ей глаза секундой раньше.

И вот машина вновь ехала по пустынным улицам города. Солнце уже поднялось довольно высоко, а голод мучил все сильнее.

- Так, во-первых, нужно перекусить, во-вторых, нужна машина, а в-третьих, защита и остальные бытовые предметы. Дополнения есть? – говорил Вова, составляя план движения «кортежа выживших».

- Стоп! Стоп! Ребят! Дэн! У Комова ведь есть фургон «Мерседес»! – внезапно завопил Никита.

- Не факт, что он там стоит, хотя, они, скорее всего, на своей легковушке уехали… - отрезал Денис, задумавшись.

- Есть предложение проверить… - сказал Вова, и несогласных вновь не оказалось.

Машина выехала в сторону района, под названием «Уют», откуда узенькая дорога вела к району, под названием «БЖ».

В ТОЙ жизни многие часто задавались вопросом, как расшифровывается аббревиатура «БЖ», и вообще было ли это аббревиатурой. Ответ оказался впечатляющим – «благоустроенное жилье». Но никаким благоустроенным оно не было. Честно говоря, с виду он был даже слегка уже изношенным районом. Но роднее его у парней не было. Они там родились, они там провели свои детские и юношеские годы.

Проезжая мимо знакомых аллеек и домов, на душу опустилась грусть. Осознание того, что все это теперь чужое, не давало покоя. Страх словно становился еще сильнее, а понимание того, что рано или поздно участь настигнет всех, давило на подсознание, вытесняя последние нотки надежды.

- Давай сворачивай сюда. – указал Денис влево и «БМВ» втянулась в соседний район под названием «Зайсан». Этот район состоял из частных домов и редких коттеджей. Петляя по грунтовой дороге, машина, наконец, выехала на улицу, где жил тот самый парень, старый друг всех четверых, Евгений Комов, он же Жека.

Достав саперную лопатку из-под сидения, Вова глянул на Дениса и спросил:

- Как заводить будем?

- Просто. Если ключей нету – там хитрость есть с проводками. Так Жека часто заводил, когда мы на рыбалку без ведома его отца ездили. Он меня учил давно, но не запомнил я толком ничего.

- Понятно. Ты его подворье знаешь?

- Чего? А, двор? Ну, знаю.

- Есть там чего полезное? Может, сразу заскочим, возьмем?

- Посмотрим, посмотрим. Все, тут тормози. И разворачивайся. Если что – сваливайте, сделайте круг и опять сюда. Хвост не приведите. Если кого увидите – дайте нам знать. Позвоните лучше, - протороторил Денис и, взяв топорик у Никиты, вылез наружу.

Вова подмигнул Карине и сделал то же самое. Подбежав к невысоким воротам дома, он подтянулся, осмотрев подворье.

- Чисто. Заходим и открываем настежь ворота. Фургон во дворе.

Денис кивнул и, открыв калитку, вскинул топор.

Зайдя во двор, парни кинулись открывать ворота. На все ушло минуты две.

Денис просунул руку в открытое окно передней двери белого фургона и дернул за ручку. Дверь открылась, и он влез внутрь.

Сняв нижний корпус панели, под рулем, он принялся копаться в проводах, что-то говоря себе под нос.

- Так, это не то, и это не то…

Осматривая один провод за другим, он все же отыскал нужные и, сцепив вместе, услышал заветный шум двигателя, набирающего обороты.

- Ну, как? – спросил Вова, уперевшись ногой в колесо, озираясь по сторонам.

- Почти, почти, - говорил Денис, продолжая соединять провода. Машина вроде кряхтела, но никак не хотела заводиться.

Вова кивнул и, отойдя от фургона, решил пройти вглубь двора. Зайдя за угол дома, он обнаружил довольно просторное подворье с пристройками. Рядом с небольшой кучей дров из полена торчал колун. Парень ухватился за ручку, явно обрадовавшись находке, и, раскачивая его в разные стороны, вознамерился его вытащить. Но следующие несколько секунд он просто не воспринял как реальные, ибо что-то тяжелое буквально снесло его с ног и он, пролетев метра два, врезался в деревянную стену сарайчика. Хорошенько приложившись затылком, он на несколько секунд потерял сознание. Мертвяк, щерясь и рыча, медленно шел к нему. Он был по пояс голый, изо рта торчали все те же невероятно длинные клыки, глаза были спрятаны под льняной повязкой, а голову он держал так, словно чем-то очень гордился. Вова точно услышал его тяжелое дыхание, словно он шел на нюх, возможно подключив к чувствам еще и слух.

«Слепой? Скорее всего… Не видит он меня. Но слышит и нюхает, похоже, прекрасно. Что это, неудачная попытка скрестить собаку и человека?» - подумал парень, пытаясь встать, осматривая затуманенным взглядом мертвяка. Мозг, похоже, не хотел воспринимать приближающуюся гибель. Этот отдел мыслей, похоже, перекрывала боль и тошнота после удара.

«Сотрясение… Похоже на то… ТВОЮ МАТЬ!» - додумать Вове не дал инстинкт самосохранения. Благодаря адреналину, рефлексы сработали быстро, и парень резко выставил перед собой лопатку. Та уперлась в грудь мутанту, не давая ему достать до жертвы своими когтистыми пальцами. Разрывая перед собой воздух, но не мог придвинуться ближе. Лопатка, похоже, под действием силы самого мутанта, начала входить в его грудь. Бусинки крови потекли по бледной коже мутанта, а он продолжал верещать, как бешеный. Входя все глубже и глубже, лопатка наносила ему повреждения, которых, судя по всему, он и вовсе не чувствовал. В голове у Вовы беспорядочно выстраивался план, а страх перекрыли выбросы адреналина. Он думал, но мысль о том, что чем глубже лопатка входит в его тело, тем ближе проносятся его когти, не давала ему делать это тактично и правильно.

- Вовка! Ох ты ж! – сквозь рев и вопли мутанта послышался знакомый голос, и в лицо парня брызнули сгустки крови. Мутант обмяк и грохнулся на бок. Позади него стоял Денис с обагренным топором. Проследив глазами за падающим мутантом, он подал руку другу.

- Живой? Цел?

- Да.. Голова болит и… - и все. Все, что накопилось внутри, вырвалось наружу. Приступ рвоты не заставил себя долго ждать. Денис сморщился и отвернулся. Взяв лопату за черенок, он уперся ногой в тело мутанта и вытащил ее. Но спустя секунду руки разжались, оружие грохнулось на землю и, припав к земле, Дениса поверг такой же приступ. Утерев губы грязной ладонью, Вова несколько раз плюнул и пошел к колуну. Раскачав, он все же выдернул его из полена и, взвалив на плечо, побрел к машине, хлопнув друга по плечу. Денис спустя секунду встал, утер рот рукавом и побрел вслед, прихватив лопату и топорик.

Закинув все в фургон, Вова глянул на Дениса, который собирался садиться в машину и произнес:

- Может, в доме еды возьмем. Хоть немного.

- Идем, - кивнул тот и, подойдя к двери, потянул за ручку. Дверь не поддалась.

- Окно, - кинул Вова и, подойдя к нему, пихнул в него колун. Стекло разбилось под тяжестью металла и, обезопасив раму от осколков, Вова нырнул внутрь. Денис решил подождать снаружи, и, дождавшись слова «чисто», юркнул вслед.

Денис очень хорошо знал этот дом и тут же пошел в направлении кухни. Открыв холодильник, он замешкал и спросил:

- Куда все собирать?

- Эм… - Вова вспомнил про рюкзак, который он с Никитой раздобыл в магазине день назад и огласил свое воспоминание.

Выпрыгнув из окна, он кинулся к «БМВ», открыв дверь, он поймал на себе обеспокоенные взгляды Карины и Никиты, которые спустя момент в один голос выдали:

- Что там произошло?!

- Ничего. Одного сняли. Все в порядке, - и Вова, взяв рюкзак с переднего сидения, кинул, - соберем немного еды и уезжаем. Будьте готовы.

- Давайте быстрее, - обеспокоенно проговорил Никита, не сводя глаз с уходящего друга.

Запрыгнув обратно в дом, Вова кинулся на кухню. Денис к тому времени уже собрал всю утварь, которую смог собрать и уже встречал глазами Вову.

- Чего набрал?

- Всего понемногу, - ответил тот и принялся сгребать все в рюкзак. Место в нем явно не хватало и пришлось соорудить мешок из висящего на холодильнике фартука. В рюкзак поместился моток сосисок, бутылка воды, которую, судя по всему, Денис набрал из-под крана, несколько яблок, булка хлеба и немного овощей. В «мешок» они закинули два больших кухонных ножа, тесак для мяса, мешок с фаршем и еще одну бутылку воды, которую набирали уже на ходу.

- Все? – взваливая рюкзак на плечо, спросил Вова.

- Да, все, валим отсюда, - коротко кинул Денис и кинулся на выход. Вова двинул вслед и краем глаза заметил лежащий на диване плед со странными рисунками цветочков и всяких растений. Свернув его, он выпрыгнул из окошка и, закинув все это на переднее сидение, закрыл дверь. Денис дернул рычаг коробки передач и принялся сдавать назад. Никита понял его и проехал вперед. Фургон выехал со двора и, развернувшись, поехал вслед за «БМВ».

Выехав с грунта на асфальт, машины тут же свернули в сторону магазина строительных материалов. Он представлял собой торговый центр виде двухэтажного здания, снизу до верху набитого всякой всячиной. Периметр его, метров сто на тридцать, был огорожен железным решетчатым забором с воротами для транспорта и калиткой для пеших покупателей.

Подъехав к нему, «БМВ» сбавила скорость, и Денис решил сделать тоже самое. Ворота оказались открыты и «кортеж» въехал в периметр. Окно «БМВ» приоткрылось и Никита, высунув руку, махнул ею, показав небольшой круг.

- Разворачивается, - прокомментировал его действие Вова и Денис решил сделать то же самое.

Судя по всему, этот маневр был необходим для того, чтобы в экстренной ситуации быстро выехать прочь.

Машины остановились, Никита заглушил мотор и вылез наружу. Вова последовал его примеру, затем подошел к нему и сказал:

- Надо бы проверить, есть ли кто-нибудь внутри.

- Или «что-нибудь»… А именно с клыками, страшное, рычащее и сильное, - тот сделал паузу и, кинув взгляд на Карину, что выходила из машины, продолжил, - что случилось на подворье у Жеки?

- Ничего. Я не заметил как ко мне подкрался мутант. Он съездил мне так, что я впечатался в стену, а Денис подоспел вовремя и снес ему башку, - и Вова пожал плечами, затем кинул взгляд на магазин.

- Сумасшедший, - проговорила Карина и направилась к машине.

- Нет. – только и ответил Вова.

- Кажется это был не вопрос, а констатация факта, - прошипел Никита.

Вова закатил глаза и двинул вслед за Кариной. Девушка сидела на заднем сидении и смотрела в пустоту. Парень подсел рядом и, приобняв девушку, прошептал:

- Малыш, ну, чего ты… Я ведь не специально.

- Да все я понимаю… Просто в следующий раз будь осторожней, прошу тебя, - проговорила девушка и уткнулась в его плечо.

Никита, уперевшись в багажник, смотрел на магазин.

- Ты думаешь, что если на него долго смотреть, он превратится в танк? – вылезая из фургона, спросил Денис.

- Нет, но нечисть из него выйдет точно.

- Сомневаюсь. Держи, – Денис протянул другу его топорик и кухонный нож.

- Спасибо. Нож откуда?

- Комов же, - Денис улыбнулся и направился к машине.

Вова в этот момент вылезал наружу и встретился взглядом с другом. Тот протянул его колун и сказал:

- Идем. Время дорого.

Вова кивнул, принял топор и глянул на Карину. Денис протянул ей кухонный нож и улыбнулся.

- Ради Бога, не порежься, - прокомментировал действие Дениса Вова и, взяв в правую руку топор, левой рукой взял за руку девушку.

- Ну что, идем? – вопросительно посмотрел на друзей Никита. Все синхронно кивнули и вдинули ко входу. В магазине было два входа: один для пеши покупателей, второй, естественно, въезд для грузовых машин. Впереди шел Никита, затем Денис, затем Карина и замыкал группу Вова.

- Так, ребят, если кого увидите – не рассасывайтесь и действуем только по командам, ясно? Не паниковать! – последнюю фразу «замыкающий» произнес с нажимом.

- Так точно, - ответил за всех Никита.

Дверь не поддалась обыкновенному нажиму, и Денис вопросительно глянул на группу.

- Нет, пусть Никита подцепит топором.

- Сейчас попробуем, - ответил тот и, вставив топорище между дверью и косяком, попробовал открыть ее, используя топорик как рычаг. Ничего не вышло.

- Ладно, отходите. Я выбиваю, - проговорил Вова и, дождавшись пока все отойдут, пробил стекло на двери топором. Вновь обезопасив рамы, он вошел внутрь и осмотрелся.

- Чисто пока…

Группа по одному вошла внутрь. Магазин представлял собой огромное помещение, в котором рядами были выставлены многоэтажные полки со стройматериалами.

Но вот то, что они хотели услышать меньше всего – уже знакомый ребятам истошный вопль, похожий на рычание.

- Твою мать, - Вова прикрыл собой Карину, приготовив колун к бою. Денис встал справа от девушки, а Никита слева.

- Не расходимся, действуем только по команде, - тихо, но четко говорил Вова. И вот между рядами показалось оно.

Все та же бледная кожа, все те же клыки, но единственным отличием было количество конечностей. Четыре руки довольно-таки сильно испугали группу. Мутант ощерился и, не раздумывая, кинулся вдоль полок к ребятам.

- Так, мой удар первый, ошеломлю. Потом вы добиваете. Готовы? Работаем, - и с этими словами Вова сделал неуверенный шаг на встречу смерти. Мутант летел с невероятной скоростью, но злорадная улыбка жертвы и внезапно поднятый топор мгновенно заставили его забыть о том, что эти ребята - легкая жертва. За счет своей массы и инерции мутант сам сломал себе челюсть о топорище и грохнулся на пол. Вопя от страшнейшей боли, он закатался по полу в судорогах. Денис и Никита на секунду замерли и тут же накинулись на монстра с целью закончить его бренное существование. Но нет, он оказался не промахом. Двумя руками он заблокировал оба удара, поймав орудие. Парни пришли в ужас от этого и попытались выдернуть его, но сил явно не хватало. Мертвец оказался куда мощнее, чем они думали, и, свободными руками ухватив обоих за ноги, он свалил их к себе. Вова занес топор и со всей силы врезал по ерзавшему на полу мутанту. Пол с треском проломился. Промах. Денис пытался выдернуть из рук мутанта лопатку, уперевшись одной ногой в его тело, а другую пытаясь высвободить из когтистых лап.

- Бей! Еще бей! – орал Никита, отпустив топорик и сосредоточившись на своей ноге.

Но действие оказалось ошибочным, и он получил обухом своего же оружия по голове. Парень мгновенно перестал барахтаться и обмяк. Мутант продолжал биться в истерике, а изо рта выплескивать гущи крови. Вова занес топор и, выждав мгновение, со всей силы ударил по мутанту. Хруст. Попадание было безоговорочным. Судя по всему, именно оно и дало Денису возможность вырвать из лапы мутанта лопатку и, парень, размахнувшись, проломил ею череп мертвеца. Когда тот расслабился и прекратил двигаться, Денис резко вскочил и, размяв ногу, кинулся назад от твари.

- Некит! – воскликнул Вова и упал на колени перед другом. Освободив его ногу от лап мутанта, парень чуть приподнял голову и осмотрел его рану. Рассечение на левой брови – кровь залила пол-лица.

- Что с ним? – спросил Денис, пытаясь отдышаться. Карина уже склонилась над раненым и, чуть оттолкнув Вову, принялась осматривать рану.

- Жить будет. Надо бы зашить.

- Аптечка в машине, - воскликнул Вова.

- Давай!

Вова кинулся наружу, прихватив с собой топор.

- Дэн, ты как? – спросила Карина, глянув на парня.

- Да нормально, пойдет…

Карина принялась осматривать лоб Никиты заново, к концу медосмотра как раз подоспел и Вова с аптечкой.

- Вот, держи. – парень передал девушке коробку с изображением красного креста.

А дальше пошел процесс обработки раны и так далее, и тому подобное.

Вова помог подняться Денису и предложил пройти к каретам, дабы ввезти их в торговый центр. Денис направился к машинам. Вова подошел к поднимающейся двери для транспорта и, подчиняясь логике, поднял рубильник к отметке «open». Дверь открылась, и в магазин въехала «БМВ», за ней, спустя пару минут, фургон. Его-то Денис и закатил вглубь магазина, видимо, намереваясь хорошенько над ним протрудится. Мешать рождению шедевра Вова не стал и полностью предоставил это дело Денису. Но спустя несколько минут все же пришлось обговорить, что же все-таки к машине приваривать.

Сунув другу лист бумаги и ручку, Денис сказал:

- Давай, рисуй, каким ты видишь себе наш фургон.

Вова призадумался, но принялся все же набрасывать на листе какие-то линии и фигуры.

Лечение, судя по всему, шло Никите на пользу. Через час он очнулся, и его потянуло блевать. Над ним стояла Карина и, со словами «Все нормально. Это все дурное выходит.», хлопала его по плечу и злорадно усмехалась.

Рисунок был готов. На бумаге фургон представлял из себя, как ни странно, фургон. Окна все до одного были обиты решетками, к капоту крепился бампер с приваренными к нему штыками и горизонтальной лопастью, в виде лезвия, что бы для нужды срезать мутантов на таран. Колеса были увеличены в размерах, из дисков выходили лопасти, похожие на конец крестовидной отвертки, только гораздо длиннее и острее. Вова объяснил, что при езде «отвертки» на колесах будут крутиться, превращая в фарш все, что попадет под их раздачу. Борта были обиды толстым слоем железа со встроенными открывающимися окнами.

- Грузовой отсек просторный и пустой внутри, а лобовое стекло перекрыто двумя решетками – для пущей безопасности. На крыше вырезано отверстие, на которое можно было бы установить стрелка или наблюдателя. Естественно, позиция защищена щитками со всех сторон. В идеале сделать железную сферу, а щели закрыть решетками. В грузовом отсеке установить два боевых места, остальное пространства пустить на жилой отсек. Ну, в общем-то, и все.

Денис выдержал паузу, затем прокомментировал:

- Работы не на день…

- А я и не тороплю. Зови если что – поможем. Металла тут – мама не горюй, инструмента еще больше. А сейчас пойдем и перекроем разбитую дверь.

Денис кивнул, и парни направились к двери. Дыра от топора была действительно изрядной, и было решено закрыть это дело несколькими листами ДВП, а затем прибить лист металла. Так и сделали. Работа пошла, особенно скорость увеличилась, когда Никита полностью пришел в себя и взялся помогать. Карина тем временем разгрузила рюкзак и мешок с провизией и принялась готовить ужин. Время пролетело незаметно.

Посмотреть на него заставил звук в сотовом телефоне у Вовы. «Батарея разряжена».

- Парни, две новости. Первое – у меня батарейка умирает. Вторая – уже половина двенадцатого.

Сварочный аппарат Денис нашел быстро, так что решетки были приварены все, бампер был почти готов, оставалось приварить лишь лопасть к нему.

- Завтра закончим, Дэн. – хлопнул он по плечу друга и кивнул в сторону Карины. Девушка в свою очередь уже успела накрыть на стол. Овощной салат, нарезанные яблоки и обжаренные сосиски – вот и весь ужин. Это, по крайней мере, не «ничего», так что все дружно поблагодарили девушку и приступили к трапезе.

Закончив с едой, Вова глянул на время и провозгласил:

- Ну, все, отбой.

Денис устремился к «БМВ», Никита залез на переднее сидение будущего «танка», а Вова, захватив плед, устроился с Кариной в его грузовом отсеке. На удивленный взгляд Карины, увидевший плед, парень лишь пожал плечами и улыбнулся. Так прошел второй день. Так наступила вторая ночь.

Скрежеты, рычание и топот шагов снаружи не давали уснуть. Мутанты словно общались между собой, выстраивая план нападения на торговый центр. Но никаких штурмов не последовало, и ребятам все же удалось уснуть ближе к утру.

Проснувшись, Вова посмотрел на телефон – время 10:00 и «батарей разряжена». Через секунду телефон отключился и стал бесполезной железякой. Тяжело вздохнув и сунув его в карман, Вова посмотрел на спящую девушку и, выбравшись из-под пледа, вылез из машины. Денис заканчивал варить бампер. Видок у него был достаточно потрепанный. Вова улыбнулся и кинул:

- Доброе утро.

- И тебе, - улыбнулся Денис и продолжил варить.

Никита дрых без задних ног в кабине фургона, а в окна на втором уровне зала просачивались робкие солнечные лучи.

- Дэн, наверх можно как-нибудь забраться?

- Да, я, кажется, видел там пожарную лестницу, - парень кивнул в сторону дверей и Вова направился туда.

Отыскав ту самую лестницу, что ведет на второй уровень зала, который представлял собой лабиринт отвесных мостов, парень забрался наверх, и, подойдя к окну, принялся разглядывать, что творится внутри.

Площадка перед магазином была пуста. На дороге прибавилось несколько кровавых разводов, но Вова решил уже и вовсе не обращать на это внимания.

- Чисто… - проговорил Вова еле слышно.

Но уши резало что-то до боли знакомое и непонятное. Парень не мог понять, за что цепляется его сознание. Этот сюрприз все-таки решил выдать себя виде проезжающего мимо торгового центра джипа. Из люка на крыше по пояс выглядывал парень. Машина неслась на огромной скорости, и Вова даже не сразу сообразил, но затем крик сам вырвался из глотки:

- Тут машина! Выжившие! – воскликнул парень.

Денис откинул в сторону инструменты и кинулся наверх. Забравшись по лестнице к другу, он глянул в окно.

- Где?

- Да уехал уже. Джип черный был, - и выдержав паузу парень воскликнул, - Охренеть! Значит, еще есть такие же, как мы!

- Кто знает… Я думаю, армия должна проводить зачистку…

- Кто знает. Пойдем, я помогу тебе с машиной.

Парни спустились вниз и приступили к работе. Все шло как по маслу. Никаких ошибок, никакого брака. Время шло к полудню, и на колесах уже были почти готовы «отвертки». Карина проснулась и, порывшись в вещах, провозгласила:

- У нас почти закончилась еда…

Денис с Вовой решили «перекурить», Никита тоже проснулся – немудрено, что так поздно, да и ругать его никто не стал – пусть выздоравливает. Собравшись у фургона, ребята решили составить план действий и обговорить происходящее.

- Так… Что мы имеем? – начал Вова.

- Убежище и два транспортных средства, - сказал Денис, загибая пальцы.

- Оружие? – добавил Никита и вскинул бровь.

- И кучу мутантов-людоедов, - договорила Карина, и все замолчали.

- Кто они? Откуда они вообще взялись? – заговорил Денис.

- Вы их видели? Четыре руки… Как такое возможно? А тот, что напал на меня на подворье? Он и вовсе был слепой, но нюхал и слышал. Чуть не убил ведь….

- Определенно – люди, хоть и в прошлом, - сказал Денис и осмотрел друзей.

- Одно мы знаем точно – голова самое слабое место. Так же, они чувствуют лишь самую сильную боль. Володька многорукому челюсть сломал и зубы повыбивал – так он орал как потерпевший, - проговорил Никита, и лицо у него перекосилось. Похоже, парень вспомнил тот бой.

- Значит, боли почти не чувствуют. Кровь есть… Я, когда еще с Никитой был, перед тем как вас подобрать, одному глотку вспорол, так из нее кровь фонтаном хлынула. Давление, значит, тоже есть.

- Получается, это бывшие люди, мутировавшие, они чувствуют только самую сильную боль и способны умереть от любой травмы, от которой бы умер человек? – подвел итог Денис.

- Похоже на то, - кивнул Никита.

И все замолчали. Пауза затянулась, но первой ее прервала Карина:

- Откуда они все взялись?

И вновь тишина. Ответа на этот вопрос не знал никто.

Толи в шутку, толи в правду, Никита нарушил молчание одним лишь словом:

- Чернобыль?

Друзья подняли на него мрачные взгляды, и тот потупился.

- Так, все с этим понятно. Нам нужна провизия, - Вова закрыл лицо руками и выдохнул. Напряжение никак не хотело уходить.

- Давай съездим за ней, чего гадать? – пожал плечами Никита и стянул с себя пиджак.

- Вдвоем? – удивился Денис.

- Да, пожалуй. Во-первых, меньше шума. Во-вторых, все будет гораздо быстрее. Вы останьтесь тут и занимайтесь машиной. Мы возьмем «БМВ».

- Хорошо. Только, пожалуйста, будьте осторожней. Если уж совсем не будете выгребать – кидайте маяк на телефон. Будем знать, что вас не ждать.

Карина поднялась и со всей силы врезала сидящему Денису в солнышко с ноги. Тот опрокинулся назад и, кряхтя, принялся глотать воздух.

- Это за то, чтобы бред не говорил всякий! Понял?! – воскликнула та, затем вновь ударила того по ребрам. Вова поднялся и закрыл собой Дениса.

- Все, все. Не подумав он сказал, Карин. Успокойся, пожалуйста, - парень обнял ее и погладил по голове.

Денис оклемался и встал.

- Ох, блин… Ну, я же дело говорю… - прошипел он под нос, пытаясь продышаться.

Никита пошел к машине и принялся заводить ее.

- Володьк, возьми оружие.

Парень кивнул, затем, поцеловав Карину, двинул за амуницией. Взяв свой колун, он, перекинув его через плечо, взял и топорик Никиты. Погрузив все это на переднее пассажирское сидение «БМВ», Вова пошел вдоль рядов с надписью «Хоз-быт-интруметы». Глаза наткнулись на кувалду с рукоятью, длинной чуть больше полметра. Парень решил, что упускать возможность не стоит и, взяв ее, побрел к машине. По пути он заметил моток веревки – понадобится.

- Эй, Некит! Я тебе тут подарок принес, - Вова протянул другу кувалду и, улыбнувшись, кинул рядом со своим топором веревку. Отмотав нужную длину, он принялся привязывать концы к рукояти, пытаясь сделать примитивное подобие ремня.

- Спасибо. Зачем веревка?

Вова закончил перевязку и, выйдя из машины, перекинул веревку через плечо. Топор свис сзади на спине и Никита, понимая фишку, улыбнулся.

- Ну, поехали? – спросил Вова, пристроив топор рядом, но не снимая его с тела.

- Да, пожалуй. Дэн, открывай! – крикнул Никита и Денис принялся отматывать цепь, что держала дверь у пола.

Вова улыбнулся Карине, та поцеловала его через окно и отошла. Денис потянул рубильник и дверь поднялась. В глаза ударил дневной свет, от которого друзья успели отвыкнуть.

Никита чуть надавил на газ, машина подкатилась к Денису, тот наклонился и тихо проговорил:

- Удачи. Если не будут выгребать – дайте знать. Киньте маячок, или еще что…

Вова кивнул, понимая намерения Дениса. Он явно хотел просто напросто уйти из этого магазина по окончанию работы, а задерживаться там, чтобы ждать прибытия, возможно, уже мертвых товарищей – пустая трата времени.

- Поехали, - проговорил Никита сам себе и выехал из магазина. Проехав всю площадку, машина выехала на дорогу и на средней скорости потащилась вперед.

- Куда? – коротко кинул водитель.

- В супермаркет. Либо «Северный», либо «Нан-плюс»…

- Так куда? – переспросил Никита.

- В «Северном» тесно, не провернемся, если встретим сопротивление. В «Нан-плюсе» неплохо. Давай туда.

Никита кивнул, свернув налево на перекрестке. Впереди была дорога, через которую они перебегали два дня назад в магазин «Турар». На проезжей части до сих пор стоял автомобиль с надписью «полиция», а под дверьми уже высохли лужи крови.

- Тормозни… - внезапно сказал Вова.

Никита нажал на педаль и машина резко затормозила.

Вова вылез наружу – топор болтался на спине. Осмотрев машину, он спросил в открытое окно:

- Бензин сольем?

- Ты думаешь, там он есть? – спросил Никита.

Вова сел внутрь. На переднем пассажирском сидении находился труп полицейского. Лицо было обезображено, а грудь несколько раз проткнута чем-то большим и острым. Лобовое стекло было выбито, а на сидении и на полу лежало около десятка гильз от пистолета.

- Тут гильзы! – воскликнул парень.

- Чего? – переспросил Никита, даже высунувшись из окна.

- Гильзы тут! Стрелял он!

- Из чего? – недоуменно переспросил Никита.

- Твою мать! Не из хера же! – ощетинился Вова и, потянув руку к ключу, повернул его. Машина легко завелась. Стрелка заплясала ,показав отметку в полбака.

- Полбака тут! – крикнул Вова.

Парень отдернул небольшую ручку на панели и багажник открылся. Найдя внутри запаску и пустую канистру литров в двадцать, с прикрепленным к боку шлангом, он принялся откручивать крышку бензобака.

- Ну, что там?

- Да подожди ты, - отмахнулся Вова и, сунув шланг в бак, принялся высасывать из него бензин. Жидкость хлынула струей, попав в рот парня. Тот резко ее выплюнул, при этом скорчив такую гримасу, что Никита залился в истерическом смехе. Направив конец шланга в канистру, он поставил ее на асфальт и побрел искать оружие, из которого стреляли полицейские.

Обойдя машину два раза, прошарив внутри все вдоль и поперек, он так ничего и не нашел. Даже чехлы от дубинок были пусты.

- Ну, не съели же их мутанты, в самом деле! – Вова облокотился о дверь и задумался.

- Рацию бы взял, а? – кивнул Никита на машину. Парень кивнул и полез в кабину. Сняв рацию с нагрудного кармана у трупа, Вова глянул на его наручные часы. Неплохие электронные часы с металлическим ремешком.

Ловко расстегнув заклепки, Вова снял часы и, сунув их в карман брюк, посмотрел на стационарную рацию и задумался, как ее вытащить.

- Слушай, тут рация, Некит!

- И что? Я же сказал, возьми ее! Тут бензин слился.

- Да нет. В машине. Может взять? Настроим частоту нашу и это… ну, ты понял.

- Можно… А как снимать знаешь? – спросил Никита.

- Слушай, может, бросим твою «БМВ» к черту? Она разбита уже. А этой приварим решетку на стекло лобовое и все…

- Эй, ну… Блин. А ключи есть? – Никита задумался, даже, судя по всему, не захотев прощаться со своей «БМВ».

- Да, все тут есть! Давай. Заливай бензин, я труп вытащу. – Вова вылез из машины и обошел. Никита выскочил из «БМВ» и принялся заливать бензин из канистры обратно в коповский «Ниссан».

- Мде. «Грязной работенке» и не снилось, - проговорил Вова и, открыв дверь, принялся вытаскивать труп из машины. Опустив его на асфальт, Вова глянул в его глаза. Зрачки были сильно расширены. Парень вспомнил как это делают в фильмах и провел рукой по глазам, закрыв их. Те поддались.

- Все, слил, Володьк! Прыгай! – Никита влез в машину, завел ее и улыбнулся.

- Ты чего радуешься? – Вова пристроился рядом.

- Да завелась без запинки. Круто же! – воскликнул Никита и принялся разворачиваться.

Парень проводил взглядом свою «БМВ» с помятым передом и вывернул направо на перекрестке, направляясь к супермаркету.

Вокруг было тихо, ни одной живой души. Подъехав у супермаркету, Вова повернулся к Никите и выдал:

- Раз пистолетов не было – значит, их подобрали. Сожрать их не мог никто, дубинки тоже забрали.

- Получается так, - Никита остановил машину у входа в супермаркет и повернулся на друга.

- Ну, идем?

- Надо составить список ,что нам нужно. Только потом идем, - «придержал коней» Вова и глянул в проломленное лобовое стекло.

- Ну, воды пару бутылок больших, консервы, хлеб, фруктов, овощей может… - принялся перечислять Никита.

- Так, ты прав. В общем, так. Машину не глуши, ты ищешь воду, я набираю консервы и хлеб. Так же посмотри, что съестного будет по пути. Понял? Сильно не шуми.

Никита кивнул и вылез из машины. Вова сделал тоже самое. Оба направились в супермаркет.

Зайдя внутрь, парни заметили, что горит свет.

- Электричество еще подается, - прокомментировал Никита находку.

Вова кивнул и направился к «стоянке» колясок. Взяв одну, он кинул Никите «Работаем!» и скрылся за рядами продуктов. Осматривая полки, Вова закидывал в тележку все существенное, что попадалось по пути. Так, спустя несколько минут, там оказались несколько банок с шоколадной пастой, три коробки яиц, несколько пакетов чего-то молочного и целая куча жестяных банок – сгущенка, рыбные консервы и тушенка. Схватив с витрины три бутылки «фанты», он направился к хлебобулочному отделу.

У Никиты дела тоже шли как нельзя хорошо. Набрав в корзину три баклажки с водой, он умудрился захватить бутылку вина и несколько пластиковых коробочек с салатами. Осмотрев содержимое корзины, парень решил направиться в сторону кондитерского отдела, но, завернув за угол, он замер.

На полу лежало два трупа мужчин. Одеты были оба в черное – рубашка, брюки и туфли, но лица были все словно обглоданы.

- Твою… - Никита отвернулся и сморщился. Сплюнув несколько раз, он зажмурился, затем вновь сплюнул и открыл глаза. Пытаясь придти в себя, он думал о всякой позитивной ерунде, лишь бы не поддаться рвотному рефлексу, но сознание за что-то цеплялось. Он не мог понять, что его внимание так привлекло. Глаза нашлись с ответом – слюна его была жидкой и желтоватой. Лужей она растеклась на том месте, куда он плевал. Внутри что-то екнуло, а мысли сразу же начали чеканить слова: «я заразился… не может быть». Решив проверить свою слюну, он сплюнул еще раз. Все было в порядке, никаких желтых разводов. И вновь взгляд первым дал ему понять, что желтая жидкость – вовсе не его слюна. Струя тягучей желтой массы опускалась сверху. Парень перехватил в своей руке кувалду и медленно поднял голову вверх. Нечто, смотря прямо на него и щерясь, на первый взгляд сидело на потолке. Но если присмотреться, то можно было увидеть, что на руках у него были серповидные клинки, с помощью которых он там и держался.

- Ох, твою мА… - тварь не дала Никите договорить. Оттолкнувшись от потолка, она, выдирая гипс, прыгнула прямо на него. Парень откинулся назад, выставив перед собой кувалду, и перекувыркнулся, перекинув мутанта через себя.

Грохот донесся до ушей Вовы и тот, перехватив топор, понесся на выручку другу, гадая, что там может происходить.

Мутант, тем временем, отлетев метров на пять, вскочил на лапы и, приняв позу паука, зашипел. Никита подскочил и, приготовив оружие к бою, начал нашептывать:

- Ну, давай, иди сюда… Иди ко мне, у меня для тебя… На! – воскликнул тот, нанося удар сбоку по летящему к нему мутанту. Тот с визгом грохнулся на пол и, прокатившись еще пару метров, попытался встать. Кровь хлынула из открытого перелома в области левой ключицы и плеча. Зарычав во всю глотку, мутант, похоже, вошел в раж и кинулся на противника уже бегом на своих троих (одна рука не двигалась вследствие нанесенного удара Никитой). Набрав скорость, он подпрыгнул. Никита вновь нанес удар, но, смяв воздух, повалился на спину, уронив оружие на пол. Мутант накинувшись на парня, размахнулся действующей рукой и, намереваясь нанести по противнику удар серпом, был тут же сбит с ног. Вова протянул руку другу, тот поднялся, и, встав в боевую стойку, тихо прошипел:

- Что это за тварь?

- Давай потом… - Никита подобрал кувалду и глянул на мутанта, который вновь пытался встать. Кровь продолжала течь из его плеча.

- Ты его так? – спросил Вова, перехватив топор поудобней.

- Ага, я… Давай уроем его? – проговорил Никита ,явно не желая вступать в мирную беседу именно сейчас.

Вова, не спуская глаз с твари, медленно шагал к ней навстречу. Никита делал тоже самое, но взял немного с фланга. Мутант пытался придти в себя, но, похоже, у него это выходило очень плохо. Оказавшись по бокам от оппонента, Вова скомандовал:

- Давай! – и два мощных удара обрушились на спину только что оклемавшегося мутанта.

- Вот же дерьмо… - Вова вытащил топор из трупа и вытер лоб рукавом.

- Ага… Таких я еще не видел…

- Ладно, сворачиваемся. Все. К машине. – и парень кинулся к оставленной в одиночестве коляске с продуктами.

Никита подошел к своей и вновь оглядел два трупа охранников. На ремне у обоих висела рация. Вот это была действительно хорошая находка. Сняв рации, парень двинулся к выходу.

Погрузив все в багажник, а то, для чего не хватило там места, в салон, товарищи уселись внутрь и Никита принялся разворачиваться.

- Ты как, живой? – спросил Вова, оглядев друга.

Тот лишь кивнул в ответ, затем после неглубокой паузы добавил:

- Спасибо… Если бы ты не…

- Я ведь успел, и все кончилось хорошо. Знаешь, если думать о «если» и возможных вариантах, то мы бы давно были мертвы. Так что поехали лучше на базу.

«Ниссан» мчался по улицам мертвого города, оставляя за собой лишь клубы выхлопного дыма. Вокруг не было ни души, так что путь прошел более чем спокойно. Недалеко от «Мастера», Никита продемонстрировал другу свою находку – две рации. Достав третью, коповскую, Вова попытался настроить все три на одну волну. Остановив на частоте «13,4», он взял один из аппаратов и коротко выдал:

- Дядя Федя съел медведя.

Все рации дружно заверещали. Никита принялся настраиваться на ту же волну и на рации, что находилось в машине. Получилось проще простого.

- Связь – дело премилое, особенно в наших условиях.

- Это точно… - кивнул Никита другу и вывернул руль, заезжая на площадку перед магазином с надписью «Мастер».

Посигналив несколько раз, парни приметили лицо девушки в окне на втором уровне.

- Карина в роли дозорного? Интересно, - проговорил Никита, на что Вова только улыбнулся. Дверь поднялась, и Никита въехал внутрь.

Недоуменные взгляды на лицах Дениса и Карины были видны невооруженным взглядом.

- Откуда? – выдавил из себя Денис, смотря на новый автомобиль.

- Нашли. «БМВ» в этом сезоне не в моде, - пожал плечами Вова. Никита принялся разгружать продукты, а Карина тут же повисла на шее у возлюбленного. Наблюдающие за этим Денис и Некит удовлетворенно хмыкнули и продолжили разгружаться.

- Без приключений? – спросила Карина, оторвавшись от губ Вовы.

- Ага, «без», - парень улыбнулся, выпустил девушку из объятий и побрел вглубь магазина – искать на полках баллончики с краской. Собрав несколько черных, Вова швырнул пару Никите и кивнул на машину. Тот понял с полувзгляда и, улыбнувшись, приступил к творчеству.

Время пролетело быстро. Денис уже заканчивал с выделкой боковых мест для стрелков, а укрепленные металлом борта и задние двери уже были готовы. Фургон походил к последней стадии создания из автомобиля - «танк».

И вот очередной закат в новой жизни. Очередной вечер. Вновь запах «походной» еды. Все это уже стало своим, родным. Ребята привыкали, пусть и не с хамелеонской скоростью, но привыкали.

Следующий день вышел довольно пасмурным, но под крышей этого не чувствовалось. Все занимались своими делами. Никита красил новую машину, Денис с Вовой трудились над «танком», а Карина разбиралась в продуктах, думая, что сделать на ужин для компании.

- Так. Ну, вы готовы? – Денис улыбнулся и взялся за огромный кусок ткани, что скрывал под собой его творение.

- Ну, давай уже, - в нетерпении проговорил Вова и тоже улыбнулся.

- Готовы! Готовы! Давай! – воскликнула Карина.

Денис дернул за ткань, и перед глазами предстало то самое, что он пытался сделать из фургона.

Эти несколько дней не прошли даром. Машина была – высший класс. На всех стеклах были решетки. Боковые и задние двери, борта грузового отсека – все было обделано слоем толстого железа, приваренного по краям машины., опускающегося чуть ниже середины колеса. В них же были выдолблены дыры для тех самый отверток, торчащих прямо из дисков колес. Отвертки, длиной в полметра, были предназначены для срезания слишком наглых тварей, намеревавшихся подойти слишком близко к танку. Передний бампер – деталь, придающая «танку» неплохой вид, - был выполнен в наилучшем свете. Помимо его прочности, из него так же торчали несколько штыков, а снизу к нему крепилось лезвие, проходившее сплошной линией вдоль капота. Это лезвие предназначалось для того, чтобы срезать в области голени тех, кто оказывал особое упорство и пер бы на танк лоб-в-лоб.

- Супер… - проговорил Никита, обходя машину вокруг.

- А масса? Увеличилась же изрядно. Скорость понизилась, значит… - Вова провел рукой по лезвию на бампере.

- Проверим… - Денис пожал плечами.

- Это точно.

Ребята еще долго разглядывали фургон, потом, уже собравшись спать, Никита кивнул на свою машину. Она была полностью черной – краски парень не пожалел. На капоте было написано красным слово «хой», на боках - «punks not dead», а на крыше, ровно в центре, через всю машину, была проведена зеленая линия. Никита комментировал это одним словом – «ирокез».

Все же немного обдумав и осмотрев машину, Денис взялся за сварку – решетки на стеклах и «срезные» бампера были обязательны. «Срезными» он назвал их сам, в свидетельство того, что к ним крепилось то самое лезвие, срезающее человека в области голени.

Работа кипела и ночью. Денис варил и клепал к машине уже готовые части (видимо, остались заготовки после тюнинга «танка). Никита же сидел на стуле буквально в трех метрах и следил за работой.

Закончив все к утру, парни улеглись спать.

Проснулись все поздно – солнце уже было в зените. Снаружи, скрипы и вопли, продолжающиеся всю ночь, так и не прекратились. Все были на взводе. Мутанты ужасно нервировали, заставляя держать под рукой оружие.

Вова постоянно поглядывал на друзей. Денис все время ходил вокруг своего «танка», пытаясь найти в нем хоть что-нибудь, что можно было бы доработать. Никита просидел в своей машине весь полдень, а потом, выбравшись из нее, подошел к Вове и тихо проговорил:

- Пора уже действовать…

Парень покосился на друга и громко выкинул:

- Общий сбор!

Собравшись у стула, на котором расположился Вова, ребята порассаживались на подушки от дивана из кабинета администратора и принялись слушать.

- Поступило предложение о немедленном уходе из нашего места обитания. Я поддерживаю это предложение, ибо с утра наблюдаю за мутантами снаружи. Их становится больше. Кто против? Нету? Тогда готовим машины. – Вова встал со стула и побрел вглубь магазина. Все разошлись следом.

Появилась цель – дело пошло. Никита несколько раз осмотрел машину на наличие дефектов и, закинув внутрь кувалду, уселся за руль. Денис помог Карине уложить в «танк» провизию. Вова вернулся с несколькими мотками изоленты, с несколькими баллончиками краски, расположившимися в пакете и с тремя лопатами. Закинув все это в «танк», Вова вручил Денису одну рацию. Отойдя на небольшое расстояние, он нажал на кнопку и повторил уже знакомую фразу:

- Дядя Федя съел медведя.

- «Порядок», - послышался голос Дениса в ответ.

- «На приеме. У меня работает», - ответил Никита.

- Так. План такой: первым выезжает «танк», цепляем с собой максимум мутантов, потом только Никита. Двигаемся крайне быстро. Двигаемся в сторону центра. Нам нужен магазин «Магнум». Есть возражения или вопросы?

Ничего перечисленного не последовало. Все продолжили, якобы, подготавливаться к выходу. Загвоздка состояла в том, что все это было фарсом, ибо подготавливать толком-то и нечего было.

Вова посмотрел на коповские часы – 16:48.

- Все, по машинам, - хлопнул он в ладоши и подошел к двери. Сняв цепь, крепящую дверь к полу, он сказал в рацию:

- Заводимся.

В магазине синхронно загудели моторы.

- Все готовы? – спросил парень, взявшись за рубильник.

- «Так точно!» - раздался голос Никиты из рации.

- «Да, открывай…» - добавил Денис.

Передняя пассажирская дверь в «танке» была открыта и Вова, подняв рубильник, кинулся к ней. Запрыгнув внутрь, он захлопнул ее и заклинил замок. Дверь поднялась до конца и «танк» тронулся. Выехав на площадку, взору ребят предстало зрелище, которое заставило бы задрожать коленки: около десятка, а то и больше, мертвяков, самых разных, мгновенно пустились в сторону фургона.

- Давай, газуй, Дэн! – воскликнул Вова и тут же вздрогнул. В железный слой брони на двери врезался мертвяк, вопя и щерясь. Откинувшись от машины, он тут же грохнулся, ибо был скошен отверткой на заднем колесе. Карина, находившаяся в грузовом отсеке, наблюдала за мутантами в боковую бойницу.

- Ужас… Откуда они взялись?.. – говорила она, все сильнее вжимаясь в поручень в бойницы.

- «Никитос, трогайся», - услышал Никита из рации и нажал на газ. Наблюдая за мутантами, бегущими вслед за «танком», он выключил фары – привлекать внимание не стоит.

- «Как там? Цел?» - осведомился Вова по рации.

- Да, все хорошо. Поддайте газу.

- «Не сейчас. На дорогу выедем – все будет», - заключил Вова и замолчал.

«Танк» пересек площадку супермаркета и выехал на проезжую часть. Несколько мутантов все же бежали за фургоном, изредка прыгая на задние двери, но тут же отцеплялись, ибо ухватится было там не за что, а держаться за острые края брони – себе дороже. Парочка не блещущих умом тварей попали под раздачу «отверток», и одна, перепрыгнув на капот, решила отпрыгнуть назад, видимо, для разгона. Но танковать «танк» - было сверх наглостью, за которую лезвие бампера воздало глупой твари по заслугам. Она, присев в позу паука, решила уже прыгать в лобовое стекло, но, не рассчитав скорость машины, получила лезвием в челюсть и осталась без верхней части головы.

- И-и-и-х-а-а-а-а! – заорал Вова, затем повернулся на Карину и, оглядев ту с ног до головы, добавил, - порядок?

- Там все нормально? – девушка кивнул вперед.

- Да, нам теперь сам дьявол не страшен, - Вова улыбнулся и подмигнул.

- Тогда «да», я в порядке, - и девушка заметно расслабилась, а Вова в который раз убедился в том, что психологическое расслабление имеет огромное значение в подобной авантюре.

Кортеж несся по мертвым улицам города с достаточно большой скоростью, сбавляя ее лишь на поворотах. Теперь, по сравнению с ранним периодом, все казалось менее страшным, но не менее опасным. Все же внутри ребят появился хоть какой-то огонек надежды.

- Вы шестерых минусанули. Остальные отстали. – проговорил Никита в рацию, двигаясь ровно за «танком».

- «Ты еще и считал?» - раздался голос Дениса, но, нотка довольства в нем слышалась.

- Отсюда прекрасный вид, - и Никита усмехнулся сам себе.

Реакция сработала отлично. Увидев красные огни, обозначающие, что фургон тормозит, Никита выжал тормоз, чуть не въехав в металлическую броню головы кортежа.

- Чего там? – крикнул он в рацию.

- «Тут парень на мопеде тормознул! Принимаем на борт» - раздался голос Вовы.

Перед фургоном действительно стоял мопед. На нем сидел парень, решивший, судя по всему, покинуть свое убогое средство передвижения и пересесть в куда более защищенный транспорт. Спрыгнув со скутера, он кинулся к передней пассажирской двери. Вова резко спросил:

- Кем будешь?

- Ребят, вы откуда? А! Меня Кальтер зовут… Вовка! – оборвался тот и принялся ошарашено оглядывать сидящего внутри парня.

- Твою ж! Ха-ха! Кальтер! Прыгай! Карин, открой ему! – Вова развернулся и, дождавшись, пока старый друг залезет внутрь, повернулся к нему лицом и спросил, - ты откуда? Как выжил? Почему не эвакуировался?

- Да недавно в город приехал – а тут такое. Везде такое! Во всех деревнях по дороге…. Ужас. Просто хаос. Пожары, кровь, трупы… - парень расположился на удобном диване и снял с плеча воздушку с рюкзаком.

Фургон тронулся, а из рации доносилось:

- «Кто такой?»

- Сабита подобрали, Некит! Представляешь?! – воскликнул Вова.

- «Ни хрена себе! Привет ему!» - ответил не менее восторженно Никита.

- Ты все слышал, - Вова улыбнулся Кальтеру и, развернувшись, принялся разглядывать дорогу.

Сабит, с кличкой Кальтер, был парнем азиатской внешности, спортивного телосложения, и с очень интересным внутренним миром. Сам он называл себя «неорадикалом», ибо был сторонником принципов радикалов, но не всех. Приставка «нео» взяла в себя начало самого Кальтера. Вообще, он был очень принципиальным и всегда требовал конкретизации от ситуации. Битый жизнью, молодой парень встретился с ужасом, какого мир насмотрелся только в фильмах ужасов, но он не растерялся. Откопав воздушку и рюкзак с провизией, он пустился навстречу своей судьбе. Кто же знал, что жизнь так подшутит над ним, подкинув под нос горстку выживших, да еще и старых друзей.

На город опускались сумерки, и кортеж сбавил скорость. Карина принялась кормить голодного попутчика, а затем легла и, кажется, даже уснула.

В сердцах каждого появилось нечто, что вытесняло страх и ужас, осевший там надолго. Но огонек этого «нечто» был мощным. Оставалось только ждать. Ждать и бороться.

Глава 3.

«Ужасны черные врата, ведет к которым та тропа…»

Фары кортежа мелькнули прямо у оружейного магазина, что расположился на углу небольшого строения. В темноте было не разобрать, что это было за здание, но не на плевать ли?

Повыпрыгивав из машин, ребята с оружием на перевес двинули ко входу. Тот оказался опечатан, и что напрягло больше всего, через чур хорошо - от воров решетки не приваривают и досками двери не обивают.

- Не откроем. Слишком тщательно, - констатировал факт Кальтер и оглянулся на Вову.

Тот, утвердив себя как лидера в этой небольшой компании, старался держаться выше планки «благоразумие» и не паниковать.

- Черный ход… И окна, - Вова указал на здание и добавил, - рассредоточимся.

Группа разбежалась в разные стороны и, обходя вдоль стен оружейный магазин, осматривала каждое окно.

Не обнаружив ни одной щели и черного входа, все вернулись на крыльцо, разъяснив свои «находки».

- А если попробовать вынести дверь? – неуверенно добавил Никита, взвалив кувалду на плечо.

- Как? – резко кинул вопрос Вова и осмотрел оружие друга.

- Да не этим, - и Никита демонстративно убрал кувалду за спину, затем кивнул в сторону машин. – Можно попробовать лебедку привязать к двери и выехать на машине.

- Лебедка у тебя, конечно же, есть? – невзначай добавил Кальтер.

- В машине коповской должна быть… - Никита пожал плечами и направился к машине.

- А если просто постучать… - тихо прошелестел Денис и пару раз стукнул по двери.

И тут раздался звонкий бас, который заставил всех замереть:

- Чо надо?! – послышалось из-за двери.

- Дэн, ты гений! – Вова хлопнул друга по плечу и даже улыбнулся.

- Я знаю, - кивнул тот, лыбясь в ответ.

- Чо надо ,я спрашиваю? Если ничего, то валите отсюда и не привлекайте внимания. Тут где-то «т-34» ходит… ну, ходил… днем… вчера. А-а-ай! Короче, говорите!

- Эм, нам бы оружия, - не стал спорить и медлить Вова.

Ребята старались прислушиваться к каждому звуку и шелесту, на благо ночь была лунной, поэтому все было как на ладони.

- Какого? – вновь тот же бас из-за двери.

- А какое есть? Лишнее…

- Чо? – в голосе мужика послышалось искреннее удивление.

- Что? – парировал вопрос обладателя противного баса Вова.

- Вы откуда, ребят, свалились? У нас тут по деньгам все. Есть деньги – есть оружие. Нету денег – проваливайте и не привлекайте мне тут «т-34»!

- Деньги? Какие деньги? Национальную валюту вы имеете ввиду?

- Ага, и ее тоже. Ну, вы платить будете?

Вова развернулся к друзьям. Те стояли и смотрели на него, словно увидели на нем нечто, что нужно было срочно ударить чем-нибудь тяжелым.

- Что делать будем?.. – тут же включился в разговор Кальтер.

- Искать деньги… - Денис пожал плечами.

- Ага, искать…. Ладно. Думаем…. – Вова огляделся, затем вскинул топор на плечо и осмотрел друзей.

- Банкомат? – предложил Никита.

- «Что там, ребят?» - раздался голос из рации. На связи была ни кто иная, как Карина.

- Порядок. Тут барыга сидит. Оружием торгует… - проговорил Вова в рацию.

- «Это как в «сталкере»… Этот… Ну, который еще старый, с песней нудной в приемнике…» - начала было Карина, но Кальтер тут же перекричал ее словом «Сидорович!».

- «Ага, он», - ответила девушка.

- Что делать будем? – вновь обратился к ребятам Вова.

- Банкомат, - еще раз повторил Никита.

- Хм. Ты знаешь, как они устроены? – перехватил инициативу Кальтер, изредка поглядывая на выключенного из разговора Дениса.

- Да… то есть, нет… - Никита неуверенно почесал затылок и добавил. – Да разбить его к чертовой бабушке. Там наверняка стоят рамы, где купюры расфасованы. Вот и наберем.

- Хрен вы его разобьете… - проговорил голос за дверью.

- Это еще почему? – откликнулся Вова.

- Потому что ХРЕН! Банкоматы тоже не идиоты делали.

- Мда… И что ты нам предлагаешь? – Вова вскинул бровь, оглядев демонстративным взглядом всех своих сокомандников.

- Так, у меня есть задание для вас. Если вы его выполните, я вам опишу, что тут творится и отдам дробовик «ижак» с двадцатью патронами к нему.

- Что за задание? – тут же подхватил мысль Кальтер, уперевшись в дверь рукой.

- В общем, такое дело… Задание пустяковое. Нужно смотаться в супермаркет и принести мне две пятилитровки воды, пять банок тушенки и чего-нибудь сладенького. Рулетик какой-нибудь, или еще что…

- Все? – подытожил Кальтер.

- Ага. Все. Свободны.

- Легче легкого, Вов. Погнали, - кивнул Никита другу.

- Ладно, едем. По машинам. – поколебавшись, парень кивнул и двинулся к машине.

Кортеж тронулся, выезжая на дорогу. Денис включил радио, из которого были слышны только звуки помех, и тронулся в сторону ближайшего супермаркета.

«Танк» как всегда ехал впереди, позади плелась коповская машинка под руководством Никиты.

- «Ребят…» - послышался голос Никиты из рации.

- Оу?.. – ответил Вова.

- «На заправку заедем…? У меня бак пустой почти…»

- По пути.

Все. Остальную часть пути все молчали. Карина задремала, Кальтер смотрел в боковую бойницу «танка», водители были поглощены дорогой, а Вова смотрел на горизонт.

- Рассвет, ребят…. – тихо проговорил парень.

И действительно, первые лучи солнца мгновенно озарили небо, обагрив его своими отблесками, пытаясь щекотать глаза. Зрелище было на столько фантастическим, что хотелось забыть все, что происходит вокруг. Хотелось отдаться эмоциям и чувствам. Но вдохновение пропало с той же скоростью, что и пришло. Резкий удар в борт разбудил всех, кто дремал и поставил на свою калию.

- Что за хрень?! – выкрикнул Вова в рацию.

- «Вас какой-то мудак таранит! Твою мать…» - откликнулся Никита.

«Танк» вновь пошатнулся от удара. Мутант с серповидными клинками вместо рук врезался в фургон. Машину качнуло.

- Что это? – воскликнула Карина, в ужасе глядя на Вову.

- Не знаю. Держитесь! – откликнулся парень, пытаясь высмотреть мертвяка.

- Может припугнуть? – крикнул Кальтер и тут же врезался в борт машины. Мутант оставил бесполезное занятие, судя по всему поняв, что машину просто так не возьмешь и куда-то делся. Ответ на вопрос «где он?», автором коего являлся Денис, до этого полностью державший себя в руках, друзья получили виде крика из рации:

- «Он на мне!»

- Держись! Мы тормозим! – воскликнул Вова и вцепился в поручень, когда Денис исполнил услышанное. «Ниссан» Никиты резко затормозил, сбросив мутанта, сидевшего на капоте, прямо в заднюю дверь фургона. Надавив на газ, Никита попытался прижать мертвеца к заднему бамперу «танка». Все вышло так, как он планировал.

- «Я его к вам прижал», - послышался решительный голос по рации.

- Понял. Выходим. – ответил Вова и кинулся наружу. В этот же момент раздался стук, затем хруст, затем снова стук и тишина. Дойдя до места происшествия, Вова оглядел мрачного Никиту, державшего в руках окровавленную кувалду и мутанта, придавленного между фургоном и «Ниссаном». Факт полного отсутствия у мутанта головы дал ответ на вопрос, откуда на кувалде кровь.

- Здраво приложил, - Вова первым прервал затянувшуюся паузу.

- Ага, спасибо….

- «Что там?» - раздался голос Дениса из рации.

- Никита минусанул одного…

- «Понятно. Давайте прыгайте.»

Парни расселись по машинам и кортеж двинулся дальше, по пустым улицам города. Вокруг царила тишина. Ветер теребил листву на деревьях, разгоняя редкие облака. В машине было прохладно и ребята, разморившись, съежились и даже чуть-чуть дремали.

- Вовк, приехали, - Денис кивнул на заправку по правому флангу и добавил, - сворачиваем?

- Угу, давай, - тихо проговорил Вова и чуть приподнялся в сидении, пытаясь разлепить глаза.

Кортеж въехал на стоянку. Выйдя наружу, ребята сели у фургона и расслабились. На улице было действительно прохладно, солнце вышло на половину, а ветер продолжал ласкать кожу, путаясь в волосах. Тишина грела уши. Все было на столько чужим и диким, что хотелось бежать. Бежать далеко, бежать туда, где тебя не найду. Но ветер в спину всегда напоминал бы о их участи и бремени. Напоминал бы, что все они отвечают друг за друга, и если они позволят кому-нибудь уйти из этого мира – это будет началом конца.

Пауза тянулась долго. Машины уже были заправлены, а ребята сидели и молчали. Кто-то прислонился к фургону, кто-то просто сидел на асфальте, но все думали об одном.

- Тут помимо нас еще есть выжившие… Я уверен, - тихо проговорил Вова, стоявший рядом с Кариной, не выпуская ее из объятий. Та прижалась к нему и пыталась согреться, думая о чем-то своем.

- Угу, - тихо проговорил Никита.

- Я гляну, что внутри, - кинул Кальтер и побрел внутрь автозаправочной станции.

Этими словами он нарушил все мысли, весь покой, напомнив о той опасности, которая может поджидать их за каждым деревом или углом.

- Нужно искать их… Нужно объединить свои силы, так будет гораздо спокойней… Так будет легче. Всем. Понимаете? – тут же включился в разговор Денис.

- Дело говорит, - проговорила Карина в плечо Вовы.

- Где искать? – спросил Вова, демонстративно осмотревшись.

- Может по радио передать? – предложил Никита.

- У меня другая идея… - Вова глянул на реакцию Никиты. Тот слушал вполне внимательно и спокойно. – Занять какую-нибудь местность, огороженную забором. Небольшую. Поставить наблюдателей, обосноваться там и все. Быть в безопасности, совершать рейды в город за припасами и всем необходимым.

- Легко сказать, - небрежно кинул Денис.

- А что бы сделать нужно упорство и немного веры в дело. – парировал Вова.

- Я «за», только какое место? – спросил Никита и повернулся туда, куда устремил внимательный взгляд Вова.

Из станции вышел Кальтер, держа в руках две пятилитровые баклажки с водой. За спиной висела спортивная сумка, - похоже, тоже надыбал в станции.

- Воу… - изумился Вова.

- Вот, - подойдя ближе, он поставил баклажки на землю рядом с фургоном, и скинул сумку. В ней находились несколько банок с рыбными консервами и бумажный пакет с углем.

- Внутри чисто? – осведомился Вова.

- Угу, там еще две канистры есть. Поможете? – Кальтер потер руки и кивнул в сторону здания.

- Пойдем, - кивнул Денис, и оба двинули в сторону станции.

- Я думаю, можно попробовать занять территорию частных домов. Ну, коттеджи, помнишь? Там еще заборы высокие. – Вова посмотрел на Никиту.

- Ну, если поискать… Ладно, давай сворачиваться. – Никита протер руки о штаны и добавил, - надо бы переодеться.

Вова кивнул и двинул с Кариной ко входу в фургон. Первой влезла Карина. Забравшись в грузовой отсек, он устроилась на диване и спросила:

- Теперь куда?

- В оружейку. Отдадим ему то, что просил, возьмем «иж», а дальше посмотрим. Где вы? – последние слова Вова сказал уже в рацию.

- «Идем, идем, без нас не уедите», - ответил Денис.

Кальтер и Денис подошли к фургону, скинули туда две полные канистры с бензином и уселись внутрь.

- Дэн, давай в оружейку, потом заедем, переоденемся. И искать место для базирования. – проговорил Вова.

- Угу, - кивнул тот, завел «танк» и кортеж тронулся.

И вновь путь по мертвым улицам города. Солнце уже поднялось достаточно высоко и начало припекать. Машины неслись достаточно быстро – а чего бояться? Гаишников нет, да и других машин тоже.

Кортеж пронесся до «Магнума» за несколько минут и, притормозив, Вова скомандовал в рацию, что бы слышали все:

- Кальтер, возьми сумку и баклажки. Остальным сидеть внутри.

Парни вышли из «танка» и двинули к двери. В свете солнца магазин выглядел куда более жизнерадостно.

- Эй, открывай, медведь пришел! – Вова постучал топорищем по двери.

- Что надо? – раздался все тот же противный голос.

- Мы заказ привезли! – воскликнул Кальтер и поставил баклажки на пол.

- А… Ну, ща.

Послышался какой-то топот за дверью, затем кряхтение, затем тишина. Пауза затянулась, и Вова уже было решил стучать снова, но противный голос, зазвучавший над головой, не дал им это сделать:

- Эй! Ну, вот! Сюда щас положите все! Там внутри это… Ну, «ижак» и патроны. Понял? – своеобразный сленг начинал доставать, но парень все же кивнул и, приняв платформу, что тот спускал на двух веревках, оглядел дробовик «Иж-81».

- И только попробуйте смотаться, - язвительно проговорил оружейник и сверху щелкнул затвор.

Вова поднял голову и уловил взглядом лысого, седобородого мужика средних лет, с противной рожей, огромной родинкой на лбу, держащего в руках «АК-74».

Кальтер убрал «иж» с платформы, затем взял ремешок-патронташ, рассчитанный на пятьдесят или шестьдесят патронов, но с имеющимися всего двадцатью, кинул его рядом с дробовиком и принялся грузить баклажки на платформу. Вова высыпал консервные банки рядом с баклажками и сунул дробовик с патронами в сумку.

- Спасибо! – мужик улыбнулся и потянул платформу на себя. Собрав все, оружейник глянул на ребят. – Вы откуда?

- Мы местные… Не успели в эвакопункт, так что… Живем, как можем, - ответил Вова, вскинув сумку на плечо, передав топор Сабиту.

- Ясно… Мда, не повезло. В общем, ситуация такая. Вы, похоже не в курсе, поэтому объясняю. Эти мертвецы взялись из лаборатории, что под моргом. Вирус действует только на мертвые клетки мозга, оживляет их и… Ну, видите, что творит, ага. А так же… Эм… Ну, в общем, вирус взялся непонятно откуда, но он поразил сразу мертвецов. В морге. Там сейчас забаррикадировался ученый Виктор Сергеич Борейский. Он, так же как и я, торгует всякой всячиной. Тут, ребята, коммерция процветает. Вчера подъехал джип ко мне, паренек вышел. Илья. Сказал, что они прячутся в районе школы №40. Там, на другом конце города, у съезда. Купили у меня охотничье ружье и винтовку. Ну, не снайперскую. Карабин, в общем. И это… В общем, они там. Еще, насколько я знаю, в районе колхозного рынка засели «белые». И… Кажется, где-то в Мещанском лесу Чистильщики.

- Это что? Группировки? – Вова все больше и больше изумлялся его рассказу.

- Ага, группировки. «Белые», или беляши, это свободная группировка свободных людей, как они сказали. Купили у меня пистолетов и смотались. В общем, насколько я знаю, они там обосновались и торгуют всем, что осталось на рынке. А там ой, сколько всего есть. А Чистильщики – в общем, организованная группировка фанатиков. Имеют при себе несколько уазиков военных, которые «хантер», и неплохую территорию. В общем, к ним не суйтесь. Там в основном священники. Они не вылезают из убежища. А таких салаг, как вы, обязательно используют для «благого» дела.

- Понятно… Все?

- Да, все. Удачи, - и оружейник исчез из поля зрения.

- Мда, вот тебе и апокалипсис. – Вова пожал плечами и побрел к фургону, кинув в рацию, - Заводимся.

Усевшись в машину, парни принялись осматривать дробовик. С виду новый, начищенный, но немного потертый. Похоже, уже успел побывать в передрягах. снарядив патронник, Вова передернул затвор и, поставив на предохранитель, убрал оружие в сумку.

- Так, ребят, используем его по соглашению, ясно? И только в крайнем случае. Все. Поехали. К сороковой школе. Там кто-то, говорят, забаррикадировался. – сказал Вова и уселся на свое место.

Кортеж вновь тронулся по мертвым улицам города. Все внимательно озирались по сторонам, осматривая каждый угол, каждое здание, каждое окно. Что они искали? Выживших? Или оживших? Остается загадкой… Да и не столь это важно.

Машины проехали почти весь город и приближались к окраине. Именно там стояла школа № 40. Расположившись прямо на краю города, ее даже сначала было незаметно из-за частных домиков вокруг. Не доезжая до нее метров пятьсот, можно было заметить несколько коттеджей, выстроенных рядами. Именно о них и говорил Вова.

Рассматривая их на небольшой скорости, Вова проговорил в рацию:

- Вот. Те самые коттеджи.

Глаза зацепились за высокий двухэтажный дом с высоченным кирпичным забором. Железные ворота были заперты, но калитка покачивалась от дуновения ветерка.

- Вот этот. Из красного кирпича. Неплохой, м? – предложил он, осмотрев ребят в фургоне.

- Можно и его. Тормозить? – спросил Денис, глянув на друга.

- Нет, не стоит, к школе едем.

Фургон прибавил скорости и даже слегка оторвался от «копо-панковского» «Ниссана» Никиты.

- «Вы чего там балуетесь?» - тут же прогремел в рацию Никита.

- Догоняй, - усмехнулся Вова и посмотрел на знакомую крышу, виднеющуюся из-за частных домов.

Машины свернули в переулок, который вел прямиком к цели поездки. Минув его, кортеж остановился. Школа представляла собой букву «П», если смотреть сверху. Огорожена была невысоким забором, ворота которого, кстати говоря, были заперты.

- Запечатались, - кивнул Денис на замок.

- Ага… Если бы я выходил куда-то – оставил бы ворота открытыми. – откликнулся Вова и глянул на Дениса.

- Может посигналить? – предложила Карина, перевесившись между сидениями.

- И потом отбиваться от стаи мутантов. Нет уж, не стоит… - ответил Вова.

- Пойдем разведаем обстановку, - предложил Кальтер.

- Да, - Вова кивнул.

Кальтер вынул из сумки дробовик и ленту с патронами.

Вова вылез наружу и, пред тем, как закрыть дверь, кинул Денису:

- Разворачивайся.

Тот кивнул в ответ и Вова, перевесив топор, побрел к воротам. Осмотрев замок, он глянул на Кальтера. Тот стоял, озираясь по сторонам.

Вова уперся ногой в забор, подтянулся и ловко заскочил на него. Приняв у Кальтера дробовик, он дождался, пока его друг взберется следом и оба перемахнули через забор. Кальтер глянул на колун Вовы, затем смерил друга взглядом и сказал:

- Слушай, ты ведь стреляешь получше. Да и с оружием всю жизнь таскаешься. Пусть у тебя будет «иж», а мне давай колун?

Вова кивнул и, сняв холодное оружие с плеча, отдал его другу. Вскинув дробовик, парень снял его с предохранителя и оба кинулись к дверям школы.

- Все пока что спокойно. Вы развернулись? – прошипел Вова в рацию, когда они добежали до дверей.

- «Да, все нормально.» - ответил Денис.

Кальтер подошел к двери, взял за ручку и посмотрел на друга.

- Открывай и отскакивай, - прошептал тот.

Кальтер кивнул и показал три пальца. Затем два. Один. Рука сжалась в кулак, затем вцепилась в ручку и потянула ее на себя. В этот же момент Вова «обтек» косяк и, прижимаясь к нему, прицелился внутрь. Пустота.

- Чисто, - констатировал факт Вова и сделал пару шагов внутрь.

Кальтер вошел следом, закрыв за собой дверь. Перед глазами открылся длинный коридор и лестница. Вова похлопал Кальтера по плечу и показал пальцем вверх, мол, поднимаемся. Тот кивнул и, встав у перил, пропустил друга с дробовиком вперед. Вова, направив ствол вверх, осторожно перебирал ногами по ступеням. Кальтер шел спиной, вскинув топор, прикрывая тыл. Поднявшись на третий этаж, Вова осмотрел коридор и двинул по нему, Кальтер двинулся за ним.

- Тишина, - проговорил Вова и тут же услышал лязг металла.

Чуть присев, он прошипел, указывая на открытую дверь кабинета:

- Там.

- По-моему, оружейный, - отозвался Кальтер.

Вскоре кто-то начал что-то бубнить, послышались тихие голоса.

- Идем. Это не мутанты, точно.

Парни быстрым шагом, не опуская оружия, двинулись к открытому кабинету. Подойдя к двери, Вова не стал высовываться сразу, а, постучав по двери, проговорил:

- Есть кто дома?

Голоса мгновенно затихли. Послышался щелчок предохранителя. Затем еще один.

- Кто такой? – раздался до боли знакомый голос из-за двери.

Кальтер кивнул на вход, мол, заходим. Вова согласно махнул головой и, не опуская оружия, оба парня показались в дверном проеме.

- Ох ты! Вовка! Сабит! – воскликнул мужчина, держащий в руках карабин.

Вова опустил дробовик, а Кальтер тут же расплылся в улыбке.

В комнате стояло несколько человек. Мужчина, тот самый, с карабином, был довольно низкого роста, крепкий на вид, в военной форме с лейтенантскими погонами и в берцах. Звали его Сергей Андреевич, но все называли по-дружески дядей Сережей. Он был преподавателем у ребят по военной подготовке в ТОЙ жизни.

Рядом стоял парень и держал в руках охотничье ружье. Роста был такого же, как и Кальтер, чуть ниже Вовы, был он в тельняшке и в черных спортивных штанах. Звали его Илья. Он же старый друг и Кальтера, и Вовы.

- О-о-о! – протянул удивленно Илья и улыбнулся.

- Вы тут как? – воскликнул дядя Сережа.

- Проездом… За вами. Я смотрю у вас тут пушки даже, - проговорил Вова, явно удивившись встрече.

- Ага, пушки… Охренеть можно… - проговорил Илья и шмыгнул носом.

Вова поднял рацию ко рту и проговорил:

- Ребят. Два пассажира тут. С оружием.

- «Понял. Принимаем.» - ответил Денис.

И вот с улицы раздался громкий лязг металла.

- Что там? – крикнул в рацию Вова.

- «Ворота вышибли» - констатировал факт Денис.

- Мде… Так, ну что, ребятки, погнали? – Вова кивнул на выход.

- Ага. А что у вас там? – спросил дядя Сережа, поставив карабин на предохранитель.

- Кортеж. Ну, идемте, сами все увидите, - Кальтер мотнул головой на выход.

- Не, погодите. Сейчас. – воскликнул Илья и кинулся к портфелю. На столе лежал рюкзак, рядом с ним пневматическая винтовка и коробочка с патронами.

Собрав все вещи, Илья пошел наружу. Дядя Сережа тем временем подхватил свою сумку для противогаза (судя по звуку там были совсем не противогазы, а патроны) и двинул следом. Вова кинулся к открытому шкафу, где лежали еще несколько таких же пустых сумок, и кинул Кальтеру:

- Идите, догоню.

Собрав несколько штук в одну, он перекинул ее через плечо и побежал за ребятами.

Перед крыльцом уже стоял фургон Дениса. Никита на своем «ниссане» стоял у ворот. Забравшись в машину, все поздоровались друг с другом и «танк» тронулся. Выехав на дорогу, Вова указал направление, и кортеж прибавил скорость.

- «Куда теперь?» - раздался голос Никиты из рации.

- Едем к коттеджам. Я там присмотрел неплохой участок.

- «Сколько стоит?» - откликнулся Никита.

Всем стало понятно, что эта шутка была кинута лишь для разрядки обстановки, но толку-то ее разряжать, если все неизведанное еще впереди.

Доехав до коттеджа, кортеж свернул на обочину.

- Ну что? Кто со мной на разведку? – Вова оглянулся назад.

- Я! – отозвался Илья.

- Пойдем, - откликнулся лейтенант и демонстративно положил на колени карабин.

- Никитоса еще вызвоню, - добавил Вова и сказал на этот раз в рацию, - Некит, на выход.

- «Есть,» - ответил тот.

Вова тем временем вытряхнул все сумку из одной и, взяв патронташ, сунул его в пустую. Перекинув сумку через плечо, он вылез из машины. Лейтенант снял с предохранителя карабин и вылез следом. Потом Илья. Спустя секунду подошел и Никита.

- Осторожней там. Если что – сразу валите, - сказал Денис и закрыл дверь.

- Вы если что не глушите мотор, - отозвался дядя Сережа.

Денис кивнул в ответ.

Подойдя к двухметровому забору, Вова оглянулся на напарников.

- Дядя Сережа, командуйте.

Тот кивнул в ответ, осмотрел забор и коротко отдал приказ:

- Вовку подсадите. Пусть глянет, что там.

Никита уперся спиной в стену, выставив руку. Вова, убрав за спину дробовик, сделал два длинных шага, наступил на «замок» рук Никиты и подтянулся.

Перед глазами было огромное подворье, двухэтажный коттедж и пара пристроек.

- Чисто, - ответил Вова и распластался на заборе, вытянув руку. Илья убрал двустволку за спину и, оттолкнувшись от Никиты, подпрыгнул к забору. Подтянувшись на нем, он улегся рядом с Вовой и тоже вытянул руку. Никита подсадил лейтенанта, тот, перемахнув через забор, сел на одно колено и осмотрелся. Никита, тем временем, разбежался, схватился за руки Вовы и Ильи и, уперевшись ногой в забор, перемахнул через него. Парни слезли следом и рассредоточились.

- Так, Никита и я к пристройкам. Вы в дом. Если что, сразу кричите, - скомандовал лейтенант и двинул к небольшому деревянному зданию.

Вова двинул к дому, Илья - следом.

Подбежав к двери, Вова кивнул напарнику и потянул за ручку. Дверь была заперта.

- Выламываем? – предложил Илья.

- Пожалуй, - кивнул Вова и, встав напротив двери, со всей силы ударил ее ногой.

Дверь затрещала, но не поддалась.

- Давай я, - предложил Илья и, поменявшись с другом местами, врезался в дверь плечом. Вновь неудача. Очередной удар заставил дверь жалобно заскрипеть.

- Вместе, - предложил Вова и, встав рядом с Ильей, принялся считать.

Когда цифра счета достигла «трех», оба парня ударили по двери ногами и та с треском, слетев с верхней петли, открылась, перекосившись.

Первым зашел Илья. Осмотревшись, он кинул «чисто» и освободил проход для напарника. Вова осмотрелся в доме: ничего особенного. Несколько комнат, кухня, ванная комната вместе с туалетом и второй этаж. Пройдя по дому, парни, не опуская оружия, убедились, что там чисто.

- Все, что ли? – спросил Илья.

- Ну, похоже на то. Ладно, идем, - Вова махнул рукой в сторону двери и оба парня двинули наружу. Не дойдя до двери, они замерли. В дверном проеме появилось то, чего они так не хотели видеть. Мутант, под два метра в высоту, с длинными клыками, в каких-то ошметках, которые когда-то представляли больничный халат, двинул навстречу парням. На длинных костлявых пальцах мутанта прямо на глазах росли когти.

- Стреляй! – заорал Илья оцепеневшему другу и, подняв ружье, нажал на спуск. Раздался оглушительный выстрел, и Вова, не растерявшись, поднял дробовик и тоже нажал на спуск. Громыхнул выстрел, который показался не таким оглушительным, какой был до этого. Проморгавшись в клубах дыма, Вова разглядел безжизненную тушу окровавленного мутанта. Тишина, наполняющая дом вместе с едким дымом, длилась не долго. Вова опустил оружие и решил было подойти ближе к мутанту, как оконные рамы с треском проломились, стекла затрещали и в дом ворвалось несколько силуэтов. Парни зажмурились от летящих осколков стекла. На незаданный вопрос «кто это?» ребята получили незамедлительный ответ, в виде торжественного рыка. Кинувшись вглубь дома, Вова разглядел перед собой Илью. Он остановился, принял сидячее положение и нажал на спуск ружья. Громыхнул очередной выстрел. Мутант с всхлипом грохнулся на пол. Еще один продолжал орать, казалось, даже перекрикивая звуки выстрелов, но Вова, подняв дробовик, решил «выключить» эту сирену. Нажав на спуск, он несколько раз проклял себя за то, что не передернул затвор и, сделав это, вновь положил палец на курок дробовика.

Выстрелить ему не дал тупой удар по голове. Откинувшись назад, он на секунду потерял сознание. Открыв глаза, Вова тут же нащупал дробовик под рукой и, разглядев перед собой в дыму два силуэта, прицелился. Илья и мутант вцепились в рукопашной схватке – похоже, парень не успел перезарядить ружье. Мертвец, прижав Илью к стене, пытался вцепиться ему в глотку зубами, но парень, выставив руки вперед, с кряхтением отталкивал его от себя.

Наметив свою цель, Вова положил палец на спуск и потянул его. Выстрел. Комната вновь наполнилась дымом, а Вова тут же передернул затвор. В глаза закапала какая-то жидкость и, сквозь звон в ушах, парень попытался разобрать, что происходит вокруг. В этом бедламе, перекрывая какое-то шипение и звон, раздался вой мертвеца, затем еще один.

«Сколько же их?» - впопыхах подумал Вова, поднимаясь с пола. Протерев глаза, он осмотрелся. На месте, где только что произошел поединок, сидел Илья, держась за руку и уставившись вперед, прямо на безжизненное тело мутанта.

- Илья! Илья, ты чего? – выдавил Вова из себя, не слыша своего голоса.

Губы парня дрогнули, кажется, он что-то сказал. Не слышно. Похоже, выстрелы в тесном помещении через чур сильно подействовали на слух.

- Давай, поднимайся, - Вова перекинул его руку через плечо и помог подняться с пола. Все было в дыму и видимость была очень ограничена. Но даже при таком раскладе парни уловили несколько силуэтов впереди.

Над ухом Вовы раздалось бормотание.

- Что?! – выкрикнул он.

- Где ружье мое?! – закричал Илья, отходя от друга.

Глаза принялись шастать по полу, а руки инстинктивно перехватили дробовик стволом вперед.

- Вот! – Илья кинулся назад и раздались едва понятные щелчки. С улицы раздалось еще пара выстрелов, которые мгновенно перекрыл рев мутантов. Оба, кинувшись вперед друг за другом, напоролись на залп дроби двух орудий. В глазах защипало и Вова, протирая их, чуть пригнулся. Раздался второй выстрел двустволки, затем лязг. Перезаряжает. Подняв дробовик, парень уловил движение на полу. Спуск. Осечка. Нет, опять затвор.

- Сука! – выругался Вова и передернул затвор дробовика. Нечто ударило по ногам и, потеряв равновесие, Вова грохнулся на пол. Не успев выставить руки, он врезался в дощатый пол лбом. В глаза что-то сверкнуло, затем вновь пустота. Звон в ушах перекрывал крики друга. Кажется, он ругался. Затем томный взгляд уловил несколько пар обуви перед собой. Кто-то перевернул его и дотронулся до кожи на лице. Осматривают.

Захотелось умереть. Захотелось не чувствовать ничего. Вова понимал, что его сознание плавно улетучивается, но старался держаться. Но пол оказался куда сильнее и крепче воли Вовы, так что, спустя мгновение, сознание все-таки покинуло его.

Звон в ушах никуда не делся. Открыв глаза, парень уставился в потолок. Солнечный свет жег глаза, и ему пришлось вновь зажмуриться.

- Проснулся! – воскликнул знакомый голос. Раздался топот нескольких ног.

- Эй! Ты как? – воскликнул еще один знакомый голос.

- С..Свет... – пробормотал Вова, и голову пронзила ужасная острая боль.

- Шторы! Некит, закрой шторы! – распорядился лейтенант и вновь переспросил, осведомившись состоянием больного.

- Голова... болит очень, - проговорил парень, чувствуя тошнота.

Открыв глаза, парень разглядел перед собой несколько силуэтов. На краю кровати сидела Карина, держа его за руку. Дядя Сережа стоял рядом с кроватью, а Никита, похоже замер сразу после того, как задернул шторы.

- Не тошнит? – спросила Карина. Казалось, что она сжала руку сильнее.

- Тош...нит... – и Вова сглотнул, чувствуя, как к горлу подкатывает кисло-сладкий ком.

Чуть привстав, он тут же свесился с кровати и приступ рвоты настиг его.

Лейтенант отскочил и, выдержав паузу, скомандовал:

- Так, Никита, за работу! Там Илья с Сабитом одни пашут! – раздался топот и оба удалились из комнаты.

Несколько раз сплюнув, Вова лег на подушку и закрыл глаза.

- Как ты?.. – тихо спросила девушка.

- Плохо... – тихо прошипел Вова и почувствовал, как сознание его вновь покидает. Вдалеке он услышал слабые отзвуки голоса Карины, но слова до него уже не долетели. Вновь темнота.

Очнувшись, парень открыл глаза. Не обнаружив никого рядом, он попытался подняться. Очередной приступ тошноты не заставил себя ждать, и Вова, свесившись с кровати, обнаружил стоящий там таз. Как только «дурное» закончило выходить из него, он вновь лег на подушку. Спать не хотелось, но голова до сих пор очень сильно болела. Дотронувшись руками до лба, парень обнаружил там влажную повязку.

На тумбочке рядом с кроватью стоял стакан с водой. Вова потянулся за ним и, осушив его, поставил на место. Через шторы пробивались слабые лучи солнца. Судя по всему, было ранее утро. Снаружи доносились какие-то стуки и командный голос.

Вова приподнялся и сел на край. И, оглянувшись, он только сейчас заметил Карину, лежащую на другом краю кровати. Девушка спала и парень, медленно поднявшись, сделал пару шагов. Голова закружилась и его бросило в сторону. К счастью, помогла спинка кровати, послужившая опорой.

Дождавшись, пока головокружение утихнет, Вова вышел из комнаты и пошел вперед по коридору. Только сейчас до него начали доходить мысли, что они все-таки отбили коттедж. Спустившись на первый этаж, Вова оглядел знакомое место. На полу были пятна засохшей крови, которые кто-то тщетно пытался отмыть. Получилось плохо. Окна здания были забиты решетками, а дверь стояла на месте, открытая на распашку.

Открыв ее, парень вышел наружу. Свежий утренний ветерок приятно охладил кожу. Солнце, еще не успевшее подняться высоко, ласково пригревало, но особенно поразило пение птиц.

Во дворе все было завалено досками. У ворот с внутренней стороны забора высилось дощатое строение, напоминающее наблюдательную вышку, на которой находился Илья. Левая рука была перевязана. Он сидел, осматривая окрестности, иногда опуская взгляд на раненую руку.

У другой стены забора работали лейтенант, Кальтер и Никита. Они накручивали нечто, похожее на колючую проволоку. Во дворе стояло три машины: «Ниссан», фургон и серебристый пикап.

Внезапно позади послышался незнакомый голос:

- Куда это?!

Вова обернулся и увидел троих ребят, тащивших в руках покрывало, на котором было много всякого хлама. Какого именно хлама Вова не успел разглядеть, но он понял, что, похоже, именно они являются владельцами этого самого пикапа. Рядом со «стоянкой» стояла широкая доска, у которой стоял целый ряд огнестрельного и пневматического оружия.

Вова двинул туда, отыскал глазами свой «иж» и, повесив его на спину и сунув в карман пять или шесть патронов к нему, двинул в сторону вышки.

- Эй, - кинул он, приближаясь к лестнице.

- М? – Илья осмотрелся, затем приметил забирающегося наверх друга и чуть улыбнулся. – Очнулся?

- Долго я был в отключке? – Вова забрался на вышку и сел на край, свесив ноги вниз.

- Четверо суток. С половиной, кажется. – Илья пожал плечами, приметив удивленный взгляд собеседника.

- Ни хрена себе. Что случилось-то? – Вова огляделся вокруг. Улица была пуста. Все было спокойно и тихо.

- Ну, тебе с какого момента рассказать? – Илья протянул другу непонятно откуда взявшуюся вскрытую банку тушенки с ножом внутри. И только сейчас Вова понял, на сколько сильно проголодался.

- С самого начала. Что случилось в доме? Ну, когда стекла кто-то проломил. Спасибо, - он принял банку и принялся жадно жевать мясо.

- В общем... – Илья наклонился вперед, облокотился здоровой рукой на колено и продолжил. – Мне дядя Сережа рассказывал. Что когда мы в дом зашли, они пошли к сараю. А там во дворе целая толпа этих тварей была. Жрали кого-то... Ну и накинулись на них. А мы как раз выходить. И они к нам. В общем, проломили окна. Кинулись к нам.... Мы их отстреливали... Потом тебя приложили сильно, ты упал. А этот, пока я заряжал ружье, мне его выбил и на меня налетел. Лейтенант в это время там отстреливался. Как раз Дэн и Кальтер залетели на выстрелы. Рация-то не отвечала. А сам понимаешь, как Карина отпустит тебя и даст им укатить. В общем, залетают во двор. А там лейтенант отстреливается с Никитой... Ну, они во фланг к ним. И все. Кальтер тут же снес того, что на Никиту накинулся, а Дэн в толпу кинулся разносить всех какой-то бандурой. И огреб. По шее резанули и левую щеку порвали. До сих пор в беспамятстве лежит. Если медика нормального не найдем – не доживет, наверное. В общем. Они там отстреливали их, и отпугнули, и мутанты к нам кинулись. А меня как раз тот прижал к стене и двинуться не дает. Я тебе кричу, чтобы стрелял, а ты, смотрю, уже заряжаешь. Ну, и как бахнул. Мутанта сразу разворотил, и меня зацепил. Дробь же, разброс... А я-то и не подумал тебе крикнуть, чтобы в упор. В общем, меня на вылет. Слабо. Скоро смогу шевелить нормально. Ага. Ты меня значит поднимаешь тут же, а я в себя ухожу. Ну, и поднялся, очнулся. Кинулся ружье искать. Нашел. Зарядил. И эти как раз лезут, которых лейтенант припугнул сюда. Ну, мы их встретили сразу огнем. Двоих положили. Один раненый упал, и на тебя полез. Ну, ты как раз передергивал, и как грохнешься. А он же в ноги полез. Ну, и все. А ведь тебя еще до этого не слабо приложили, так еще и добил туда же почти. В общем, упал ты. В луже крови лежишь и что-то про красную армию бредишь. Ну, я того отстрелил вторым патроном в двустволке. Потом и лейтенант забежал. Приложил еще одного из карабина. Тебя перевернул, осмотрел. Карина с ними уже была. Поднял он тебя и наружу понес. Вынес, значит. А там Никита и Кальтер уже над Денисом. Кровь останавливают, перевязывают. Тут слышу скрежет шин. Я поднялся со своей рукой, вышел. Там залетают три парня. Гришка, Макс и Леха. Не знаю их, не знаю кто такие. Потом уже познакомились. Ну, они залетают во двор, говорят, мол, на стрельбу приехали. Давай помогать Дениску перевязывать. Он совсем плох, бедняга, - Илья сменил позу, оторвал взгляд от фонарного столба и, переведя его на друга, продолжил, - валяется до сих пор. Двое поднимаются, ко мне с вопросами, на руку тычут. А я не слышу. Выстрелами контужен малость. Ну, и отмахиваюсь, да сполз на землю, расслабился. Один полез руку перевязывать, а я вспомнил, что ты там лежишь, ну и кивнул в дом. Они оба кинулись туда. Не знаю, сколько прошло, уже Дениса внутрь занесли. Никита машины загонял. В общем, отбили мы этот домик. А потом и до меня очередь дошла. Перевязали мне руку мою. Обработали. Подруга воя, кстати. Ну, уложили вас там. А я и не знал. Как сидел у стены, так и просидел всю ночь. Потом уснул. Проснулся уже на кровати. С тобой рядом. Встал, осмотрелся. Карина с тобой сидит. Ну, я сказал, чтобы тебе привет передала и ушел. Тут работа закипела. Давай вышку строить. Весь день вышку строили. Потом прошлись по дворам соседним, нашли проволоку. Накрутили из нее колючек и цепляют теперь. Потом день проспали. И потом опять проволоку цепляют. А я вот местечко пригрел себе тут и сижу. К тебе каждый день приходил, думал очнешься. И девушка у тебя хорошая, заботится о тебе. Не отходила и на шаг. Только Дениса проверяла иногда, а так с тобой была. Вот так, брат. Ах да, еще ворота укрепили немного и за припасами ездили, но да ладно. Вот так.

- Мде... Спасибо, брат. – коротко кинул Вова и, повернувшись, протянул руку Илье.

- Да, за что? – спросил тот, но руку пожал.

- За то, что спину прикрыл, - Вова встал на ноги и полез вниз.

- Ты куда? – спросил Илья.

- Пройдусь... – ответил тот и побрел в сторону компании «работничков».

Лейтенант бодро отдавал команды Никите и Кальтеру, которые в свою очередь накручивали проволоку на забор. Рядом стоял парень лет двадцати, крепкого телосложения, в майке и в шортах. Волосы черные, кожа светлая, черты лица резкие. Звали его, судя по словам лейтенанта, Гриша.

Из-за угла дома вышли двое ребят, тащивших на покрывале какой-то хлам. Один из них вскрикнул и отскочил – покрывало порвалось и все железяки полетели ему в ноги. Вова кинулся на помощь. Он помог собрать ему все детали обратно на покрывало и, ухватившись за свободный конец, пристроился третьим. Те удивленно поглядывали на него, но так ничего и не сказали. Когда все железяки достигли точки выброса, невысокий, тощий, белобрысый парень протянул руку Вове и кинул:

- Макс.

- Вова, - ответил тот и пожал руку. Затем вторую, владельца которой звали Леха.

- Очень приятно, - кивнул Алексей и глянул на лейтенанта. Тот смотрел на Вовку и улыбался.

- Как ты? – спросил он.

- Как огурчик – зелененький и весь в пупырышках. Как вы?

- Нормально.

- О! Вовка! – Кальтер развернулся и расцвел на глазах. Улыбка была, что называется, «до ушей». – А я думал, ты сдох!

- Не дождешься, - усмехнулся он и подправил повязку на голове, которую сверлил взглядом Никита.

- Нормально все? – спросил он коротко.

- Да, Никит, спасибо. Как Дэн?

- Лежит, - резко ответил тот и, развернувшись, взялся за работу.

Вова, решив, что пока он тут бесполезен, побрел в сторону дома.

- Ну, все! Отдохнули? За работу, парни! Мы себе жизни спасаем! – закричал лейтенант. Что последовало дальше Вова уже не услышал. Он, чуть пошатываясь, зашел в дом и пошел вверх по лестнице. Поднявшись на второй этаж, он заглянул в первую же комнату. Комната была почти пустая. Все лишнее было вынесено на улицу, осталось одна кровать. На кровати весь перебинтованный лежал Денис. Подойдя поближе, Вова сразу приметил, как сильно изменился цвет его лица – кожа стала бледной, синяки под глазами и синие-синие губы.

- Да уж, брат. Покрамсало нас, - тихо проговорил парень, еще раз осмотрел друга и побрел наружу. Выйдя из дома, он двинул к Илье.

- Что видишь? – крикнул он другу.

- Ничего хорошего. И плохого. Вообще ничего. – ответил Илья.

- Это хорошо...

Вова залез на вышку, устроился там же, где сидел десять минут назад, и расслабился, перекинув дробовик со спины на колени.

- Провизия есть? – осведомился он, не поворачиваясь на друга.

- Ага. Только немного. Говорят, дня на два хватит.

- И что делать собираемся? – тут же спросил Вова.

- Да, хрен его знает. Говори о вылазке, но...

- Ясно... – отрезал тот и, выдержав паузу, поднялся на ноги и полез вниз.

- Ты куда?

- Рейд собирать....- кинул он, не поворачиваясь.

Дойдя до забора, у которого возились лейтенант с ребятами, Вова осмотрел всех и тут же спросил:

- Когда за провизией?

- Эм... Ну, - лейтенант опешил, затем кивнул на забор и ответил. – Сейчас вот доплетем. Видишь же, немного осталось. Потом, я думаю, в обед съездим.

- Понятно. Меня предупредите. Я с вами. И да, господин лейтенант, потом нужно будет переговорить на счет кое-чего.

- Нет проблем, Вован. Закончу – подойду.

Вова кивнул и пошел внутрь дома. Кальтер с Никитой заканчивали накрутку проволоки, и окончание работы было не за горами.

Войдя в дом, Вова осмотрелся, затем подошел к стене, оперся на нее и постарался замереть – голова внезапно закружилась. Тошнота дала о себе знать через несколько секунд, но парень держался. Вскоре ноги буквально ослабели и он скатился вниз по стене, прямо на пол. Закрыв глаза, Вова попытался отключиться от происходящего. Сознание медленно покидало его. Толи это был обморок, толи сон, но он просидел так не меньше часа совсем не двигаясь. Разбудил его непонятная, но до боли знакомая музыка, а затем голос. Подорвавшись с места, он чуть не рухнул на пол от внезапной боли в голове и жуткого головокружения. Удержавшись на ногах, он поспешил к телевизору, который все это время был включен. За столом сидела женщина в годах, осведомляя телезрителей о том, что они смотрят программу «Вести».

- Наро... – заорал во всю глотку Вова, но голос предательски сорвался. – Народ! Бегом все сюда!

Реакция не заставила себя ждать – целая куча ног затопала и у телевизора стояла целая толпа народу.

А дикторша продолжала:

«- Все мы знаем о постигшей мир катастрофе. То, чего все так боялись, свершилось – апокалипсис настал. О точном происхождении вируса нам стало известно совсем недавно, когда отряд российского спецназа «Альфа» был переброшен прямо к недрам лаборатории – в самое пекло бушующего по всему миру вируса. Расчищая себе путь огнем, они потеряли порядка две трети своего подразделения, но, пробившись к цели, все же успели передать нам сведения. Данный вирус был общей разработкой стран СНГ и НАТО. Целью его создания было воскрешение мертвых, а то есть преодоление барьера смерти. И так, вирус влияет только на мертвые клетки мозга, заставляя его функционировать, а так же функционировать весь организм. Так же, вирус действует на нервную систему, снижая ее чувствительность, и содержит в себе неизвестный мутаген, который заставляет мутировать организмы, неся за собой невероятные последствия. На данный момент официальный список жертв пополняется с каждой секундой, но приблизительное количество погибших составляет четыре миллиарда человек. Еще один миллиард эвакуирован, около восьмисот тысяч – инфицировано. А сейчас мы даем слово нашему корреспонденту в Киеве, майору Тарасу Плещуку, который расскажет нам, как бороться с плодами сей катастрофы. Тарас. – дикторша отключилась и на экране появился усатый мужчина в больших круглых темных очках, в краповом берете, в военной форме и с автоматом Калашникова на плече.

- А? Что? – начал тот хриплым голосом. – А! Как их валить? В общем, это люди, только... тупые! Да! Херачте им прямо в голову – и уложите наверняка. И еще в сердце! Остальные органы бесполезно – они боли не чувствуют. Так что после выстрела в печень умрут скорее всего только через часа два. Но я не пробовал. Ах да, они же как люди, вот и бейте по больным точкам людей. Например, можно артерию прох**рить. А? Что? А, ну да. Артерию можно прострелить! Тогда кровь хлестанет. Но ему по хрен будет – он боли не чувствует, так что будет переть на вас, но сдохнет от потери. Так что, как-то так, ребятки. А еще вам совет – сжигайте трупы! И да! Эти твари реагируют на свет и на звук! Очень! Так что ночью вырубайте фонари и не кричите сильно – не сомневайтесь, сожрут. Вот вам и... Ох! Твою мать! Алексеенко! Левый фланг прорва... – послышались выстрелы и эфир отключился. На экране появилась дикторша.

- Просим прощения за неполадки. По техническим причинам нам пришлось отключить эфир. А сейчас о главном. Напоминаем вам, что в трех российских городах еще функционируют постоянные пункты эвакуации. Мы перебрасываем людей на авианосцы в тихом океане, где им предоставляется пропитание и жилье. Эвакопункты остаются работать в Москве, Санкт-Петербурге и Красноярске. Так же почти в каждом городе мира еще есть очаги сопротивления – добровольные отряды гражданских, противостоящих угрозе ценой своих жизней. Вы не одни! Следующий выход в эфир будет через три дня, как и раньше. До свидания! И да поможет нам Бог. – и эфир отключился.»

В комнате повисла тишина. Все разжевывали новую информацию.

Первым прервал паузу лейтенант:

- Бог... Четыре миллиарда из шести – сдохло. Один удалось спасти. Еще один – ждет нас за забором и хочет сожрать, как только увидит. А нас осталось чуть больше ста тысяч. Черт подери, нас не больше десяти процентов от общего количества боеспособных солдат с обоих сторон! Десять процентов! Бога НЕТ! – два его кулака обрушились на стол, что стоял рядом с диваном, и в комнате опять воцарилась тишина.

- Некит! – громко воскликнул Вова.

- Я! – откликнулся тот.

- Заводи свою тачку.

- «Панка»? – осведомился тот для верности.

- Да.

- Есть! – отозвался Никита и кинулся наружу.

- Кальтер. Возьмешь пневмат Никите и себе ружье Илюхи. Илья не обидится, - Вова уловил, как Илья кивнул, мол, можно, и двинул наружу.

- Куда вы? – воскликнул один из троицы новичков, Гриша.

- Искать выживших. – ответил Вова, не поворачиваясь.

Погрузившись в заведенную машину, ребята проверили рации. Илья открыл ворота, махнул им и закрыл ворота.

- Удачи, брат, - проговорил Илья в рацию, облокотившись спиной на ворота, убрал рацию в карман, зная что ему не ответят, и медленно скатился вниз. Из дома выбежала Карина. Взгляды Ильи и девушки встретились и парень коротко кинул:

- Скоро будут.

- Куда? – так же коротко спросила она.

- В город.

Девушка опустила веки, медленно и глубоко вздохнула и, развернувшись, пошла в дом. Илья поднял глаза в небо и тихо прошептал:

- Встретимся... Здесь или там.

Машина неслась по мертвым улицам города. Въехав вглубь каменных джунглей, машина чуть сбавила скорость.

- Как ты собираешься привлечь людское внимание? – осведомился Кальтер.

- Очень просто, - Вова нажал на кнопку на панели – взревела сирена. Сняв громкоговоритель, парень заговорил:

- Всем, кто меня слышит, дайте о себе знать! Подожгите что-нибудь, что может выделить густой дым, что бы мы могли подобрать вас! Вы не одни!

- Хм, вот это... – Кальтер не успел договорить. Прогремела автоматная очередь. Над головой послышался треск стекла – мигалки были разбиты это однозначно.

- Выворачивай! – воскликнул Кальтер Никите. Никита вывернул руль налево и дал по тормозам. Раздалась еще одна очередь, которая врезалась прямо в борт машины в области капота. Парни ринулись из машины и тут же спрятались за нее.

- Откуда стреляют? – тут же спросил Вова.

- Не заметил... – ответил Кальтер, тут же перевел взгляд на отрицательно машущего Никиту и снял с предохранителя двустволку.

- Так.... Нужно зеркало. – проговорил Вова и вжался в борт машины. С другой стороны в «Ниссан» врезалась очередная автоматная очередь.

- Пальнуть в ответку? – тут же воскликнул Кальтер.

- Нет... Пусть думают, что мы тут пообсирались со страху. Нужно зеркальце. – повторил Вова.

Никита осмотрелся, снес прикладом пневмата боковое зеркало и протянул его другу. Вова принял стекляшку, кивнул и, чуть наклонившись, так, чтобы его не было видно с той стороны, вытянул руку с зеркалом. Осмотрев местность, он так и не заметил ничего странного. Раздался выстрел. Патрон ударил прямо в асфальт под зеркалом. Парень резко убрал руку и оглянулся на друзей.

- Не понял, это че, СВД? - воскликнул Кальтер, вылупив шары на друга.

- Снайперка, да? – пояснил Никита слова друга для себя.

- Да, Снайперская Винтовка Драгунова. Блин... Попали мы. Это, наверное, Чистильщики долбят! – продолжал Кальтер.

- Успокойся... – прошипел Вова.

- Да нет, нас же положат как щенков, надо что-то дела...

- Оставить панику! – заорал Вова во всю глотку и врезал паникера локтем в грудь.

- Вов, что делать? – тихо спросил Никита, оглядываясь по сторонам.

- Нам надо знать, где он... – ответил Вова.

- И..?

- Ты неплохо стреляешь. С пневмата, если на небольшом расстоянии, попадешь. Сейчас... В общем... Кальтер. Нужна твоя помощь... Сейчас я вытаскиваю зеркальце, а ты бегом бежишь вон до того ларька, усек? Прям БЕГОМ! Понял? Зигзагом, уклоняясь. Готов?

- Да, да. Сейчас. Подожди... Это я что, наживка? – парень уставился на друга как на учительницу, которая поставила ему несправедливо «два».

- Твою мать, да! Готов?

- Блин... Ох, если что, не поминай лихом...

- Ты, бл*дь, готов или нет?! – уже закричал Вова.

- Да, да! Все. Готов.

- Тогда бегом! Пошел! – и парень высунул зеркальце.

Кальтер, подняв ружье к груди, побежал к ларьку, что стоял на обочине в двадцати метрах. Бег занял не больше пяти секунд, но и этого хватило, что бы заметить, откуда была произведена очередь.

- Некит. Гляди, видишь, где заправка, там, ближе к нам, стоит бочка и рядом несколько мешков.

- Ну.

- Голову видишь? Торчит мужик. Расстояние – полсотни метров. Уложишь?

- Попробую, - ответил Никита.

- Так, давай, сейчас я говорю наживке, чтобы бежал обратно, а ты высовывайся, как только услышишь первый выстрел и стреляй. После выстрела сразу прячься. Понял?

- Да, понял... А снайпер? – тихо спросил Никита.

- А снайпер... Плевать на него. Может это и не снайпер вовсе. Все, готов?

- Да, - ответил Никита.

- Кальтер, сейчас обратно беги. Готов? – прошипел Вова в рацию.

- «Ага,» - ответил парень и приготовился.

- Все! Пошел! – воскликнул парень и вслушался, выставив зеркальце.

Раздалась автоматная очередь. Никита вылез из-за машины, прильнул к оптическому прицелу и, выдержав недлинную паузу, выстрелил. Опустившись обратно за машину, все замерли, а Вова смотрел в то место, где только что был автоматчик.

- Ты либо его убил, либо его спугнул... – проговорил парень, затем опустил зеркальце.

- Что-то непонятное... Снайпер бы завалил Некита, если бы очень хотел.... Они с нами играют. Поняли, что мы «зеленые», и стебутся. Вот делают вид, что он уложил автоматчика... Поняли, для чего я бегал. И заставляют нас верить в то, что мы играем в свою игру. А на самом деле, это их игра... Понимаешь? – в полголоса говорил Кальтер.

- Тогда давай поиграем в их игру, - ответил Вова и, оставив дробовик у машину, встал.

- Ты что делаешь? – воскликнул Кальтер, но голос его приглушила очередь из трех патронов.

- ЭЙ! Я без оружии! Выходите! Кто такие?! – Вова поднял руки вверх, продемонстрировав ладони и сделал несколько шагов вперед.

- Вы кем будите? – раздался знакомый голос впереди.

- Мы выжившие! Собираем выживших! Чем нас больше – тем мы сильнее! – ответил он.

На позиции автоматчика показалась фигура в камуфляже. Мужчина вскинул автомат на плечо и медленно пошел вперед. Подходя ближе, он прищурился, выкинул сигарету и кинул:

- Вовка! Где всякая хрень творится – там и ты!

Лицо было разрисовано черно-зеленой боевой раскраской, но и дураком не надо было быть, чтобы не узнать голоса дяди Леши – напарника лейтенанта дяди Сережи. Он, вместе с вышеуказанным, преподавал ребятам в ТОЙ жизни Военную подготовку, и теперь события не обошли его стороной.

- Дядь Леш, кто бы говорил, ага, - Вова опустил руки и улыбнулся.

- «Ворон Соколу. Что там?» - раздалось из рации, что висела на плече у лейтенанта.

- Сокол Ворону. Все чисто тут. Давай-ка слезай. К машине. Это свои. – и уже обращаясь к Вове, добавил, - Идем. Кто там с тобой?

- Кальтер и Никита, - парень обернулся назад, но те уже стояли, не спуская мушек с лейтенанта.

- Скажи им, чтобы опустили пушки уже, - и Ворон двинул в сторону своей позиции.

- Парни! Идем! Это дядя Леша! – Вова махнул тем рукой. Они недоуменно раскрыли глаза и двинули за Вовой и лейтенантом.

Компания пересекла дорогу, затем позицию Ворона и двинула прямиком к стоящему посреди двора военному уазику. Возле машины уже топтался силуэт в маскхалате, держащий поперек туловища в сложенных руках на груди винтовку. Осматриваясь, он кинул взгляд на подошедших людей и, словно ребят и не было рядом, кинул напарнику:

- Кто это?

- Свои. Знакомые мои. Хорошие ребята. Да расслабься ты! Все в порядке, - лейтенант открыл УАЗ и взял с сидения небольшую сумку-пачтальонку.

- Куда ты? – внезапно кинул снайпер.

- Заминирую дорогу. Мы выстрелами этих тварей подманили к себе. Сейчас тут полсотни, а то и больше, соберется, - лейтенант перекинул сумку через плечо и двинул в сторону дороги, где только что была перестрелка.

- Дуйте с ним! Чего встали? – гаркнул Сокол и сел на капот машины, прильнув к оптическому прицелу.

- Идем, парни, - Вова смерил презрительным взглядом стрелка и двинул за лейтенантом. Кальтер сплюнул и пошел следом. Никита последовал его примеру.

Дойдя до дороги, парни осмотрелись и Никита спросил:

- Дядь Леш, чего вы делаете?

- Сейчас взрывчатку заложим. Нате вот. Никита, вон видишь в ста метрах стоит колонка? Вот возле нее заложи вот это и вынь вот этот рычаг. Понял? Должна загореться красная лампочка.

- Угу, понял... Оп-па! – и парень опешил, повернувшись в сторону водяного насоса. Прямо на них медленно надвигались около двух десятков мутантов. Шипя и рыча, они с каждым шагом набирали скорость. Из-за угла, почти с фланга показался еще десяток, а то и больше.

- Твою мать... – медленно протянул лейтенант.

- Так, ребятки, перезаряжаемся, - проговорил Вова и снял дробовик с предохранителя.

- Какой на хрен перезаряжаемся... В машину все! – воскликнул Ворон и ринулся к «Ниссану». Все кинулись за ним следом.

Никита сел за руль и повернул ключ. Двигатель закряхтел и заглох. Еще раз. Опять заглох. Вова осмотрелся и крикнул:

- Полсотни метров!

- Давай же, давай, - причитал Никита, пытаясь завести машину.

- Сорок метров! – сказал Вова.

- Так! Слушай сюда! Сейчас выжми сцепление. Когда я скажу – медленно отпускай сцепление, понял? – Ворон обернулся на Никиту и открыл дверь.

- Так точно! – ответил Никита.

Лейтенант перекинул сумку со взрывчаткой через плечо, закинул автомат за спину и, уперевшись в багажник, принялся толкать машину. Толпа мутантов приближалась и все это напомнило Вове кадры из фильма «28 недель спустя». Только вместо мутантов там были клубы газа и военные, сжигающие огнеметом все на своем пути.

Разогнав машину до нужной скорости, лейтенант воскликнул:

- Сцепление! Сцепление!

- Есть! – ответил Никита и отпустил сцепление.

Машина медленно поехала прочь. В рации, что лежала на заднем сидении машины, которую там оставил Ворон, раздался голос:

- «Ворон Соколу. Что ты творишь?» - после голоса раздался выстрел, затем еще один. Парни оглянулись. Лейтенант вскинул автомат и выдал длинную очередь по мутантам. Перезарядившись, он продолжил стрелять. Очереди свинца врезались в мутантов, заставляя их прижаться к асфальту, выворачивая черепа наизнанку и выпуская струи крови из глоток.

- Никита! Давай! Газуй! – воскликнул Вова, полностью осознав цель Ворона. Он не прогадал – лейтенант отстрелял рожок, оставил автомат в покое и тот безжизненно повис у него на шее. Мутанты приближались с невероятной скоростью, и Ворон, выхватив пистолет, открыл огонь по тем, кто был ближе всего.

- Раз, два, - считал выстрелы Вова, - три, четыре, пять... шесть, семь...

Ворон тоже досчитал до семи и, приподняв сумку, кинулся навстречу мутантам. Уткнув ПМ в сумку, лейтенант спустил курок.

- Восемь, - прошептал Вова. Недлинная пауза. Взрыв. Машину тряхнуло и Никита, переключив передачу, вжал педаль в пол.

- Твою мать... – прошептал Кальтер и расслабился на сидении.

В машине воцарилась тишина. Никита сменил передачу, и коротко кинув взгляд на Вову, вновь перевел его на дорогу. Парень сидел, уставившись вперед.

- Он подорвался... Ради нас... – прошептал Кальтер.

- Некит, рули на военную часть. Туда, где ты заставу объехал. Помнишь? – охрипшим подавленным тоном проговорил Вова.

- Есть, - тихо согласился тот и свернул на длинную улицу. Проехав тот самый супермаркет «Нан-плюс», в котором они впервые набирали еды, машина устремилась прямо в сторону бывшего эвакуационного пункта. Доехав до баррикады, Никита затормозил. Парни вышли из машины и осмотрелись. На дороге было выстроено заграждение из мешков с песком. Некоторые из них были разорваны, некоторые валялись, так что это больше напоминало кадры из какого-то фильма ужасов. У баррикады лежали четыре бойца. Точнее то, что от них осталось.

- Собираем все, что может оказаться полезным, закидываем внутрь и уваливаем отсюда. – скомандовал Вова и, подавляя приступы тошноты, подошел к первому трупу. Парень лежал с открытыми глазами, выставив вперед автомат, который был разрублен надвое. Грудь была разворочена. Похоже, он пытался защититься оружием перед ударом, но это не помогло.

- Извини, друг, - прошептал он и, склонившись над телом, вытащил два магазина на АК-74 из разгрузочного жилета. В кобуре покоился ПМ – его Вова тоже вытащил, прихватив две обоймы.

Никита подошел к одному из тел – рядом лежала его левая рука, а неподалеку отрубленная кисть правой другой руки. Зажав рот ладонью, парень отвернулся, зажмурился и попытался собраться с силами. Похоже, получилось, хоть и не сразу. Никита обернулся на тело и снял с шеи автомат, сразу повесил его себе за спину и вынул один магазин из разгрузочного жилета. В кобуре тоже был ПМ, который, естественно, тут же оказался в кармане нашего героя. Следом за пистолетом последовали две запасных обоймы.

Кальтер оглядел свой труп: голова держалась на нескольких лоскутах кожи, в руках был автомат, рядом лежал пустой магазин, в кобуре покоился пистолет.

Вова подошел к последнему трупу, тут же подняв неподалеку лежащий автомат. Магазинов в разгрузочном жилете не было. В руке у бойца, пораженного в голову и в живот, был ПМ. В другой руке – обойма. Похоже, он не успел перезарядиться, когда получил по голове чем-то увесистым.

Ребята подошли к машине и Никита, оглядев свой груз, открыл багажник и принялся перечислять:

- Автомат, - парень снял с него пустой магазин, - полный магазин, пистолет, три обоймы к нему и рация, - он демонстративно разрядил оружие и положил рядом с автоматом в багажнике.

- Так.. У меня автомат без патронов, рация, пистолет и три обоймы к нему, - все это он сложил в багажник и отошел.

Вова подошел ближе, осмотрел амуницию и принялся перечислять:

- У меня автомат без боеприпасов, два ПМа, четыре полных обоймы от них и две рации, - все это он сложил в багажник и подвел итог. – Всего мы имеем три АК-74, тридцать патронов, четыре ПМа, восемьдесят патронов к ним, четыре рации и… и все.

- Не густо, - прохрипел Кальтер.

- Это точно… Хотя… Чем богаты, как говорится, - закончил Вова и кивнул на машину.

Все уселись внутрь, Никита завел «Ниссан» и спросил:

- Теперь куда?

- Думаю, стоит наведаться на эвакопункт. Давай, дуй к военной части, - ответил Вова.

- Есть, - согласно кивнул Никита, и машина тронулась. Проехав пару переулков, они оказались у высоких ворот, которые оказались открытыми. Воинская часть представляла собой огромный периметр, огороженный высоким забором с колючей проволокой.

Первым из машины вылез Вова. Вскинув дробовик, он осмотрелся и, сменив канал на рации, сказал:

- Переходим на пятый канал. Двигаемся перебежками, прикрывая друг друга. Смотрим в оба. Если что – сразу кричите. Все, выходим, выходим, - кивнул он и двинул к воротам.

Никита открыл багажник, вытащил АКС и, зарядив его единственным магазином, пошел следом за Кальтером. Троица с оружием наперевес вошла на территорию базы. По дороге стояли с десяток пустых машин. Прильнув к прицелам, парни прошли вперед, к взлетно-посадочной площадке, на которой стоял «Ми-8». По всему вертолетному плацу были размыты засохшие пятна крови. Несколько трупов военнослужащих и гражданских. Рядом с площадкой находился брезентовый навес, под которым была целая куча всяких сумок и ящиков.

- Ребят, - прошептал Кальтер, - вон там навес. Там, похоже, склад.

- Туда, - согласился Вова и троица, не опуская оружия, осматриваясь, двинула к навесу. В ящиках действительно были вещи и продукты питания. В каком-то – чистая одежда, в каком-то – медицинские принадлежности и аптечки и так далее. На столе, у которого, судя по всему, должен был стоять тот, кто раздает все это, стояли несколько спортивных сумок, набитые каким-то барахлом.

- Сумки опустошить надо и набрать все, что необходимо. Обязательно взять побольше аптечек и вообще мед-принадлежностей, - кинул Вова и взялся за одну из сумок.

Как и было оговорено, первыми в сумки посыпались аптечки и лекарства. Парни обратили особое внимание на странные оранжевые коробочки, величиной с ладонь. Открыв ее, они обнаружили там два небольших тюбика со встроенными иглами – красный и желтый. Так же какую-то большую таблетку, зеркальце и обычное лезвие. Кальтр уже был знаком с подобными вещами и тут же провозгласил, что красный «шприц» - мощное обезболивающее, а желтый – адреналин.

Каждый сунул себе по одной «полезной» коробочке в карман и продолжили упаковку, комментируя свои действия тем, что при тяжелом ранении это средство, безусловно, очень пригодится.

Набрав пять полных сумок вещей, лекарств и еды, парни осмотрели площадку вновь.

- Надо бы по трупам пройтись, - предложил Вова, но его голос тут же прервал приближающийся гул мотора. На плац со стороны ворот въехал джип.

Парни быстро сориентировались и скрылись за ящиками. Укрытие оказалось не очень комфортным – рядом лежали два несвежих трупа.

- Вот хрень, - прошептал Никита, пытаясь не смотреть на тела.

- Кто это? – кивнул Кальтер Вове, мол, посмотри. Вова, сидящий с краю, высунул голову из-за ящика. Палец автоматически встал на спусковой крючок дробовика.

Джип остановился недалеко от вертолета и двери открылись. Наружу вылезли четыре бойца. У двоих были АКСы, у одного нечто, похожее на винтовку, а у последнего - пистолет. Одеты были в обычные спортивные куртки, за спинами каждого висел рюкзак.

Вова вернулся за ящик и прошептал:

- Четыре дятла, два автомата, винтовка и пистолет. В машине вроде никого.

- И что делать будем? – прошипел Никита.

- Обшарьте трупы! – раздался голос одного из «гостей». В ответ послышалось согласное мычание и парни, судя по всему, принялись шманать тела.

Кальтер приготовил двустволку к бою и, вцепившись в рукоять, прошептал:

- На нашей стороне внезапность. Двоих точно снесем. А если Некит очередью срежет и не промажет, то вообще прекрасно.

- Он не видит цель, - прошептал Вова, - не сориентируется.

- Выглянуть? – тут же обрезал Никита.

- Спалят, - парировал Кальтер и закрыл глаза, судя по всему, задумавшись.

На взлетно-посадочной были слышны шаги и какой-то шушуканье.

«Шмон идет полным ходом», - подумал Вова.

- Зеркальце! Помнишь, Вовка тоже делал так, когда мы… - и парень замолк, вспомнив лейтенанта дядю Лешу «Ворона».

Никита сунул руку в карман, вытащил оранжевую аптечку и извлек из нее зеркальце. Протянув руку вверх, он чуть-чуть приподнял зеркало над ящиком - три человека сидели над трупами, еще один осматривал территорию.

- Что там? – спросил Кальтер.

- Трое сидячих. Не снесу. Больно долго целиться… - ответил тот.

Наступила недолгая тишина.

- Может, обождем, - прошептал Никита.

- А может, это свои? – отрезал Кальтер.

- Нет больше тут ни своих, ни чужих… - прошипел Вова, приготовил дробовик и кивнул Никите. – Как только встанут – сразу высовывайся и срезай, кого сможешь. Я тоже открою огонь. Они напугаются – Кальтер воспользуется этим и двинет прямиком за вертолет. Будешь стрелять оттуда, понял? Сделаем вид, что нас много.

- Ага, понял, - ответил Кальтер и приготовился бежать.

- Как там, Некит? – спросил Вова.

- Черт…

- Что?

- Один идет сюда. Труп увидал… - ответил Никита и опустил зеркальце.

- План тот же. Никита – не обращай внимание на него. Он мой. Как только я выстреливаю – сразу режь их! А ты, - Вова посмотрел на Кальтера, - беги!

И вот совсем недалеко послышались шаги. Действительно, из-за ящика, за которым обосновались ребята, торчали ноги одного из трупов. Ящик был высотой по грудь человеку среднего роста, поэтому, даже подходя к нему, «гость» не мог заметить сидящих за ним ребят.

Вова вжался в рукоять, палец уже подрагивал на спусковом крючке, а напряжение нарастало вместе с громкостью приближающихся шагов.

Вот топот совсем близко. Вот из-за ящика показалась рука, владелец которой слишком размахивал ею из-за походки. Спустя доли секунды он показался весь. В руках правой руке он держал автомат, на лице были очки и бандана. В эти доли секунды Вова только и успел заметить, как брови парни приподнялись, а губы дрогнули. Но выстрел прогремел быстрее его голоса и он, безжизненным мешком отлетел назад, забрызгав кровью все вокруг, в радиусе метра. Дробь попала прямо в подбородок, зацепив шею и щеки. Голова бойца превратилась в кровавую кашу. Никита, как ни странно, незамедлительно подорвался и выпустил недлинную очередь, затем еще одну. Кальтер уже кинулся прямиком к вертолету, а Вова, передернув затвор, высунулся из-за ящика и спустил курок в след бегущему к машине парню. Судя по лежащему на плацу телу, Никита все же успел срезать еще одного, в руках которого была винтовка. Вова, в свою очередь, промахнулся по убегающему автоматчику и, передернув затвор, приметил, что Кальтер достиг вертолета.

- «На позиции», - прошипела рация и Вова, оглядев площадку, нажал на кнопку вызова.

- Открывай огонь, два выстрела, перезарядись и жди.

- «Понял», - ответил Кальтер, и через мгновение раздалось два выстрела с интервалом в полсекунды.

- Некит, сначала одиночный, потом двойной по машине. – кинул Вова Никите, которые держал на мушке джип.

Парень нажал на курок АКСа, раздался выстрел. Выждав пару секунд, еще раз выстрелил, выпустив два патрона.

Вова спустил курок, и в борт машины врезалась горсть дроби с огромным разбросом.

- Сдавайтесь! И останетесь в живых! Если «нет» - мы перебьем вас всех к чертям собачьим, нам на вас патронов не жалко! – закричал Вова, не спуская машину с мушки дробовика.

Ответом на это последовало два выстрела в воздух, которые произвел, судя по всему, автоматчик.

«А, вот как…» - подумал парень про себя, оглядел Никиту, затем позицию Кальтера, и заорал во всю глотку:

- Группа!!! Не давать им высунуться!!! Сержант… э-э… Пургин!!! Приготовить РПГ!!!

- ЕСТЬ, ГОСПОДИН МАЙОР!!! – раздался ор Кальтера из-за вертолета. А Вова улыбнулся, что «сержант» как всегда кстати нашелся с ответом.

Никита ошарашено смотрел на Вову. Он явно не понимал, что он несет. Какая группа? Какой сержант Пургин? Какой РПГ?!

А со стороны позиции «сержанта Пургина» раздался лязг металла и несколько стуков, после чего тишина и вновь ор:

- ГОСПОДИН МАЙОР!!! РПГ ГОТОВ!!!

- ОГОНЬ ПО ДЖИПУ ПО ГОТОВНОСТИ! – ответил таким же ором Вова.

И все. Психологическая атака удалась. Из-за джипа вылетел автомат, затем пистолет, а затем оба стрелка вышли с руками за головой.

- Я все-таки попал, - щерясь, прошептал Вова Никите, приметив, что один из бойцов хромает.

- Мордой в асфальт, суки! – воскликнул Кальтер.

Парни упали на колени, затем на брюхо, и замерли.

- «Чего делать?» - раздался голос Кальтера.

- Кто такие?! – заорал Вова.

Никита продолжал стоять, не спуская с обоих автомата.

- Мы из «Белых»! Братцы! Не дайте сдохнуть! Мы вам, что хотите, отдадим! Хотите? Машину забирайте! Оружие! Да все! С рынка отдадим все, что хотите! Только не убивайте, - и парень даже чуть привстал на руках ,пытаясь осмотреть тех, с кем разговаривает.

- А ну лежать, гнида! – заорал Никита – «белый» сразу же припал к асфальту.

- «Белые»? Что в машине? И сколько вас еще? – крикнул Кальтер.

- Нас немного. С два десятка… Все местные…. Отпустите, братцы! – продолжал вопить парень.

- Чем откупишься? – крикнул Вова.

- У меня нет ни чего! Машину заберите!

- На хрен нам твоя машина не усралась! Ты предложи то, что мы действительно оценим! – продолжал гнуть свое Вова.

«Белый» затих, но молчание длилось не долго. Тишину нарушил второй боец:

- Завтра в обед в город вертолет прилететь должен! Там медики будут и военные. Разведка, ведь город зачищать будут!

- С этого места подробней, - прикрикнул Кальтер.

- Правительство отдало приказ на зачистку северных областей страны. Начнут с нашего города. Сначала прилетит разведывательный вертолет, высадит военных и медиков на какой-то местности. Они обоснуются, потом заезжает колона с оружием и людьми. Этого хватит?

- О, да, хватит… - проговорил Вова, но уже сам себе.

- Отпусти, начальник! – завопил автоматчик.

Вова глянул на Кальтера, затем на этих двоих и крикнул:

- Встать, рожей к джипу. Только дернитесь или повернетесь – мозги вышибу!

Оба поднялись, но автоматчику это далось не так легко, ведь кровь продолжала течь из раны, оставленной от дробинки.

Вова кивнул Никите, мол, идем за мной, и вышел на плац, встав прямо за спинами «белых». Кальтер подошел следом.

- Перезаряди, - прошептал Вова Кальтеру. Тот кивнул, мол, перезаряжен, и Вова продолжил, уже громче. – Ну, повернитесь, посмотрите, на кого повелись.

Оба бойца почти синхронно развернулись. То, что было написано у них на лицах, нельзя было описать словами. Удивление, смешанное со смятением и унижением.

- Есть, что сказать? – прошипел Вова, сделавшись в одночасье злым, словно лев, увидевший шакала.

- Пошел ты… - прохрипел один из них, тот, у которого из ноги текла кровь.

- Я так и думал.

«Кому сказать? Никите? Нет, не сможет… Кальтеру… Он сможет. Он понял, что я не просто так попросил перезарядить оружие» - подумал Вова и, развернувшись спиной к «белым», прошипел, ощерившись:

- Кончай их.

Не зря Вова не сомневался в нем – парень не подвел. Подняв двустволку, он прицелился и спустил курок. Свинцовые дробинки прошили плоть, вспарывая кожу и ломая кости, выпуская струи горячей крови наружу. От одного выстрела грохнулись оба, но один все еще продолжал биться в судорогах. Кальтер посмотрел на него, плюнул в сторону и спустил второй курок. Теперь оба бойца безжизненного обмякли на асфальте, купаясь в своей же крови.

- Никита. Проверь джип, - скомандовал Вова.

- Есть, - ответил тот, судя по всему, пребывая в небольшом шоке от явно нечеловеческих действий друга.

- Кальтер, собери все боеприпасы. Переложим все в новую машину, если заведем.

- Есть, - ответил тот и двинул к боеприпасам. Вова же пошел к ящикам. Склонившись над трупом парня, которого недавно убил из своего же дробовика, он долго не мог забыть его умоляющего взгляда, который был виден даже сквозь стекла солнцезащитных очков. Этот взгляд он не забудет никогда. Взгляд человека, за спиной которого была целая жизнь, и только одно нажатие курка оборвало ее.

А дальше тишина и отключение от окружающего мира…

- Вовка! Вовка! – Кальтер дергал друга за плечо, - ты чего?!

Вова лежал на земле, рядом с трупом. Перед ним стоял Кальтер, закинув ружье на плечо.

- Что такое? – прохрипел Вова, не поверив, что это его голос.

- Поехали. Машина ждет, - Кальтер помог другу подняться и они оба двинули к джипу.

В нем уже ждал Никита. Глянув через окно на Вову, он коротко осведомился его состояние, на что получил поднятую вверх ладонь, и все загрузились в машину.

Джип тронулся, парни выехали на дорогу и направились домой. Кальтер глянул назад, в багажный отдел, и принялся перечислять:

- Пять АКС-74, пять магазинов к нему, пять ПМов, много обойм, СВД, две обоймы к ней, еды на неделю, чистое белье и медикаменты.

- Это все? – спросил Вова, кашлянув в кулак.

- Еще пять разгрузочных жилетов, две обычных каски, две каски с забралом и очками и все, кажется.

- Ясно… - ответил Вова и подправил повязку на голове – рана начала болеть.

Машина пересекла уже больше половины города, и Кальтер сказал Никите:

- Тормози вот тут. Одежды возьмем. А то ходим неделю уже как свиньи.

Никита кивнул, и машина затормозила, прижавшись к обочине. Недалеко стоял магазин с вывеской, судя по всему, обозначающей его название, «Hip-hop».

Никита поморщился и проговорил:

- Бло… Рэпчина… Ненавижу…. Фу-у-у… - он несуразно замахал руками, зажмурился и прошипел, - панки, хой! панки, хой!

Вова глянул на друга, затем поймал взгляд Кальтера и оба расплылись в улыбке.

- Идем, хрен с ними, с принципами. Или хочешь ходить вонять? – проговорил Кальтер и открыл дверь.

- А перед кем красоваться? Баб нету!

- Да брось, пошли, Некит! – кивнул Вова и ребята вышли из машины и направились к магазину.

Вова почувствовал, как головная боль медленно затихла и даже чуть-чуть приободрился.

Ребята вошли в магазин, не опуская оружия.

- Ну, все. Набираем всего побольше и выходим! – кинул Вова и парни кинулись вглубь магазина. Спустя минут пять они собралась у входа. Каждый держал в руках охапку скомканной одежды. Они вышли наружу и, накидав все это в машину, сели сами.

- Все, домой, Никит… - прошептал Вова.

- Есть, - ответил тот и машина тронулась.

Город окутывал вечер. Джип ехал по все тем же мертвым улицам города, оставляя после себя лишь полупрозрачные клубы выхлопного дыма. Кое-где горели вывески, иногда попадались горящие фонари, но ребята понимали, что все это осталось от того, что здесь было до апокалипсиса.

Джип подъехал к воротам. Парни увидели на наблюдательной вышке Илью, который даже приподнялся. Все его поведение выдавало огромную радость. Почему? Ответ пришел сам собой. Рации поставлены не на тот канал, на котором сидели все члены новоиспеченной группировки.

Вокруг забора в кустах лежало пара тел мутантов, на дороги еще около половины десятка. Все это наводило на мысль, что служба наблюдения и безопасности на базе работала на «ура».

Въехав во двор, джип затормозил, и парни услышали лязг закрывающихся ворот. Во дворе стояла вся команда. У всех, вплоть до Карины, на плечах висело оружие. Лейтенант оглядел новую машину и даже приподнял бровь. Парни вылезли наружу и все кинулись к ним здороваться.

- Ну, вы как? Все целы? – первым делом спросил дядя Сережа.

- Так точно, господин лейтенант, - отрапортовал Кальтер и улыбнулся.

Карина незамедлительно кинулась в объятия Вовы. И все. Он расслабился, он понял, что здесь он никакой не злой и суровый каратель во главе пары психов, готовых разорвать глотку самому опасному мутанту за своих напарников. Он понял, что здесь, в объятиях своей любимой, он просто обычный парень, недавно получивший по голове от инфицированного имбицила.

- Я люблю тебя… - прошептала она ему на ухо, и Вова прижал девушку к себе еще сильнее.

- И я люблю тебя, малыш, - ответил он и уткнулся носом в ее локоны.

Никита и Кальтр тем временем пожали руки всем, кто их встречал и, созвав всех, принялись разгружать джип.

Лейтенант с удивлением смотрел на оружие, которое приволокли ребята, и глаза его становились все больше и больше.

- Откуда такое? Вы где вообще были? – воскликнул он.

- Долго рассказывать, господин лейтенант, - нашелся с ответом Никита.

- А ты куда-то торопишься? – отрезал он, посчитав, что заумного ответа парня будет недостаточно.

Вова подошел к машине и помог ребятам разгрузить «подарки». И только сейчас он заметил Илью, который, спустившись с вышки, стоял в стороне с забинтованной рукой.

Вова отдал Кальтеру СВД и двинул к Илье. Тот улыбнулся и, пожав руку другу ,чуть приобнял его.

- Ты как, брат? – спросил Вова.

- Нормально. Что могло измениться за эти десять часов, - усмехнулся Илья и оглядел собеседника.

- Что у вас произошло там? Где вы были? Мы думали, что вы уже все, того… Рации-то не отвечали…

- Да, просто… Ну, в общем, переключили канал. Идем, расскажем все. – Вова хлопнул Илью по плечу и пошел к остальным. Все с интересом рассматривали кто новые оранжевые аптечки, кто одежду, кто оружие.

- Все это, конечно, хорошо. Но вас надо накормить. Идемте. Поедим, - лейтенант хлопнул в ладоши и кивнул в сторону дома.

Все были согласны и цепочка людей потянулась ко входу, оставив Гришу в роли часового на вышке, в руках с карабином.

Пока ребята накрывали на стол, Никита, Вова и Кальтер вошли в комнату, где лежал Денис. По рассказам лейтенанта, он не приходил в себя вообще. Пару раз прекращал дышать, так что пришлось возвращать с помощью искусственного дыхания к жизни. И сейчас он лежал бледный, с синими губами, напоминающий труп.

В комнату вошла Карина и выгнала оттуда троицу со словами, мол, хватит, ему нужен покой, и то, что вы тут стоите, ему на здоровье не повлияет.

Спустившись вниз, на первый этаж, все уселись за стол и приступили к трапезе. Но среди ребят чувствовалось какое-то напряжение. Куски не лезли в горло, все ели неохотно.

- В общем… - выпалил Вова и… и все. Напряжение упало. Это именно то, чего все ждали. Кто-то принялся есть, поглядывая то на Никиту, то на Кальтера, то на Вову, кто-то просто замер с бокалом чая в руках.

- Выехали мы отсюда… Доехали до…. М-м-м… Стадиона. «Карасай» который. Там по нам открыли огонь. Мы тормознули и повылазили ,спрятавшись за машиной. Посидели, в общем, и в итоге во время перестрелки выяснили, что по нам стрелял автоматчик и снайпер. Автоматчиком оказался Алексей Михайлович, да-да, он самый, - Вова уловил удивленный взгляд лейтенанта. – В общем, узнали мы друг друга, поговорили, потом нахлынула толпа мутантов – их привлекли выстрелы. Так же мы узнали, что эти твари сильно реагируют на свет и на звук. И бесятся от этого. В общем, с полсотни их там было… Снайпер на позицию свалил. А мы с дядей Лешей кинулись в машину. А та не заводится… В общем, он вышел и подтолкнул ее… А у него взрывчатка была в сумке, автомат… В общем, он подтолкнул нас а сам остался. Один. Ну, как один. С толпой мутантов. В общем отстрелял один магазин, другой, затем в ход пошел пистолет. Последний патрон из обоймы ушел прямо в сумку. Он дождался, пока те подберутся поближе, выстрелил в сумку и… - и над столом повисла тишина. Лейтенант достойно сдерживал эмоции, медленно кивнул, мол, продолжайте.

- От него рация и осталась только, - прошипел Кальтер и продолжил. – Потом поехали в воинскую часть. Там нас встретил вертолет пустой и куча трупов. Мы набрали всего и тут… появились они. Джип заехал на плац. Из него вылезли четверо «белых». Мы спрятались. Начали думать. В общем, у них было два автомата, пистолет и СВД. В общем, мы так очень хорошо рассчитали план и перебили их к черту. Сначала двоих срезали Вова и Никита, потом двоих – я. – Кальтер посмотрел на Вову.

- И все… Потом мы поехали обратно, набрали одежды в магазине и вот мы тут, - закончил Никита.

- Насыщенно, - прошипел Леха и отодвинул от себя тарелку. – Спасибо. Я не голоден…

Пауза затянулась. Первым ее прервал лейтенант. Он поднялся, налил в пустой бокал, в котором только что был чай, вина и прохрипел:

- Помянем Михалыча.

Возражений не последовало. Все последовали его примеру. Дружно выпив и закусив, застолье продолжилось.

- Ну, а у вас что тут было? – спросил Кальтер.

- Ничего особенного. На звук «болгарки» сбежались несколько мертвяков. Мы их постреляли и все. Прыгают не высоко. Мы забор повыше сделаем – вообще ништяк будет! – ответил Илья.

Трапеза затянулась еще на долго – разговоры вышли за пределы сводки сегодняшних новостей, но все разговоры прервал голос Вовы, прозвучавший отвлеченно от темы и очень даже серьезно:

- Все это конечно хорошо…

И тишина. Вновь парень почувствовал на себе несколько сверлящих взглядов.

- Давай я первый, Вов, - тут же разрядил обстановку лейтенант. Он оглядел всех серьезным взглядом и продолжил:

- Нас становится больше. И станет еще больше, если мы не передохнем. Так что у меня такое предложение: назвать себя группировкой и внести координальные изменения в нашу внешнюю и внутреннюю политику. Я предлагаю внедрить военные порядки и дисциплину. Так же назначить каждого ответственным за что-то. Например, кто-то будет вести учет боеприпасов, кто-то еды и так далее. Есть вопросы?

Вопросов не последовало. И лейтенант глянул на Вову. Он понял, что от него ждут слова и начал:

- На счет пополнения… - и вновь Вову прервали, но на этот раз не его собеседники и «собутыльники». На улице раздался выстрел, затем еще один, и еще, и весь этот плэй-лист завершил скрежет шин и длинный сигнальный гудок.

Стулья поотлетали назад, и все кинулись наружу, хватая свое оружие. Остановился только Кальтер – он, взяв СВД, остался в дверном проеме, прильнув к оптическому прицелу, держа в перекрестье ворота.

Вова, передернув затвор, встал сбоку от ворот, прикрыв собой Карину, и крикнул:

- Что там, Гриш?

- Открывайте! Там легковая с людьми! – ответил тот и, присев, открыл огонь. За воротами слышались крики мутантов и редкие выстрелы, судя по всему, из ПМа.

- Приготовиться встретить их! – закричал Вова, не долго думая. А что еще делать? Те, кто там, снаружи, ждут спасения за этой стеной, и медлить нельзя.

- Вован, - лейтенант подбежал к парню и затормозил об стену.

- Я! – воскликнул Вова.

- Ты уверен? Мы запустим их сюда, если откроемся, - вокруг было темно, но и идиотом не надо было быть, что бы понять, что лейтенант буквально прожигает своего воспитанника взглядом.

- Что вы посоветуете, дядя Сережа?

- Думай, Вова. Но и геройствовать не надо. Здесь десяток жизней, который ты можешь спасти, не открывшись… - прошипел он.

- Это не геройство, господин лейтенант. Это попытка спасти еще несколько жизней… - проговорил Вова и демонстративно поднял дробовик на уровень глаз.

Лейтенант кивнул. И дураку было понятно, что он доволен своим бывшим учеником:

- Открывай. Я с тобой. – и он снял с предохранителя двустволку.

- Они уже подходят!!! – завопил Гриша и, передернув затвор, принялся опустошать очередную обойму.

- Они все ждут твоей команды, - просипел лейтенант.

Вова оглядел двор: Максим стоял с топором наперевес, рядом, присев, сидел Алексей, держа на мушке ПМа ворота, прямо посреди двора лежал Никита, выложив перед собой второй рожок автомата, в дверях стоял Кальтер, приготовив СВД, и даже Илья сжимал в здоровой руке пистолет, стоя рядом со снайпером.

- Никита! Открываешь огонь только если после машины во двор вбегут мутанты! Кальтер! Отстреливай всех, кого увидишь! Леха и Макс – на вас ворота и отстрел всех, кто пытается вам помешать. Гриша! Гриша, твою мать, прекратить огонь! Гриша! Ты, я и господин лейтенант – основная сила – отстреливаем все, что движется! Илья – защищаешь снайпера! – заорал Вова.

- «Есть!» - бодро отозвался в рацию Никита и снял автомат с предохранителя.

- «Ворота, понял…» - ответил Максим и кивнул.

- «Не подведу,» - прошипел Кальтер.

- Открывай! – скомандовал лейтенант и оба парня двинули к воротам. Сняли одну щеколду, вторую, цепь, потянули. Во двор пролился свет фар. Никита зажмурился и не сразу понял, что случилось. Послышался рев мутантов и Вова, увидев, что «Нива» заезжает внутрь, вскинул дробовик.

- Работаем! – воскликнул Вова в рацию и, убрав палец с кнопки, кинул Карине, - В дом!

Реакция девушки сработала незамедлительно, и когда Вова уже высунулся со двора, Карина уже заходила внутрь.

Приметив перед собой мутанта, стремительно бегущего прямо к нему, он щелкнул предохранитель и отшатнулся – над ухом прогремел выстрел из ружья. Мутант грохнулся на землю с развороченной грудью.

- Внимательнее! – крикнул дядя Сережа и вновь «включился» в бой.

Вова услышал еще несколько выстрелов из карабина Гриши и, поймав на мушку двух бегущих прямо к нему мутантов, спустил курок. Выстрел вновь обрушился на перепонки и вызвал пронзительный звон в ушах. Присев, Вова передернул затвор и, вглядевшись вперед, приметил, что один мутант все еще бежит. Подняв дробовик, он спустил курок, но лишь в последний момент заметил, что выстрел был произведен в пустоту. Мутант ,не добежав до Вовы, свалился от пули СВД. Справа раздалось еще два выстрела – дядя Сережа отбивался от нахлынувшей группы мутантов. Вова заметил, что тот перезаряжает двустволку, и кинулся в поддержку. Спустив курок еще раз в приближающегося мутанта, он хлопнул по плечу лейтенанту, мол, уходим. Тот кивнул и оба двинулись назад. Мужчина сделал еще два выстрела прямо на отходе, положив три или четыре твари – Вова не успел заметить, и ввалился во двор.

- Закрывай! – закричал лейтенант. Ворота принялись медленно закрываться, когда парни, прильнув к ним, начали толкать их, сближая друг к другу.

Вова присел и уперся дробовиком в землю. Только сейчас он почувствовал ужасную усталость и отлив адреналина. Инстинкты сработали быстрее, чем мозг, и он выкрикнул:

- Все цел… - и голос предательски сорвался.

- Все целы? – подхватил лейтенант, поняв, что парень уже не боец.

- Так точно!

- Так точно!

- Да!

- Цел!

Голоса раздались в разнобой, но по галдежу стало понятно, что все в порядке.

Лейтенант двинул к машине, которая въехала во двор, и, вскинув дробовик, кинул:

- Выходим по одному, руки держать на виду.

Дураком не нужно было быть, что бы понять, какое смятение испытали те, кто секунду назад считали себя спасенными. По одному выползая из машины, они поднимали руки вверх и озирались по сторонам.

- Пистолет на землю! – гаркнул он мужику, что вылез из машины последним, с поднятыми руками, в одной из которых и был ПМ.

Он послушно выполнил приказ и залепетал:

- Р-р-ребят… Вы чего? Мы думали… вы это… ну..

- Все, расслабься, просто встречались нам уже люди, стреляющие не только по мутантам… - прошипел он.

Вова поднялся с земли, Никита подхватил его под руку:

- Ты как?

- Нормально.

- Чего с тобой?

- Не знаю… не привык я еще к таким месивам… - прошептал Вова и сглотнул, сдерживая приступ тошноты.

- А, бывает, угу. Пойдем, присядем… - проговорил Никита, и Вова не посмел отрицать, хотя и было ему не до ходьбы.

Желание упасть прямо тут и потерять сознание тщетно пыталось выкарабкаться на первый план пред мыслями, но идущий рядом друг это желание приглушал.

- Кто такие? – вновь спросил лейтенант, краем глаза уловив, что Илья и Кальтер не опустили оружия.

- Мы с соседнего городка. Думали у вас тут безопасно, а оказалось… - продолжил мужик. Выглядел он лет на тридцать, рядом стояла девушка лет восемнадцати, позади нее парень на вид ее одногодка, и со стороны водителя была женщина, жена мужчины.

- Понятно. Ладно, располагайтесь. Сейчас вам на стол накроют, - кинул лейтенант и, развернувшись, похоже и вовсе забыл про приезжих, двинув к скамейке, у которой сидел Вова.

- Пойдем, Карин, - сказал Илья девушке и они оба двинули на кухню, готовить стол для приезжих. Илья за эти пару дней обосновался как неплохой помощник шеф-повара, роль которого исполняла Карина. Так же, порой в отсутствие Вовы, он позволял себе защищать девушку своего брата от взглядов и подкатов, со стороны Гриши и Алексея. Что, во избежание взрыва, тщательно укрывалось от Вовы.

- Ты как, Вован? – кинул лейтенант.

- Да порядок! – нервно крикнул Вова. – Готов воевать.

- Отдохни пока.

- К столу! – раздался голос Карины и все дружно двинули к столу, который, кстати, так и остался накрытым.

Усевшись, Вова пронаблюдал за «гостями», отодвинул свою тарелку и оглядел присутствующих.

- Завтра будет бой, - коротко кинул он, от чего все звуки за столом тут же затихли.

- Продолжай, - лишь парировал Илья.

- Город будет чистить подразделение официального сопротивления, - Вова прокашлялся в кулак и продолжил, - завтра прилетит вертолет с отрядом разведки и врачами, чтобы обосноваться в городе. Послезавтра заедет колонна бронетехники с отрядом сопротивления.

- А мы причем? Под их крыло сядем, Вов! – воскликнул лейтенант.

- Не все так просто, - отрезал Вова, - вертолет уже забили «белые».

- То есть? – выдавил лейтенант.

- То есть – не светит нам крылышко, если их подобьют. Нужно предотвратить этот выстрел. Припугнуть «белых». – начал Кальтер.

- Ты собираешься за ними по всему городу гонятся?! – воскликнул лейтенант.

Никто не понял, почему он взорвался, но не сложно предположить, что нервы сдают даже у военных.

- Господин лейтенант, - начал было Вова.

- Отставить! – дядя Сережа поднялся над столом. – Ты знаешь, сколько мы тварей соберем, если туда выедем?!

- Так точн…

- Ни хрена ты не знаешь! – отрезал Вову лейтенант.

Вова тоже приподнялся над столом.

- Я лично убил в упор человека с дробовика, отдал приказ на то, чтобы убить двоих безоружных, зацепил своего друга, - кивок на Илью, - и потерял счет мутантам, которые полегли от моей руки. Вы все еще думаете, что я не понимаю, сколько их может собраться?

- А ну сядь!!! – гаркнул лейтенант. – Не дорос еще, чтобы на старших голос подымать! – лейтенант сбавил тон. – Будет тебе поддержка. Все. – он перевел взгляд на «гостей», ошарашено наблюдавших за происходящим. – Как звать?

- Герман, - прохрипел мужчина.

- Наталья, - ответила женщина.

Девушка резко добавила:

- Настя!

- Я Виктор… - тихо прошипел парень.

- Понятно! Виктор – поступаешь под командование Вовы, Настя – делаешь все, что скажет Карина. Наталья вы занимаетесь едой, вас тоже Карина в курс дела введет. А Герман – под мое командование. Все. Отбой. Подъем в шесть утра! Алексей!

- Я! – Алексей вскочил со стула, и тот грохнулся назад.

- Заменить Гришу. На всю ночь. Завтра весь день спишь. Все. Отбой!

Все медленно разошлись по комнатам. Сон взялся очень быстро, несмотря на беспокойство, дрожащее внутри. Ночь была тоже на удивление спокойной.

Глава 4.

«Отринь надежду, всяк, входя!»

Пробуждение было тяжелым. Выспаться не удалось. Все из-за доброго лейтенанта дяди Сережи, который стремительно шел по коридору и долбил прикладом карабина в каждую дверь, при этом громко выкрикивая:

- Подъем!!!

Все это напомнило Вове школьные годы, когда мать не могла его растолкать в школу, и то, что прерывание сна не по своей воле в восемь утра кажется куда более тяжелее, чем самому проснуться в пять утра. Тем не менее, продирая глаза, парень глянул на часы – 6:00.

- Что ж за хрень такая… - раздался сонный голос Никиты из угла комнаты. Похоже, он был раздражен и зол, не меньше чем остальные.

Кроме…. Ну да, Кальтер. Он влетел в комнату с винтовкой наперевес, в разгрузочном жилете и новой одежде:

- Хватит спать! Вовка! Машины уже готовы!

- Пошел на хрен! – заорал Никита и кинул в Кальтера свои берцы по очереди. Но берцы врезались в стену, а снайпер уже исчез за косяком.

Вова прыснул в ладонь – почему-то эта ситуация показалась ему смешной.

- Ладно, встаем! Умываемся и воевать, - Вова натянул на ноги берцы, повесил на шею дробовик и пошел к выходу.

- Ничего не забыл? – выдавил проснувшийся Илья, глядя на друга. Вова стоял посреди комнаты в трусах, берцах и с дробовиком на шее.

- Не… - кинул он и скрылся в дверном проеме.

Илья откинулся на подушку, сладко потянулся и звучно зевнул. Никита, ползая на четвереньках, собирал по комнате свои берцы, затем осмотрел свою одежду: рубашка, пиджак, брюки – все заляпано засохшей кровью. Глаза автоматически перекинулись на матрац, на котором спали Вова и Карина. Рядом лежала красно-белая рубашка, брюки и галстук.

- Понятно, почему он голый по дому расхаживает, - прошипел Никита, повесил автомат на шею, влез в берцы и пошел вслед за Вовой в таком же виде, что и предыдущий.

Спустившись вниз, парни подошли к умывальнику, что находился во дворе. Возле него копошилась та самая Настя – новая гостья. Девушка залила воду в бак и, оглянувшись ,видимо хотела поздороваться, но щеки ее налились краской, когда она увидела двух полуголых парней перед собой. Застыв на месте, она все-таки соизволила сделать вид, что якобы она отвернулась. Никита усмехнулся и, подойдя к умывальнику, принялся умываться. Вова осмотрелся и, найдя глазами часового Алексея, устало бредущего к дому, крикнул:

- Как дежурство?

- Порядок! Без происшествий! – ответил тот и вошел в дом.

- Спать пошел, - прокомментировал Никита, смотрящий в ту же сторону, что и Вова. Парень умылся, и вода безобразно стекала по его лицу, капая на землю, создавая тем самым грязевую кашу под ногами.

- Не топчись, иди, одевайся. В доме сумки стоят с одеждой, - проговорил Вова и подошел к умывальнику.

- Ага, - Никита почапал в сторону дома.

- Мне разгрузочный жилет там забей! – крикнул Вова в след другу и продолжил процедуры.

Никита вошел внутрь и встретил Илью. Парень шел, держа в руках стопку с одеждой.

- Новая? – спросил Никита.

- Ага, - кинул Илья и принялся натягивать штаны ,усевшись на диван.

Никита нашел в сумке черные джинсовые штаны и футболку. Захватив два разгрузочных жилета, он двинулся к дивану. Усевшись на него, парень включил телевизор и принялся одеваться.

В дом вошел Вова. Он сразу же двинул к сумкам с одеждой, отыскал джинсы, футболку и черную толстовку и пошел к телевизору.

- Чего говорят?

- Да, тоже самое. Ведется зачистка. Много жертв среди федералов и кучи трупов со стороны мутантов, - ответил Никита.

Илья, тем временем, закинув футболку на плечо, побрел умываться.

Парни оделись и продолжили просмотр телевидения. На кухне тем временем уже хлопотали девушки и Наталья, судя по всему, готовя завтрак. Лейтенант спустился вниз и глухо кинул:

- Денис дышит медленно. Похоже…

- Понятно, - отрезал Вова, застегивая поверх черной толстовки разгрузочный жилет.

- Попрощаться бы с ним… - прохрипел Никита.

- Сколько нас едет? – резко перевел тему Вова.

Лейтенант глянул на обоих бойцов и, задумавшись, ответил:

- Я, ты, Никита, Кальтер, Гриша, Макс и Виктор.

- Эй! – воскликнул Илья, появившийся в дверном проеме.

- Что? – лейтенант перевел на него взгляд, недоуменно приподняв бровь.

- А давайте я вместо вас поеду. Вы тут останетесь. Вдруг кто нападет – отстреляете побольше. А то на меня оставлять всех – без понту! – возмущенно затараторил Илья.

- Ага! Чтобы вы дров наломали и хвост сюда притащили?

- До этого не таскали, - отрезал Кальтер, выросший позади лейтенанта.

Мужчина всерьез задумался. Но пауза длилась недолго.

- Ладно, хорошо. – подытожил он тихим голосом и побрел на кухню.

Илья расплылся в улыбке. Рука его уже почти не болела, и он позволил себе снять бинт с шеи, с помощью которого она держалась на весу.

- К столу! – раздался голос Натальи, и парни подорвались, двинув на кухню.

За столом сидел лейтенант. Карина с Настей что-то резали, Наталья расставляла стаканы с компотом (из яблок, на удивление всех) на стол.

- Приятного аппетита, - кинул Вова и принялся уплетать кашу.

Все ответили дружным мычанием и на всю кухню загремели ложки. Спустя несколько минут подоспели Максим с Гришей. Усевшись за стол, парни молча принялись поедать кашу.

Закончив с едой, все поблагодарили дам и двинули на улицу.

Вова осмотрел стойку с оружием и проговорил:

- У Никиты АК с магазином, тут пять магазинов и еще четыре АК. Каждый возьмите по пистолету и по две обоймы к нему. По рации. Илья возьми два пистолета. С автоматом не справишься, - Илья послушно сунул два пистолета за ремень и расфасовал по карманам четыре обоймы. – Кальтер, возьми все обоймы для СВД. Никита, возьми еще один рожок для АК. Гриша возьми двустволку и патроны. Максим, тебе автомат и два магазина. Я беру патроны на дробовик. Виктор не едет.

Группа разобрала амуницию и разошлась «посидеть на дорожку». Вова тут же двинул к вышедшей на крыльцо Карине. Поцеловав девушку, он обнял ее, и они еще долго стояли и говорили о чем-то. Кальтер сел к стене и, кажется, задремал. Илья обошел джип вдоль и поперек. А Никита двинул в дом. Заглянув на кухню, он заметил молча сидящую на стуле Настю.

- Эй, что такое? – Никита взял стул и, поставив его перед ней, уселся напротив.

- Все в порядке… - прошелестела девушка, не поднимая глаз.

- Ну, не плачь! – парень, приметив пару слезинок на щеке девушки, пододвинулся поближе и обнял ее. – Нам всем тяжело. Но нужно справляться. Все будет хорошо! Нас много, и мы вместе. Главное верить и жить одной семьей. Слышишь? – Никита гладил девушку по голове, уткнувшись носом в ее пышные белые волосы.

Та ответила тихим «угу» и… и оба вздрогнули.

- Некит! По машинам была команда! – заорал вбежавший Илья.

Никита повернулся на девушку, выдохнул и встал со стула.

Та сидела, смотря в пол, и не шевелилась. Парень решил, что все-таки лучшей идти. Он развернулся и… и вновь вздрогнул, в который раз приметив, каким он стал пугливым в последнее время. Его руки коснулась рука девушки. Он незамедлительно повернулся и та, подняв на него заплаканные голубые глаза, прошептал:

- Осторожней…

Никита стоял неподвижно, абсолютно не выдавая эмоций. Лицо было каменным и суровым, но глаза все же выдали его. Девушка шмыгнула и принялась вытирать слезы. Никита решил, что медлить не стоит. Развернувшись, он побрел в сторону выхода.

Карина никак не хотела отпускать Вову. Вжимаясь в него сильнее и сильнее, она шептала, что любит, чтобы был осторожней, что не сможет жить, если он не вернется, и тому подобное.

Парень же прекрасно понимал, что таки мероприятия затягивать нельзя – больнее будет. Он взял девушку за плечики и, чуть отодвинув от себя, заглянул во влажные глаза

- Ты постоянно лезешь на рожон. Зачем тебе это? Побереги себя… У тебя есть я… Что буду делать я, если тебя не станет? – продолжала девушка.

От ее слов у Вовы все больше и больше щемило в сердце.

- Все, Карин… Мне пора. Я тебе обещаю, в следующий раз поеду не я… Я останусь с тобой, слышишь?

- Да… Конечно… И в следующий раз ты скажешь, что это был последний… - девушка шмыгнула носом и опустила глаза.

Ну, вот и все. Сейчас поднимет глаза, посмотрит любящим взглядом, прошепчет «не уходи» и все. Никуда ты, боец, не денешься. Снимешь оружие, разгрузку, ляжешь на диван и будешь наверстывать с ней те часы, которые ты, кстати говоря, нагло и эгоистически прое*ал.

- Последний….раз… - выдавил Вова и, незамедлительно развернувшись, двинул к машинам. Группа столпилась у уже готовых джипа и пикапа, наблюдая сцену прощания.

- По машинам. Никита и Илья – в джип. Кальтер, Гриша и Макс – в пикап. – кинул Вова.

Усевшись по машинам, парни проводили взглядом все своих. Кто-то улыбался, кто-то махал рукой, кто-то просто молчал, уставившись в грустные лица.

- Осторожней, ребят… - кинул лейтенант. – Мы ждем.

Вова кивнул в ответ на его слова, а может и вовсе не на его. Может и в ответ каким-то своим мыслям. Но все это было неизбежно. Ворота открылись, и шестеро парней оказались одни в целом городе. Нет. Оказались одни.... против целого города.

Обе машины тронулись.

Вова поднял рацию к губам:

- Едем на низкой скорости по улицам с маленькими домами. Нам нужно увидеть вертолет.

- «Есть», - ответил Гриша, что был за рулем пикапа. Медленно втягиваясь в глубь города, парни в который раз заметили, что даже несмотря на то, что в нем пусто, ощущение было такое, словно под каждым кустом, за каждым столбом прячется кто-то. И никто не понимал, был ли этот «кто-то» спасением или отпущением…

Время 6:57. Город до сих пор мертв. Ветер гуляет по улицам, надувая запахи беды, а точнее мертвечины.

Кортеж, на скорости около двадцати километров, тащился по улицам, а из окон машин торчали дула самого разнообразного оружия.

Время 7:20. Прохладный ветер все больше охлаждает разгоряченные тела бойцов, напоминая живым, что приближается осень.

- Пикап, как у вас дела? – прохрипел в рацию Вова.

- «Все чисто.» - раздался голос Гриши.

Никита напряженно всматривался в лобовое стекло, ища глазами ключевую «птичку».

- Мы так ни хрена не увидим, - прошипел он.

- Есть предложения? – кинул Вова.

- Да, есть. Нужно высадить Кальтера на крыше какой-нибудь девятиэтажки. Пусть зрение портит. – ответил Никита.

Вова смерил Никиту взглядом, задумался и, кивнув своим мыслям, проговорил в рацию:

- Едем в центр. Ищем девятиэтажку. Прочесываем этажи и садим Кальтера на крышу. Вопросы?

- «Понял. Ведите нас.» - откликнулся Гриша.

Машины прибавили ходу.

Въехав в глубже в город, Никита, разглядев на пути нужное здание, дал по тормозам. Кортеж остановился. Вова первый вышел из машины и, по средствам рации, подозвал остальных, кроме водителей.

Илья осмотрелся, вытащил из-за пояса пистолет и кивнул:

- Эта?

- Да, эта. Кальтер, твоя задача проста: сидеть на крыше и палить, где птичка. Усек? – проговорил Вова, снимая с плеча дробовик.

- Понятно, чего уж, - ответил снайпер и снял винтовку с предохранителя.

- Макс, останешься здесь. Если что прикроешь кортеж. Все, идем.

Максим залез в кузов пикапа и устроился там поудобней. Водители не глушили моторы.

Группа уже подошла к строению и была готова войти внутрь.

- Илья, держись за мной. Кальтер, доставай пистолет. С винтовкой не развернешься. – прошипел Вова и, дождавшись, когда Илья откроет дверь, высунулся с дробовиком в дверной проем.

- Чисто, идем, - кинул он и вошел внутрь. Илья достал второй пистолет и, зажав в зубах дополнительную обойму, двинул вслед за Вовой. Кальтер был замыкающим.

- Лифт? – предложил снайпер.

- Попробуем, - прошептал Вова.

Илья нажал стволом пистолета на кнопку вызова и…

- Облом. Похоже электричества тут нет. – прокомментировал парень тишину.

Вова подошел к дверям лифта и, просунув в щель дробовик, рычаговым методом попытался открыть двери.

- Нахрена? – Илья вскинул бровь.

Двери открылись и парни оказались в кабине лифта. Маты на стенах, рисунки, мокрые углы – все так ,как и должно быть. Вова вошел внутрь и потыкал оружием в потолок.

- Хрупкий такой, хотя металлический, - задумавшись, проговорил он.

- Может, мы продолжим, - отрезал Кальтер.

Вова кивнул и побрел вверх по лестнице. Парни миновали второй этаж. Затем третий, четвертый. И на полу, в пролете между пятым и шестым заметили дорожку крови, тянувшуюся вверх.

- Заметили следы крови, идем дальше, - проговорил Вова в рацию и, вскинув дробовик, пошел вверх.

- Человеческая? – тихо спросил Илья.

- Да, свежая, кстати говоря… - ответил шепотом Кальтер и замер, последовав примеру группы.

Примерно с седьмого этажа доносились странные звуки, всхлипы, тяжелое дыхание.

Вова прижал палец к губам и указал наверх. Илья кивнул, Кальтер развернулся спиной, прикрывая тыл. Медленно, парни миновали ступеньку за ступенькой ,стараясь не наделать шума. По лестнице были разбросаны автоматные гильзы, а едкий запах пороха пробивал нос.

Миновав пролет между шестым и седьмым этажом, парни остановились. На лестнице, спиной к ним, сидел мутант, пожирая труп гражданского. Вова замер. Между ними было два метра, мутант не слышал их и продолжал кромсать жертву своими длинными когтями.

Все замерли. Парни не знали что делать. Начнут стрелять – привлекут еще больше мутантов, наличие которых тут не исключение. Наверх попасть нужно любой ценой. А страх долбил по вискам. И в мыслях появлялись знакомые отголоски, чеканя организму лишь одно слово – «бежать!».

Ситуацию спас Кальтер – гребаный снайпер. Задев ногой одну из гильз, та покатилась, толкнула еще одну, и еще, и еще, и целый ряд устремился к краю лестницы. Внутри все завыло, нужно было что-то делать. Илья нашелся с движением и, наступив на гильзы, прижал их к лестнице. Невозможно описать, какое облегчение испытали парни в тот момент, но толку от этого не было. Одна ,самая последняя гильза предательски выкатилась из под кроссовка и полетела вниз. Вова прикрыл глаза и подумал, может обойдется, может она упадет на внезапно появившуюся там мягкую кровать.

Чудес не бывает. Снизу раздался характерный звон, затем еще и еще.

Мутант оторвался от трупа и поднял голову, прислушиваясь.

- Едрит тво… - начал было Илья, но продолжение фразы утонуло в шуме выстрела. Вова передернул затвор дробовика и выдохнул, разгоняя дым перед собой. Мутант врезался в стену, обрызгав ее своими мозгами.

- Прибавить шагу! – воскликнул Вова и пустился вверх по лестнице, озираясь по сторонам. Группа добежала до последнего этажа и, открыв люк, вырвалась на крышу.

- «Чо это было?!» - воскликнул Никита в рацию.

- Мутанта встретили. Все нормально. Уже. – ответил Вова и осмотрелся. Город был как на ладони.

- Что дальше? – кинул Илья.

- Ждем, - прошипел Вова, смотря вниз, на кортеж.

Внизу все было тихо. Где-то вдалеке, между домами, мелькали силуэты мертвецов. А затем длинная пауза под аккомпанемент завывания ветра, охлаждающего кожу, забирающегося под одежду, ласкающего лицо, заплетающегося в волосы. Невозможно было не почувствовать минуты одухотворения, музы.

- Что за хрень там? – в который уже раз Вова обломал кайф от передышки.

Все повернули головы в сторону, куда смотрел парень. Над городом действительно плыло какое-то темное пятнышко. Кальтер поднял винтовку и заглянул в оптический прицел.

- Ну, что там? – требовательно воскликнул Илья.

- Это вертушка. «Блэк Хок».

- Наша цель! – кинул Вова. – Вниз бегом!

Группа буквально сорвалась с места. Кинувшись на лестницу, ребята ринулись вниз.

- Готовим машины! Вертушка на другом конце города! – воскликнул Вова в рацию.

- «Понял», - ответил Никита.

Минуя один этаж за другим, парни через несколько минут оказались внизу. Двери машин были открыты, и не успели они влезть в транспорт, как кортеж тронулся.

- Дави на всю, Некит! Мы не должны упустить их! – процедил Вова и добавил в рацию, - готовим оружие!

Проходя квартал за кварталом, машины миновали половину города.

- Вон она! Я вижу ее! – воскликнул Илья.

Где-то между домов, словно в фильме ужасов о нападении инопланетян, стрекотал «корабль».

- «Почему ястреб?» - раздался голос Гриши из рации.

- Потому что в этом апокалипсисе больше нет Америки, России, черных, белых, ваххабитов, мусульман, христиан… Здесь есть только люди и мутанты! Понимаешь? – ответил на вопрос Никита.

Вова удивленно посмотрел на друга – когда он успел стать таким разговорчивым?

- Никит, из виду не теряй вертушку, - процедил Илья, перевесившись между сидениями.

Никита фыркнул и свернул в проулок. Проскочив по кочкам, джип вырвался на главную улицу и все узрели вертолет. Похоже, кортеж тоже не остался незамеченным.

- И что теперь? Они нас видят, - прошептал Никита.

- Не сбавляй скоро… Черт! РПГ! – воскликнул Вова.

Белая стрела прочертила путь, сквозь воздух, прямиком к вертолету. Врезавшись в хвост, снаряд разорвался, вызвав у пилотов потерю контроля над машиной… и кучу других неприятностей. Вертолет начало носить из стороны в сторону. Он заметно терял высоту, приближаясь к земле.

- Некит, гони на возможное место падения! – воскликнул Вова.

- Меня беспокоит одно… - начал Илья.

Вова и Никита повернулись на друга.

- Откуда у них РПГ?

Парни переглянулись, замолчали.

- Быть предельно внимательными, - прохрипел Вова в рацию.

- «Есть, кэп,» - не заставил себя ждать Гриша.

Машина неслась параллельно дорожке дыма, которую оставлял вертолет. Высота с ужасающей скоростью давила на «Блэк хок» и он все быстрее приближался к земле.

- Он упадет на открытое место ,гони за ним. Нужно будет обеспечить им машину для эвакуации. – проговорил Вова.

И вот он… момент. Вертолет, сбивая заборы и столбы на своем пути, врезался в землю.

- Охренеть можно, - кинул Илья.

- К месту падения! Жми! Всем приготовиться к бою! – Вова даже не понял, на какой части фразы он включил рацию, но сейчас ему было плевать.

«Посадка» была совершена на небольшую площадку перед домом. Кортеж въехал во двор и, объезжая качели и «городки», направился к «ястребу».

- Ставим машины виде баррикады! Водители – остаются в машинах! Кальтер! Займи позицию где-нибудь в стороне! Работаем! – воскликнул Вова в рацию и тут же вылез из затормозившей машины.

Кальтер кинулся прочь, прямиком к подъемному крану с надписью «Nвановец». Китайское производство, что тут поделать.

- Заходим! – воскликнул Вова и кинулся с Ильей и Максимом к вертолету. Дверь была открыта, так что проблем с проникновением не оказалось.

Подойдя к кабине, Илья потянул дверь, отодвинув ее до конца и… в дверном пролете возник ствол автомата.

- Стоять! – раздался знакомый голос, но думать было некогда. Вова, молниеносно среагировав, пригнулся, ударил прикладом дробовика снизу вверх, прямо в автомат противника и сбил его с ног. Свалившись на пол, он глянул в лицо Вове и… в буквальном смысле охренел.

- Братишка! – крикнул он.

Вова разглядел в нем знакомые черты и тоже впал в ступор. Никита, по кличке Хидэн, названный брат Вовы. Еще в ТОЙ жизни они познакомились и поняли, на сколько похожи друг на друга. Два фрукта из разных сфер деятельности. По истечению срока «юношества», они разошлись по разным стезям. Хидэн стал хирургом, а Вова познакомился с апокалипсисом.

- Илья, помоги мне поднять раненых! Макс – займись оружием и патронами! – скомандовал Вова и помог подняться своему старому другу.

- Какого хрена? Вы нас сбили? – воскликнул Хид.

- Нет, мы вас спасаем, если ты не заметил! Некогда, давай, шевели ногами! – поддерживая друга под руку, Вова двинул к джипу. На полпути отпустив Хида, он кинул:

- Мне нужно прикрытие, сейчас здесь будут гости.

- Понял, братюня, - ответил он и, вскинув свою М4, двинул к машине.

Илья выносил на руках какую-то девушку. Встретившись взглядом с другом, Вова кинулся в вертолет. Внутри сидел какой-то мужчина, довольно-таки взрослый, с сединой на голове и кровавой раной на лице. В руках старик сжимал МП-5.

- Встаем, батяня, встаем! – Вова подхватил его под руку и помог подняться.

- Что тут происходит? – томно проговорил он.

- Апокалипсис, дядя, шевелим ножками! – они вышли из вертушки и двинули к машинам. Илья бежал навстречу.

- Проверь пилотов и помоги Максу! Я сейчас! – крикнул Вова. Донеся старика до машины, он усадил его и тот, встрепенувшись, проговорил:

- Помочь с чем?

- Ага, не путайтесь под ногами. – кинул Вова и добавил в рацию, - Кальтер, что там?

- «Чисто».

- Пилоты – «минус»! – крикнул Илья.

Вова кивнул и глянул на Максима, делающего уже второй заход. В руках он нес довольно тяжелый ящик.

- Еще есть внутри?

- Да, два, - кивнул он и шумно выдохнул.

Илья вынес ящик размером с довольно весомый телевизор и потащил к машине. Вова схватил последний и двинул вслед за другом.

- «У нас гости,» - прошипела рация и раздался одинокий выстрел винтовки. Затем еще один. Затем скрежет шин и треск метала. Похоже, Кальтер снял водителя транспорта. Но во двор ворвались еще два джипа.

- ОГОНЬ! – заорал Вова и раздался гул автоматов. Свинец врезался в обшивку машин, заставляя их тормозить. Встав в виде баррикады, джипы остановились, и послышались стуки дверей.

- Эй! Вы кто такие?! – раздался голос из-за джипов «белых».

- А вы кто такие? – ответил на крик Никита. Он, как и Гриша, открыли окна в машинах и, высунув туда автоматы, дружно палили в унисон с остальными.

- Мы «Белые»! Отдайте нам то, что принадлежит нам! И мы вас не тронем! – продолжал орать мужик.

- Эти врачи не принадлежат вам! – ответил Никита.

- Да что ты?! Тогда мы спалим всех вас! До единого! И скормим нашим ручным мутантикам! – продолжал орать мужик.

- Кальт. Заткни его. – проговорил Вова в рацию.

- Так что хрен вы уйдете отсюда, вол… - раздался выстрел и голос стих.

- «Готов» - раздался голос из рации.

- И что теперь? – спросил Хид, оглядываясь на Вову.

- А теперь ждем, и если кто высунется – огонь, - не успел парень договорить, как раздалась длинная очередь, затем еще одна, а потом и вовсе взвыл хор автоматов.

Не дождавшись, пока выстрелы стихнут, седой мужчина, имя которого Вова так и не спросил, подорвался с места и, словно сумасшедший, полетел прочь, открыв огонь из своего автомата в сторону «белых».

- Какого хрена! Стоять! – заорал Илья.

Бесполезно. Похоже, даже если бы он это слышал, он бы не остановился. Гильзы золотой дорожкой просыпались за врачом, затем их заменила струйка крови, и мужчина, подрезанный очередью, грохнулся на землю, захлебываясь собственными внутренностями.

- Твою мать! – выругался Вова. – Не высовываться! Как только они начнут перезаряжать – давите их!

Выстрелы начали стихать ,и все поняли, что тот момент, которого они ждали, настал. Высунувшись из-за укрытий на пол головы, все в унисон спустили курки. Град пуль врезался в машины. Послышались крики, стоны – похоже пару все-таки зацепило. Кто-то попытался вылезти – пронесло, а кому-то повезло не очень.

Прекратив пальбу, парни залезли обратно за машины и затаили дыхание.

- Надо сливать, Вов. Сейчас тут будут все мутанты города. – сказал Илья, повернувшись на друга.

- Знаю, - ответил он и принялся оглядываться.

Сознание его зацепилось за странную деталь – вертолет лежал носом в сторону поля боя. Он хлопнул Илью по плечу и кивнул, мол, за мной.

Оба сорвались с места и кинулись к вертолету. Влетев внутрь, Вова полез в кабину.

- Что ты хочешь? – недоуменно спросил Илья, убрав пистолеты за пояс.

- Так… Так, так… Как это включается? – Вова уселся на место пилота, предварительно скинув владельца кресла на пол.

- Ты что? Тут нахрен все сломано… Идем отсюда! Ты не поднимешь ее! – воскликнул Илья.

- Я и не собираюсь ее поднимать…. И тут ничего не сломано… гляди, панель еще горит… - Вова указал на красную лампочку.

- Красный цвет – не очень благоприятная вещь, особенно в таких машинах, гражданин горе-пилот, - Илья вскинул бровь и проговорил это так, словно хотел сказать «как же ты меня достал со своими идеями».

- Ага… Она горит – и то хорошо… Ну-ка… - Вова огляделся на мертвого пилота, стянул с него шлем и одел на себя. С щелчком спустив очки, он нащупал провод, тянущийся от шлема к панель и потеребил его. Панелька на очках то вспыхивала, то погасала. Наконец найдя нужное положение, Вова кинул:

- Держи вот так, Илюх, - и передал провод в его руки. Тот бережно перехватил контакт и стоял, не шевелясь.

Панель продолжала прогружаться, и в очках показались зеленые линии, напоминающие перекрестье.

- Охренеть, до чего техника дошла… Мне эта дрянь напоминает игрушку «баттлфилд», когда еще там на вертушке летаешь… ай, ладно, - Вова разговаривал сам с собой, но Илья понимал, что все это из-за нервного напряжения.

Вцепившись руками в один из рычагов, Вова принялся судорожно крутить его. Прицел в очках не двигался, так что парень отпустил рычаг. Схватившись за другой, он вновь потерпел неудачу.

- Что ж такое…

- Ты что, ищешь какой рычаг управляет перекрестьем? – спросил Илья.

Снаружи были слышны выстрелы, но парни прекрасно слышали друг друга.

- Ага… - Вова принялся осматриваться, в поисках очередного аппарата.

- На хрена рычаг, если есть голова? Поищи кнопку, фиксирующую цели…

- Да пошел ты на хрен! Я вертолет вблизи впервые вижу! – Вова схватился за первый рычаг и, толи осознанно, толи случайно, нажал на одну из кнопок. С правого крыла, зашипев, сорвалась ракета. Описав дугу, чудом не задев джипы Никиты и Гриши, она устремилась в небо.

- Епт… - кинул Илья.

- На хрен этот шлем, - Вова откинул головной «прибор» и кинулся наружу.

- Ты чего?! – воскликнул Илья.

-«Вы что творите?!» - заорал в рацию Кальтер.

- Гриша, Никита! Грузите всех и прочь с линии обстрела по моей команде! – ответил Вова в рацию и, добавив Ильей «помоги», принялся выворачивать патронташ с ракетами на левом крыле. Благо от удара об землю все было расшатано до чертиков, так что ракеты приняли нужное положение быстро.

Влетев в кабину, Вова глянул вперед и кинул в рацию:

- Все! Уходите на хрен!

Все попрыгали по машинам и, решив не медлить, парни дали газу. Под градом пуль, они отъехали прочь метров на пятьдесят, затем снова притормозили, но Вове было не до них. Нажав на кнопку, он услышал знакомый всплеск, затем шипение, и ракета по параболе устремилась прямо к машинам. Затем еще одна, и еще, и еще. Взрыв был ослепительно красивым и удивительным. Илья и Вова замерли, оглядывая этот невероятный столб пламени. Но медлить было нельзя. «Очнувшись», они кинулись наружу.

- Кальтер! Снимайся с позиции! К машинам! – воскликнул Вова на ходу.

- «Есть!» - ответил снайпер и, поднявшись, кинулся к своим.

Стрелки встретились у машин, которые ждали их с распростертыми объятиями, а точнее дверьми. Усевшись, Вова крикнул: «Дергай!», и машины сорвались с места, пересекая площадку. Объехав обгоревшие останки от машин «белых», ребята выехали на дорогу. Облегчение легло на сердце теплым пледом, но продлилось это не долго. Плед сдернул крик Гриши из рации:

- «РПГ!»

Вова и Никита переглянулись. Хид, сидящий на заднем сидении, рядом с Ильей, резко обернулся назад и вздрогнул. Позади раздался взрыв, и вторая машина колонны в буквальном смысле взлетела в воздух. Описав небольшую дугу по инерции своего движения, она обрушилась на асфальт. Металл скрипел, а стекла трескались, так что Вове было трудно представить, что кто-то там остался жив.

- Тормози, - сказал Вова и, зарядив недостающее количество патронов в дробовик, вылетел из машины. Илья с Хиденом вылезли следом.

- Никита, сделай круг и возвращайся сюда, подберешь нас. Давай быстрее только! – крикнул Вова и кинулся к машине. Никита в свою очередь выдавил газ и умчался прочь.

Парни, подбежав к машине, остановились и осмотрелись. Вокруг – никого, в машине несколько тел, но было сложно понять, живы они или мертвы.

- Илья, смотри в оба, Хид, глянь, есть кто живой в машине, - кинул Вова и сел недалеко от Ильи, осматривая окрестности.

Хиден открыл дверь перевернутого пикапа и принялся нащупывать пульс у всех, кто находился внутри.

- Баба и снайпер – живы. – сказал Хид и, вцепившись в снаряжение Кальтера, принялся вытаскивать его наружу. Тот, приходя в себя, пытался продрать глаза. Когда же его отпустили, он приподнялся и оглядел присутствующих.

- Что за хрень? – кинул Кальтер.

- Заткнись и помогай! – крикнул Хид и принялся вытаскивать девушку. Та была без сознания.

- Что с Максом и Гришкой? – спросил Илья через плечо.

- Не зна… - начал Хид и прервался, затем продолжил, - о, живой один!

Макс, открыв глаза, тут же принялся вылизать из машины.

- «Парни, я почти подъехал!» - крикнул Никита.

- Моло… твою мать! РПГ на одиннадцать часов! Огонь! – заорал Вова, так и не договорив. Внезапно на перебой загрохотали автоматы, град пуль обрушился на позицию гранатометчика, но неприцельный огонь все же позволил ему спустить курок. Ракета устремилась в сторону подъезжающего Никиты. Выдавив газ, он вывернул руль - машину повело в сторону, затем занесло, и она, чуть не перевернувшись, затормозила. Пытаясь завести мотор, парень громко крикнул в рацию:

- «Что это было?!»

- Давай быстрее! – ответил Илья и принялся перезаряжать пистолеты. На позиции было пусто, но не долго. Вскоре гранатометчика сменил ряд стрелков, которые в унисон обрушили град свинца в сторону ребят.

- За машину! – заорал Хид, подняв на руки девушку. Все принялись прятаться за пикапом. Пули свистели над головой, некоторые врезались в асфальт, пробивали сталь пикапа, но до людей не добирались. Это и было облегчением. Которое, как всегда, было прервано вскриком. Те, кто успел забежать за машину, заметили струю крови, вырвавшуюся из тела Макса. Две пули врезались в область правой ноги, а одна - в горло, зацепив артерию. Алый фонтан вырвался наружу под ужасным давлением. Парень захлебывался кровью, лежа на асфальте. Когда все, кроме него, достигли укрытия, загремел мотор внедорожника Никиты.

- Что делать?.. – прохрипел Илья, смотря, как недалеко от укрытия, где сидят все они, лежит их товарищ, истекая кровь, оставленный на произвол умов с автоматами. И с каждой секундой в него, вновь и вновь, врезались один патрон за другим, вырывая куски мяса, ломая кости, прошивая плоть насквозь. А они, сбереженные волей случая, сидя за укрытием, просто сидели и смотрели, как он умирает.

Никита подъехал к группе и, пробудив их сигналом, крикнул:

- БЕГОМ, БЛ*ДЬ!

Все ринулись внутрь. Никита выжал педаль газа, и машина рванула прочь.

Позади оставались ребята с автоматами, два трупа и разбитый пикап. И найденные боеприпасы с оружием и двое врачей ни хрена не грели душу, а даже наоборот, щемили сердце. Хотелось кричать, реветь, рвать на себе волосы и одежду, лишь бы не чувствовать того, что происходит вокруг. Но это НЕВОЗМОЖНО!

Перед глазами ребят еще долго было лицо Макса, умирающего, тянущего руку, которая так и осталась без помощи.

- Этот мир не щадит никого! Пора к этому привыкнуть, - грубо прохрипел Вова и, достав бинт, кинул его Кальтеру. Тот кивнул и принялся перевязывать руку.

- Зацепило? – спросил Хид, глянув на кровавое пятно на кофте.

- Немного, порядок.

Хид кивнул в ответ. Дальше всю дорогу в машине царила тишина.

Время пролетело быстро. Когда бойцы подъехали к воротам, стрелка часов была на цифре семь.

Сидящий на вышке лейтенант, узрев машину, что-то крикнул во двор и ворота открылись. Глаза всех собравшихся были удивленные, задумчивые, но ни разу не радостные.

Когда джип затормозил, Вова открыл дверь, но выходить не спешил. Илья вылез первым. К нему подошел лейтенант и, пожав руку, спросил:

- Где вторая машина?

- Нет ее… - кинул парень и, прихрамывая, отошел от машины и уселся на траву. Никита, вжимаясь в руль, задумчиво сидел и пялился куда-то вниз. Затем, выдержав паузу, он глянул на Вову, который так же задумался, и прохрипел:

- Минус три… Если я упущу тебя, Илюху или Карину – жизнь потеряет какой-либо смысл.

- Два, не три, а два… - прохрипел Вова, неповорачиваясь.

- Мы оба понимаем, кто третий, - коротко кинул он и вылез из машины. К нему тут же кинулась Настя.

Вова закрыл глаза, кивнул своим мыслям и, выбросив наружу дробовик, вылез сам. Хид и дядя Сережа вместе вытаскивали девушку из джипа. Затем Хиден понес ее в дом. Встретив на пороге Карину, он коротко кивнул, даже немного затормозив, но затем продолжил свой путь.

Кальтер вылез последним.

Лейтенант подошел к Вове и, осмотрев его, спросил:

- Где еще двое?

- Пали… смертью храбрых… - кинул тот и, пройдя мимо, двинул в сторону дома. Карина кинулась ему навстречу.

Лейтенант посмотрел вслед парню и решил промолчать. Все-таки потеря товарищей – не простое дело, и ребят можно было понять. Хид, уложив девушку в кровать, спустился вниз и вышел на улицу.

Познакомившись с лейтенантом он открыл багажник внедорожника. Взору предстали четыре железных ящика.

- Что это? – спросил лейтенант.

- Это…? Это интересная вещь, открывающая вам мир возможностей… - прохрипел Хид и, стащив ящики на землю, принялся открывать их по одному. Два ящика были забиты винтовками М4 и МП-5, еще два – патронами и магазинами к ним.

- Охренеть… А как на счет воинского долга, и тому подобное? – спросил лейтенант.

- В тюрьму меня не закинут, да и присяги я не давал. А так как несколько покойников сейчас кормят мутантов в вертолете – это все ваше.

- «Наше», а не «ваше». Смекаешь? – усмехнулся лейтенант и кивнул в сторону дома.

Возле двери стоял Вова. Он призывно махнул рукой, и Хиден двинул к нему. Карина стояла рядом, чуть приобняв Вову, и тоже ожидала приближения старого друга. Хиден подошел к парочке и кивнул головой, мол, что?

- Идем, покажем тебе кое-кого, - коротко кинул Вова и, развернувшись, двинул внутрь. Хид пошел следом. Поднявшись по лестнице, они зашли во вторую по коридору комнату и Вова остановился. Хиден выдохнул и подошел к лежащему на кровати Денису.

- Мда… Крови потерял до жути много… Не понимаю, почему он еще жив, - говорил Хид, осматривая синее лицо Дениса.

- Ты сможешь что-нибудь с ним сделать? – спросил Вова, подойдя к другу.

- Давай-ка посмотрим, - прошипел Хид и принялся снимать повязку на шее.

Долго осматривая рану, он, казалось, забыл, что позади его ждут Карина с Вовой, но все же он соизволил повернуться и. прикрыв глаза, прошептал:

- Он потерял слишком много крови. А та, что в нем осталась… В нее уже попала инфекция, так что… У меня нет ни уколов от столбняков, никаких либо других препаратов, чтобы поддерживать в нем жизнь. День, максимум два… Прости, брат, - прошептал Хиден.

Вова кивнул. Лицо было спокойное, он сохранял ту же гримасу, что и в начале диалога. Но внутри него все разрывалось. Ему хотелось разнести все к чертям, но какой же он будет лидер, если поведет себя так.

- Я понимаю… Спасибо, - прошипел Вова.

Хид подошел к другу, хлопнул его по плечу и вышел из комнаты, потянув за собой Карину. Закрыв за собой дверь, он прохрипел Карине:

- Пусть побудет один.

Вова, оставшись один на один с Денисом, подошел к нему, сел на край кровати и, оглядев с ног до головы, прошептал:

- Прости меня, дружище… Мы столько пережили вместе, и сейчас я теряю часть себя. Сегодня-завтра…. Ты уйдешь… - Вова смотрел на бледное, синее лицо Дениса, а по лицу катились бусинки предательских слез.

Лейтенант вытащил один МП-5, зарядил его и принялся прицеливаться куда-то в облака.

- Балуетесь? – крикнул Кальтер, подходя к офицеру.

- Ага, балуюсь. Сейчас выйду за ворота и так побалуюсь, ух! – проговорил лейтенант, расплываясь в улыбке. Похоже, нынешний расклад его несказанно радовал.

- Что мы теперь собираемся делать? – спросил Кальтер.

- Будем жить. Изредка выезжать за припасами, привлекать выживших, собирать колонию. Сам понимаешь, раса людей на грани вымирания из-за самих себя, так что, - лейтенант вынул магазин из автомата и принялся осматривать пули.

- Нравиться МП-5? – Кальтер присел рядом на травку, облокотившись о колесо внедорожника, и, прикрыв глаза, принялся наслаждаться тишиной.

Лейтенант посмотрел на парня, лицо его внезапно изменилось, стало каким-то грубым, задумчивым, он проговорил:

- Что произошло с Максом и Гришей?

Кальтер от неожиданности вопроса широко открыл глаза и попытался осмотреть лейтенанта. Ничего не вышло: солнце светило прямо в глаза.

- То есть как? Погибли они… - прошептал Кальтер, тщетно пытаясь скрыться от лучей светила, словно от смертельных лазеров.

- Как? – спросил лейтенант.

- Как… - Кальтер задумался, упер взгляд в землю и заговорил, - … мы удирали от «белых». Собрали боеприпасы, раненых и свалили к чертям. Все, что я помню, этот крик Гриши «РПГ!»… А потом темнота. Проснулся я в тот момент, когда Хид вытаскивал меня наружу из машины. Потом мы вытащили Макса. Гриша на тот момент был уже мертв. Вроде опять грянул РПГ. Затем по нам начали стрелять… Явно не «белые». Комбинезоны были черно-красные, да и слаженность была несказанная. В общем, под треск стекол, свисты пуль, мы дернули за машину. Меня тут же зацепило в руку. Я даже сначала не почувствовал. Усевшись за машиной, заметил кровь. Хид затащил девушку за машину, а Макс… Он не успел. Сбили с ног, а затем просто распотрошили свинцом. Вот так. А мы ничего не могли сделать… - Кальтер закрыл глаза и замолчал.

Лейтенант, молча, кивнул и оглядел двор. У двери сидели Никита и Настя, разговаривая между собой, Позади, под вышкой, сидел Илья. Мужчина выдохнул, сунул магазин в автомат, поставил на предохранитель и, повесив его себе на спину, пошел в дом. Зайдя в дом, он оглядел кухню. На стуле, что-то читая, сидел Хид. У столов хлопотали Карина и Наталья.

- Дамы, - воскликнул лейтенант, - команда ждет праздничного ужина, м?

Наталья улыбнулась, кивнула и проговорила:

- Все будет, не волнуйся, Сереженька.

Лейтенант усмехнулся женщине и развернулся. На диване лежал Виктор. По телевизору как всегда ничего не показывали, так что все смотрели «ди-ви-ди-диски». Уж их в этом доме оказалась куча.

Лейтенант вновь повернулся в сторону кухни и, поймав взглядом Хида, спросил:

- Где Вовка?

- Наверху, у Дениса. Не трогайте его сейчас. – тихо проговорил Хиден, не отвлекаясь от чтения.

- А Денис? Как он?

- Завтра-послезавтра похороны, - коротко кинул Хид.

Наталья замерла, а из рук Карины выскользнула тарелка.

- Простите… - прошептала она и принялась собирать осколки.

Время летело быстро. Илья перебрался на вышку и сидел там в одиночестве. Вова не выходил от Дениса, и из комнаты то и дело доносились стуки ломающихся рамок, картин, стульев. Хид продолжал читать, Виктор лежал на диване, а Кальтер так и уснул у колеса. Герман и Алексей проснулись, повылазили из своих комнат и, то и дело, донимали спящего Кальтера, чтобы тот рассказал, что произошло за сутки.

Вскоре, когда ужин был почти готов, Вова вышел из комнаты и, спустившись вниз, побрел к умывальнику, что находился на улице. На лавке у входа сидели Никита и Настя. Никита, обратив внимание на вышедшего друга, крикнул:

- Ты куда? – но Вова понимал ,что вопрос был задан не с целью получения ответа, а так, для осведомления состояния.

- Я в порядке, - хрипло ответил Вова и, завернув за угол, принялся умываться.

Спустя несколько минут, Наталья вышла наружу и крикнула:

- К столу!

Все, кто активно, кто пассивно, принялись сползаться на кухню. А там был воистину «шведский стол». Чего только не было. Ну, еще бы. Такая добыча дорогого стоит, и побаловать себя в этот день можно было.

Все расселись по местам и приступили к трапезе. Все было настолько мирно ,что все могли просто забыть про то бремя, которое тянется за ними хвостиком. Но сделать это мешали автоматы и дробовики, развешанный по спинкам стульев.

Лейтенант взял бокал вина, встал со стула и проговорил:

- И так. Этот бокал мы выпьем за то, что сейчас мы все сидим здесь, сидим, и слушаем, как я говорю этот тост. И пусть так будет чаще, и пусть нам всегда улыбается удача. Здоровья вам всем, ребята.

Мужчина стукнул бокалом о бокалы других, наперебой выкрикивающих разные слова и лозунги, опрокинул кружку и сел, не закусывая.

Все пожелали друг другу приятного аппетита и принялись жадно поедать пищу. Первым тишину нарушил Хид:

- Да уж, какая жизнь-то штука. Непростая, скажу я вам. Когда все это началось, я и представить не мог, что вы, ребята, - он посмотрел на Карину, Вову, затем перевел взгляд на Никиту и Кальтера, - живы, невредимы, боритесь за свои жизни и… вообще ,все это больше напоминает сюжет какого-то фильма или книги.

- Друг, я как-то обещал тебе, что мы встретимся с тобой, - улыбнулся в ответ Вова.

- Это точно.

- Расскажите, что там было? – внезапно проговорил Герман, оглядывая прибывших членов команды.

Вова переглянулся с Никитой, затем с Кальтером. Илья сидел молча, откинувшись на спинку, скрестив руки на груди. Он просто сидел и молчал, глядя на зазубрину на краю стола.

- Ничего хорошего. Сначала упал вертолет. Мы приехали как раз вовремя, вытащили все, что нам нужно, по хорошей случайности дернули «белых» и смотались. По пути нас огрели с РПГ. Так мы и потеряли… Гришу и Макса. – медленно и размеренно говорил Кальтер.

- За них, - тут же подхватил Вова, подняв бокал. – Пусть земля будет им пухом.

- За них!

- За них!

- За них…

Все дружно отозвались на призыв и, не чокаясь, выпили вино. А дальше все было тихо и мирно. Никаких криков, разборок и рассказов. Просто душевные разговоры. Каждый влил в себя по пол-литра вина. И когда все были просто не в силах стоять на ногах, лейтенант развел их по своим комнатам. Ночь тоже прошла спокойно – никаких выстрелов, криков и воплей. Часовой не подвел и выдержал свое дежурство с достоинством.

Утро выдалось тяжелым для всех: вчерашняя «гулянка» прошла туго, особенно с непривычки. И так, продрав глаза, Вова попытался сообразить, где же он все-таки находится. Рядом было примятое место, на котором, судя по всему, спала Карина. Где-то, чуть дальше от ног, спал Илья, а с другой стороны кровати виднелись ноги Никиты и Насти. Попытавшись подняться, Вова почувствовал резкую боль в голове. Вино сказывалось, но не настолько, чтобы бежать за таблетками.

- Твою мать… - прошипел парень и глянул на окно. Утреннее солнце светило в комнату, а это значило одно – пора вставать.

Приподнявшись с матраца, он отыскал свои джинсы, натянул их, застегнул ремень и двинул наружу. На лавке было пусто. Вова побрел к умывальнику. Именно он стал его лучшим другом в последние несколько дней.

Умываясь, парень принялся обдумывать все картинки, которые он видел по пути в данное место.

В комнатах все чисто, на кухне он не видел ничего, так как не смотрел туда, на улице – пусто, на башне лежал часовой, ворота приоткрыты, умывальник на месте… СТОП! А почему ворота были приоткрыты, а часовой на башне – лежал?!

Замерев, Вова только и выдавил из себя:

- Какого…?! – дернув во двор, он глянул на ворота – приоткрыты, на башню – часовой лежал на ней, ноги и руки свисали с краев, а на траве, у стены, лежал МП-5. – ТРЕВОГА! – только успел заорать Вова, прежде чем его голос сорвался.

Кинувшись к автомату, он резко схватил его и выбежал наружу. Осмотревшись, он не заметил ничего подозрительного. Зайдя внутрь, он закрыл ворота и осмотрел двор. Наружу уже выбежали лейтенант, Никита и Илья.

- Что здесь происходит? – крикнул лейтенант и остановил свой взгляд на часовом.

- Илья! Проверь его, живой или нет, я гляну во дворе, Никита – обшарь дом. Ворота были открыты, - скомандовал Вова и кинулся вглубь двора. Осмотрев каждую щель, каждый сарай, он вернулся к башне.

- Вроде жив! Два пореза: в области сердца и глаз, - констатировал факт Илья.

Никита вылетел из дома и выкрикнул:

- Чисто!

Вова вскинул бровь, выругался и, сунув в руки лейтенанту МП-5, кинулся в дом, с криком:

- Карина! Карина!

Обшарив каждый этаж, каждую комнату, он в ужасе вылетел наружу и выдал:

- Денис с Кариной пропали!

- То есть как?! – воскликнул лейтенант.

- Да вот так! Нет их нигде!

Герман, облизав кровь с губ, прошептал:

- Илья…

Илья перекинул взгляд на часового, выпучил глаза и воскликнул:

- Герман! Что это?! Кто это был?!

Парень лежал, пытаясь открыть глаза, но глазницы были в крови и было сложно предположить, будет ли он вообще что-нибудь видеть.

- Это… Денис… он вышел… из дома… Карина… на руках… - Герман закашлялся.

Вова подлетел к лестнице, забрался на нее и вслушивался в его слова.

- Что дальше? – Илья нервно потрепал часового за плечи.

- Он… ушел… я не помню… ничего… больше.

- Твою мать… Похоже Денис инфицирован, - прохрипел лейтенант.

На улицу выполз Хид. Он, ошарашено оглядываясь, гаркнул:

- Карина..? Пропала?

- Да! – ответил Вова и кинулся к ящику с оружием, стоящему у двери. Открыв его, он вытащил карабин М4, накинул на себя толстовку, висящую на вешалке, сверху одел разгрузочный жилет и принялся засовывать по карманам магазины.

- Эй! Эй! Ты куда?! – крикнул лейтенант.

- Искать…

- Кого?!

- Обоих… - Вова сунул последний магазин для карабина в карман и, перекинув через плечо дробовик, принялся засовывать патроны в патронташ.

- Хорошо… Хорошо, - ответил лейтенант, и, словно ни в чем не бывало, обошел Вову, вытащил карабин из ящика и принялся расфасовывать магазины по своему жилету. Хид внимательно смотрел на это, затем подошел к ящику с МП-5 и последовал примеру братьев по оружию. Илья, наблюдавший за этим с лестницы, спустя несколько секунд, подошел к ящикам и, вытащив МП-5, принялся готовить боеприпасы к нему. Затем тоже самое начал делать Никита, Кальтер и Виктор.

Вова закончил первым – он вышел на улицу и завел внедорожник.

- Ну что, все готовы к сафари? – крикнул лейтенант.

- О, да. – ответил Кальтер, вскинув свою винтовку. На плече снайпера висел карабин М4.

- Тогда поехали, - усмехнулся лейтенант.

Никто не знал, где они собираются искать пропавших, куда приведет их судьба, они просто верили, что делают все правильно. Только нет ничего правильного в том, что они оставляют на произвол судьбы Настю с Натальей в этом огромном доме.

Открыв ворота, машина выехала на дорогу.

- Куда? – спросил лейтенант, глядя на развилку.

- Они ушли из города. Я уверен. В город бы их не унесли. Там стало меньше этих уродов. – сухо ответил Вова.

- С чего ты решил, что именно за город?

Парень пожал плечами и, надавив на педаль газа, кинул:

- Чувствую.

Внедорожник мчался по пустой улице, которая вела на мост. Мост, в свою очередь, был дверью, ведущей прочь из города. И когда машина выехала на шоссе, Вова принялся отслеживать степень примятости травы в кювете. Вся трава была свежей, нескошенной. Проехав так около километра, Вова приметил дорожку примятой травы, которая уводила взгляд правее, почти на девяносто градусов.

- Тут, - тихо проговорил он.

Парни, сидящие в машине, пытались сообразить до конца, что происходит. Хоть и общий вид картины понятен был, все же многое оставалось туманным.

Вова вывернул руль, и внедорожник съехал с дороги. Проходя довольно зыбкие ямы кювета, машина все же вырвалась на поле, и дальше путь пошел ровнее. Примятая пшеница вела дорожкой прямо к берегу реки. Как только внедорожник подъехал к песчаному берегу, Вова заглушил мотор и, выдержав паузу, кинул:

- Выходим.

Парни повалились из машины. Зарядив оружие, они рассредоточились на местности и, когда убедились, что все чисто, Вова сказал:

- Все, пошли. На песке четкие следы.

Отряд двинул по следам ходьбой, чуть-чуть не доходящей до бега.

- Вов, с чего ты взял вообще что они оба тут? – спросил Илья, не сбавляя скорость.

- Я понимаю, что все это сыро, и все доводы – лишь доводы, но что-то мне подсказывает, что Денис еще, хоть и немного, но в здравом уме.

- А какой шанс, что он не сожрал Карину? – спросил Кальтер.

Вова остановился, затем, резко развернувшись, направил дуло винтовки прямо в лицо снайперу:

- Сука, еще одно слово, и я тебе мозги вышибу!

- Эй, эй, успокойся! – Никита подлетел к Вове и, опустив его винтовку своей рукой, попытался закрыть Кальтера собой.

- Да я только спросил… - прошипел снайпер. К нему подошел Илья, двинул подзатыльник и прохрипел в ответ:

- Ты нашел, что сказать, тоже мне… Он извиняется! – последнюю фразу Илья крикнул Вове.

- Пошел он на хрен со своими извинениями! – ответил Вова и двинул дальше по берегу, вдоль реки.

Группа, медленно, но верно, продвигалась по следам.

- Вов, не волнуйся, мы ее вытащим, - прошептал Никита, подойдя к другу чуть ближе.

Спустя четверть часа ходьбы, группа все-таки настигла цель. Следы вели в заброшенную шахту, что была прямо внутри обрывистого берега.

- Прекрасно, - прошипел лейтенант.

Вход представлял собой трещину, прикрытую дверью, образовавшуюся здесь, похоже, от разливов реки. Никто не знал, на сколько глубока эта шахта, но похоже всем было плевать.

- Если Денис пришел именно сюда, значит, что-то его сюда тянуло… - проговорил Кальтер.

- О чем ты? – воскликнул Никита.

- Он о том, что, возможно, у этих тварей есть база, или, может, у них здесь матка сидит, - срезал лейтенант.

- Не будем терять время, м? – проговорил Хид.

- Вот-вот, - добавил Виктор.

Вова подошел к двери, показал три пальцы. Затем два. Один. Как только кисть сжалась в кулак, он открыл дверь, закрывшись ею, а Никита и Илья прицелились внутрь.

- Там темно, не видно ничего… - проговорил Никита.

- Что за?.. – тихо прошипел Илья и, прищурившись, принялся оглядывать пустоту внутри.

- Что? – ошарашено спросил лейтенант.

- Я что-то слыш… ТВОЮ МАТЬ! – не успел договорить Илья, как Никита спустил курок. Очередь из М4 врезалась прямо в тело выбегающего мутанта. Он, несмотря на пули, продолжа двигаться, пока выстрел Ильи не прекратил дееспособность его мозга.

- Прекрасно! Теперь они знают, что мы здесь… - прохрипел Виктор.

- Заходим! Там тесно, не толпитесь, включите фонари, не зацепите своих. Все, пошли, - гаркнул лейтенант и двинул внутрь. Отряд организованной цепочкой потянулся следом. И вот тела накрыла всепоглощающая мгла. Послышались щелчки фонарей, и шахту осветили яркие лучи.

- Двигаемся быстро, - прошептал Вова.

Коридор тянулся прямо в недра земли, шахта была давно заброшенной, в ней воняло плесенью и гнилью.

- Я что-то видел… - прохрипел лейтенант и замер. Впереди, проскочив через луч фонаря, что-то негромко урчало.

- Это мертвяк… Найти его, - прошипел Вова и направил свой фонарь вперед, параллельно лучу лейтенанта. Поискав цель секунд пять, они наткнулись на изуродованную рожу мутанта.

- Огонь, - сдавленно прошептал лейтенант, и в шахте раздался выстрел, который из-за тесного пространства казался настолько оглушающим, что уши заложило мгновенно.

- Черт! – выкрикнул Виктор, явно не привыкший к стрельбе.

- Снял, двигаемся дальше… - сказал лейтенант. Цепочка фонарей во тьме потянулась дальше. Пройдя первый коридор, отряд вошел во второй. Разъединяли коридоры небольшие холлы, в которых покоились старые прогнившие кирки, молотки и тележки.

Отряд двинулся дальше. Лейтенант до сих пор был первым, поэтому вся ответственность за продвижение лежала на нем.

- Не может быть, чтобы здесь было так тихо, - проговорил Илья.

- Затишье перед бурей? – предположи Кальтер.

- Может быть, может быть, - отозвался Хид.

Лейтенант увидел впереди выход из коридора и проговорил:

- Конец тоннеля. Дальше, кажется, какой-то зал…

И действительно, оказалось, что тоннель вел в огромный зал, похожий на карьер. Похоже, именно здесь добывали полезные ископаемые, а потом, погружая на тележки, вывозили их по этим коридорам.

- Шикарно… Я вижу мертвяка, - проговорил Илья, указав на дно карьера.

- Ага, я тоже его вижу, - сказал Кальтер и прильнул к оптике.

- Не стрелять, - ответил на все высказывания лейтенант, - подойдем ближе.

Спустившись внизу карьера, парни поняли, насколько он огромен. Примерно шестьдесят метров в высоту и столько же в длину. Изнутри карьер представлял собой шар, на дне которого были разбросаны разные тележки и камни.

Рассредоточившись за укрытиями, отряд сфокусировался на том самом мутанте.

- Я сниму его. – проговорил лейтенант и, прицелившись, спустил курок. Пуля вынесла мозги мертвяку, который, похоже, не успел даже учуять бойцов.

Но эхо от выстрела оказалось куда более ужасающим.

- Черт… громко… - прошипел лейтенант.

Но, спустя секунду, из всех шахт, которые вели в карьер, раздались злостные вопль и рыки мутантов, в разнобой кричащие только одно – призыв к смерти.

- Слишком громко, - проговорил Хид.

Вова расположился у перевернутой тележки, выложил на нее два магазина и, усевшись поудобней, крикнул:

- Можете начинать молиться!

- Спасибо, хорошая новость… - ответил Никита, усевшись за камнем.

- А я только хорошие новости приношу, - крикнул Вова.

- Трепач, - комментировал Виктор.

- Ага, трепач… - согласился Вова и захохотал.

- Парни, - раздался голос лейтенанта.

Все повернулись в его сторону и вопросительно глянули на него.

- Это честь – биться рядом с вами плечом к плечу. Мы слишком много пережили вместе, так что вы можете считать себя национальными героями.

И в карьере воцарилась тишина.

- Удачи вам, ребят, - проговорил Илья.

Хид подошел к Вове, сел рядом, выложил магазины винтовки М4 рядом с магазинами Вовы и, улыбнувшись, сказал:

- Если сдохнем, то вместе.

- Да, братишка, - Вова приобнял друга, затем маякнул всем, кто смотрел в его сторону, рукой и снял винтовку с предохранителя.

На ярусах карьера начали показываться силуэты, выползавшие из шахты.

- Вот и они… - прошипел лейтенант.

- Огонь по готовности, - крикнул Вова.

- Есть! – ответил Кальтер, прильнул к оптическому прицелу и спустил курок. С самого дальнего яруса полетел силуэт, оставляя за собой кровавую струю, которая, приземлившись, обагрила тушу.

- Метко… - крикнул Виктор.

- Еще бы, - ответил Кальтер.

Мутантов становилось все больше и больше.

- Попали мы, ребята… - крикнул лейтенант.

- Не стреляйте, подпустим поближе… - сказал Вова.

Мутантов становилось все больше и больше. Они разбегались по ярусам, спускаясь на дно карьера. И как только первые несколько ступили на дно, Вова крикнул:

- ОГОНЬ!

Раздались выстрелы. Мутанты шли напролом, но их плоть была просто пухом, по сравнению со свинцом. Патроны рвали их черепа и кости, кровавые ошметки взлетали в воздух, превращая поле боя в настоящую мясорубку.

- Перезаряжаюсь! – крикнул Илья.

Хид тут же перевел винтовку в сторону позиции Ильи и открыл огонь по мутантам, которые подходили к нему близко. Илья закончил и, маякнув рукой Хиду, мол, спасибо за поддержку, продолжил стрелять.

Вова выпускал по одиночному патрону по выборочным целям, которые вырывались вперед, именно поэтому патроны уходили куда медленнее, чем у остальных. Никита же, набрав целую кучу магазинов, строчил из винтовки как из пулемета.

Хид старался подсобить тем, кто перезаряжался, а Виктор просто стрелял по всему, что приближалось к нему.

- Перезаряжаюсь! – крикнул лейтенант.

Хид прицелился, спустил курок, но раздался предательский щелчок.

- Сука! Вовка, помоги вояке! – гаркнул Хиден и, откинув пустой магазин, сунул новый. Передернул затвор и, кивнув Вове, открыл огонь.

Вова продолжал стрелять по мутантам, вырывавшимся вперед из толпы. Но они не кончались. Они все шли и шли из недр шахты.

- Да сколько их, мать… - крикнул Кальтер и, перезарядив СВД, взял свой карабин М4 и открыл огонь уже из него.

Очередная очередь срезала тройку мутантов, сложив их в общую кучу. Кто-то из этой кучи еще пытался встать, но их давили другие трупы.

- Перезаряжаюсь! – крикнул Вова.

- Перезаряжаюсь! – тут же отозвался Никита. Он, в отличие от других, стрелял одновременно и из карабина, и из МП-5. Перезарядка могла дорого ему обойтись, но благо Хид расчетливо прикрыл его задницу, сложив двух мутантов, подобравшихся слишком близко к позиции.

Вова открыл огонь, перезарядившись, но сознание заметило, что мутанты идут слишком быстро.

- Мутанты с тыла!!! – заорал Кальтер.

Вова и Хид развернулись и ошарашено уставились на кучу зомбяков, бегущих на них. Почти одновременно, они вскинули оружие и открыли огонь. Срезав всех, парни перезарядились и развернулись. Лейтенант справлялся со своей волной, но Виктор был на пределе. Он слишком много патронов выпускал впустую, за что и платил потом… пока только потом.

- Хид, подсоби Виктору!

- Погоди, Никита не выгребает! – ответил он, стреляя по мутантам, подбирающимся к позиции Никиты, который в очередной раз перезаряжал свои пушки.

- Перезаряжаюсь! – крикнул лейтенант.

- Я тоже! – ответил Вова.

- И я! – раздался голос Хида.

Илья привстал на позиции и открыл огонь по мутантам, которые шли на лейтенанта. На подходе к позициям отряда образовалась неплохая куча, что было и хорошо и плохо. Плохо – потому, что мутанты, забираясь на эту кучу, прыгали с нее, тем самым резко сокращая расстояние.

- Я пустой! – заорал Виктор.

Илья глянул на него, затем на его МП-5, вытащил из своего «разгруза» обойму и кинул ему:

- Не трать попусту!

Тот кивнул, перезарядился, но не успел выстрелить… мутант, подобравшись слишком близко, прыгнул на него, разгрызая плоть, разрывая его тело на куски.

- ВИКТОР!!! НЕТ! ТВАРЬ! – заорал Кальтер и открыл огонь по мутанту. Но позиция Виктора дала слабину, и мутанты хлынули прямо туда. На ярусах их становилось меньше, что не могло не радовать, но близость тех, что были внизу, очень сильно пугала.

- Прикройте, перезаряжаюсь! – крикнул Илья, присев.

Мутант прыгнул на позицию перезаряжающегося лейтенанта, но тот перекинул его через себя и, вынув ПМ, размозжил мозги по земле.

- Вот так! – крикнул лейтенант, но радость его была не долгой. Сзади навалился еще один.

Кальтер отстреливал мутантов Ильи, а Хид помогал на фланге Никиты.

Лейтенант продолжал бороться с монстром. Наконец, скинув безжизненное тело с себя, он подполз к своему карабину, сел на позицию и открыл огонь.

Вова хлопнул Хида по плечу:

- Я к вояке. Прикрой.

Тот кивнул в ответ и принялся отстреливать мутантов на пути Вовы.

Парень подбежал к лейтенанту, сел рядом и, выпустив очередь, спросил:

- Вы как?

- Живой, - ответил тот. Но Вова заметил краем глаза лужу крови под животом лежащего военного.

- Обезболивающее?

- Уже, - ответил военный.

- Хорошо, кивнул Вова и продолжил стрелять.

Илья вновь сунул обойму в свой МП-5 и открыл огонь уже по подбирающимся к нему мутантам.

- Нужно пробиваться! – крикнул Никита.

Лейтенант глянул на Вову, затем на Никиту:

- Он прав. Веди их на пролом в тот коридор, что напротив того, откуда вышли мы. А я прикрою вас снизу.

- Вы не с нами? – Вова ошарашено глянул на мужчину.

- Нет, я уже не жилец. Кровь хлещет ручьем, так что я вас лучше прикрою…

Вова глянул в глаза офицера. Сложно было с ним спорить, особенно когда он все для себя решил. Парень лишь выложил несколько обойм от ПМа на камне лейтенанта и гранату.

- Откуда? – спросил лейтенант, узрев орудие.

- Нашел в вертолете, когда перестреляли «белых»,

Лейтенант кивнул и прошипел:

- Все уходите. Пока впереди чисто. Они попрут с тыла…

И правда, как в воду глядел. Раздался крик Кальтера:

- ТЫЛ!!!

Офицер открыл огонь по группе мутантов, бегущей с тыла, а Вова, поднявшись на ноги, крикнул:

- Все за мной! Прорываемся!

Хид поднялся и кинулся к Вове. Кальтер и Илья побежали за ним. Никита, отстреляв пару мутантов, встал на ноги и, перезаряжаясь, пошел следом за группой. Забравшись на кучу трупов, парни поднялись на первый ярус, затем на второй, и вошли в тоннель, откуда вышли все мутанты. Уничтожая одиночек, они вошли вглубь тоннеля и Илья спросил:

- Он пожелал остаться?

- Да…

- Что с ним? – спросил Никита, слушая выстрелы, доносящиеся сзади.

- В живот ранили. Кровь хлещет. Сказал, что не жилец, - ответил Вова.

- Ясно… - Никита.

Хид держался в авангарде, рядом с Вовой, сзади шел Илья, затем Никита и Кальтер.

- Ты уверен, что мы идем правильно? – спросил Илья.

- Если нет – вернемся. – сказал Вова.

- И подберем лейте… - Хид не успел договорить, как сзади послышался взрыв.

Парни переглянулись между собой.

- Бегом! Мы должны успеть найти Карину раньше ,чем мутанты найдут нас! – воскликнул Вова. Группа двинула вперед. На пути попадались одиночные мутанты, но все они были легкой мишенью. Вскоре тоннель закончился и впереди был небольшой зал, освещенный огнем от факелов.

На камне посреди комнаты лежала девушка, а перед ней стоял силуэт в два метра высотой.

- Не стрелять, - прошептал Хид.

Парни вошли в комнату. Вова вскинул винтовку и осмотрел девушку – Карина.

- Это она, - прошипел Илья.

Вова перевел мушку на мутанта и свистнул.

Тот повернулся и все замерли. Денис… это был он.

Покрытое толстенной зеленоватой коркой тело, на руках – когти, клинковидные штыки на спине и огромные мускулы по всему телу.

- А вот и ты… - прошипел Вова.

- Это же Дэн! – крикнул Кальтер.

- Это не Дэн.. уже. – прошептал Илья.

Вова проговорил:

- Кальтер, в глаз.

- Есть! – ответил тот и прциелился.

- огонь, - проговорил Вова, но выстрела не последовало.

Кальтер вскрикнул и исчез во тьме тоннеля.

- Что за?! – Илья развернулся и заметил несколько мутантов, стоящих в нескольких метрах от группы. Он открыл огонь. Никита и Хид не растерялись и подсластили свинцовый дождь.

Вова вспомнил о Денисе, и, развернувшись, почувствовал пронзительную боль. Одним ударом, Денис сбил Вову с ног и откинул от себя на пару метров. Натиск мутантов был велик, и парни отбивались как могли.

Вова поднялся и, осознав, что поддержки от парней можно не ждать, вскинул винтовку.

- Подохни!!! – воскликнул он и открыл огонь.

Свинцовый дождь врезался в шкуру мутанта, но пули даже не пробивали ее.

Громила шел прямо к Вове, невзирая на огонь. Как только он добрался до него, он резко ударил его локтем, и парень отлетел в стену. Ударившись головой, он начал терять сознание. Сквозь белую пелену он видел, как на Хида набросился один из мутантов. Никита попытался отодрать его от Хида, а Илья открыл огонь по громиле. Громила подошел к Илье и ударил того когтями, оставив глубокие раны на руках. Никита продолжал сражаться в рукопашную с мутантом, Хид безжизненно лежал на полу, а Вова попытался придти в себя. Как только сознание встало на свое место, он подобрал винтовку и, прицелившись, срезал мутанта, ворвавшегося в комнату. Затем мушка легла на глаз Дениса ,но карабин предательски щелкнул. Патронов не было. В разгрузочном жилете тоже было пусто. Парень в отчаянии снял с плеча дробовик и, поднявшись на ноги, спустил курок. Бесполезно. Но надежда умирает последней, и он продолжал стрелять в идущего на него громилу. И как только мутант достиг цели, он вновь ударил Вову по голове, затем поднял, подкинул и ударил когтистой лапой по летящему телу.

Узрев эту картину, полуживой Хид, стерев кровь с лица, вытащил аптечку из разгрузочного жилете, взял оба тюбика и выдавил прямо в вену. Через секунду он напрочь забыл о боли и, приподнявшись, взял свою винтовку. Громила развернулся на Хида, оскалился и быстрым шагом пошел к нему. Хид открыл огонь, но тщетно.

- Неужели ты бессмертный, а?! – орал врач, затем замолчал, как и его автомат. Он откинул карабин, расставил руки в виде креста, захохотал, и именно в этот момент когтистая лапа громилы разворотила его тело на несколько ошметков.

Никита, весь в крови и ранах, попытался подняться, но мутант тут же прижал его своим кулаком, затем вонзил в спину свои когти. Илья, приподнявшись, подтянул к себе свой автомат и хотел было открыть огонь. В глазах темнело, сознание улетучивалось, а кровь из правого легкого продолжала хлестать. И в последний момент, когда палец почти оттянул курок, раздался выстрел. Один. Но пуля прошила глазницу громилы, вынося мозг наружу. Илья так и не успел нажать на курок, он просто отдался тьме, а в голове была одна мысль – мы сделали это.

Кальтер выдохнул и поблагодарил высшие силы за то, что они сохранили последний патрон в его СВД. Он лежал в тоннель, весь изувеченный, нога болталась на лоскуте кожи, а в глазах темнело. Он вытащил ремень из брюк, стянул его на разорванной ноге и застегнул виде жгута. Стерев кровь с левой глазницы, где раньше был глаз, он лег на спину и, прильнув к рации, прохрипел:

- Если кто-нибудь меня слышит, мы в заброшенной шахте близ города. Мы смертельно ранены… прошу помощи.

Вова попытался открыть глаза – получилось хреново. Кровь слиплась на ресницах, но парень все же пересилил себя. Он огляделся – вокруг тишина. В правой руке был автомат, а левая рука лежала рядом, оторванная по половину предплечья.

Парень обессиленной рукой потянулся за аптечкой в карман джинс. Вытянув тюбик с обезболивающим, он вколол лекарство в руку, затем вколол адреналин и попытался подняться. Получилось тяжело, но получилось.

Рядом стонал Никита. Приподнявшись, он оглядел комнату. Только сейчас приметив за камнем, на котором лежала Карина, еще один выход наружу, он прошипел:

- Володь, ты как?

- Плохо… - Вова взял автомат и принялся приматывать ремень от оружия к оторванной руке, в качестве жгута.

- Охренеть… - прошипел Никита.

- Иди наружу… за машиной…

Никита кивнул, облокотившись на М4 поднялся и пошел к выходу. Вова тем временем попытался встать на ноги. Получилось так же плохо. Все тело безумно болело, но не настолько сильно, как до принятия обезболивающего. Он, с примотанным к руке автоматом, подошел к Карине. Девушка, чистая и невинная, лежала на камне без сознания. Парень провел грязной окровавленной рукой по ее лицу и прошептал:

- Как же я люблю тебя…

В пещеру влетел Никита:

- Там возле входа стоит «Урал» с люлькой…

- Грузи всех на него, - прошипел Вова.

- Кого «всех»? – спросил Никита.

- Возьми Карину и Илью, садитесь и едьте…

- ЭЙ! – раздался голос из тоннеля. Там сидел Кальтер.

- Ты как, Кальт? – спросил Вова.

- Плохо, но живой…

- Хорошо… Давай, ползи сюда.

- Так что делать с раненными? – спросил Никита.

- Бери Илью и Карину – езжайте в город. Оставишь на базе их, затем вернешься за нами, мы пока пойдем пешком…

Никита кивнул, взял Карину на руки и понес наружу. Усадив ее в люльку, он вернулся внутрь пещеры.

Вова уже помогал подняться Кальтеру. Кальтер, перекинув руку через плечо, вцепился в оторванную руку Вовы и медленно похромал вперед. Никита тем временем усадил Илью на переднее сидение мотоцикла и завел его. Вова, сунув в руки Кальтера автомат, побрел наружу. Солнце уже было над горизонтом, что означало, что было уже часов десять утра.

Никита посмотрел на двух парней, кивнул и сказал:

- Я скоро вернусь.

Мотоцикл взревел и парень умчался вперед. Вова усадил Кальтера перед входом, закрыл дверь шахты и, осмотрев ее, провел правой рукой по отрубленной левой руке. Собрав кровь на ней, он принялся выводить на двери буквы.

Закончив, он развернулся к Кальтеру, который почти в бессознательном состоянии сидел на земле. Вова помог ему подняться и, перекинув руку через плечо, побрел прочь от шахты. Выйдя на шоссе, парни медленно пошли в сторону города. Позади был ад, а впереди… а впереди тоже был ад. Теперь ад был везде. И как сказал кто-то по телевизора:

«Когда в аду места нет, мертвые ходят по земле».

А что на счет шахты – в ней погибли многие хорошие люди. И надпись на двери останется там навсегда…

Эпилог.

Вещают письмена, горя…

Данные личности больше не были замечены нигде. При крупномасштабной зачистке территории была обнаружена шахта, в которую так никто и не зашел. На двери была надпись, которую оставили человеческой кровью: «Отринь надежду, всяк, входя.»

Комментарии

Многоуважаемый автор! Обрати внимание на недочеты: что это за ''истощенный воплями рык''? Исправь, пожалуйста. Да и над правописанием поработай. Несмотря на мелкие косяки, очень хорошее произведение. 10))

Плять, куда делась шкала рейтинга???

Спасибо огромное) Исправим. Произведение - первый опыт в жанре, да и вообще в серьезной сфере.

Что-ж первый опыт удался! Мне очень понравилось! Атмосферненько), экшенько),интересненько).Довольно крупно получилось. И от крупности произведение не ухудшается. Наоборот, побуждает читай меня полностью!!!

Вообще молодец! А насчет ошибок, скачайте Word. Хотя он у вас наверно есть...

Быстрый вход