Наваждение (глава 02)

История продолжается. Следующая глава.

02

Из ресторана Денис вышел прямо под ливень – без зонта, накинув на голову капюшон, запахнув плащ и запустив руки в карманы. День подошел к концу, сумерки сгустились, и по улице зажглись фонари на столбах.

Крупные тяжелые капли забарабанили по спине, плечам и макушке. Мощный порыв ветра всколыхнул полы плаща. Дождь пошел под косым углом. Порывы ветра поначалу сметали мелкий мусор, разбросанный на улицах и в переулках — обрывки газет, пластмассовые стаканы, пластиковые изодранные пакеты, окурки, тряпье и прочие, прочие отходы жизнедеятельности городского организма. Затем возрос грозовой напор, и целые реки дождевой воды, ускоряя течение, вышли из берегов улиц, стали сливаться с ручейками подворотен и переулков, и вскоре влились в единую полноводную реку, которая устремилась по проспекту очистительным потоком, смывая все на своем пути.

Дождавшись зеленого на светофоре, Денис побежал через проспект. Слева вспыхнули фары, Денис отпрянул назад, и мимо него, перекрывая шум ливня раскатистыми басами из стереосистемы, промчалась вишневая «лада». Мелькнули искаженные лица за стеклами, Дениса с ног до головы обдало потоком воды из лужи, и страшное видение исчезло. Чертыхнувшись, Денис добежал до противоположной стороны улицы и двинул, шлепая по лужам, в сторону своего дома.

Зубы он стиснул покрепче, чтобы не стучали от холода. Спасибо, что ветер дует в спину, подгоняя, толкая вперед, а не задерживая.

- Э, мужик! – окликнули его.

Вывернув голову, Денис разглядел припаркованную возле троллейбусной остановки старинную, еще советскую «волгу»-универсал белого цвета и с подсвеченными шашками на крыше. Удивительное дело, он таких уже лет сто не видел, неужели еще остались какие-то на ходу? Стекло опущено, в окне маячит широкая физиономия частника в кепке, солнцезащитных очках и с бычком в зубах. В темноте салона тлеющий уголек сигареты как-то совсем уж зловеще то гаснет, то загорается ярче, то опять гаснет, но ухмылка на физиономии таксиста вполне себе доброжелательная.

- Садись, подброшу! На черта мокнуть-то?

Но Денис только рукой махнул и двинул дальше. На такси он ездить сознательно избегал, как-то привык повсюду пехом, в любую погоду, и в дождь, и в снег.

- Ну, как знаешь! – крикнул таксист в спину несостоявшемуся пассажиру.

И Денис пошел так, как знал. Маршрут он выбрал простой, но длинный. По освещенному фонарями проспекту до дома несколько кварталов, топать долго и утомительно, хотя можно было пойти и напрямик, то есть срезать через дворы, но это уже чревато нехорошими последствиями. Короткий путь, как известно, всегда заминирован… Фигурально выражаясь.

По пути не встретилось ни одного человека. Горожане к этому времени уже разбрелись с работы по домам, чтобы занять уютные теплые места перед телеэкранами и мониторами, и только одинокий, сгорбившийся, прозябший путник, понурив голову, шагает по пустынному и безмолвному проспекту, сквозь косую стену дождя, по щиколотку в воде и подгоняемый ударами ветра в спину.

Дважды мимо него промчались машины, ревя моторами и окатывая тротуары мощными грязными волнами из-под колес.

Небо много раз перечеркнули вспышки молнии. Гром, как артиллерийская канонада, прогромыхал в вышине, от него завибрировали стекла в окнах окрестных домов. Спертый городской воздух наполнился свежим ароматом озона.

Как ни крути, но в чем угодно можно найти и положительные стороны – в очередной раз повторил себе Денис. Хреновая погода – это тоже своеобразное испытание духа на прочность, зато потом, когда он вернется домой, высушит шмотки и ляжет в ванну с кипятком…

Невдалеке вдруг надрывисто залаяла какая-то псина, и Денис насторожился, сбавил шаг. Бездомных собак по городу в последнее время расплодилось немало, особенно в этом районе, бегают стаями, вполне могут и накинуться на одинокого прохожего, и попробуй от них отбейся, а управы ни черта нет. Но с другой стороны, не рыскать же им по улицам сейчас? Скорее, забились по углам, мокрые и голодные, да ждут, когда ненастье утихнет – а уж потом все городские помойки в их власти. Денис почувствовал себя таким же псом, бездомным, промокшим, неухоженным, никому не нужным… Да еще и одиноким. Слава Богу, что еще не на помойке, хотя ему и до нее недалеко. Но конверт, полученный им на встрече, лежит в кармане плаща, и дома он хорошенько изучит послание, чтобы хотя бы понять, с чем же он имеет дело теперь.

А ведь у него могла быть семья… Он мог сделать предложение, нашел бы работенку поприличнее, но почему же его все время тянет в какое-то дерьмо? Права рыжая бестия, тысячу раз права – он сам во всем виноват. Он свое упустил. Теперь в пору сдохнуть от жалости к самому себе. Ведь все, что у него осталось – это проклятая пластина в черепе, которая давит на мозги и не дает покоя душе.

Ему хотят предоставить новую возможность? А с какой стати? Он никому ничем не обязан, и никто на этой планете не имеет обязательств перед ним. Вера в бескорыстные намерения в нем угасла еще раньше, чем вера в закон и справедливость. Определенно, его хотят использовать – но как и с какой целью?

С этими мыслями он добрался до перекрестка. Мрачная темная фигура в плаще с засунутыми в карманы руками и развевающимися на ветру полами застыла под светофором.

На другой стороне улицы возвышается на металлической опоре рекламный щит-призматрон – последовательно демонстрирующий три рекламных изображения. Такие щиты состоят из плотно расположенных друг к другу трехгранных призм, они одновременно поворачиваются вокруг своей оси, складываясь в рекламное изображение с задержкой на шесть секунд. К тому моменту, как Денис подошел к перекрестку, на щите зависла реклама «Мальборо» с отвязным ковбоем, потом она сменилась на черно-желтую полосатую несуразицу «Билайна», а уже вместо нее возникло социальное «СОХРАНИМ ГОРОД В ЧИСТОТЕ!» Денис невольно засмотрелся. Очень актуальный призыв, учитывая, как обильно загажен всякой дрянью газон под щитом.

Денис собрался переходить улицу, и картинка на призматроне снова поменялась.

Должно было появиться «Мальборо», но вместо этого…

Денис застыл как вкопанный, тупо воззрившись на щит. Перед ним открылось черное полотно, с которого на него уставилось суровое мужское лицо, обрамленное темными волосами. Через лицо пролегают наискось три ровных длинных шрама, как будто его когда-то давно полоснули режущим инструментом с тремя лезвиями.

Ну просто незабываемая харя. Такой только детей пугать.

Это что – какой-то новый рекламный трюк? Денис уставился на огромное лицо, а обладатель лица уставился прямо на Дениса.

Потом изображение сменилось, и вместо изуродованной шрамами физиономии возникла огромная надпись:

УБЕЙ ЕГО.

Денис тщательно протер глаза, но видение никуда не исчезло. На самом деле, вместо рекламного слогана на щите висит эта жуткая надпись:

УБЕЙ ЕГО.

Призмы пришли в движение, и надпись изменилась.

НАЙДИ И УБЕЙ.

Денис и так продрог до костей, а тут ему стало совсем хреново. Он почувствовал, что стоит не на твердом асфальте, а на палубе, которая качается под ногами.

Изображение изменилось снова.

ДА-ДА, ТЫ. К ТЕБЕ ОБРАЩАЮТСЯ.

Денис попятился, не сводя с призматрона расширенных глаз.

- Крыша поехала… - пробормотал он. – Теперь точно крыша поехала…

Призмы одновременно повернулись вокруг оси, складываясь в рекламу «Мальборо». Улыбающийся ковбой протягивает девушке открытую пачку, из уголка которой соблазнительно торчит сигарета.

Боль сдавила голову тяжелым обручем. Неужели галлюцинации? Дрожащей рукой он полез в карман за таблетками.

Издалека стал нарастать шум мотора – приближается какая-то машина.

- Бред, - пробормотал Денис. Заглотнув таблетку, он спрятал драгоценный флакон обратно в плащ. – Ну и хрен с ним.

Одолеваемый сомнениями, он снова собрался перейти через улицу, как вдруг перед ним яростно завизжали покрышки. Прямо поперек линии его движения резко затормозил черный глянцевый «гелендваген» - герой автомобильных легенд и былин, в России исторически ассоциирующийся с машиной для бандитов или ментовских начальников (что в понимании сознательных граждан – одно и то же).

Денис машинально отступил назад, а дверь «гелендвагена» эффектно распахнулась, и наружу под струи дождя выскочил совершенно незнакомый Денису человек, примерно одного с ним возраста, среднего роста, в очках, одетый во все черное: туфли, брюки, удавка галстука, пиджак, длинный кожаный плащ, только сорочка ослепительно сверкает белизной.

- Денис Сергеич! – радостно воскликнул он, поправив очки.

Денис разинул рот, а человек подскочил вплотную, схватил Дениса за руку, вложил его ладонь в свою и принялся остервенело руку трясти, едва не вырывая из сустава. У Дениса заболело плечо.

- Денис Сергеич! Как я рад, что мы нашли вас! Ну право же!

Денис опешил:

- Что?

- Ой, только не спрашивайте, не спрашивайте, как мы это сделали! Поверьте только – это было нелегко, очень нелегко! Но не волнуйтесь, теперь-то мы с вами, теперь все будет в порядке, мы вам это обещаем, клятвенно обещаем!

Денис отдернул руку:

- В чем дело?

- Денис Сергеич, у нас очень ответственное поручение, и мы крайне рассчитываем на ваше сотрудничество! – затараторил человек. – Вы доверяете нам?

- А? – раскрыл рот Денис.

Происходящее ему решительно не понравилось. Потому что из-за спины этого странного типа выросли две фигуры, тоже из лакированной немецкой кибитки, тоже одетые во все черное, как под копирку. Они обступили Дениса с разных сторон, перерезая пути к отступлению. Слева от Дениса встал здоровенный широкоплечий облом, этакий славянский шкаф, и судя по выражению квадратного мясистого лица – совершенно не обремененный интеллектом. Справа к Денису прильнул высоченный, как стропила, тощий, как жердь и лысый, как бильярдный шар, хмырь с плаксивой рожей, постоянно шмыгающий носом.

Денис оказался в окружении.

- Он нас не поймет, - заговорил басом славянский шкаф, удрученно покачивая головой. – Никто нас никогда не понимает.

- Этот поймет, ребята, я уверен, что этот поймет, - возразил ему очкастый. – Мы ему просто доходчиво объясним ситуацию, мы ведь умеем, ребята, правда?

- Я-то умею, - пробасил громила. – Доходчиво.

Дабы внести кристальную ясность в свои намерения, он продемонстрировал притихшему Денису волосатый кулак величиной с арбуз.

- Постой, постой! – воскликнул очкастый.

Он буквально повис на вытянутой руке громилы, стараясь опустить ее.

- Не будем спешить, не будем!

- Ну ладно.

С другой стороны судорожно всхлипнул тощий.

- Что? – обернулся к нему очкарик. – В чем дело опять?

Глаза тощего заблестели, из них заструились слезы. Сливаясь с дождевой влагой, они ручьями потекли по щекам, по подбородку.

- Н…не могу-у! – простонал он. – Это так гру-у-устно!

- Ну ладно, ладно, будет тебе! – кинулся его утешать очкастый. – Не реви, все будет хорошо!

- Н…н…не-е-ет! Не бу-у-у-удет! – простонал тощий и заревел в полный голос, размазывая слезы по лицу рукавом плаща. – Все будет как всегда-а-а!

- Ох, ребята, ну не позорьте же вы меня перед Денисом Сергеичем, ну ей-богу! Что ж вы за люди такие! Денис Сергеич, Денис Сергеич, ну вы не обращайте на них внимания, хорошо?

Глядя на этот цирк, Денис пришел в тихий ужас. Медленно, шаг за шагом, он начал отступать.

- Поймите нас правильно, Денис Сергеич! – взволновано, сбиваясь, заговорил человек в очках. – Мы совсем не желаем вам зла! Вы пришли с миром и хотим поговорить! Просто поговорить, все обсудить и внести ясность!

- Поговорить о чем? – нервно спросил Денис, продолжая отступать и глядя, как на него с трех сторон надвигаются черные фигуры.

- Мы все знаем, Денис Сергеич, не волнуйтесь, мы все знаем! Нам все известно! Мы в курсе, что этим вечером вы получили предложение, от которого не смогли отказаться!

- Какое еще предложение?

- Ох, да бросьте, вы же прекрасно понимаете – о чем речь! Но вы поторопились с решением, Денис Сергеич! Явно поторопились! Вы не оценили перспективу, не обдумали все должным образом! И мы пришли сюда, чтобы отговорить вас от этой затеи!

Денис левой рукой нащупал в кармане конверт, смял его в кулаке, сжал как единственную на этом свете драгоценность.

- От какой еще затеи? – сделал он недоумевающее лицо. – Мужики, вы о чем вообще?

Человек в очках вытянул голову вперед – насколько позволяет шея, и на лице его заиграла хитрая улыбка, а в глазах под круглыми стеклами сверкнул огонь:

- Не езжайте туда, Денис Сергеич. Не надо.

Раскат грома прокатился по небу, и в жилах Дениса забурлила кровь. Денис застыл, взгляд его затравленно заметался по сторонам в поисках выхода.

- Я ж сказал, что не поймет, - пробасил громила.

Подняв кулак, он выразительно сплюнул на него.

- Я… я так и зна-а-ал! – жалостливо простонал тощий.

Вынув из кармана носовой платок, он смачно высморкался, потом стал яростно утирать рожу, обреченно всхлипывая и завывая.

Денис понял, что пора делать ноги.

Тощий хмырь вдруг согнулся пополам, выпучив глаза. Грязный платок унесло порывом ветра. Удар пришелся точно в солнечное сплетение, и тощий, хрипя, повалился в лужу, а Денис, расчистив себе простор для маневра, кинулся на прорыв.

Громила с размаху метнул кулак ему наперерез, видимо, намереваясь вырубить беглеца одним ударом, но Денис ловко ушел вниз, и кулачище пронесся мимо цели, а сам громила, оказавшись к Денису спиной, тут же получил крепкого пинка, от которого полетел головой в стену.

Денис развернулся, чтобы пуститься бегом, но прямо перед ним словно из-под земли вырос тип в очках.

- Ну вы же понимаете, что вам от нас не уйти, никак не уйти!

Рука очкастого негодяя взмыла вверх, Денис отшатнулся, и лезвие ножа наискось распороло воздух, не достав до горла жертвы считанные миллиметры.

- Ну очень не хотелось отправлять вас с тяжелыми травмами в больницу, но… - по добродушному лицу противника будто пробежала волна, и оно исказилось, обернувшись кошмарной маской смерти – с глубокими складками на лбу, вытаращенными, бешено вращающимися глазами и разинутым в гневе ртом: – ВАМ ЖЕ, ЧЕРТЯМ, ДОБРА ЖЕЛАЕШЬ!

Негодяй стал надвигаться на Дениса, нож-бабочка в его руке запорхал, как живой, выписывая в воздухе замысловатые кренделя.

Денис уклонился – и выпад прошел слева, распоров плащ.

Он отпрянул – и клинок пронесся вблизи от лица.

Противник нанес третий удар – но Денис ловко перехватил руку и вывернул негодяю кисть. Пальцы противника непроизвольно разжались, и нож оказался в руке Дениса.

Клинок наполовину вонзился в бедро своего бывшего обладателя, и тот, исторгнув дикий вопль, рухнул как подкошенный, поджимая раненую ногу. На бедре расплылось темное пятно.

Денис застыл с окровавленным ножом в руке.

Но не успел он выйти из легкого ступора, как вдруг неведомая сила оторвала его от земли. Денис повис в воздухе, дрыгая ногами и остервенело размахивая ножом, но достать очухавшегося громилу сверху так и не смог.

Его швырнули, и он полетел.

Голова крепко приложилась об асфальт, зазвенела как потревоженный колокол, в глазах потемнело. Когда пелена развеялась, Денис приподнялся, упираясь руками. Туманным взором он обвел пространство вокруг себя.

Громила приближается, деловито засучивая рукава. От обиды он жутко раскраснелся, жаром пышет так, что на могучем лбу, на котором отчетливо виден отпечаток удара о стену, испаряются дождевые капли.

«Вот и все, - подумал Денис. – Кажется, меня сейчас…»

Натужно взревел мотор, из-за поворота выскочила машина.

Денис к своему удивлению опознал в ней ту самую «волгу», водитель которой предлагал его подвезти. Машина ополоумевшим вихрем подлетела к месту схватки. Под дикий скрежет тормозов распахнулась дверь со стороны водителя, да так огрела по спине растерявшегося громилу, что тот кубарем покатился по тротуару, точно сбитая кегля в боулинге.

- Внутрь! – услыхал Денис голос из машины. – Живо!

Денис захлопал глазами.

- Оглянись, придурок!

Денис оглянулся. Тощий хмырь, поднявшись из лужи, рыдая навзрыд, распахнул полу плаща, и у него подмышкой Денис с ужасом увидал кобуру скрытого ношения с торчащей из нее рукоятью пистолета.

Прянув к «волге», Денис дернул на себя дверь, запрыгнул на сиденье. В салоне тепло и сухо, отчего Денис испытал невероятное облегчение. Сообразив, что держит в руке нож, он торопливо спрятал его за пазуху.

- Держись крепче!

Дверь захлопнулась, и таксист бросил машину с места в карьер. Дениса чуть не размазало по спинке сидения.

Заднее стекло вдруг разлетелось вдребезги, и Дениса усыпало осколками. Девятимиллиметровые пули стали лязгать по металлу, высекая искры.

- Не боись, оторвемся!!! – расхохотался таксист.

Что есть мочи «волга» понеслась прочь, завернув за первый же поворот.

- Куда едем? – весело повернулся к Денису водитель, подняв на лоб солнцезащитные очки.

- На дорогу смотри, - пробормотал пассажир, устраиваясь на сиденье. – Ты что – следил за мной?

- А то! - рассмеялся водитель. – У меня начальство суровое, скажет – как отрежет!

- В смысле? – насторожился Денис. Внутри него зашевелился комок напряженных нервов.

- Конверт вскрывай, дятел. Пора уже!

Денис похолодел.

- Там написано, куда тебе надо!

Веселый таксист отвернулся, а Денис, сам не свой, вынул из кармана злосчастный конверт, от которого за один вечер успел заработать кучу неприятностей. Оторвав дрожащей рукой полосу с краю, он вынул сложенный пополам лист бумаги.

- На, сам посмотри.

Он протянул лист водителю, и тот, взглянув мельком на адрес, расхохотался:

- Поня-а-а-атно! Встрял ты, паря. И я тебе, честно говоря, не завидую.

Скомканная бумажка полетела в окно.

- Ну, погнали, что ли?

Дениса вжало в спинку сиденья. Ревя мотором и разрезая ночную мглу дальним светом фар, старая, побитая «волга» устремилась в неизвестность.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 16
Комментарии

Чувак с картинки похож на Удальцова.

А мне напомнил Лекса Лутера из сериала Тайны Смолвиля.

Долго искал картинку, чтобы к рассказу подошла. Еле нашел.

А мне Хитмана.

_______________________________________________________

Прохождения старых и новых игр с комментариями - канал Шустера.

+10 с нетерпением жду 3-ей части

________________________________________________________________

Страх. Люди гниют изнутри от страха. Они несут его в себе как заразу. Он войдёт в душу каждого, кто подхватит его. Он уже смутил твой покой

Хорошее продолжение. Персонажи вылеплены старательно с присущей им индивидуальностью. Слог замечательный. В рассказе присутствует большая доля драйва, но есть пожелание чтобы добавить больше сюрреалистичности... Мне понравилось.

___________________________________________________________________________

Maybe... if you spend your life worrying... then the only way that your life will have meaning is if what you fear becomes real.

Наверное я не понял....

"Как мы забыли, что это НАША Страна, а не всей этой московской-америкосовской шоблы"- Беркем аль Атоми

???

+10 Жду продолжения. Все прописано идеально, надеюсь ядро рассказа будет на все 100

Быстрый вход