Дальняя заимка

Переделано из Заразы.

Я до сих пор с содроганием вспоминаю ту летнюю ночь, когда мы с братом решили прогуляться за сигаретами. Тогда все началось.

Двадцать пятое число, июня месяца, одиннадцать часов вечера.

Родители в тот летний, пусть и чуть пасмурный день, укатили в соседнюю деревню, на день рождения родственницы. И времени мы с братаном зря не теряли. Баньку стопили, достали вина, пивасик, и находились в предвкушении сказочной раслабухи. Да и как не отдыхать, каникулы. Моральное удовольствие от сданной нами сессии, требовало вина и дев. И вроде все было готово, банька дышала паром, и венички были запарены и только мы взялись звонить двум изумительно милым девам.. Как пушной зверек решил наложить три кучи на такое в целом хорошее начинание… отключили электричество. Внезапно так. Мобильник тут же потерял сеть. Сука.

Вышка сотовой сети была запитана как-то по-татарски от одной подстанции с нашей деревней. С девами следовательно возникла напряженка, не в рельсу же им звонить? Хотя надо полагать, положительный момент все же сохранялся, прогуляемся за девушками и вечер в стиле а-ля романтик, да при свечах, только способствовал бы совместному финалу из задорного и веселого чпоканья.

Такие отключения энергии и связи, случались у нас и раньше. Возьмет какая-нибудь падла провода срежет, и все, прощай цивилизация. Еще ситуация осложнилась, заканчивающимися сигаретами. Было решено сходить до магазина. А за тем, за девами. Хотя я хотел в другой последовательности.

Как сейчас помню, оделись, вышли и давай грязь месить в сторону магазинчика. Ночь, такая темная была. Ни луны тебе, ни звезд, да еще и пасмурно, слякоть кругом. Мрак, одним словом. И на душе как то припоганенько. И идти совсем не хочется. Вроде как будто шестое чувство, так и шепчет на ухо, мол, останься, не ходи. Сашка же, мой брат, когда речь заходила о необходимости смотаться до ближайшего чепка, сразу вставал в стойку нижнего старта, и начинал пускать слюнки).

Причиной обильного пускания слюней и воздыханий была работавшая там Ленка, соседка наша, симпатичная такая, стройная, грудастая, ну просто чудо, что за девушка. Мой брат давно на нее глаз положил, что вызывало с моей стороны массу издевок, и подколов, ввиду ее замужества. Ибо это ее замужество регулярно ходило на охоту и имело помимо Ленки еще и курумулькук типа «сайга». Но он парень у нас что надо, сайги и замужества не боялся, надежды не терял. И клинья бил. Потихоньку так бил, с чувством так сказать, с расстановкой.

В общем, топаем, хлюпаем, кругом темно, дорогу видно плохо. Фонарик, что я взял с собой, светил плоховато. То есть дерьмовато. Даром, что на светодиодах, почти села батарейка. Редко в каких домах был виден тусклый свет, скорее всего от свечей. Вообще не очень хорошее впечатление оказывают темные глазницы домов. Как будто вымерло все. Только собаки время от времени тявкают. Привыкли мы к благам электрическим. Спустя пять минут подошли к дому Егорыча. Про этого алконавта надо отдельно рассказывать, если в двух словах описать: местный Кант. Доктор философии блин, страдающий алкоголизмом. Ввиду упорных неудач в поиске смысла жизни, или чего там еще…выдвинул теорию, что изыскания надо вести под градусом. В шутку говорили что, диссертацию писать собирался. В общем, местная легенда.

Выходим мы, значит на Боковую улицу и что мы видим. Прямо посреди улицы, перед домом Егорыча растеклась огромная лужа, и в этой самой луже стоит Жигуль шестой модели. Передние двери чуть приоткрыты, и вода затекла внутрь машины. Есть ли кто внутри, не видно. Затонированна. Стояла эта шаха, так на раскоряку, что дальше можно было пройти, только протиснувшись бочком вдоль высокой ограды Егорыча. Я выругался про себя, поминая незадачливого водителя, и решил продолжить свой путь. Только я уцепился за ограду, с намерением помочь своему равновесию преодолеть эту преграду, как во дворе следующего по улице дома раздался собачий лай, злой такой, яростный, а затем визг. Совершенно дикий, хлесткий, режущий визг, предсмертный. Его ни с чем не спутать. Кругом залаяли собаки. Признаться я струхнул.

-Нифига себе, слышал, а собачку явно ухайдокали,- Сашка, мой брат нервно смотрел в ту сторону.

-Ага, или поимели,- я пытался себя как то подбодрить,- но она вдруг лопнула.

-Вот мне что-то совсем не весело,- было видно, что Сашке явно не по себе.

Мы застыли на месте, обратившись в слух. Вдруг из калитки того самого двора кто-то вышел, осмотрелся по сторонам и не торопясь, пошел в нашу сторону. Как-то не правильно пошел, даже хромая так не ходят. Брат потрепал слегка, меня по плечу, и жестом показывает, мол, давай назад отойдем.

Мы тихо отошли на пару метров от машины, и я достал фонарик. Он, как на зло, включился не стазу, пришлось его пару раз тряхнуть. Лучик света скользнул по земле и устремился на идущего. Это оказалась молоденькая девушка, лет пятнадцати, она была в топике и одних трусиках. Вся в крови, ее лицо…без губ, и левой щеки, бешенное выражение, с подбородка капала кровь, слипшиеся волосы, облепили голову как попало. Но ее ГЛАЗА, как в какой-то пелене, вселяли ужас. Она, зарычала, и побежала прямо на нас…

Добежав до машины, девушка ударилась об капот шестерки и, зацепившись ногой за бампер, потеряла равновесие, по инерции перелетев через машину, упала прямо в лужу перед нами, подняв окативший меня с Сашкой фонтан брызг. Ее ужасная рана на лице, наполнилась грязью и жуткий рык, что она не прекращала издавать, получился какой-то булькающий. Молниеносно вскочив на ноги, она за озиралась по сторонам. Грязь залила ей глаза, ослепив ее, и она на секунду упустила нас из виду. Мы не могли поверить в то, что мы видим, ужас сковал нас, не давая пошевелиться. Время растянуло свой ход, и мозги, вероятно оценив дальнейшее бездействие нашего сознания, сработали сами по себе, чисто на автомате. Не сговариваясь, мы, что было духу и сил в ногах, понеслись в противоположном направлении от этого кошмара. Словно два обгоняющие свои тени спринтера, мы едва вписались в узкий проход с Боковой улицы, откуда сами собственно и вышли буквально минуту назад. Проход выходил на параллельную улицу, по бокам его тянулись высокие заборы. Во время этого заполошного бега, фонарик про который я и думать забыл, резанул по моим глазам своими светодиодами и я не ожидав этого, споткнулся, едва устояв на ногах. Благо удалось вовремя вцепиться Сашке в рукав.

Почти добежав до конца прохода, мы увидели, как в конце мелькнул чей-то силуэт. Наверно сами ангелы удержали нас, так резко мы остановились, оставив на грязи длинные борозды. Проверять, кто там мелькнул впереди, вовсе не хотелось. Сердце бешено стучало в груди, готовое вот-вот взорваться. Мы оглянулись назад. Позади в проходе показалась здоровая собака, волочащая за собой цепь, а за ней в проход вышла та самая девушка. Мы переглянулись, и спасибо адреналину за бесподобную прыть, перемахнули через почти трех метровый забор в огород к Егорычу.

Этот проклятый фонарик опять меня подвел. Руки все еще были скользкие от той лужи, которой нас окатила эта травмированная мадам. И когда я уцепился за край забора и начал переваливать через него, фонарик выскользнул и упал прямо перед мордой подбежавшего пса. Рука сорвалась, но я успел подтянуться и с усилием перевалился через забор. Мое приземление прошло не очень удачно. Сашке повезло больше. Упал я из-за этого клятого фонарика, как мешок с картошкой, почти плашмя на спину, обернувшись в полете через голову, основательно выбив прочь свое дыхание. Сашка с силой рванул меня вверх, ставя на ноги, но сил вдохнуть, просто не было. Я едва мог идти. Явно не мой день, то есть ночь.

До дома Егорыча мы добрались за несколько секунд. Чуть задержали нас заросли малины, в которой мы очутились, спрыгнув с забора, но проломились сквозь нее мы словно медведи. Обернувшись назад, я увидел в свете лежащего в проулке фонарика наших преследователей, их было уже трое, считая пса. Они просто стояли, не предпринимая никаких действий.

Вломились на веранду, Сашка стал закрывать за нами дверь, а я, что было сил, стал молотить кулаком в дверь дома.

-Егорыч, открывай скорее! – я старался говорить тише, но испуг, ввел свою поправку, и получилось несколько громче, чем следовало.

-Кхе, вашу мать, да кто там так ломится?- Егорыч только приоткрыл дверь, как мы буквально снеся его, кубарем ввалились внутрь дома.

-Да вы чего творите то?- Егорыч начинал злиться, от него сильно несло перегаром, было очевидно, что подняли мы его с постели, потому как стоял он перед нами в одном исподнем.

-Дверь запри скорее,- сказал я глядя на Сашу, и закашлялся оседая на пол, спина после падения ужасно болела.

Лишь только засов встал на свое место, мы все услышали, как на веранде разбилось окно, и кто-то с грохотом ввалился внутрь. Через несколько секунд тишины, кто-то с утробным рыком дернул за ручку, так вовремя закрытой нами двери. Егорыч от услышанного рыка чуть побледнел, но его внимание привлекло окно на кухне. Он дрожащей рукой указывал в том направлении. Другой рукой дергая Сашку за плечо, обращая на себя внимание.

-К-к-кто это?- он от ужаса едва смог вымолвить эти слова.

Я обернулся в указанном направлении, прямо за кухонным окном стояла наша знакомая с разорванным лицом. Как будто даже улыбаясь, остатками рта и разглядывала нас, своими совершенно кошмарными буркалами, явно намереваясь продолжить не законченное с нами знакомство.

-Ебаная жаба, сейчас полезет, падла,- я с трудом поднялся на ноги,- Сашка, проверь-ка то окно, в спальне, пока вроде пустое,- указав на него Сашке рукой, укрылся от взгляда чудной девочки за соседним дверным проемом, ведущим в зал. Егорыч стоял, не шевелясь, как будто умер стоя.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 42
Комментарии

Всё, что ли???

Думаю будет продолжение, не так ли?)

типа новый вид бешенства,

ждем продолжения

--------------------------

побеждает подготовленный, а не способный...

мда даже не знаю что сказать

10

Хорошее вступление. +10 ____________

В чем разница между уткой?

Неплохо, похоже на Кинга, а в целом нормально, мой тебе совет - меньше ненормативной лексики

Быстрый вход