Метро 2037. Авантюра

Алекс сидела в своей комнате на кровати и читала книгу. После «триумфального» возвращения домой, отец посадил её под домашний арест. Единственным развлечением было общение с Ханой. Она рассказала, что творится на станции, какие слухи и сплетни будоражат её.

Естественно, большая часть разговоров была об Александре. И про её приключения, так как эта история, переделанная и пересказанная, распространилась по Конфедерации довольно быстро. Ещё говорили про Буревестника. Одни желали его убить, а вторые – выгнать. Но все его боялись. Это читалось на лицах, как говорила Ханна.

В дверь постучали. Вежливо, но настойчиво. Затем дверь открылась, и в помещение вошли трое. Первым был невысокий, щуплый пожилой человек с зачесанными назад волосами, в круглых проволочных очках. На нём был затёртый серый костюм с галстуком и белая рубашка. Следом вошли двое одинаковых мальчиков-шкафчиков в одноцветной форме с символикой Конфедерации.

- Александра Сергеевна, добрый вечер. Я имею к вам пару вопросов…- учтивость из очкарика так и выпирала, что аж становилось тошно,- И вы имеете ко мне некоторые ответы…

- Вы кто такие? Что вы тут делаете?

- Успокойтесь, Александра Сергеевна,- очкарик весьма нагло прошел в комнату, взял стул и сел напротив Алекс. А шкафчики остались стоять на месте,- Просто скажите нам то, что нас интересует. И всё будет хорошо…

- Вы меня не поняли?- Алекс поправилась,- Выметайтесь.

Очкарик устало выдохнул. Тонкие губы его растянулись в печальной гримасе. Затем он достал из внутреннего кармана пиджака пенал, такой же, какой был у Буревестника на станции. Извлёк оттуда шприц. Алекс непроизвольно сглотнула.

- Вам знакома эта вещица?- очкарик снял колпачок со шприца,- Но я вас разочарую. Это просто наркотик. Но весьма сильный. Так что вы расскажите всё. Сами или нет…

- Я не понимаю, что вам надо…- Алекс насторожилась. Слово «Наркотик» было ей очень хорошо знакомо. Дядя Паша, начальник службы внутренней безопасности станции, однажды взял Алекс на облаву. Алекс помнила, что кроме грибов и «дури», там обнаружились какие-то брикеты с белым порошком. Сталкеры их потом сожгли на поверхности, но вот Дядя Паша очень серьёзно относился к ним. Даже в собственном сейфе хранил, под двойной охраной.

- Нам нужно знать, что получил Мутант на Волоколамской.

- Что получил?- Алекс задумалась,- Ничего не получал… Я уж точно не знаю…

- Не лгите мне. Вы не отходили от него ни на шаг. Ради чего он пошел на Волоколамскую?

- Я. Не. Знаю.

- Жаль…- человек хлопнул руками себе по коленям, поднимаясь,- Виктор, подержи Александру…

Едва бугай шагнул к девушке, как дверь позади его распахнулась, а в затылок ему упёрлось дуло пистолета:

- Давно не виделись, господин Крайслер… Или как ты там себя обозвал? Крайсляйтер, да?- хрипловатый ехидный голос раздался в комнате Алекс, и девушка облегченно выдохнула,- Ты не понял, что я тебе сказал в прошлый раз?

- Ты мне солгал! Я знаю, что картина в Москве! И я знаю, что ты в курсе того, где она!- человек в очках подскочил как ужаленный,- Мутант, отдай мне эту картину!

- Господи…- рука мутанта легла на капюшон, прикрывая половину лица,- Вот ведь чудной человек… Да нет её тут. Она сгорела в огне атомной войны. Прекрати страдать ерундой!

- Нет!- очкарик взвизгнул,- Нет, нет и нет! Я не верю!

Мутант вздохнул, толкнув дулом пистолета бугая. Затем в проём сунулась голова Дяди Паши в неизменной маске с черепом. Оглядев всех, голова исчезла. Снаружи послышались отрывистые команды. Алекса предположила, что сейчас на дверь её комнаты направлены стволы автоматов охраны. Все верны Конфедерации, готовы постоять за Александру.

В комнате повисло неловкое молчание. Очкарик и его подчинённые переглядывались, Буревестник стоял, направляя на них пистолет. Алекс сидела на кровати, прижимая к груди книгу. Первым нарушил молчание Мутант:

- Так, ладно. Оружие бросаем и проваливаем.

Дважды повторять не пришлось. Через пять минут троица покинула станцию, сопровождаемая усиленной охраной. Мутант сел на старый стул, потирая рукой лоб. Алекс отложила книгу:

- Слушай, а кто это был? И что он хотел?

- Ох…- мутант повис на спинке стула,- Это давняя и очень темная история. Этот тип возомнил, что у меня есть картина, которую он ищет. Он что-то вроде коллекционера. Собирает художества только одного автора.

- А что это за автор.

- Да так, один австриец. Весьма недурной художник, хотя и известный по другим… деяниям. Адольф Шикльгрубер.

- Забавная фамилия…

- Хочешь самое забавное? Ты его знаешь.

- Правда?

- Да. Это Адольф Гитлер.

Алекс кивнула. Она помнила, что отец рассказывал про этого человека, про Вторую Мировую войну, про прапрадеда, дошедшего до Берлина. Отец рассказывал это, показывая фотографии в книгах. Он рассказал ей и про национализм, холокост, лагеря. В ту ночь Саша не могла заснуть – ей снились люди с фотографий, замученные, тощие как скелеты, в полосатых или серых робах…

Девушка поднялась с кровати и подошла к полке, ставя книгу. Затем посмотрела на плакат, висящий на стене. На нем была нарисована девочка с неестественно большими глазами, обнимающая землю. Плакат был старый, затёртый, кое-где подклеенный изолентой и клеем, но всё-ещё красивый.

Затем повернулась и рассказала Буревестнику о том, что видела на Волоколамской.

Мельник сидел в своём кресле-каталке и внимательно читал бумагу, переданную ему Ульманом – донесение от одного из стажеров. В нём говорилось про странную машину, пролетевшую над районом Измайлово и скрывшуюся на востоке. Также в донесении говорилось, что шум от машины был очень громким и он, даже, напугал одну из летающих тварей.

Сам Ульман стоял тут же, напротив полковника, ожидая дальнейших приказов. Закончив читать, Мельник положил лист перед собой:

- А сам ты что думаешь?

- А что тут думать, тащполковник… Парню померещилось. Он же в первый раз. Вот со страху и померещилось…

Мельник выдохнул.

- Остальные же говорят тоже самое – машина с механическим звуком… Знаешь, а может они действительно её видели.

- Небеса уже давно нам не принадлежат… Да и почему раньше на контакт не вышли?

- Может – это не люди. Может – считают нас мутантами. А может – не хотят… Ладно, надо будет проверить это. Найди Буревестника.

- Есть.

- Слышь, Мельник… Да ты оборзел уже…- Буревестник воспылал праведным гневом, когда полковник выложил перед ним «все карты»,- Мало ли, что там кому кажется. Я не стану это проверять!

- Ты мне должен, забыл?- осведомился полковник, делая глоток грибного чая,- Или карту складов я тебе даром выдал?

Мутант выдохнул и откинулся на пластиковое кресло и перечитал донесение.

- Значит, ты думаешь, что там кто-то есть, да?

- Думаю или нет – не важно. Главное – понять, был ли вертолёт. И если был, то откуда.

- Оххх... Навязался я на свою голову... Надо было дома си...- неожиданно, лицо Буревестника стало хмурым,- Ладно, уговорил. Только ты мне должен будешь по самые гланды. У тебя ещё есть связь?

- Да. Только не регулярная. Будем выходить на связь три раза в день.

- Тогда дай мне рацию. Чтобы до Владимира добила.

- Фиуууу... Ну ты скажешь... До владимира... Ладно, поищу чего-нибудь.

- Транспорт. “Водник”, БРДМ, БМП, танк...

- Блин, Бурый, ты не забурел?- усмехнулся Полковник,- Может тебе ещё подогнать несколько “сушек” в сопровождение?

- Ну, на “Нет” и суда нет...

- Ладно, черт с тобой... Найдём тебе чего-нибудь...

Дальнейшее обсуждение деталей операции затратило ещё пару часов - разработали маршрут - две основных точки: Кубинка и посёлок Заря. Первая - из-за аэродрома, вторая - из-за бункера ПВО. Обсудив все возможные варианты, решили, что начать следует именно с Зари. Выбор маршрута лёг на мутанта, как на главного исполнителя.

Закончили уже “ночью” - станция благополучно спала. Дядя Паша проводил полуночных гостей, а Мутант всё ночь просидел перед картами, изучая знакомые места. Взгляд его пробежал от станции “Новогиреево”, по петлям улиц, до МКАДа. Далее - по Горьковскому шоссе, до Безменково. А там - через лес... Или по Носовихинскому шоссе - через Железнодорожный...

Взгляд мутанта проследил дальше по дороге, но в другое место. Дальше на восток...

- У тебя есть дом? - Алекс подобралась незаметно. Вернее, Бурый был слишком занят своими мыслями, чтобы обращать внимание на приближение девушки.

- Тебе какая разница?- грубовато отозвался мутант, делая пометку на карте,- Спроси кого хочешь - я живу в Кремле, ворую в метро младенцев. Так, кажется, про меня говорят. Или говорили.

- Да нет же, никто тебя...

- Не ври - я вижу, как эти... сапиенсы... смотрят на меня... Я чувствую их зависть... Она течёт по их венам, подобно магме, раскаляя их сердца ненавистью. Но они проглатывают её, ибо слабы. Слабы даже показать, что они ещё люди...

- Зависть? Почему именно зависть?

- Посмотри на меня. Я способен Видеть. Видеть Солнце и Луну, видеть, как первый снег укрывает руины города, как текут ручьи талой воды по улицам... Я вижу даже то, как цветёт сакура под моими окнами. А что видят они,- мутант широким жестом указал на палатки,- Тьму за границами пятна света...

- Как получилось так, что ты не попал в метро?- Алекс шмыгнула носом и чуть опустила голову, надеясь увидеть его лицо,- Разве ты не пытался попасть внутрь?

- Я - нет... Когда объявили тревогу, я был далеко от Москвы. Понимая, что попасть сюда я не успею, я собрал вещи и двинулся на восток. Мои родители, царствие им небесное, были у друзей на даче, в такой глуши, что туда даже новости не сразу дошли. Так что я отправился туда.

- Но ты вернулся.

- На то были причины. И вообще, что это за допрос? А ну марш спать...

- Что, ты мне приказывать вздумал?

- Можно сказать и так,- проговорил мутант не отрываясь от карты,- Как старший по возрасту.

- Ты мне не отец, чтобы приказывать!- Алекс вскочила и быстрым шагом пошла к себе в комнату.

- Где-то это я уже слышал...- пробубнил мутант, откидываясь на спинку стула. Фраза Алекс вырвала из глубин сознания другую сцену, ту, которую сам мутант относил к тем, что нужно забыть.

Сцена из тех дней, когда он уже перестал быть человеком, но ещё не стал Буревестником. Потолок станции развалился, явив собой чистое голубое небо с пушистыми кучками облаков. Солнце светило ярко. Мутант вспомнил, что это было весной, после довольно долгой и холодной зимы. Он стоял перед размашистым деревом, без единого зелёного листочка, но усеянного светло-розовыми. Рядом стояла девочка в затёртой и засаленной пилотской кожаной куртке, висевшей на ней как мешок. Рыжие волосы её были острижены под мальчика и спрятаны под вязанной шапкой с помпоном. Шапка...

Девочка плакала. Её всхлипы эхом отражались в голове Буревестника. И слова... Слова девочки, сказанные сквозь слёзы. Даже сейчас, спустя почти десять лет, мутант слышал их: “Ты убил её... Она умерла из-за тебя! Ты не мой папа!”

Буревестник дёрнулся и проснулся.

- Точно... Я же ушел тогда...- проговорил он, поднимаясь со стула и собирая карты. Конечно, добраться до Зари он мог и без них, но Мельник хотел иметь картину происходящего за МКАДом. Ладно, решил тогда Буревестник, будет тебе картина. Маслом по холсту.

Отправляться Буревестник решил через два дня от Новогиреево. Туда же он позвал ещё двух человек - Дениса Серебрякова и Дмитрия Янова. Этих двоих мутант помнил ещё с неудачного похода на Филёвскую линию. Оба - опытные и разумные сталкеры, способные выдержать подобный рейд.

Отправив сообщение этим двоим, Мутант собрал вещи и стоял у шлюза, ожидая дежурного офицера, когда к нему подошла Алекс:

- Прости, я погорячилась вчера...

- Я это понял,- пожал плечами мутант. Слушать эти девчачьи извинения было ему просто скучно,- Чего хотела?

- Ты уходишь?

- Да.

- Куда?

- Далеко. За МКАД.

- Можно с тобой?

- Нет. И не обсуждается. Мне мясо лишнее не нужно.

Подошедший офицер козырнул Алекс и дал команду открывать шлюз. Последние слова мутанта задели девушку - ей впервые прямо сказали про то, что она лишняя. Сказали чётко и грубо, будто дали пощёчину. Всхлипнув, Алекс развернулась, осматривая станцию. Затем кивнула, приняв решение. Теперь нужно было только убедить отца.

Станция метро “Новогиреево”. Как и соседняя “Перово”, она являла собой трущобы. В самом худшем понимании этого слова - обшарпанные, настроенные друг над другом хибарки из подручного материала, без намёков на элементарные средства гигиены, заваленные мусором, дерьмом узкие улочки и переулки. И запах - гнилья, помоев и безысходности. Бомбей всея метрополитена.

Но у Новогиреево был свой плюс. Единственный, но настолько весомый, что перекрывал всякие другие минусы - свободный выход на поверхность. Нужно было только записаться в лежавшую на столе дежурного, кинуть в ящичек рядом пару “пулек”. Конкретной суммы “пожертвования” не было. Кидали сколько не жалко, ориентируясь только на собственные принципы.

Денис почесал рыжую макушку и задумчиво пробубнил:

- Что-то не идёт наш провожатый...

Его сосед, разглядывавший перекрытия перехода, лишь пожал плечами. Ганзейский сталкер Серебряков и вольный художник Янов были достаточно известны в узких “брузей” Буревестника. Фактически, эти двое были единственными живими “доверителями” Буревестника. Именно по этому они согласились прийти сюда.

Шлюз дёрнулся, заскрипел и поднялся вверх, впуская сразу две группы сталкеров и Буревестника. Сидевшие поднялись и подошли к мутанту.

- Ну, чего звал?- первым заговорил Янов,- Опять какие-то проблемы?

- Да. Мы идём в глубокий рейд,- спокойно ответил мутант, усаживаясь на грубую лавку и доставая карту,- Вот сюда. В посёлок Заря Московской области.

Янов нервно свистнул, покрутив указательный палец у виска, а Серебряков закатил глаза к бетонному потолку, цокая и качая головой.

- Да ладно вам,- махнул рукой мутант,- Это будет как автомобильная поездка по бездорожью.

- Автомобильная?- переспросил Денис, но мутант не ответил,- Пошли.

Раньше бы, наверное, Денис бы возмутился на подобное поведение. Но он уже привык, что по-другому Буревестник не общается. Пожав плечами, Денис пошел замыкающим, мысленно жалея, что оставил тихую и спокойную Ганзу.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.6 / голосов: 24

Быстрый вход