Без названия. Глава 1. Пробуждение

Открыть глаза… открыть… это сейчас главное… я чувствую, что случилось чтото не в ходящее в список происшествия контракта, но… главное открыть глаза… что со мной? Я не помню кто я! Но тут же приходит уверенность, что это скоро пройдет, но все же я вижу только тьму. Что делать? Не знаю… Я сейчас представляю собой только интеллект, заключенный в не подвижное тело.

Андрей… вдруг вспомнилось имя… кажется, так звали меня… Да… я наконец вспоминаю. Я лег в гиперсон лет этак… не знаю. Это может быть амнезия. Но я точно понимаю, что я снова смогу видеть, ощущать. И так я теперь могу представиться — меня зовут Андрей, я родился в России, точнее в СССР, и лег в «долгий сон» по личным причинам. В то время когда я только начинал жить настоящей, вдруг появилась такая наука как криогеника, не знаю, существовала ли она раньше, но открыто она заявила о себе только в годы моего физического и душевного рассвета, то есть в восемнадцать лет.

Как сейчас помню, был большой «бум» по поводу этого. «Зеленые» выступали против этого, так как экспериметы по замораживанию на длительный срок ставились, прежде всего, над братьями нашими меньшими: собаками, кошками, птицами и т. д. «Церковники», как я их называю, твердили, что «не во власти человека продлить жизнь, ибо первородный грех властен надо всеми». Как вы поняли они были против. За криогенику были только ученые и большинство людей, которые видели в этом спасение ото всех своих проблем. Что ж делать… человек не защищен от своих пороков. Мне довелось самому убедиться этом. И я не знаю, как помочь, читающему преодолеть свои пороки и вредные привычки, потому что они когда-то спасли мне жизнь. Но речь не об этом.

В то время когда я взрослел ложиться в криосон становилось модно. Землю сотрясали войны одна за другой, катаклизмы пытались разрушить созданное людьми, и поэтому бытовало мнение, что лучше пережить эти времена по-тихому, то есть, так что бы человек этого не заметил. Каждый хотел решить свои проблемы, преложив минимум усилий, признаюсь и я тоже. Хотя, да же не знаю, наверное, когда я ложился «спать» я был эгоистом. Бросил родителей и девушку, которую любил… мной двигало какая то не понятная сила. Я действовал по наитию. Как же много я вспомнил. Это хорошо, значит процесс размораживания идет по стандартной схеме. Спрашиваете, почему называется стандартной? Отвечаю: потому что «спящий» сам все вспоминает, и его не надо «заставлять». То есть если процесс был изменен по прихоти врачей или каких-то факторов, коих, как известно бесчисленное множество.

Обычно при этом происходит активная терапия памяти пациента. Ставится стимулятор памяти на шее сзади. И когда состояние его приемлемое идет активная стимуляция клеток головного мозга посредством малых электрических разрядов. Я конечно не техник, но каждому ложащемуся проводится небольшой тренинг по поводу как они буду усыпляться и что может произойти. Говорят, что большая часть отсеивается после этого тренинга. Но я не стал отступать, так мной завладела мысль прыгнуть будущее без особых потерь. Да… я эгоист. Я не вспомнил тогда о моих близких. Бросил все и родных и учебу и работу. Помниться я пришел туда скрытно, я не хотел, что бы меня видел кто-то. Что было дальше я не буду рассказывать, так кА это очень долго, а я и так уже отвлекся от заданной мной темы. Ну, так вот, скажу лишь, что после составления всех документов я был на седьмом небе от счастья, ну конечно же — сбывалась моя мечта. Я путешествовал во времени.

Нельзя сказать, что мои родители были рады моему решению, но остановить меня законным путем они не могли. Скандал был хоть куда: билась посуда, крики разбудили соседей, а те в свою очередь чуть не вызвали милицию, чуть не дошло до драки между мной и отцом, но хорошо, что не дошло, потому что я был миролюбивым человеком и терпеть не мог насилие, и как следствие этого не ходи на всякие секции борьбы, как вся молодежь в то время, а вот мой папа… да… он служи в армии и занимался восточными боевыми исскуствами, хотя с годами он немного пополнел, но это не уменьшало его силу. На мой вопрос, мне тогда было лет двенадцать — триннадцать, почему он не сбросит лишнего веса, он ответил, что его внешность притупляет внимание всяких бандитов. Как я говорил, хорошо, что не было бы драки, а то я не смог бы лечь «спать». Уход из дома был тернист, с собой взял только не большую сумку вещей, документы и деньги. Хотя, как я тогда думал, когда я проснусь, все ведь будут по-другому, но я подумать не мог что все будет так плохо.

Вернулся слух. Теперь я могу слышать. Хотя и слушать то нечего, только басовитое гудение механизмов регенерации. Двигаться еще не могу, но появилось чувство тяжести. До этого я был просто мозг, а теперь появилось и тело. По идее процесс разморозки должен длиться не долго, часа два, а я здесь торчу уже три часа. Начал ощущать легкое покалывание масажеров. Они скрупулезно трудятся над моим телом, возвращая его к жизни.

Наверное, уже набрался сил, чтобы открыть глаза. Как и следовало ожидать первая попытка не увенчалась успехом. Но все пытаюсь и пытаюсь. И вот, наконец, открыл глаза. Сказать по правде я хотел увидеть нечто другое: персонал, снующий мимо камер гиперсна, все ярко освещено и мне уже готовят каталку. Но то, что было мною увидено являлось полной противоположностью. Свет, конечно, был, но только в моей капсуле. А за стеклом темень, ничего не различишь. Как же отсюда выбраться. Сил на то чтобы выбить окно не хватает — сказывается пятидесятилетний сон. Спросите откуда я знаю, что спал пятьдесят лет? Отвечу, что так было записано в контракте между мной и Фирмой. Значит мне сейчас где-то около шестидесяти восьми, с ума сойти можно. Решил осмотреться. Все тело стянуто ремнями, кажется даже могу пошевелить пальцами.

Но это не решает проблемы выхода. На деюсь, что вся память вернется в скором времени. Помниться на инструктаже говорили, что есть способ самому покинуть камеру. Но, увы, как я не пытался вспомнить, не получалось. Ну, хоть тот факт, что есть способ выбраться отсюда уже было хорошо. Так, надо повнимательнее осмотреться. Кажется вон там, возле левой ноги в стенку встроена кнопка.

Дотянуться нету возможности — я же перетянут ремнями, со стороны очень похож на мумию. Может попробовать ремни на прочность? Нет, не получается… Пока что слишком слаб. Решения пришло само — не успел я что-либо сделать, как ремни расстегнулись сами собой. Не дожидаясь того, что будет дальше, быстро нагнулся и нажал на кнопку. Дверь распахнулась и я, еще не набравшийся сил, упал на пол.

 На мне был стандартный костюм креосна. Он защищает тело от внешних повреждений, которые может нанести холод. А холод в камере устанавливается «недетский», минус сто градусов по Цельсию. Еще костюм защищает от физических повреждений, так что когда я вывалился из капсулы, то не особо ушибся, но все-таки чувствительно. Вокруг была так темнота хоть глаз выколи. Наошупь на полу валялись разные веши, вообщем был бардак. Ни единого лучика света не пробивало эту тьму. Так что пришлось ползком выбираться. Сказать, что это было трудно — ничего не сказать. Все время натыкался на опрокинутые столы, стулья и другие капсулы. Даже умудрился в чем-то испачкаться. Если я правильно запомнил, то дверь должна быть у противоположной стены, прямо напротив моей капсулы. Даже попытался идти стоя — тотчас же упал, споткнувшись обо что-то. Знать бы, что тут произошло! Куда все делись? Если была война, то меня сразу бы разбудили.

Дверь… Наконец-то я добрался до нее. Возле нее было уже не так темно как в глубине комнаты. Небольшой пучок света вырывался из щели между дверью и полом. Можно было даже невольно залюбоваться им: свет как будто исходил от солнца, но этого не может быть, так как в коридоре за дверью, как я помню, не было окон. Мое подсознание списало этот свет на плохую лампочку, и я перестал на него обращать. Дотянуться до ручки тоже было дело великого труда.

Кое-как, опираясь на стенку, я поднялся и ухватился за ручку. Дверь открылась внезапно, и я вывалился из комнаты. Последнее что я увидел, перед тем как потерял сознание, было мелькнувшее заходящее солнце и пол, летящий на встречу моему лицу…

И вот опять приходилось силой открывать глаза, тело протестовало — ему нужен был отдых. Ведь после длительного сна должен был пройти целый день активной терапии. Масажеры, встроенные в капсулу, делают только часть работы, как бы подготавливая тело к дальнейшим процедурам, так что неудивительно, что любые нагрузки, даже самые малые, были тяжелы для меня. Не знаю, сколько я так провалялся, но когда все же смог открыть глаза было темно, но не так что бы очень, а обычная темнота ночи. Стена, возле которой мне довелось проваляться невесть сколько времени, была выбита, то есть даже как бы «вырвана», и за ней виднелся город. Только такого города я никогда не видел.

Дело не в том, что это был незнакомое место, все тот же Пиртерсити, в темноте я даже различил здание нашего городского университета, который я бросил по глупости. Вся проблема лежащего внизу передо мной города было то, что он был черен как кусок угля. Ни одного проблеска света, ни одного луча, пробивающегося из окон, не было видно. Город спал во мраке… Даже казалось, что мрак стал неотемлимой частью города, лежащего внизу. Этот мрак струился через город, оплетая его, становясь частью его. Выглядело это одновременно удручающе и захватывающе. Удручающее, наверное, каждый согласиться со мной, потому что не привычно видеть многомиллионный мегаполис пустым. Он похож на ракушку из которой вырвали всю жизнь и не оставили ни единого его следа. А вот с тем, что захватывающе не каждый согласиться. Это надо иметь особый характер, чтобы любить такое — разор и запустение.

Как бы то ни было мне надо было уже что-то предпринять, а не таращиться в дыру. Как ни как, а кушать то хочется. Кое-как опираясь на стенку, я дошел до противоположной двери. В комнате за ней творился такой же бардак, как и в «холодильнике». Удалось нашарить на стене выключатель. Щелчок. Другой.

Третий. Безрезультатно. Свет не горит. Чего и следовало ожидать. Лифты не работают, света нету — придется идти в темноте с тридцать второго этажа на двадцать первый, там я помню была столовая. Хотя я не питал тогда иллюзий насчет качества. Ведь не известно скока нет электричества… интересно… а капсула же работает не от батареек… наверное у каждой есть свои энергоэлементы. Повезло же мне, что они не сели до того как я проснулся, а то бы я с вами и не разговаривал.

И все же мне везет — наступал рассвет. И теперь можно было продвигаться дальше и не натыкаться на стены как слепой крот. Конечно, еще не было видно все отчетливо, но все же разглядеть, что впереди меня я уже мог и силенок поднабрался, можно было спускаться вполне уверено. Стал спускаться по пожарной лестнице. Довольно быстро дошел до нужного мне этажа, но по пути меня насторожило то, что на полу валялись стреляные гильзы. Нашел их случайно.

Просто спускаясь, наступил на них, хорошо, что шею себе не сломал.

В столовой даже царило какое-то подобие порядка. Не зная, где найти что-нибудь перекусить, я решил направиться сперва на кухню. По пути туда, мое внимание привлек странный объект лежащий на столе. Это был пистолет.

Обычный пистолет. На полу рядом со столом валялся военный рюкзак. Такая амуниция была на вооружении как раз тогда, когда я ложился. Все выглядело так, что как будто, хозяин оставил эти вещи лежать здесь, что бы они ему не мешали и тяготили своим весом. А вес, судя по размеру рюкзака, был изрядным. Ни пистолет, ни рюкзак не покрывала пыль, а пыли в этой комнате было изрядное количество. Значит где-то рядом были люди. Как бы то ни было я решил их найти.

— Эй! — как можно громче крикнул я. — Есть тут кто нибудь.

Ответом на мой вопрос стал странный шум. Как будто кто-то шел в мою сторону, но я его или это не видел: между мной и источником звука находилась двустворчатая дверь, ведущая на кухню. Там явно кто-то был. Но это был не человек. Слышны были только клацанье чего-то очень твердого об кафель пола. Поддавшись страху, шаг за шагом я стал отступать назад. Рука не произвольно, но крепко схватила пистолет и направила в сторону звука. Вдруг наступил на что-то острое и проколол ногу. Взгляд вниз — нож. Нога вроде бы порезана не сильно, но кровь все равно течет быстро. Позабыв о том, что в мою сторону что-то двигалось, я присел, оторвал кусок от костюма полоску ткани и как умел перевязал рану на ноге. Но тут раздался скрип открываемой двери. Это вернул меня к реальности. Рука с пистолетов вновь рванула в сторону звука.

Дюйм за дюймом дверь начала открываться. Тот, кто был за ней открывать не спешил, словно хотел подавить волю к сопротивлению. И это ему удалось. Глаза начал заливать холодный пот, руки трястись. Незнание и ожидание нагоняет больший страх, чем, если встретить врага лицом к лицу. За дверью, кроме всего того же не понятного клацанья, стали раздаваться еще и плотоядное чавканье. Ясно было, что это не человек. Какие же сюрпризы преподнесет мне судьба, кроме пустого города, а он был пустой, в этом я был уверен.

Инопланетяне? Не это чушь. Дикие животные? Они вроде не заходят в крупные мегаполисы.

Наверное, существу, я не могу именовать ЭТО ни как иначе, так кА еще не видел, которое охотилось на меня, в этом я тоже был уверен, потеряло терпении. Ну а как же предложите поступить? Перед ним стояло мясо и, как казалось, без защитное. И вот из распахнувшейся двери выскочило что-то непонятное. Сложно было описать как оно выглядело. Поднимавшееся солнце позволило различить вытянутая, как у крокодила, морду, короткие, для того тела, лапы, оканчивающиеся длинными серпообразными когтями, наверное, именно они выдавали присутствие их хозяина, высотой это было мне по пояс, еще можно было различить шкуру красного цвета, вроде бы угадывались пятна на морде и полоски на туловище. Из пасти стекала кровавая слюна. Я ни питал, ни каких сомнений, что это был хозяин пистолета и рюкзака. Не ожидая увидеть такое, я просто опешил. Стоял просто и пялился на это. Из ступора меня вывело донесшееся басовитое рычание. Оно было исполнено такой злости и ярости, на какую способен был лишь только человек. Ну что ж, дружелюбные чувства оно ко мне не испытывало. Осталось только бежать. Была заметна надежда, что из-за коротких лап, тварь не сможет меня догнать.

Резко развернувшись на месте, я рванул к выходу. Сзади раздалось громкий рык. Пытаясь бежать одновременно и быстро и аккуратно, пол покрывал битый кафель, стекло и тому подобный мусор, добежал таки до пожарной лестнице. И тут я понял, что не было слышно ни каких признаков погони.

Обернувшись, увидел, что в коридоре ни кого нет. Света уже было достаточно, он проникал через пробитые стены, что бы заметить эту тварь. Вдруг из дальнего конца коридора, из-за поворота на кухню, донесся уже знакомый мне цокот. И тут оно показалось из-за поворота, но только шло оно не по полу. Старательно втыкая когти, оно приближалось ко мне по потолку. Вспомнив, что у меня в правой руке все еще находился пистоле, я не преминул им воспользоваться. Но прозвучало только три выстрела. Обойма кончилась. И тут оно прыгнула на меня. Прыжок, должен вам сказать, вышел отменным. Оно находилось в десяти метрах от меня, да и еще к верх ногами. Примерно в полпути от меня оно как-то очень резво перевернулась. И теперь летела широко раскрыв пасть, усаженную острыми зубами.

Я инстинктивно поднял обе руки и закрыл глаза…

Прошло пара минут, а ничего не происходило. Я приоткрыл глаза, и первое что увидел так это внушительного вида клыки перед лицом. И мой руки, погруженные в глотку и нож в одной из них. Так вот что остановило это существо. Хорошо, что не отхватила мне руки. Как бы то ни было, следовало, но надо торопиться. Может такие «милые» зверюшки бродят стадом и где-то поблизости ходят еще такие же. Я с отвращением отпихнул мертвое тело от себя и поспешил обратно в столовую. Хотел забрать рюкзак, может там есть полезные для меня веши. Вернувшись туда первым делом, кинулся на кухню посмотреть, что эта тварь там делала. То, что было мною увидено потрясло меня до самых глубин существа.

Кровь! Везде. На потолке, на стенах. На полу стояли огромные лужи крови. В дальнем углу валялись какие-то куски мяса. Все что осталось от человек. Кем бы он ни был он принял мучительную смерть.

Вернувшись в столовую, первым делом осмотрел доставшиеся мне трофеи. В рюкзаке находилась пара обуви военного образца, быстро приложил к ступне — на первый взгляд вроде бы подходят, так что тут у нас еще: фонарик, пара запасных обойм для пистолета и отдельная коробочка с патронами, какой-то цилиндр, похож на термос в мое время, и, не узнать это было бы смешно, стандартный военный паек, это, я думаю, будет всегда. Так называемые, в мое время разумеется, сухпай. Смешно, а ничего не поделаешь.

Делать было нечего. Надо было идти дальше. Решил все-таки одеть ботинки. Носков нету, значит, придется так. Неудобно, но лучше чем босиком. Надев обувь и закинув рюкзак за спину, я потопал в низ по лестнице туда, где должен был быть выход. Но и тут меня поджидало разочарование — выход был закрыт машиной. Не знаю, кто это сделал, но он обладал большой силой.

Машина стояла на бампере и закрывала весь проход. Пришлось выбираться из этого чертова дома через пробоины в стенах.

И вот, наконец, я на улице. Вокруг меня все было залит солнечным светом, полная противоположность тому, что я видел ночью. Открылись даже не которые подробности. Город прибывал в плачевном состоянии: везде находились брошенные машины, некоторые были повалены на бок и даже на крышу, столбы повалены, асфальт разбит. Невдалеке от меня виднелись какие-то странные пробоины в поверхности, наверняка ведут в подземку. И еще одно. В воздухе витал слабый, но отчетливый запах гари. Город горел, и не было никого кто бы мог его потушить.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 35
Комментарии

Хорошо, да что там хорошо, КЛАССНО!!! вот только "кА" всю картину портит. А так молодец. Сюжет выбрал хороший. Описал тоже. Жду продолжения.

"кА"? 0_о

Классно,мне понравилось.Только язык не очень,зря описываешь как разговор

"Что было дальше я не буду рассказывать, так кА это очень долго,"

"Наверное, существу, я не могу именовать ЭТО ни как иначе, так кА еще не видел"

и ещё гдето ошибка, типо "оно пронеслАсь"...

очень хорошо написанно, мне понравилось :)

всё же есть некоторые недочёты, советую внимательно перечитать, отредактировать, м.б. что-то дописать(хотя это лишне) и сохранить ;)

Быстрый вход