Про мутантов и людей часть пятая.

Пароходик, выпуская струи пара, подходил к причалу. В толпе встречающих я сразу выделил Гулю и больше не сводил с неё глаз. Как только сходни были спущены, мы оказались рядом и стояли, обнявшись, не замечая ничего вокруг. Через несколько минут она, не отрываясь, спросила:

- Всё хорошо?

- Да, всё в порядке. А Сашу где оставила?

- Он с Алей, у нас тоже всё хорошо. Все живы и здоровы – она тихонько засмеялась от переполнявших чувств. – Идём домой.

Я подхватил рюкзак, поправил винтовку, и мы двинулись вдоль реки.

Мы уже повернули от реки вверх, как навстречу по другой стороне улицы прошли несколько рабынь, которых работорговец с охранниками вёл к набережной на продажу. Гуля помрачнела, а когда мы прошли, вдруг повернулась ко мне:

- Миша, вон та, вторая – моя знакомая. Сможешь её выкупить?

- Смогу, их же на продажу ведут. А потом?

- Поговорю с ней, а потом пристроим куда-нибудь на заводе, или пусть идёт куда хочет. Подругой она мне никогда не была.

Я вытащил из рюкзака патронташ и, оставив жену беседовать со знакомой торговкой семечками, пошёл в большую палатку, где и проходила торговля. Наши парни с корабля проводили меня ошеломлёнными взглядами: такого от меня никто не ожидал.

Все четыре девушки были там, в том числе и та, которая была мне нужна. Разумеется, сразу указывать на неё не следовало, поскольку я не собирался платить тройную цену. Поэтому я, войдя и осмотревшись, сказал торговцу:

- Рабыню хочу купить.

Торговец окинул меня взглядом, оценивая мою платежеспособность, несомненно отметил запылённую, но добротную одежду, отличную винтовку и пришёл к закономерному выводу: удачливый наёмник после выгодного дела хочет расслабиться с красивой девушкой.

- Вот, посмотрите, какая красотка – он вытащил на обозрение совсем молоденькую девчушку, действительно очень красивую – Такую нигде не найдёте, только взгляните!

Он ловко сдёрнул с девушки покрывало, оставив её обнажённой. Та чуть слышно всхлипнула и попыталась прикрыться руками.

- Руки за голову!

На глазах девушки блеснули слёзы, но она послушно закинула изящные кисти на затылок, а затем, повинуясь жесту торговца, повернулась кругом. Фигурка была – действительно загляденье.

- Вот, какая замечательная. Шестнадцать лет, очень талантливая девочка, на флейте играет, танцевать умеет.… Везу в Крым для султана, но перевозка недёшева и в дороге всякое случается, так что если купите, дам большую скидку.

- И сколько стоит такое чудо? – девчонку было жаль. Видно, что в рабстве она совсем недавно.

Торговец, улыбаясь и делая вид, что отрывает последний кусок хлеба у собственных детей, назвал цену.

- Да, столько тебе действительно только крымский султан заплатит. А вон та почём?

Торговец жестом прогнал девчонку в угол, где та начала неумело заворачиваться обратно, и вывел ту, за которой я пришёл. Тут я её узнал, видел в Волгограде еще, когда с наёмниками ходил. Зовут её, кажется, Таней. Дочка какого-то богача, я тогда попробовал подойти, и был невежливо отшит. Ну, после последних событий в этом городе такая смена положения неудивительна.

- Эта постарше, ей двадцать два. Но тоже хороша, вот…

Он так же сдёрнул покрывало, та не подумала прикрываться, стояла как столб. Торговец не стал её демонстрировать со всех сторон, а сразу сказал:

- Шесть рожков, дешевле такую никто не продаст.

- Я же не собираюсь покупать двоих – недоумённо сказал я. – С чего такая цена?

- Красивая, послушная, ласковая. А если нужны дешевле, у меня там несколько старух в соседнем шатре.

Я взял девушку за руку и сдвинул дешевый браслет к локтю. Открылся хорошо заметный след от наручников.

- Настолько послушная, что приходится браслеты одевать?

- Пусть будет четыре рожка, совсем даром – торговец чуть присмирел.

- Идёт – я согласился, дешевле вряд ли удастся сторговаться. – Чем возьмёшь, золотом или патронами?

- Какие патроны?

- Вот – я показал патрон от своей снайперки. – Один к двум стандартным.

- Плюс три на проверку.

- Я выложил четыре пачки по пятнадцать штук и добавил три штуки россыпью. Торговец взял свой карабин, мы вышли на воздух, и он выстрелил в землю три патрона из разных пачек. Удовлетворённо кивнув, он зашёл в палатку и сделал одному из охранников жест, по которому тот бросил моей покупке простенькую юбку и рубашку. Покрывало он свернул и убрал в сундук. Торговец тем временем писал купчую. После того, как с формальностями было покончено, и мы пожали друг другу руки, он сказал:

- Смотрите за ней лучше, а то сбежит. Уже два раза пыталась. Если бы не это, так дёшево не продал бы.

- От меня ещё ни одна рабыня не сбегала – улыбнулся я, причём не соврал. Только не сказал, что держать рабынь тоже не доводилось.

Когда мы вышли, она выглядела тихой, робкой и во всём покорной господину, но её взгляд скользнул по набережной, задержавшись на переулках. Поэтому я держал её за запястье, ещё не хватало бегать за ней.

- Ну что, Таня, жизнь преподносит сюрпризы. Теперь ты меня не отошьёшь.

- Вы меня знаете?

- Да, я за тобой в молодости пытался ухаживать. Но тогда ты была очень гордая.

- И теперь хотите за это отыграться?

- Точно. Ты стрелять не разучилась?

Это слегка выбило её из колеи, она не могла понять, зачем мне её умение стрелять. Незачем, вообще-то, это я брякнул, чтобы она о бегстве меньше думала. Гуля, увидев, что мы идём, отошла от торговки и присела на скамейке возле одного из домов. Там, где устраивают вечерние посиделки.

- Таня, с тобой один человек поговорить хочет – я изменил тон с насмешливого на серьёзный.

Когда она увидела, кто этот человек, то обалдела настолько, что вежливо поздоровалась как с равной. Я отошёл на несколько шагов.

- Так это ты решила выкупить? С чего бы такая доброта?

- Здравствуй – Гуля была спокойна, как во время операции. – Не всё же тебе меня покупать, бывает и наоборот.

- Что, хочешь ещё раз поживиться за счёт моего отца?

- А почему бы и нет?

- Не выйдет. Убили его.

- Сегодня явно день хороших новостей – промурлыкала моя жена. – Расскажи, что было в Волгограде, и как ты попала к торговцу?

- Ничего я тебе не расскажу – Таня впервые взглянула Гуле в глаза. – И что, горло мне за это перережешь?

Они несколько секунд смотрели в глаза друг другу, затем Таня отвела взгляд. Затем Гуля пожала плечами, встала, взяла меня под руку и мы пошли по улице. Мы успели пройти шагов двадцать, когда до Тани дошло, что мы просто оставляем её на улице и что идти ей особенно некуда.

- Подожди – она догнала нас – если я тебе всё расскажу, ты поможешь мне?

- Я тебе уже помогла. Если тебя не устраивает, иди к торговцу и попросись обратно. Он возьмёт. А если хочешь дальнейшего участия, не груби.

- Когда в Волгограде началась война всех против всех, мой отец сначала процветал, скупал пленников у всех и перепродавал. А потом группировка из Волжского, та, которая паромную переправу держит, напала на наш дом. Они всё продумали, некоторые люди отца были на их стороне. Его убили, как и большинство. А меня… в общем, я узнала на своём опыте, каково было тебе. Когда через пару недель наигрались, продали в этот караван.

Гуля ещё некоторое время расспрашивала о подробностях волгоградских событий, а напоследок спросила:

- А как ноги? Не болят?

- Ноги нормально, не болят. А вот… – тут она продолжила так тихо, что я ничего не слышал. Гуля пожала плечами и ответила:

- Придём – посмотрю.

Вечером Гуля тихонько сказала:

- Ну вот, из любопытства заимела себе головную боль. Она беременна неизвестно от кого, выгонять как-то неудобно и оставлять у себя не стоит. Я не до конца ей доверяю.

Пристроить «головную боль» удалось без труда в заводскую столовую, там как раз одна из работниц замуж вышла. Условия – еда, одежда и одна серебряная монетка в месяц. Ночёвка – там же, в нерабочее время – полная свобода. Она там проработала целую неделю, а затем я, возвращаясь домой, встретил её у калитки. Сначала подумал, что она к жене по медицинским делам, но оказалось:

- Михаил, я к тебе.

- Ну, заходи, чаю попьём – пригласил я её из вежливости.

Как культурная девушка, Татьяна не переходила к делу, пока не был допит чай и не были обсуждены городские новости. Затем разговор свернул в другую сторону:

- Когда-то мой отец, человек весьма предусмотрительный, закопал на берегу одной большой реки тайник, чтобы остаться богатым человеком даже после самой крупной финансовой неудачи. Например, когда придётся бежать из города. В тайнике золото, оружие и боеприпасы, снаряжение. Рабов, которые это всё зарывали, надсмотрщики там же положили, а надсмотрщиков положили мы с отцом и старшим братом. Два года назад мы там побывали – тайник цел. Отец с братом погибли, так что место знаю только я одна. Как насчёт помочь бедной несчастной сироте добраться туда? Прибыль пополам.

- Интересно. А сколько там по объёму? На четырёх лошадях увезём?

- Нет, нужно около десятка телег, там всего немало.

- Тогда на твою долю треть, не больше.

Гостья таким грабежом возмутилась, пришлось пояснить:

- Ты, конечно, можешь подойти к любому из торговцев. Если он будет порядочный, предложит тебе четверть, и потом отдаст. Если не очень – согласится на половину и потом перережет горло. Можешь также пойти в одиночку. Даже если я тебе одолжу старый дробовик, этот путь закончится при встрече с первым же кочевником или парой наёмников. Пока волосы не отрастут, тебя примут за беглую рабыню, да и свободной в степи легче не будет. Даже если ты доберёшься туда, много на себе не унесёшь, а в следующий раз будет много желающих узнать, откуда у тебя прибыль.

Она возмущённо фыркнула и ушла, но на следующий вечер пришла снова и заявила, что согласна.

На следующий день я зашёл к Марселю и выбил у него десять фургонов с возчиками, пообещав треть добычи за перевозку. Он к этому отнёсся весьма скептически, но возможности были, поэтому он не возражал.

Никогда я не доверял людям, стремящимся разбогатеть любой ценой. Обычно такие люди способны нанести удар в спину в переносном или буквальном смысле, а потом сказать: «Ничего личного, это бизнес». Счастье не в богатстве. Когда я ходил с наёмниками, счастье для меня было – способность свободно передвигаться, хорошее зрение и слух, способность обходиться без посторонней помощи и не быть никому в тягость. Сейчас к этому добавилась возможность позаботиться о своей семье. Но если в руки падает неплохая прибыль и не надо нарушать свой кодекс чести, нужно пользоваться моментом, упускать её – глупо.

Тайник находился недалеко от берега, и никто его за эти годы не нашёл. Пока Таня снимала мины-ловушки, мы ждали, а затем взялись за лопаты. Груза действительно было гораздо больше тонны: ящики с оружием, хорошо смазанным и завёрнутым в несколько слоёв ткани, ящики с боеприпасами, оптика, инструменты и другие, пользующиеся постоянным спросом вещи. Здесь можно было вооружить средний отряд наёмников. Погрузка заняла целый день.

- Что ты теперь будешь делать? – спросил я Таню, которая уже переоделась в серо-жёлтый летний костюм, как нельзя лучше подходящий к окраске степи. – Теперь ты, можно сказать, богатая невеста, пользуйся моментом.

- Я вряд ли когда-нибудь выйду замуж. Мне при мысли о замужестве плохо становится. Да и кто меня возьмёт, такую. – Татьяна отвернулась и больше минуты смотрела в степь, затем продолжила – Магазинчик оружейный открою. А то позор, город с двумя заводами, а стволы только у заезжих торговцев покупают. Или если кто на заводе сделает.

- Надеюсь, что у тебя получится.

- Я сейчас подумала, зря я тебя тогда послала. Тогда я только что жениха потеряла, не до знакомств было. Так что можешь передать жене, что я ей чуточку завидую.

Мне доставило искреннее удовольствие ошеломлённое лицо Марселя, когда мы сгрузили почти полтонны товара к нему во двор. Особенно, когда он открыл ящик с золотыми и серебряными слитками.

- И это только одна треть? В следующий раз предупреждай, а то, как будто за дровами поехал. С возчиками расплатился?

- А как же. Поэтому здесь меньше трети.

Такую прибыль в карман не положишь, пришлось тщательно подумать, куда её девать. Через неделю я был уже хоть и мелким, но акционером завода. Сын потихоньку подрастал, с женой было всё хорошо, так что жизнь понемногу налаживалась.

Эпилог.

Мартовским вечером, когда мы всей семьёй сидели у моего свояка и чаёвничали, в комнату вбежал знакомый парнишка, и начал что-то шептать Гуле на ухо. Судя по его встревоженному виду, кому-то требовалась медицинская помощь.

Нельзя сказать, что это стало очень уж большой неожиданностью, в последнее время Гуля стала почти семейным врачом для нашего квартала, поэтому такое иногда случалось.

- Таня из оружейного позавчера родила и просит придти – моя жена была удивлена и слегка встревожена. – Неужели что-то с ребёнком?

- Я с тобой схожу, темно уже, одной на набережной небезопасно. Аля, пусть Саша у вас пока побудет.

Войдя с заднего хода, мы прошли в маленькую комнату, служащую хозяйке жильём. Гуля скинула куртку и подошла, потом удивлённо сказала:

- Ну, ничего себе!

Я заглянул ей через плечо.

- Действительно – ребёнок, как ребёнок, но карие, как у матери, глаза имели вертикальные зрачки.– И что, в полумраке светятся?

- Нет.

- Рано ещё, в два года светиться начнут. А зачем ты меня позвала? Я зрачок круглым делать не умею.

- Скажи, почему так? У нас в роду все людьми были… нормальными – поправилась она, глянув на Гулю. – И там, у Волжских, и в караване тоже.

- Эта мутация локализована в икс-хромосоме, но чтобы она проявилась в фенотипе, она должна быть в двух икс-хромосомах.

- А по-русски можешь сказать?

- Могу. У мужчин такая мутация вообще не проявляется, а передаётся в скрытом состоянии. У женщин тоже может передаваться скрыто вот как у тебя, например. От кого ты её получила, не знаю. Может, у нас с тобой общий предок.

- Это что, я тоже мутант, только никто не видит?!

- Вот ты у своей дочери увидела. Ты что, теперь от неё откажешься?

- Нет, что ты. Но мой отец убил бы её сразу.

- Да, знаю я ваши обычаи – Гуля поморщилась. – Столкнулась, как-то. Но почти каждый человек несёт какую-нибудь мутацию. Только не проявленную.

- Но ведь мутанты – это признак вырождения вида.

- Или наоборот, прогресса. Может, твоя дочь – надежда человечества.

Мы вышли на набережную. Влажный тёплый ветер нес низкие тяжёлые облака. Луна изредка проглядывала в разрывы, время от времени капля падала на лицо или за шиворот. Жизнь продолжалась.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.2 / голосов: 20
Комментарии

Мне понравилось,не забрасывай. Пиши еще.)

поддерживаю, очень понравилось

классно написано,не смей бросать

Когда продолжение?

Думаю, что этот рассказ закончен. На объёмный роман у меня не хватает писательских способностей.

Быстрый вход