"Наследие. Вавилон"

Часть 1. Пролог.

Глава 1. Лучше поздно, чем никогда.

Несмотря на то, что стрелка часов уже прошла цифру шесть, солнце продолжало палить нещадно. Асфальт, начинающий зарастать побегами кустарников и растений, буквально плавился под ногами. Стекла квартир отражали игривые и слишком уж яркие лучи солнца, а тетушка тишина до сих пор господствовала в этом городе.

По дороге, шаркая ботинками, брел Никита. В правой руке он сжимал пистолет, глаза лениво бегали от угла к углу, сканируя местность, а губы едва шевелились, насвистывая мотивчик старой доброй Metallica – The Unforgiven. Оставляя за собой улицу за улицей, перекресток за перекрестком, Никита дошел до улицы, которая была до боли знакома ему. Посреди дороги стояла брошенная «БМВ» с помятым передом. Он прекратил свистеть и, даже чуть-чуть улыбнувшись, побрел к ней. Дойдя до машины, он провел по крыше рукой, оставляя след на слое пыли.

- Ну, привет, девочка. Скучала? Я же обещал, что вернусь за тобой, - Никита заглянул в разбитое окно передней двери со стороны пассажира, удостоверился, что все чисто и залез внутрь.

Руки легли на руль, парень улыбнулся, вжался в него и закрыл глаза от наслаждения. Что-то решив для себя, он повернул ключ и… обломался. Мотор мучительно кряхтел, но заводиться БМВ не собиралась.

- Приехали… Я и забыл, что слил с тебя бензин.

Парень досадливо вздохнул и вылез наружу. Сунув пистолет за пояс, он открыл багажник и принялся осматривать его на наличие чего-нибудь полезного. Ни чего не обнаружив, Никита закрыл багажник, уперся в него руками и задумался, осматриваясь вокруг. Он примерно составил план действий: найдет машину, сольет с нее бензин, заправит «БМВ» и укатит уже на ней. Да, все примерно так и будет, только вот есть пара проблем, которые он тоже для себя обозначил: где взять машину, будет ли в ней бензин, будет ли во что его набрать и, наконец, недавно наступивший апокалипсис.

Никита шумно выдохнул и побрел в ближайший двор. Возле подъездов стояло несколько иномарок, он подошел к каждой, пробуя открыть дверь – без успеха. Конечно, первое правило - во время апокалипсиса бери все что можешь и как можешь, - нужно было бы применить именно сейчас, но стоило ли вообще разводить шум? Никита не очень желал столкнуть с разъяренной толпой мутантов, имея при себе только пистолет и запасную обойму. Все же, парень подошел к одной из машин, открыл бак и принялся его гипнотизировать. Катастрофически не хватало шланга и канистры. Парень осмотрелся и все-таки решился разбить пару стекол. Сигнализация не работала – время все-таки берет свое. Никита, обшарив машины, все-таки нашел нужные предметы и принялся сливать бензин. Все шло гладко. Слишком гладко. Как по маслу. Но он не позволял себе расслабиться ни на секунду. Именно поэтому он подпрыгнул и выронил со страху канистру с бензином из рук, когда на поясе зашипела рация.

- «Никита, прием, это Илья! Как дела?» - заговорил голос, парадируя одесский акцент.

- Порядок. Я подберу тебя через пять минут, - отозвался Никита, подобрал канистру, досадливо глянул на лужицу разлившегося бензина и все-таки дошел до «БМВ».

- «Пять минут? М-м… - пауза. – КАКОГО ХРЕНА?! Я ТЕБЯ МИНУТ ДВАДЦАТЬ УЖЕ ЖДУ!»

Никита со скуки подсчитал в уме общее время ожидания напарника и усмехнулся. Рацию он просто напросто сделал тише и принялся лить бензин в бак «БМВ».

- Кушай, малышка, кушай. Прости, что надолго тебя тут оставил…

Канистра бензина начала потихоньку опустошаться и Никита осмотрелся: вокруг никаких следов мутантов.

Илья облокотился о стену, подправил сумку на плече и кашлянул в кулак. Вокруг все было чисто. Парней послали вглубь города для сбора припасов и полезной мелочевки. Контрольный рейд, так сказать. Группа выживших, вышедшая из шахты и чудом оставшаяся в живых, решила убраться подальше от города. Прочь, далеко и надолго. Ведь колесить по дорогам куда безопасней, чем отсиживаться на одном месте и привлекать к себе внимание.

- Какого хрена ты там так долго возишься? Мы же договаривались вообще не разделяться, а тут… - проговорил Илья в рацию ,что поднес к губам и шумно выдохнул. На плече висела спортивная сумка, переполненная продуктами питания, водой и всякой бытовой всячиной. Илья в очередной раз осмотрелся – никого. Тяжелые веки под аккомпанемент оркестра тетушки тишины сами свалились на глаза, и Илья погрузился в тяжелые соноподобные думы. Рука, сжимавшая пистолет, медленно ослабевала, и, спустя несколько минут, пальцы вовсе расслабились, и оружие со стуком грохнулось на землю. Илья подскочил, перехватил правую руку левой, но оружия не было. Он в замешательстве осмотрел руки, затем землю и, отыскав глазами ПМ, подобрал его и осмотрелся. Не зря. По улице, хищно осматриваясь и щерясь, брел мутант. Руки у него были нестандартно длинными и забавно свисали, доставая почти до земли. На теле было только какое-то полотенце, закрывающее область паха, а пасть, заполненная длинными острыми зубами, издавала какой-то хлюпающий звук.

- Господи, - прошептал Илья. Руки сами собой поднялись на уровень глаз, а ствол пистолета направился в сторону урода. Он навел мушку на голову мутанта и, вдохнув, замер. Выдох не заставил себя ждать, затем палец медленно потянул спуск и…

Если смотреть с точки зрения «молекулярного» времяизмерения, то примерно в ту миллисекунду, когда пуля вылетела из ствола и отлетела от него на пару сантиметров, из-за угла показались еще несколько силуэтов мутантов. Когда пуля достигла цели и начала впиваться ему чуть выше ушной раковины, несколько силуэтов заменила целая толпа. А когда мозги мутанта оказались на асфальте, мутанты дружно ,как по команде, повернули головы в сторону Ильи. Парень замер. Внутри что-то екнуло, в голове появилась знакомая мысль, которая судорожно начала бить набатом одно лишь только слово: «бежать». Пространство словно сузилось, мутанты показались гораздо дальше ,чем это нужно для точного выстрела, и Илья, нащупав рацию на поясе, кинулся бежать. Нажав на кнопку вызова, Илья заорал в рацию:

- Никита! Где ты, бл*дь?! Откликнись! Мне ж*па! Полнейшая!

Парень, сжимая левой рукой сумку, что висела на плече, старался бежать со всех ног. Сзади слышались рыки, хлюпанье, топот, и это не могло не ободрить парня на еще более быстрый бег. Повернув голову, он видел изредка вырывающиеся из толпы силуэты. Не целясь, Илья спустил курок. Пуля ушла куда-то в толпу, кто-то зарычал. Иль я не стал поворачиваться, чтобы подтвердить выстрел. Он бежал по главной дороге, поэтому выбор, куда свернуть, был просто огромен, вот только ни один вариант не подходил для действий, которые могли бы принести хоть какую-то пользу.

- Никита! – задыхаясь, хрипел в рацию Илья. – Где ты, твою..?

Рация продолжала предательски молчать. Парень повернул голову назад, еще пару раз спустил курок и принялся обдумывать, что же все-таки делать. Во дворе – найдут по запаху, в доме – зажмут, да еще и кто знает, чисто ли внутри, машину искать – мертвый номер, ждать Никиту – с этим же успехом можно попросить господа, чтобы тот отправил с неба «миниган». Остается только бежать.

Никита залез в машину, повернул ключ и улыбнулся – мотор послушно завелся.

- Ну, милая, поехали, - парень переключил скорость, медленно выжал газ, отпустив сцепление, и машина тронулась. До ехав до ближайшего продуктового магазина, парень загрузил в багажник оставленные им полчаса назад сумки с припасами и, усевшись обратно, принялся разворачивать.

Внезапно тишину нарушил странный шум. Никита мог поклясться, что этот шум был ему до боли знаком, но что это, понять он не мог. Воображение обрисовывало разные картины: что-то железное упало на асфальт и громко стукнуло, кто-то ударил по листу металла и всякое разное подобное. Внезапно рация зашипела, Никита усмехнулся, поняв, что это надрывается Илья.

- Даже не говори ничего ,я не собираюсь слушать в свой адрес очередную пачку дерьма, - тихо проговорил парень, смотря на рацию, лежащую на соседнем сидении.

Рация продолжала надрываться, затем утихла. Парень нажал на газ и поехал в сторону, где должен был ждать его Илья. Опять странный шум ударил по ушам, но уже громче и не один раз. Никита напрягся и нахмурился. Рация опять зашипела. Парень глянул на нее, не решаясь сделать звук громче. В голове он перебирал очередные варианты источника звука. Глаза забегали по салону, он потянулся за рацией и почувствовал, что что-то мешает в области ремня. Поняв, что это пистолет, парень вытащил его, положил на место рации, сам взял в руки аппарат, сделал громче и понял: источник звука – тот же самый агрегат, что только что лег на сидение вместо рации.

Парень ужаснулся, одновременно нажал на кнопку вызова и на педаль и крикнул:

- Илья, что произошло?!

Секунды молчания показались вечностью. Но ответ не заставил себя ждать:

- «ГДЕ ТЫ?!»

Никита приметил на дороге труп и кровавые ошметки недалеко от головы – вот куда был произведен первый выстрел, подумал он. Впереди, прямо по курсу, парень заметил сплошную стену из спин коричневато-желтого цвета.

- Я тебя вижу! – сказал он в рацию и, сменив передачу, нажал на педаль. Толпа заняла почти все место на дороге, и Никите пришлось объехать их справа, сбив пару мутантов. Но за это его никто никогда не накажет, так что ему было все равно.

Перехватив в левую руку пистолет а в правую руль, парень подъехал к Илье и, затормозив, принялся стрелять по мутантам, пока его напарник садился в машину. Илья в этот момент открыл дверь, закинул сумку на переднее сиденье и быстрее пули прыгнул на нее. Раздался хруст и шелест пакетов – что-то было раздавлено, что-то помято, - но Илье было плевать. Он закрыл за собой дверь и, нелепо вместившись в салоне, брызгая слюной, запыхавшимся голосом заорал:

- ГОНИ!!!

Никита прекратил стрельбу, кинул пистолет Илье, вывернул руль, нажал на газ и машина тронулась. Скорости было не достаточно, так что несколько вырвавшихся вперед мутантов с ревом набросились на машину. Двое сразу же были сброшены на первом же повороте, а третий, вцепившись в крышу, бил кулаками по ней, пытаясь, видимо, открыть ее.

Никита, приподняв бровь, глянул на крышу, затем коротко кинул: «Сбей его», и уставился сосредоточенным взглядом на дорогу.

Илья взял пистолет Никиты, упер ствол в крышу и сделал пару выстрелов в разные точки. После трех попаданий мутант сорвался с крыши и грохнулся на землю.

Илья кинул пистолет на заднее сиденье, вытянул из под себя сумку и кинул ее назад.

- Что с тобой такое?! – закричал Илья на Никиту.

- Извини, - коротко бросил Никита.

- ИЗВИНИ?! – это была истерика. Ничего странного, в такой ситуации нервы любого будут на пределе.

Парень внезапно закашлялся, и Никита покосился на него:

- Ты как?

- Порядок… Не до конца еще зажило пробитое легкое, - прохрипел Илья и, тяжело выдохнув, закрыл глаза, наслаждаясь спокойствием и тишиной.

Внезапно из рации обоих послышался голос:

- «Парни, как обстановка?» - Вова говорил слишком уверенно.

- Все в порядке, едем домой, - ответил Никита.

«БМВ» неслась вперед, оставляя за собой светофоры, которые уже давно не горели.

Глава 2. «Раунд наш!»

Вова оглядел пустую улицу, сильнее сжал правой рукой рукоять автомата Калашникова и побрел к автомобильной стоянке. Сзади, осматриваясь, шла Карина.

На парне была одета все та же запачканная кровью толстовка, за спиной висел рюкзак расцветкой в цифровой камуфляж, набитый всякой всячиной, от продуктов питания, до бытовых принадлежностей. Левая культя за неимением кисти была туго перевязана, и ремень автомата был примотан к предплечью, что обеспечивало довольно точную стрельбу. Пристреливаться пришлось долго, но, как говориться, тяжело в учении – легко в… ну, вы поняли. Девушка же была одета гораздо легче – майка, обрезанные по голень джинсы, кроссовки, рюкзак за спиной. В руках она сжимала сложенный «ингрэм», а по карманам джинсов были расфасованы обоймы для данного пистолета-пулемета.

Оружие Карине досталось не просто, но, вставив нужные фразы в нужное время, типа: «Если бы у меня было оружие посерьезней, все бы было хорошо, и твоя рука была бы на месте!», она добилась ничего не выражающего взгляда своего парня, который протягивал ей пушку.

Приказ был прост: «Паси тыл». Ничего сложного. Тем более часы игры в «Counter Strike» и «Killing floor» с командой, в которую входили Вова, Никита и Денис, были проиграны не зря, и данные приказы ее мозг принимал незамедлительно.

Девушка воспринимала все происходящее не больше, чем очередную волну в «Killing floor», вот только, если товарища убьют, он не напишет в чат: «Сзади!», и ты не повернешься и не снесешь голову «клоту», пристраивающемуся разорвать твое тело на части. Игра та же, только ставки выше. И ей было хорошо от того, что все восприятие смерти, отсутствия будущего и ужас происходящего сменялись очередным голосом надоедливой бабы в голове: «Они идут, я испаряюсь!».

Для Вовы же все было совершенно по-другому. После недавних событий в шахте, в которой они потеряли большую часть бойцов, товарищей, друзей, в его психике все кардинально изменилось. Куда-то улетучилось сомнение в действиях, появилось равнодушие, дающее место постоянности здравого смысла и рассудительности. Не было ни жестокости, ни страха, была лишь забота о близком ему человеке и куча тварей, которые могут отнять ее у него.

- Карин, будь рядом со мной, не пали без предупреждения, - коротко прошептал Вова и вошел на территорию стоянки.

- Угу, - девушка кивнула, перехватила «ингрэм» двумя руками и продолжила осматриваться, медленно шагая за Вовой.

Осмотревшись, ребята поняли, что ничего опасного их здесь не ждет, и направились на поиски нужной машины. По договоренности, Никита и Илья должны были собрать как можно больше припасов, найти легковую машину и вернуться во временный лагерь, который они установили на окраине города. Там уже ждал раненый Кальтер, девушка Настя и Наталья, пожилая женщина лет пятидесяти.

Лагерь был расположен на берегу озера, к берегу была пришвартована лодка, так что о безопасности можно было не беспокоиться. Ведь даже если их зажмут с берега – они прыгнут в лодку и на середине озера их достать никто не сможет.

Задача Вовы и Карины заключалась в другом: им нужно было найти машину чуть меньше, чем «танк» (сноска: «танк» - фургон марки «Мерседес». В прошлой книги серии «Наследие» эксплуатировался командой в качестве тяжелой бронетехники. На борта, крышу и бампер были приварены разные железные примочки, что обеспечивало большую безопасность).

Так как «танк» был вероломно угнан «белыми» во время нахождения команды в шахте, было принято решение найти альтернативу данному транспортному средству.

И так, обходя один за другим ряды автостоянки, Вова прожигал взглядом каждую машину, но глаза остановились на большом фургоне, напоминающем «дом на колесах». Осмотрев машину, парень кивнул своим мыслям и дернул дверь. Та, в свою очередь, отворилась без особой трудности, так что оставалось проверить наличие бензина. Ключей конечно же не было, но угон машин никто не запрещал. Вырвав из под руля крышку, закрывающую пространство за рулевой панелью, Вова принялся искать нужные провода. Одной рукой было не очень удобно разбираться среди разноцветного сплетения проводков, но выбора не было. Найдя нужные, Вова попытался соединить их. Разряд показался в виде голубоватой ниточки, и мотор поддался.

- Карин, за руль!

Девушка кивнула, села на место водителя и осмотрелась. Пока она ознакомлялась с приборами, Вова залез в жилое помещение фургона и обомлел. Кузов делился на два отдела: спальню и кухню, так же присутствовала кабинка туалета, но это другой разговор.

- Охренеть, - прошелестел Вова и принялся шарить по шкафам. Все шкафы были пустыми, кровать аккуратно застелена каким-то старым покрывалом, а из туалета НИЧЕМ не пахло. Похоже, хозяин фургона был очень чистоплотным и очень давно не проведывал свою машину.

- Что там? – спросила Карина, одновременно шаря в бардачке и нажимая кнопки на магнитоле.

- Будет, куда уложить Кальтера, и крыша, похоже, плоская. В общем, все отлично, - парень закрыл дверь и сел на обтянутое кожей (или дерматином) сидение. – Проверь бензин.

После недолгой паузы, девушка кинула:

- Полбака.

- Отлично, - Вова кивнул сам себе и закрыл глаза. – Все, езжай отсюда, Карин.

Парень стянул рюкзак со спины, положил его на стол и замер. Снаружи послышался громкий рык.

- Нас заметили! – крикнула Карина.

Вова прикрыл глаза, выдохнул и сжал рукоять автомата – опять все сначала. Тем временем снаружи оказалось настоящее собрание этих тварей. Похоже, они наткнулись на мутантскую свадьбу, или что-то в этом роде, если такое вообще существует, конечно.

- Снимай всех, кто подберется к тебе слишком близко. Дверь не открывай! – крикнул Вова, сам же вылез из фургона и осмотрелся – через забор на стоянку лезли три мутанта. Двое были срезаны очередью, так и не добравшись до пика, так что им пришлось проделывать путь заново. Парень повернул голову на вход на стоянку и, приметив еще несколько бегущих мутантов, открыл огонь. Первый патрон пробил череп одному из мутантов. Остальные ушли выше, тем самым оставшись бесполезными. Вова тут же прильнул к автомату и выпустил несколько коротких очередей. Патроны с треском ломали кости бегущим на парня мутантам. Несколько были сбиты с ног, становясь живой преградой бегущим за ними собратьям.

Вова тем временем вытащил магазин, откинул в сторону и сунул новый. Все действие он проделывал правой рукой, в то время, когда левая рука держала автомат на весу, будучи туго привязанной к нему ремнем. Через секунду мутанты получили очередную партию свинца. Патроны врезались в плоть, вырывая куски мяса из вонючих тел. Мутанты продолжали дико рычать. Краем глаза парень заметил тех самых мутантов, которые минуту назад были сбиты с забора. На этот раз они, забравшись на него, готовились к прыжку, который мог бы стать последним для Вовы. Благо ангел хранитель Карина вовремя высунула свой «ингрэм» из окна и жахнула по ним щедрой очередью.

«Теперь они не встанут, и это уж точно», - подумал Вова и вновь устремил взгляд к приближающимся мутантам. На этот раз их было чуть больше, так что парень решил не искушать судьбу. Пару раз нажав на спуск, Вова кинулся вглубь стоянки. Запрыгнув на машину, стоящую неподалеку, он перепрыгнул на другую сторону и, оказавшись за укрытием, выпустил очередь прямо по мутантам через стекла машины. Те в свою очередь со звоном поразбивались, и Вова невольно закрыл глаза. Пустившись прочь от укрытия, парень вновь запрыгнул на машину и устремил взгляд на кучку монстров. Они уже миновали фургон с Кариной, открыв ей свои спины. Вова вновь спрыгнул за машину, спрятался за капот так, чтобы перекрестный огонь не вывел его из игры и крикнул:

- Раж!!!

Карина открыла дверь, уперла «ингрэм» на открытое окно и нажала на спуск. Несколько мутантов упали сразу, пораженные пулями в затылки и позвоночник. Те твари, которые были либо задеты, либо вообще не тронуты, повернулись в сторону девушки и Вова, высунувшись, дал несколько коротких очередей по оставшимся тварям. Те грохнулись носами в землю и были таковы.

Вова махнул девушке, мол, залезь обратно и, прижавшись спиной к машине, выдохнул и замер. Вокруг все было тихо, так что он решил, что неплохо было бы перезарядиться. Сзади хлопнула дверь: Карина залезла в машину. Осмотрев периметр, парень, не опуская автомат, кинулся к фургону, на ходу подобрав пустой магазин, который недавно отбросил во время перезарядки. Забравшись в фургон, он наткнулся на «выстрел» Карины:

- Цел?

Вова кинул что-то обозначающее согласие и принялся затягивать разболтавшийся ремень, привязанный к обрубленной руке. Через несколько секунд он заметил, что Карина не отводит от него взгляд. Он поднял глаза на девушку и, выдохнув, поцеловал ту. В этот самый момент он в очередной раз понял, насколько сильно она дорога ему, и что он обязательно сделает все для того, чтобы Карина осталась жива.

Парень улыбнулся девушке и, выйдя наружу, залез в фургон уже с «жилой» части. Сунув в рюкзак два пустых магазина, парень сел на стул и кинул Карине:

- Вывози нас отсюда.

Девушка молча сменила передачу и выехала из ряда стоящих машин.

- Потом куда? – спросила Карина, вернувшись к возне с магнитолой.

- Потом на базу, - ответил Вова.

- Заправляться будем?

- Да, я думаю, стоит заправиться, - кивнул своим мыслям Вова.

Между Кариной и Вовой было средних размеров окошко, через которое они могли спокойно разговаривать.

Девушка включила магнитофон и принялась переключать радиостанции. Везде была тишина. Кое-где слышались редкие помехи, но было ясно, что радиокоммуникация была мертва. Девушка сунула диск с надписью «Ария» и нажала на «плей». Музыка заиграла почти сразу. Вова узнал знакомые, греющие душу слова песни «Осколок льда» и улыбнулся. Музыка моментально навеяла ностальгию, вспомнилось миллион моментов из недалекого прошлого. Оттуда, где были слышны лишь смех друзей, разговоры об учебе, работе, бытовых ситуациях. Беседы о музыке, об игах, о любви и о ненависти. И кто бы мог подумать, что все может закончиться так. Все это пришло к ним в жизнь на столько внезапно, что никто и не успел опомниться. И теперь они, опоздавшие на рейс «Апокалипсис – Безопасное место», должны бороться здесь за свою жизнь, чтобы совершить это путешествие своими силами. Многие родственники были эвакуированы, что не могло не радовать, но больше всего, конечно же, хотелось поскорее попасть к ним. Кто знает, что предприняло правительство: быть может, ядерный взрыв или какую-нибудь крупномасштабную зачистку. Никто не знал этого. Было понятно лишь одно – нужно было найти безопасное место, где они спокойно смогут заснуть и все страхи наконец уйдут.

Мысли прервал голос Карины:

- Я поворачиваю.

Вова глянул в окно – заправка. Парень упер в плечо автомат, который никогда не ставил на предохранитель, и вылез из фургона. Осмотревшись, он не заметил ничего необычного и пару раз стукнул по двери, мол, можно выходить. Девушка открыла бак, а Вова сунул в него металлический носик шланга, из которого с большим давлением полился бензин.

Девушка глянула на шланг и сказала:

- Надо бы сразу набрать бензина, а то вдруг что.

Вова поднял глаза на Карину и кивнул. Передав ей шланг, он вскинул автомат и зашел внутрь АЗС. Над дверью недовольно зазвенел колокольчик и парень замер, высматриваю цели. Все было чисто. Комната была обставлена полками, на которых лежали мешки с углем, канистры с бензином и баклажки с водой. Вова снял с себя автомат и, поставив две канистры рядом друг с другом, продел в их ручки ремень от оружия. Поднял обе канистры за приспособление из ремня, Вова взвалил их на спину и, зацепив ремень обрубленной рукой, взял в свободную руку еще одну канистру. Девушка отпустила рычаг на носике шланга и повесила его обратно. Тем временем Вова подошел к фургону и, дождавшись, пока Карина откроет дверь внутрь, зашел в него, поставив канистры на пол. Следующий заход был за баклажками с водой, затем за углем и за последней канистрой.

Усевшись внутри, Вова осмотрел добычу, девушка оживленно хихикнула и запрыгнула в кабину.

- Ты чего, зай? – спросил Вова, аккуратно расставляя бутылки .

- Ничего, просто я рада, что все прошло так хорошо! – воскликнула она и улыбнулась.

Вова усмехнулся, глянул на свой рюкзак, что лежал на столике, и закрыл глаза. Все. Покой был обеспечен. Он поднес рацию к губам, сменил канал и проговорил:

- Парни, как обстановка?

Из рации незамедлительно раздался голос:

- «Все в порядке, едем домой».

Вова повесил аппарат на ремень и погрузился в мысли, прошептав лишь одну фразу:

- Раунд наш, едем домой…

Глава 3. «Это не зачистка, а уничтожение…»

На город медленно опускался туман. Солнце катилось к горизонту, предвещая наступление ночи. Ночь была самым страшным временем суток, особенно не лунная и такая туманная. Именно ночью команда была в самом большем напряжении. Даже самые длинные и кровавые перестрелки не изматывали так, как время суток, в которое ты должен отсыпаться и набираться энергии.

- Сегодня никаких костров. По банке тушенки, и дежурить, - проговорил Вова, смотря в окно фургона. Машина неслась с огромной скоростью, оставляя за собой лишь возмущающиеся порывы ветра.

- Это из-за тумана? – спросила Карина.

- Да, слишком он густой, - ответил парень и подтянул к себе рюкзак.

Фургон выехал за город и свернул на тропинку, которая вела к озеру. Проехав метров триста, машина заехала на поляну и резко свернула в густые заросли каких-то кустарников, за которыми находился прямой выход к берегу озера.

На берегу стояла палатка, рядом с палаткой тлели угли от недавно догоревшего костра , а прямо у воды лежала большая трехместная лодка.

- Поморгай фарами, - сказал Вова.

Карина послушно нажала на кнопку два раза и остановила машину. Из палатки вышла Настя. Она осмотрела машину, затем людей, вышедших из нее, и кинула:

- Где Никита?!

Вова пожал плечами, взвалил рюкзак на плечо и побрел к палатке. Карина устремилась за ним. А Настя так и осталась стоять на месте, смотря в сторону поляны, откуда выехал фургон. Она закусила нижнюю губу и зажмурилась, стараясь не заплакать. Резко выдохнув, она все-таки сдержала слезы, и, уже оборачиваясь, услышала шум мотора. С поляны выехала «БВМ». Фары машины задорно моргнули, она подъехала к фургону и затормозила. Из машины вылезли Никита и Илья. Настя замерла, на момент ей показалось, что это сон, затем она сорвалась с места и кинулась в объятия Никиты. И как только лицо ее уткнулось в грудь парня, она дала волю слезам. Илья закинул сумку на плечо и побрел к палатке.

В то время Вова скинул свой рюкзак и залез под брезент. Кальтер лежал неподвижно, только грудь энергично и в такт то вздымалась, то опускалась.

- Карин, осмотри его, хорошо? – сказал Вова, подвинув рюкзак, в котором лежали медикаменты.

- Угу, - прошептала девушка и занялась делом.

Вова вылез из палатки и глянул на «БМВ». К нему на встречу шел Илья с хмурой миной.

- Как? – кинул Вова.

- Хреново, - ответил Илья и, пройдя мимо него, скинул сумку к костру.

- Много?

- Нет, не много. Дох*рища! – буркнул Илья.

- Все на столько плохо?

- Этот идиот выключил рацию, пока я бежал по улице от целой толпы мутантов и орал ему, чтобы тот приезжал скорее! – воскликнул Илья, кинув взгляд на Никиту. Тот стоял в обнимку с Настей, и все говорило о том, что он не услышал напарника, если бы не рука, которая, лежа на спине девушки, сжалась в кулак, оставив прямым лишь средний палец.

Вова усмехнулся и ответил на негодование Ильи:

- Он может.

От берега, резво перебирая мощными ногами, шла Наталья, держа в руках таз с выстиранной одеждой.

Вова махнул здоровой рукой и улыбнулся:

- Как дела, тетка Наташа?

- Хорошо, голубчик! Как съездили? – осведомилась та, поставив таз на землю.

- Неплохо. Кстати, я там воды чистой привез, бензина и угля.

- Добро, добро! – ответила та.

Вова опустился на бревно, что лежало у костра и замер.

Карина перевязала ногу Кальтера и, что-то ему вколов, вышла из палатки.

- Все, жить будет. Как проснется – переложим в фургон, - проговорила девушка и села рядом с Вовой.

Парень приобнял ее, улыбнулся и крикнул:

- Общий сбор!

Никита и Настя, о чем-то разговаривавшие, одновременно повернули голову в сторону источника крика и медленно поплелись к костру. Когда все расселись, Вова начал:

- Сегодня туман, ночь не лунная. Никаких костров ночью. Даже без углей. Не будем привлекать ничье внимание. Перекусим консервами, переложим Кальтера в лодку и будем дежурить по двое каждый час. Ясно?

Все закивали. Ни вопросов, ни возражений не было.

Дальше пошла бытовая возня – кто-то начал копаться в добыче, кто-то разгружать фургон, Никита заправлял «БМВ» , а кто-то просто дремал. Илья добровольно вызвался постоять на посту до ночи. Так и было.

Никита, долив бензин в машину, залез внутрь, пошарил по панели и, закрыв глаза, расслабился на кресле. Не прошло и минуты, как мозг его отключился, дав волю воспоминаниям.

- Сколько времени?! – крикнул Никита, стоя перед зеркалом и подправляя галстук.

- Начало десятого! – раздался голос матери с кухни.

Парень застегнул пиджак, взял с полки сотовый телефон, убедился в достоверности слов матери и сунул его в карман.

Тем временем женщина зашла в его комнату и, улыбнувшись, спросила:

- Будешь скучать по школе?

- Да, конечно, - с наигранным фанатизмом ответил сын, подправляя рукава рубашки.

- Да ну! Вот увидишь, потом еще пожалеешь о том, что так быстро повзрослел! – женщина всплеснула руками и пошла на кухню.

- Как будто это моя вина, - прошипел сам себе Никита и, достав телефон, нашел в телефонной книжке номер друга.

- «Да, Никитос?» - раздался голос Вовы.

- Я готов, - сказал Никита и пошел обуваться.

- «Ну, зайди ко мне. И пойдем от меня.»

- Ок, - коротко ответил Никита и отключился.

Парень обулся, чмокнул вышедшую мать, взял букет цветов и вылетел из дома. Спустившись с четвертого этажа, он вышел на улицу и направился в сторону дома друга.

Солнце светило очень ярко, и даже было удивительно, что выпускной был в такой солнечный день. Никита дошел до перекрестка, дождался, пока красный свет начнет моргать и, с улыбкой воскликнув: «Анархия, бл*дь!» - кинулся через дорогу.

По городу носились машины скорой помощи, повсюду была слышна серена, но Никита не предавал этому особого значения: такое в городе почти каждый день. Но все же нервы напряглись, когда он понял, что полицейских машин слишком много. Дойдя до дома друга, он позвонил в домофон, тот впустил его и, поднявшись на последний этаж, Никита зашел в открытую дверь. Вова так же, как и он минуту назад, стоял перед зеркалом и подправлял галстук.

- Скоро ты? – спросил Никита.

После его слов за дверью, в подъезде, послышался какой-то шум и грохот.

- Чего там? – спросил Вова.

- А я знаю? – удивленно воскликнул Никита.

- Ну, ты поднимался – ничего не было?

- Не, - коротко ответил Никита и приоткрыл дверь.

Вова обулся и, взяв букет цветов, толкнул друга наружу. Тот вышел и замер – опять грохот.

- Что за хрень? – прошипел Вова, закрыл дверь на ключ и пошел вниз. Спустившись на третий этаж, парни заметили открытую дверь одной из квартир. Никита осторожно заглянул туда, а Вова глянул вниз.

Все произошло с огромной скоростью: что-то сбило Никиту с ног, вылетев из квартиры, тот в свою очередь грохнулся на лестницу, сбил с ног Вову, и они кубарем покатились вниз. Никита приоткрыл глаза и заметил на лестнице фигуру, которая готовилась к прыжку. Рефлексы сработали незамедлительно – он взял Вову, который до сих пор не пришел в себя, и потянул на себя, убирая с линии прыжка «сумасшедшего». Нечто в этот момент уже прыгнуло и, врезавшись в стену, отлетело назад. Никита, поднимая Вову, который уже приходил в себя, Полетел вниз, потянув друга за собой. Пробежав еще один пролет, они врезались в дверь квартиры. Вова, слабо державшийся на ногах, грохнулся, но тут же поднялся и, заметив преследующую их фигуру, кинулся вниз, прямо за другом. Спустившись до первого этажа, Никита, еле-еле отыскал в темноте кнопку на двери и, открыв подъезд, вылетел наружу. Вова был сзади, и, обернувшись, он закрыл дверь, смотря как этот «сумасшедший» летит прямо к нему. Дверь закрылась раньше, так что тело по другую сторону врезалось в нее и зарычало.

- Что за хрень?! – закричал Никита.

Вова повернулся на друга, осмотрел его вид и пожал плечами. Вдруг с соседней улицы послышались выстрелы. Парни уловили глазами бетонные блоки, поддерживающие огромные трубы, и кинулись к ним. Спрятавшись за ними, они выдохнули и замерли.

Выстрелы стихли, наступила тишина, которая показалась парням вечностью. Над ухом Вовы прозвучал голос Никиты, который соизволил высунуться и осмотреться:

- Нету никого. Чисто.

Слева послышался глухой стук по стеклу. Никита открыл глаза и глянул на Илью, что долбился в окно с обеспокоенным лицом. Никита приоткрыл дверь и спросил:

- Чего тебе?

На улице уже было темно: стрелка часов катилась к цифре одиннадцать. Солнце уже опустилось за горизонт, оставив за собой небольшое кровавое пятно на небосклоне.

Илья сунул Никите пистолет и прошептал:

- Валим! Надо спрятаться!

- Зачем? – ошарашено спросил Никита.

- Давай без вопросов, блин! – Илья потянул Никиту наружу и, полу пригнувшись, словно пряча голову от пуль, побежал к лодке, в которой уже лежал Кальтер.

Вова передернул затвор автомата и, кивнув на ходу Илье, кинулся к фургону. Как можно тише открыв дверь, он нырнул внутрь. Там его уже ждала Карина. В палатке сидели тетка Наташа и Настя.

Илья довел Никиту до лодки и, усадив его рядом с Кальтером, принялся отчаливать от берега к середине озера. Никита в недоумении толкнул Илью и воскликнул:

- Что тут, твою мать, происходит?!

- Да ты тише можешь быт…

Не успел Илья договорить, как в ответ на крик Никиты эхом пришел рев мутанта, затем еще одного, еще и еще. Никита глянул в сторону, откуда примерно исходил крик и прошипел:

- Твою ж…

- Они нас окружили! Делать нечего, нужно прятаться! – констатировал факт Илья.

- Как они нас выследили?

- А я знаю? – отмахнулся Илья и, сделав последний гребок веслом, поднял их и уложил вдоль лодки.

Внезапно парни вздрогнули, а Кальтер даже проснулся: зашипела рация.

- «Ложитесь! Они здесь….» - это был Вова. Похоже, из фургона лодочников было очень хорошо видно.

Оба рыбака прижались к дну лодки как ошпаренные. Никита принялся шептать про себя что-то несуразное, а Илья обеспокоенно посмотрел на проснувшегося Кальтера. Тот молча закрыл глаза и, кажется, снова заснул.

Кусты прибрежного камыша зашелестели сверхъестественно громко, и на поляну, с диким ревом, буквально завалилась огромная туша доселе невиданного мутанта. Он, скорее, был похож на смесь бульдога с носорогом: такой же крупный, как носорог, и такой же злющий и зубастый, как бульдог. Он втянул огромными ноздрями воздух и выдохнул очень громкий и пронзительный рык. Рык был командой к наступлению – спустя секунду на поляну выползла толпа мутантов, один за другим, медленно заполняя пространство бывшего лагеря выживших в адской шахте бойцов.

Никита оглядел тварь и опустил голову как можно ниже, прильнув ко дну лодки. Но что-то в его сознании не давало покоя, и тут он понял:

- Где Настя?! – раздался над ухом Илья пронзительный шепот напарника.

- В палатке…

- Что? Какого хрена они там делают..? – Никита поднял голову и с ужасом наблюдал прохаживающуюся по лагерю четырехногую тварь. Между тем, мутант продолжал втягивать огромные дозы воздуха, и только тогда Никита понял – мутант абсолютно слеп, и передвигается лишь по ощущениям, а добычу ищет на слух и запах.

- Дай рацию! – Никита выхватил рацию у Ильи и прильнул к ней. – Вов, что это за хрень слепая?

- «Это тот самый «Т34», о котором нам говорил оружейник… Зверюга слепая, и прет как танк. Мы его не остановим. По крайней мере, не при таком оружии и не в таких условиях. Сидите тихо. На помощь ни к кому не суйтесь. Все», - шепот был едва различим в ночной тишине, но Никита все понял и продолжил с ужасом наблюдать за лагерем.

Мутант обошел палатку, пару раз вдохнул запах, исходящий от нее и замер. Он долго стоял и рычал. Слюни тягучими струйками стекали из его клыкастой пасти, с тихим коротким шорохом ложась на землю. В двадцати сантиметрах от него находилась палатка, в которой и пряталась его добыча.

Все произошло более, чем быстро. Челюсти мутанта раскрылись, и, снося со своего пути своих собратьев, он кинулся на палатку. Одним рывком передней лапы он сорвал ее с места, обнажив лежащих под одеялом людей: Настю и тетку Наталью. Девушка успела взвизгнуть, прежде чем зверь накрыл их своими могучими лапами, затем, прижав к земле, несколько раз ударил по телам. На все побережье раздавался хруст костей и мутантский рев. Эта псина схватила тушу уже непонятно чью, и принялась рвать ее на куски, жадно пожирая. Никита стиснул челюсти, опустил голову на дно лодки и перевернулся на спину. Зажмурившись, он кажется тоже зарычал. Но не как тот зверь, а скорее от жалости и горечи утраты. Слезы сами покатились из его глаз. Сейчас он отдал бы все на свете за то, чтобы просто не слышать этот рев и чавканье мутанта, с коим он пожирал то, что недавно было людьми.

- «Илья, на тот берег, живо! Пора сваливать, пока он занят добычей!» - раздался голос Вовы из рации. Парень поднял голову и увидел, как побережье озарил свет фар, и фургон тронулся с места.

- Все понял, все понял, - судорожно заговорил Илья сам себе и, опустив весла в воду, погреб на другой берег. Озеро было небольшим, и переплыть на другой берег – было сущим пустяком, так что на счет времени он не колебался.

Тем временем Карина вжимала педаль газа, насколько позволял ей двигатель. Вова устроился в жилом отсеке фургона. Пробив окно сзади машины, парень выставил наружу автомат и ждал преследования. Ожидания не заставили себя ждать – на дорогу вылетел Т34. Его занесло на повороте, и он чуть не врезался в дерево, но, во время оклемавшись, он все-таки вошел в поворот. Хотя и фургон давал фору мутанту, выносливости его можно было позавидовать. Он бежал за машиной минут пять, пока на дороге не учуял что-то другое и не свернул в лес.

- Он оторвался! – крикнул Вова.

Карина кивнула сама себе и, переведя взгляд на свой «ингрэм», убедилась, что он все еще с ней и не испарился в воздухе. Вова все же продолжал смотреть на убегающую ленту дороги, и убедившись в своих словах еще раз он уже громче повторил:

- Он оторвался! Хрен тебе, тварь вонючая, а не мы! Мы живучие, так что ты, гребаная фекалия в отходах генетики, иди в задницу!

Карина захохотала – сказывалось сильное психологическое напряжение, и разрядка была нужна именно сейчас. И она ее получила.

Илья догреб до берега и, подняв весла в лодку, он вжался в рукоять ПМа. Никита, уже более менее успокоившийся, снял пистолет с предохранителя и оглядел берег. Лодка врезалась в прибрежный песок и остановилась. Парни выпрыгнули из лодки и осмотрелись – все было чисто. Ни звука, ни рыка, ни шороха.

Затем послышался отдаленный гул мотора, который постоянно приближался. Спустя несколько секунд на берег выехал фургон, ослепив парней фарами.

- Залезайте! – крикнула Карина и взяла в руки «ингрэм».

Вова открыл дверь жилого отсека и, прицелившись, обвел местность дулом автомата. Илья сунул пистолет за пояс и кинулся к лодке. Он накинул себе на шею СВД и приподнял Кальтера. Никита помог другу и они, подняв его, потащили под руки прямо в фургон. Вова пропустил их, затем, продолжая выцеливать местность, зашел внутрь и закрыл дверь. Карина положила «ингрэм» рядом с собой, подправила белые беспалые кожаные перчатки на руках и дала задний ход. Парни расположили Кальтера на кровати и Никита полез на переднее сидение, в кабину. Вова сел на своей позиции сзади фургона, а Илья выдохнул и посмотрел на Кальтера.

- Как дела там? – тихо спросил он. Хоть и состояние было более менее стабильным, но серьезная медицинская помощь ему до сих пор была нужна в обязательном порядке.

- Плохо… Настя и тетка Наталья погибли… - ответил Илья. Вова чуть повернул голову назад, словно вслушиваясь в слова, затем вновь принялся смотреть в окно. Над горизонтом, за которым спряталось солнце, внезапно возник какой-то странный огонек. Он летел вверх. Спустя секунду на расстоянии от него появился еще один. Затем, на таком же расстоянии, еще. Три звезды тихо поднимались в небо, становясь все ярче и ярче.

- Эй, ребята… Смотрите, - Вова окликнул друзей, не отрывая взгляда от огоньков.

Илья прильнул к окну, а Кальтер приподнялся в кровати. Никита и Карина смотрели в боковые зеркала, наблюдая за странным явлением.

- Это самолеты? – спросил Илья, всматриваясь в небосвод.

- Слишком ярко горит для самолета.

- Но он явно приближается… - прокомментировал Кальтер.

Самый последний из строя внезапно чуть остановился и полетел вниз. Яркость он прибавлял, но, как только он столкнулся с землей, небосклон озарила вспышка.

- Что за… - выдал Илья.

- Это ракеты… - прошептал Вова.

В небо поднялся гриб, который находился порядка двухсот километров от ребят. За оставшейся парой ракет вылетели еще четыре штуки, и все они начали размеренно падать на землю, все ближе и ближе к городу, из которого команда выехала в противоположном направлении.

- Твою мать! Карин, дави на газ! – заорал Илья.

- Нам не уйти от них, - прошептал Вова.

- И что делать?! – воскликнула Карина.

- Поворачивай на шахту. – проговорил Вова.

Кальтер выпучил на друга глаза.

- Что?! – воскликнул Никита.

- На шахту едем! Нам не укрыться от этих ракет на открытой местности. И кто знает, что это, атомные, ядерные, или какие другие взрывы. – проговорил Вова.

- Господи… Кто и зачем это делает? – прокряхтел Кальтер.

Илья закрыл глаза и прошипел:

- Они очищают мир о заразы… М-да, разумное решение…

- Они не понимают, что этим они его не очистят, а уничтожат...

Взрывы медленно приближались к городу. Вскоре волна накрыла и город, снося на своем пути все, что плохо и непрочно стоит. Теперь мир захлестнула новая волна разрушения, и не понятно, что было опасней – мутанты или последствия ужасной зачистки. Все вело к одному: обе угрозы были детищем человека.

Часть 2. Новый дом.

Глава 1. Страницы истории.

13 июня 2012 года. 3:20:37.

В результате халатности персонала секретной лаборатории «Оазис», занимающейся генетическими исследованиями, на свободу вырывается опаснейший вирус «Симбиот». Действие «Симбиота» повергнуло в шок и ужас всех ученых, занимающихся его разработкой. Подняв из мертвых трупы, над которыми ставились эксперименты, вирус действовал на мертвые клетки мозга. Он способствовал мутации клеток и творил невероятные вещи со своими жертвами. Разъяренные мутанты, жаждущие только крови, вырвались на свободу, перебили персонал лаборатории и пустились распространять заразу на весь мир.

13 июня 2012 года. 7:00:00.

Пандемия подмяла под себя Евразию, достигла берегов Африки и Америки. Мутанты убивали своих жертв, превращая их в собратьев. Реки крови пролились на землю. Правительство пришло к решению об эвакуации населения. На воду были спущены корабли невероятных размеров, куда были перенесены все выжившие в катастрофе.

20 июля 2012 года. 00:00:00.

Эвакуация закончена. На материках остались лишь горстки людей, пытающихся бороться с врагом, в сотни раз превосходящим их по численности. Количество людей исчислялось миллионами, количество мутантов – миллиардами, а шансов оставалось все меньше и меньше.

5 августа 2012 года. 12:06:09.

Принято решение о крупномасштабной зачистки планеты по средством ракет «Дезерт Сторм». Действие ракет было основано на уничтожении все, что плохо стояло за счет ударной волны. Тем самым бомбы оставляли в атмосфере и на земле минимум радиации, чтобы в скором времени обеспечить более менее пригодные условия для жизни.

10 августа 2012 года. 05:08:15.

Во все носители пусковых установок с ракетами «Дезерт Сторм» поступил приказ «Огонь!».

10 августа 2012 года. 10:00:09.

Все города и признаки цивилизации стерты с лица земли. Хаос был поглощен тишиной и долгой темнотой, что воцарилась над землей из-за поднявшейся в воздух пыли.

2015 год.

Все, кто успел спрятаться, выходят наружу из убежищ. На Земле воцарилась новая эра. Эра вооруженной анархии. Люди начинают сбиваться в группы, занимать выгодные территории и строить на них оборонительные сооружения и крепости. Начинается борьба за пропитание и воду. Также существуют и одиночки, независимые ни от кого бойцы и путешественники, заботящиеся о своей жизни и о жизни встречных обездоленных и нуждающихся. Их называют мусорщиками – сталкерами, - за их род деятельности. Работа мусорщика проста – разгребать все, что осталось от цивилизации и приводить это в порядок, продавать или пользоваться самим. Обычные лагеря начинают нуждаться в сталкерах. Ведь именно они поддерживают жизнь, и если бы не эти смелые путешественники – лагеря и гильдии давно бы загнулись от голода или под натиском мутантов, которых осталось предостаточно.

Глава 2. Майор, Шериф и Вавилон.

5 августа 2020 год. 11:44:35.

Лагерь Вавилон. Западная Сибирь. Граница России и Казахстана.

Сон внезапно прервался, прекрасная девушка в белом меня покинула, и сквозь слипшиеся ресницы я разглядел дощатый потолок темной комнаты, который прожигал яркий луч света, тянувшийся откуда-то справа. Я протер глаза, осмотрелся и понял, что нахожусь в совсем незнакомом мне помещении. Да, ребята, если бы вы были на моем месте, вы бы сказали, что много пить – очень-очень вредно. Но я скажу больше – я не пил. Ни капли. Потому что пить, собственно, нечего было. И последнее, что я помню, так это то, что передо мной остановился какой-то черно-красный джип на огромных колесах. Кажется, их называют «бигфутами», или что-то вроде того. Оттуда вылезли два крупных парня в однотонном камуфляже пустынного цвета. Лица их были закрыты платками, по цвету очень гармонирующими с их прикидом. Они просто подняли мое обезвоженное тело и потащили в машину. А дальше какая-то девушка ласкала меня, целовала, обнимала. Но, к сожалению, это все было только во сне.

А теперь я здесь, в этой темной комнате три на три с одним окном, завешанным занавеской. Рядом с раскладушкой тумбочка, на тумбочке радио, еще из Эпохи Цивилизации, годов семидесятых. Я привстал, спустил ноги на холодный пол и съежился – меня знобило. Может, солнечный удар, может, лихорадка. Такие болячки в этой местности не редкость для Эпохи Вооруженной Анархии. Смотря на то, что с людьми делала жадность прошлой эпохи, я мог улыбаться, потому что хочется плакать сейчас, когда видишь, что в этой эпохе с людьми делает жажда. Мы убиваем друг друга, режем глотки, разрываем на части, для того, чтобы получить хоть каплю чистой воды, в которой нет ни рентгена. И это только то, что касается воды. Я молчу о пище, крове и оружии. Большинство оружия было просто напросто уничтожено бомбами. Военные склады и части были стерты с лица земли, а те редкие единицы оружия, которые удавалось найти, стоили дороже, чем вилла на берегу океана в прошлой эпохе.

Я посмотрел на приемник и все-таки решил попробовать включить его. Получилось неважно, но, покопавшись в нем и покрутив переключатели волн, я все-таки наткнулся на что-то, напоминающее голос. Сообщение о имеющемся крове для всех, кто нуждается в помощи. Такое здесь услышать – обычное дело. И это нормально.

Я открыл тумбочку. В ней лежала стопка чистых вещей. Сунув ее подмышку, я осмотрел комнату. На стене висело большое зеркало, к которому я и устремился. Довольно-таки симпатичный молодой человек. Был бы, если бы не эта жуткая шевелюра и щетина на лице. На шее висел жетон с изображением Георгия Победоносца – мой оберег, который я носил в качестве альтернативы кресту.

Рука потянулась к нему и прижала к груди. Эта вещь, подаренная мне отцом, была мне безумно дорога, и я действительно верил в ее способность оберегать меня, ведь до сих пор я жив, хоть и не невредим, но жив. А это главное.

Я надел чистые джинсы, которые были мне в пору, белую свободную футболку, серые носки, нашел у кровати свои армейские берцы, заправил в них джинсы и поймал глазами свой рюкзак цвета хаки, что стоял в самом углу комнаты. Притянув его к себе, я обнаружил в нем пару своих потертых черных наколенников, которые тут же поспешил надеть на ноги. В потайном кармашке все еще покоилась коробочка с тремя патронами от револьвера кольт-питон, который я нашел у лежащего в развалинах АТП трупа. Видимо, бедняга был в отчаянии, и решил покончить жизнь самоубийством, Царствие ему Небесное. И спаси его душу Господь за то, что оставил мне эти три патрона. Они подарили мне надежду в то, что жизнь стоит того, чтобы за нее бороться. Но чего стоят эти патроны без пистолета? Его-то как раз и забрали мои спасители – видимо, побеспокоились о своей безопасности. Так же я не нашел и своего харалугского скинера, но о его судьбе я мог только догадываться. Я очень любил этот нож. Он ни раз спасал меня от голода. Его многофункциональность была просто обескураживающей. Это творение я мог привязать к палке и использовать как копье. Пару раз такое копьецо обеспечивало мне неплохой ужин из жареной куропатки или совы. Птицы появились здесь относительно недавно, так что я и лакомился ими, и жалел одновременно. Все-таки, лучше, когда их много, чем когда их нет вообще.

Я высыпал пули себе на ладонь, затем сунул их в карман джинсов, поднялся и направился к выходу. Но не успел я дойти до двери, как та жалобно заскрипела и начала открываться. Ухом клянусь, я искренне испугался. Все это было похоже на фрагмент из фильма ужасов, когда дверь медленно раскрывается, а на пороге стоит маленькая черноволосая девочка, спрятавшаяся в водопаде своих волос. Я замер. К счастью, моя фантазия сыграла со мной шутку, и на пороге оказался мужчина, относительно непохожий на страшное чудовище, скрывающееся за детским ликом. Хотя, сходства были. Но это я так, к слову. Ему было лет двадцать семь. Коричневые короткие волосы были бережно подстрижены под тройку. Аккуратные гусарские усы придавали мужчине какой-то дерзкий и в то же время сладковатый вид. Черные выразительные брови изогнулись домиком, а тонкие губы расплылись в улыбке. Глаза, к сожалению, закрывали черные «летчики», в каких обычно ходят шерифы маленьких американских таунов. Он был одет в однотонный оливковый камуфляж, на ногах были берцы, на поясе висела кобура, в которой покоился тысяча девятьсот одиннадцатый кольт. Камуфляжный китель был расстегнут на верхние пуговицы, и из под него выглядывала волосатая грудь.

- Здорово, - проговорил мужчина.

- И тебе здоровья, - ответил я, прищурившись. Я не мог понять его настроения. Было два варианта – либо он смеялся надо мной, либо он был действительно доброжелательным человеком.

- Ну, как ты тут устроился? Вижу, уже приоделся? – он оглядел мой прикид, протянул руку и добавил. – Я Лев. Но меня все здесь называют Шерифом.

Во как! Не прогадал! Да уж, Левушка, ты умеешь стильно и эффектно приладить свою внешность. Девки, небось, с ума сходят?

- Тарас Прибой, клички нет, - я пожал руку и досадливо качнул головой.

- Не беда, здесь тебе это дело быстро приладят, если останешься надолго, - отмахнулся Шериф. – Ну, идем. Мне майор велел тебя вызвать.

- Майор? – переспросил я. Хоть вопрос и требовал длительного рассказа, как это обычно и бывает, я все же двинул к выходу, показав новому знакомому, что готов идти.

- Да, майор, - согласно кивнул Лев, - он тут один из главных. В основном отдает приказы. Он основал Вавилон. Не один, конечно. С горсткой людей, - Шериф демонстративно выпятил плечо вперед, показывая мне нашивку с изображением высокой башни, возвышающейся к голубому небу.

- Так это вы меня нашли? – все-таки осмелился спросить я, осматривая нашивку.

- Да, Тарас. Тебе крупно повезло, что наши бойцы решили свернуть на дорогу, у которой ты валялся и нес какой-то бред.

- Ну, спасибо, - кивнул я. Мы прошли недлинный коридор, по стенам которого располагались двери в такие же комнаты, как и моя. Видимо это была казарма или гостиница. Здание было построено из досок, так что каждый раз, делая шаг, я слышал их жалобное поскрипывание.

Шериф потянул дверь, сквозь которую пробивались слабые струйки света. Когда она открылась, меня почти сразу ослепило. Я невольно прикрыл лицо ладонью. На улице слышались разные голоса, стуки молотков, падение досок, рев моторов и всякая подобная всячина. Когда зрение более или менее ко мне вернулось, я осмотрелся. Городок окружал деревянный частокол. Площадь Вавилона была достаточно велика, и только спустя минуту путешествия я заметил другой конец городка в двух сотнях метрах. В общем же Вавилон напоминал средневековую крепость. Одна длинная в триста метров улица, вдоль которой стояли деревянные дома с намалеванными на них названиями, типа: «лазарет», «казарма», «оружейная» и так далее. Попутно Шериф объяснял мне, что и где здесь находится, но эту часть разговора я решил не записывать в память – слишком уж была эта информация объемной. Народ, по-разному разодетый, пялился на меня как на белую ворону. Я, конечно, был в белой футболке, но неужели я стал такой знаменитой личностью за время пребывания здесь.

- Вся гвардия Вавилона носит такой же камуфляж, какой одет на мне. На остальных, на ком ты увидишь нашивки нашего города, либо сталкеры, либо торговые представители. Смекаешь? – Шериф чуть повернул голову влево, слов мог увидеть меня, идущего сзади.

- Да, понятно все. А что на счет остальных? Кто это?

- Это обычные жители. Те, кто просто нуждается в крове. Сам понимаешь, нахлебников брать невыгодно, и каждый, кто к нам приходит, попадает на совет, где его определяют в какую-нибудь деятельность. Ну, или выбирает он. Смотря, как получится и кого где не хватает, - Лев причмокнул губами и кивнул на здание впереди. – Пришли.

Я поднял глаза на здание, чуть возвышающееся над остальными. Над входом большими белыми буквами было написано «ШТАБ». Мы поднялись по лестнице и остановились. Охранник, стоявший у входа, перегородил на путь оружием.

- Куда ты его, Шериф?

И только сейчас я понял, что не давало мне покоя всю дорогу. То оружие, которое используют местные бойцы. Во-первых, оно странного вида, и я никогда не видел такого в прошлой эпохе. Во-вторых, скорее всего это самодельные воплощения фантазии оружейников, хэндмэйд, так сказать. В-третьих, вид этого оружия оставлял желать лучшего: приклад был явно сделан из неаккуратно изогнутого куска металла, основу оружия составлял револьвер без барабана. Магазин с патронами был прилажен сверху, перпендикулярно стволу, что вгоняло в заблуждение и заставляло спросить: как прицеливаться?

- К командиру, он в курсе.

Солдат, на вид довольно-таки злой, лысый и невысокий, сморщился и что-то прорычал, затем опустил оружие и пропустил нас внутрь.

Я не стал медлить и сразу спросил у спутника то, что гложило меня сейчас больше всего:

- Шериф!

- М? – тот повернул голову, но ходу не сбавил. Мы поднялись по лестнице на второй этаж и пошли вдоль длинного коридора.

- Что за оружие у ваших солдат? Я таких автоматов не видел ни разу.

- А, это «Лесной Болван».

- А подробней? Я вообще не врубаюсь! Калаши уже не в моде?

Видимо мы пришли - Шериф остановился у двери. Он развернулся ко мне и сказал:

- Тарас, из-за Зачистки девяносто процентов оружия было утеряно или уничтожено. А остальные десять процентов делятся на уцелевшие и то, что от них осталось. К сожалению, мы не можем напастись автоматами Калашникова для всех бойцов нашего города, как и другие города тоже. Потому что нормальные калаши имеют здесь только три человека – и все они входят в командование этого города. Смекаешь?

- Ага… И оружейники мира нашли способ решения проблемы, создав «Лесного Болвана»?

- Бинго, Тарасик! – Шериф усмехнулся.

- Хорошо, последний вопрос. Почему он так называется?

Лев усмехнулся и проговорил:

- Потому что стрелять из него можно только наугад, так как прицеливание закрывает магазин, он перегревается в три секунды и клинит после каждого третьего выстрела. Я ответил на твой вопрос?

- Да уж, вполне… - прошептал я.

- Ну, все. Теперь веди себя тихо, будь ниже травы и тише бензопилы. Пока не спросят – рот не открывай. Стой сзади меня. Понял?

Я кивнул. Шериф постучал и сунул голову в дверной проем:

- Господин майор, разре… - судя по всему, тот прервал его доклад на середине, так как мы сразу вошли. Комната представляла собой довольно-таки уютный кабинет. На подоконнике сидел мужчина азиатской внешности в такой же форме, как и гвардейцы, только вот черный берет немного отличал его от бойцов Вавилона. Так же с черным беретом хорошо гармонировала черная глазная повязка.

За столом, что расположился в середине комнаты, сидел мужчина. Волосы русые, немного щетины, камуфляж, под левым погоном торчал черный берет. Судя по всему, это и был майор. Единственная странность была в том, что на нем были кожаные перчатки.

- Господин майор, вот он, собственной пер… - и снова он был прерван.

- Ясно. Садись, Шериф, - майор кивнул на стул, затем, сложив руки вместе, оглядел меня с ног до головы.

- Спасибо, я постою, - проговорил тот.

Только сейчас я заметил, что Лев был без очков. Видимо, в этом лагере субординация все-таки была нехилая, хоть и доклады не армейские.

- Как хочешь, - проговорил майор, не сводя с меня глаза. – Значит, ты у нас, - он взял со стола красную корочку и я узнал свои документы, - Прибой Тарас Иванович. Двадцать пять лет. Украинец.

- Да, я есть… - пробубнил я.

- Ну, и ких же будешь?

- Путник я… Просто путник. Отсиживался в бомбоубежище с отцом. Но он старенький был совсем. Умер… Я его похоронил и…

- Мусорщик?

- Простите? – вскинул я бровь.

- Сталкер, говорю, что ли?

- Нет, не сталкер. Говорю же, свободный путник. Просто по миру хожу, ищу, чего поесть и попить, чтобы выжить. И вот… Набрел на ваших людей…

- Или они на тебя, - подал голос азиат.

Я лишь пожал плечами. Сказать мне было нечего. Не любил я такие допросы никогда. И сейчас не люблю.

- Какие планы? Дальше пойдешь или у нас останешься? – майор бережно отложил документ в сторону.

Я искренне не знал, что ответить. Про ту работу, которую здесь предлагают, я забыл спросить у Шерифа, так что передо мной стоял нелегкий выбор. Подыхать в степи мне тоже не хотелось. Так что я решил пойти в атаку.

- А какие перспективы?

Майор кинул на меня пронзительный взгляд, а одноглазый усмехнулся.

- Не издохнешь от голода и жажды, если будешь прилежно работать, - ответил мне майор. Пальцы его нервно барабанили по столу, и я готов был поклясться своими ушами, что он вот-вот достанет сигарету и закурит. Этого, увы, не произошло, и я проиграл джекпот. Пальцы сами собой перестали барабанить, и он вновь оглядел меня с ног до головы.

- А выбор профессии есть?

- Безусловно, - ответил майор.

- Ну, тогда, я, пожалуй, остаюсь.

Выбора у меня не было. И это я понял именно сейчас. Для меня не было ничего лучше, чем остаться среди людей, начать работать и как-то нормализовывать жизнь. А слова мои, похоже, были спусковым крючком. После них майор расслабился, а взгляд его как-то смягчился. На лице появилась улыбка.

- Шериф, - произнес командир. Лева, похоже, что от него требуется. Он лишь коротко кивнул и вытащил из-за пазухи лист бумаги.

Боже мой, как давно я не видел бумагу! Да еще и с таким аккуратным почерком. Шериф протянул мне ее и сказал:

- Здесь ты сможешь ознакомиться со списком профессий. Почти в каждой есть карьерный рост. И у каждой он обуславливается разными привилегиями.

Я кивнул и, сложив бумагу, убрал ее в задний карман.

- Можешь забрать документы, - сказал майор и пододвинул их ближе к краю стола.

Я незамедлительно подошел, стянул их со стола и сунул к листу.

- Сейчас можешь быть свободен. К вечеру ужинать в общей столовой. Пойдешь в последнем потоке. Это, примерно, часов в восемь. Шериф, поможешь ему разобраться, и верни ему его питон.

- Хорошо, желающих попасть во второй поток предостаточно, я поменяюсь на сегодня, с Тарасом схожу, - кивнул Лев.

- Все, ступайте.

Лев вышел первым, я за ним.

- Феноменальный мужик, - проговорил я.

- На таких и держимся. Пойдем за твоим питоном, - кинул Шериф и надел очки.

Мы прошли по улице к гостинице, но, не дойдя до нее метров пятьдесят, свернули к зданию оружейной с характерными буквами над входом. Шериф потянул скрипучую дверь и вошел первым. Я, как всегда, позади. За столом небольшой комнатушки, больше похожей на средневековый прилавок, сидел мужик лет пятидесяти, седой, толстоватый и уж очень хмурый.

- Чего тебе? - гаркнул он, как только увидел Шерифа.

- Кольт Питон, позавчера сдали.

- Ага! Хренка с бугорка!

«Позавчера? Охренеть! Это ж сколько ж я лежал-то, ребята?»

И тут я почувствовал, как живот прилип к позвоночнику, поедая самого себя.

- Распоряжение майора! – грозно прошипел Шериф.

Старик выдал громкое «Ар!» в адрес Шерифа, резво поднялся из-за прилавка и скрылся в закромах своего хранилища. Спустя секунд двадцать он вышел, держа в руках кобуру с поясным ремнем, в которой покоился мой револьвер.

Я принял оружие, вытащил из кобуры, внимательно осмотрел, а кобуру и ремень положил на прилавок:

- Пистолет - мой, а это - не мое…

- Приказано выдать, я выдал! Чего не нравится? – воскликнул старик.

- Это подарок от Сидора, - усмехнулся Шериф.

Судя по всему, Сидором звали этого самого оружейника.

- Сидор таких дорогих подарков не делает. Это приказ майора, - кивнул оружейник. – Все! Проваливайте!

Шериф хохотнул и вышел наружу. Я застегнул ремень на поясе, не пропуская через джинсы, вытащил из кармана три патрона и по очереди вставил в барабан револьвера.

- Все. В восемь вечера на ужин. Пока что можешь побродить по городу или поспать в своей комнате. Тебе туда принесли перекусить немного. Обед, в общем. А я пока пойду по делам… - Шериф посмотрел на меня, пожал мне руку и пошел прочь, в сторону штаба. Я огляделся – в городе пока ловить нечего, так что я направился в гостиницу. Информации накопилось достаточно – обдумать было что.

Глава 3. Ужин на двоих.

Я вошел в комнату, закрыл за собой скрипучую дверь, которая уже начала меня раздражать, повесил крючок и осмотрелся. Ничего не изменилось, кроме подноса, стоящего на тумбочке. На подносе стояла кружка с толи чаем, толи компотом. Рядом стояла тарелка с мясом и картофелем. Что ж, в общем-то, это большее, чем я ожидал. Я поставил поднос на кровать и лег рядом. Первым делом я достал все бумаги из кармана и выложил их на тумбочку. Немного пожевав, я решил, что информация пойдет гораздо лучше под аккомпанемент жевания картофеля. Раскрыв листок, я продолжил трапезу. Глазами я резко осмотрел строчки – интересного было много.

Все профессии делились на два столбика. Первый – военная ветвь. Вторая – гражданская. Гражданская ветвь делилась на промышленную, торговую и обслуживающую. В последней вакантных мест было больше всего, что, собственно и неудивительно. Военная же была куда интересней, хотя и делилась всего на две: гвардия и сталкеры. Но это не все. Под строчкой «гвардия» было отведено еще две ветви: пехота и райдеры. Дальше – больше. Пехота делилась на подразделения разведки, специального назначения и регулярной армии.

Да уж, выбор был непрост. И обо всем нужно было расспросить Шерифа. Я решил поставить напротив важных для меня категорий галочки, но предмета для письма так и не нашел. Пришлось воспользоваться вилкой. Таким образом обозначающие дырки были выставлены напротив «сталкеров», «разведки», «специальным назначением» и «райдеров».

Если подумать, то в гражданских делах мне делать абсолютно нечего. Все чего мне хотелось умереть достойной смертью за благое дело. И теперь у меня есть шанс сразиться за него. Ну, если, конечно, я все правильно понимаю. Таким образом, я твердо решил, что пойду в армию. Я решил это так же твердо, как и решил доесть наконец уже свой обед.

Остальное время я тупо лежал на своей раскладушке и просто напросто ленился встать и что-либо сделать. Мысли лезли в голову нереально огромным потоком.

Кто эти вавилоновцы? Враги или друзья? Да и как здесь разграничивать тех и других. Все они убивают друг друга. Скорее всего, тут дело обстоит в принципах того, кто разграничивает эти понятия. Если мне нравятся действия и законы одних – я буду считать их друзьями, а остальных – врагами. Так же и наоборот. Но какие принципы имеют ребята, к которым я попал. Судя по масштабу их распространения, это довольно серьезная группировка. Так же меня обескураживает количество мирных жителей. Все-таки, это, видимо, скорее мирный город, чем воинственный. Своеобразные наемники? Нет, по ним не скажешь. Слишком уж строгая тут дисциплина. Хотя и Вооруженная Анархия, но субординация здесь соблюдается. И это не похоже на шайку наемников или бандитский контингент.

Так же меня насторожили эти самый черные береты, которые имели майор и тот одноглазый азиат. Видимо, это какой-то почетный символ, или что-то вроде того. Так же, я не понимаю, что тут со званиями. Видимо, они присутствуют, но все-таки армейской дисциплины здесь только половина.

Вообще-то, этот майор удивил меня своим поведением. Я готов был поклясться что он битый жизнью нервотик, но, похоже, все эти барабанные партии пальцами по столу не больше, чем обыкновенная игра. Он владеет собой так же хорошо, как и своими мыслями. Ведь большую часть разговора он молчал, рассматривая меня, ловя каждый взгляд, а если и говорил, то коротко и четко.

Этот же азиат – он явно смотрит на всех окружающих, как на второй сорт. Жизнь потрепала его достаточно мощно. Судить об этом – гроша не стоить, так что, опустим эти гнусные подробности. Пусть он живет своей жизнью, а подчиняться я буду только тем, кто будет для меня командиром. А сейчас командир для меня – майор, и никто больше.

Следующий экспонат данного музея – невероятного вида человек по кличке Шериф. Он же Лев. Видимо, майор знал, кого посылать на разговор с новичком. Шериф доброжелателен и коммуникабелен. Таких люди очень сильно любят, особенно в такое время, когда каждый второй готов тебя прикончить, а каждый третий – сожрать.

Я открыл глаза и решил, что анализа на нынешний момент более, чем достаточно. Нужно заняться и физическим трудом. Я потянулся к своей кобуре, стащил ее с тумбочки и вынул кольт. Проверив наличие патронов, я убедился в его целостности и сунул обратно. Скоро ужин, нужно быть готовым. Застгнув ремень на поясе, я повернулся на бок и прикрыл глаза. Поработать физически мне опять не удалось – да и плевать. Утро вечера мудренее.

Сквозь сон я услышал стук в дверь.

- Тарас! Тарас, ты тут?

Я продрал глаза, убедился, что стучаться не во сне, а в реалии, встал на ноги и, обнажив револьвер, приподнял крючок. Тот скользнул вниз и безжизненно повис на своем гвозде. Дверь вновь заскрипела и открылась. На пороге стоял Шериф. Он ошарашено оглядел меня, держащего в руках револьвер, и кинул:

- Ужин, Тарас, идем.

Я убрал оружие в кобуру и двинул за ним. По пути он молчал. Лицо Левы мне сразу показалось каким-то уж очень хмурым. Видимо, что-то произошло.

Когда мы вышли на улицу, я с удивлением заметил, что уже темнело. В городке зажглись бочки с мусором, освещая улицы. Мы прошли метров двадцать, и я заметил рассасывающуюся толпу.

- В столовую заходят потоками. Всего потоков девять. Ты идешь в девятом, - объяснил мне Шериф, подходя к столовой.

- А в чем преимущество последнего потока?

- В плохом настроении кухарок и грязных столах, - тут же ответил мне Шериф.

Я видел, что парень пытался быть нормальным изо всех сил, но так же я видел, что на разговор он не настроен категорически.

Когда толпа разошлась, и на улице остался последний поток – человек двадцать, - на улицу вышла кухарка.

- Все, заходим, девятые! – крикнула она, вытирая жирные руки о засаленный фартук.

Женщине было лет сорок. Крупная кучерявая, с рыжими волосами и приятными чертами лица.

- О, Лева, а ты чего тут делаешь, хлопчик? – с удивлением воскликнула она, завидев Шерифа.

- Кормлю нового друга, Агафья, - без энтузиазма ответил тот и вошел внутрь.

Я с уважением кивнул в знак приветствия и прошел за спутником. Столовая представляла собой довольно большой зал с очень длинным столом, рассчитанным на двадцать человек. Шериф уселся на самом краю стола. Я подстроился рядом. На столе меня уже ждала горячая похлебка, хлеб и чай из листьев какой-то ягоды – я в них очень плохо разбираюсь. Приступив к ужину, я осмотрел присутствующих в потоке. Какие-то лица я уже видел сегодня на улице, но большинство мне были незнакомы.

- Шериф, - начал я, - ты если не хочешь говорить – не отвечай. Просто есть у меня пара вопросов…

- Задавай, - обрезал он, уплетая похлебку за обе щеки.

- В общем, - я вытащил из кармана листок и аккуратно разложил его на столе между своей тарелкой и тарелкой Шерифа, – не мог бы ты мне объяснить, в чем сущность всех этих профессий.

Лев оторвался от похлебки и замер, задержав ее во рту. Взгляд его был устремлен на лист бумаги с надписями.

- От эфо фо? – промямлил он с набитым ртом, указывая ложкой, с которой капали капли жирной похлебки, на строчку, которую я совершенно случайно проткнул полностью.

- Разведка же, - ответил я, - просто проткнул нечаянно.

Шериф сглотнул пищу и глянул на список уже свежими глазами, если можно так сказать.

- Так… Сталкеры, они же мусорщики, - это ребята, которые двигаются по одиночке или парами. Они ищут всякие полезные вещи в рабочем состоянии. Таскают сюда и получают за это заработную плату. Разведка… - Шериф подправил лист, чтобы лучше видеть написанное, - это разведчики. Их используют только в военных целях и диверсионных. Их обычно тыкают везде, куда можно и нельзя.

- Ага, - я отпил чай, сунул в рот кусок хлеба и принялся жевать, пока Шериф собирался с мыслями и доедал похлебку.

- Че там у нас дальше? А… Специальное назначение – это СН, то бишь, «эсэновцы». Я командир этого отряда.

И тут я чуть не обделался. Кто бы мог подумать, я сижу, жру почти из одной миски, общаюсь запанибрата, позволяю себе хоть какие-то вольности с командиром боевого подразделения специального назначения. У меня аж кусок хлеба в горле застрял.

- Ты чего, Тарас?

- Да не… - я смотрел на Леву выпученными глазами, пытаясь понять, не соврал ли он только что.

- Так вот… Ну, эсэновцы выполняют всю грязную работу, которую нам предложат. Мы отличаемся от обычных пехотинцев тем, что нас посылают только на самые опасные задание. Понимаешь?

Я кивнул и запил чаем все еще не успокоившийся кусок хлеба в горле.

- Так, дальше, - Шериф допил чай и откинулся на спинку стула, хотя спинки то и не было. Бедняга чуть не грохнулся назад и, вовремя спохватившись, «нырнул» вперед, выкинув: - Твою мать!

Я не шелохнулся, а Шериф продолжил:

- Райдеры – это подразделение очень и очень крутое. В общем, эти ребята сами отбирают себе людей. Катаются на чопперах и на джипах, открывают новые территории, истребляют опасных мутантов, типа… ну…. Горняков или Горынычей. Вот так-то.

Я выдохнул и взъерошил волосы на голове. Выбор был велик и сложен. Но все, начиная от интуиции, заканчивая задницей, подсказывало мне идти к эсэновцам. Именно на них я остановил свой выбор.

- Ты бы одобрил мой выбор, если бы я решил пойти к эсэновцам, ну, к вам? – неожиданно для самого себя, спросил я у Шерифа.

- Безусловно, Тарас, - кивнул тот.

- Ну, тогда я свой выбор сделал, - я пожал плечами, сложил бумажку, убрал в карман и замолчал. Мне нечего было больше добавить.

Шериф улыбнулся и кивнул.

- Доедай, потом пойдем в штаб.

Я кивнул и с жадностью принялся уплетать остывшую похлебку. Народ уже разошелся, и в столовой остались только мы вдвоем.

Когда мы вышли на улицу, почти стемнело, и единственными источниками света были те самый мусорные бочки. Мы медленно шли по городку, как у городских ворот послышался гудок. Ворота барбакана открылись, и на территорию городка въехал тот самый «бигфут», на котором приехали мои спасители. Ну, или очень похожий на него. Мы с Шерифом остановились. Народ, бродивший в этот момент неподалеку, тоже собрался поглазеть на приехавшую группу экспедиции.

- Это и есть райдеры, - начал Шериф. – Вернулись из экспедиции.

Дверь джипа отворилась, и из машины выпрыгнул крупный коренастый мужик в гвардейской форме. Мои глаза тут же приковала одна деталь – из-за закатанных рукавов я заметил черную повязку на правом запястье, на которой был изображен зеленый символ радиоактивности. И только сейчас я понял, что эта деталь показалась мне знакомой. У каждого жителя города была такая вещица! Видимо, так они отличали своих от чужих. Не хитро, но и не глупо. Мужику было лет тридцать пять на вид, лицо в шрамах, в щетине, на голове противогаз, который, он, видимо, поднял второпях, чтобы не мешался. За спиной АК-74! Давно не видел эту вещь!

Внезапно отворилась вторая дверь, и оттуда выпрыгнул второй мужчина. Такого же телосложения, тоже с калашом, только вот противогаз свисал на шее. Он кинулся к кузову бигфута и выкрикнул:

- Врача позовите!

Первый мужчина тоже двинул за вторым. Покопавшись в кузове, спустя секунду, они спустили носилки с лежащим на них телом. Я глянул на беднягу: все лицо было изуродовано, правая рука отсутствовала по локоть, шея и левое плечо разгрызены, и отовсюду хлещет кровь.

Кто-то из зевак кинулся за врачом, кто-то закрыл глаза. Шериф подошел ближе и посмотрел на бойца.

- Охотник, это Водяной постарался? – спросил Шериф, глядя на райдера, который вылез из машины первым.

- Да, он… - кивнул Охотник и повернул голову к напарнику. – Гримм, еще обезболивающего?

- Нет, сердце не выдержит… - ответил второй райдер, осматривая раненого сослуживца.

- А ну-ка разойтись! – раздался крик сзади. Я стоял в сторонке и мне было хорошо видно ,как врач пытается пробиться через толпу к джипу.

В то время я заметил на всех райдерах черные береты, прижатые левыми погонами.

- Шериф, ты в штаб идешь? – внезапно спросил Охотник у командира эсэновцев.

Тот кивнул в ответ.

- Не говори ничего на счет нас пока ничего, - Охотник осмотрел Шерифа, затем повернулся на меня и чуть улыбнулся, подмигнул и кинул. – Жив, здоров?

Я кивнул и показал большой палец вверх. Я понял, что именно эти райдеры вытащили меня с того света. Охотник кивнул и отвернулся к раненому товарищу.

Шериф поднялся с колена и побрел в штаб, кинув:

- Идем, Тарас.

Последняя мысль, посетившая меня перед уходом была о том, что я забыл спросить у райдеров, не находили ли они моего скинера там, где подобрали мой обезвоженный смрад.

Мы зашли в штаб, поднялись на второй этаж, подошли к кабинету майора и, постучавшись, вошли внутрь. Майор что-то писал. Завидев нас, он поднял глаза и указал на стулья, мол, садитесь. Шериф кивнул и упал на стул. Я сделал тоже самое.

- Как успехи? – не отрываясь от работы, спросил майор.

- Более чем, господин майор, - ответил Шериф.

- Ну, и что же ты выбрал? – как я понял, вопрос был адресован мне.

- Войска специального назначения, - ответил я.

Майор усмехнулся – похоже для него мой выбор был очевиден.

- Умница. Хорошо подумал?

Я кивнул, майор кивнул в ответ, хотя и не видел моего кивка вовсе.

- Что ж, с этой секунды ты поступаешь под командование Шерифа. Пройдешь ускоренный курс молодого бойца, экзамен, и считай, что ты принят.

- Так точно, - это все что я мог ответить.

- Ах да! Вот еще кое-что, - майор открыл ящик и выложил из него на стол черную повязку с зелеными символами радиоактивности. – Можешь считать себя полноправным вавилонцем.

- Благодарю, - я взял повязку со стола и сел обратно.

После неглубокой паузы майор поднял на меня глаза и сказал:

- Все, свободен. Шериф, останься. Нужно кое-что обговорить.

Я встал и направился к выходу. Как только дверь закрылась, я услышал заглушенные голоса. Но все это было уже не моего ума дела.

Выйдя на улицу, я сел на ступеньки и принялся рассматривать повязку. Как я понял, ее нужно привязать на правую руку. Так я и сделал. Небосклон был темным-темным. Звезд в этой эпохе еще не было видно ни разу – пыль, поднявшаяся от взрывов, так и не опустилась. Никто не мог объяснить этого, но факт остается фактом.

Я долго смотрел в небо, пытаясь отыскать хотя бы малейший намек на небесные тела, но все было тщетно. Хотя, старания были вознаграждены – из штаба вышел Шериф.

- Ну, как ты? – спросил он меня.

Я мгновенно подскочил и ответил:

- Лучше не бывает.

- Вот и хорошо, - Лев глянул на небо, помолчал и добавил, - иди, спи, завтра тяжелый день.

Я кивнул. А что мне еще оставалось сделать?

Ноги сами донесли меня до гостиницы, сами опустили на раскладушку, и я мгновенно провалился в себя.

Глава 4. Первый бой – он трудный самый.

Мне снился город. Мой родной город. Теплый летний день, час пик, гул машин, сигналы гудков, голоса прохожих, трамваи, птицы. И я проснулся. Проснулся со слезами на глазах…

Но проснулся я не от горечи утраты, а, скорее, от внешних раздражителей. Раздался громкий стук в дверь, и я резко подпрыгнул с раскладушки. Метнувшись к двери, я скинул крючок с петли и увидел Шерифа, подправляющего висящий на груди автомат Лесной Болван.

- Что такое? – выпалил я, выпучив глаза.

- Одевайся и к штабу! Быстро! – скомандовал Лев и исчез в дверном проеме.

Я кинулся к тумбочке, схватил с нее футболку, быстро натянул на себя, застегнул наколенники, затем соединил концы поясного ремня с кобурой и кольтом. Все, я готов. Ноги сами вынесли меня наружу. Я быстрым шагом побрел к штабу. На улице было еще темно, но чувствовалась прохлада утра. Еще задолго до того, как я пришел, я увидел возле штаба построившихся бойцов гвардии. Подбежав к строю, я кивнул стоящим перед солдатами майору и одноглазому.

- Встать в строй! – скомандовал азиат.

Я безоговорочно занял последнее место в недлинном строю. Все, стоящие рядом со мной, были совсем еще пацанятами. Ну, почти все. Так началась служба, мой тренировочный день.

- Ну, кажется, это последний? – спросил азиат сам у себя, шмыгнул носом, сплюнул в песок и, повернувшись к майору, добавил. – Отряд рекрутов гвардии Вавилона к досмотру построен!

- Вижу я, вижу, - прошипел майор, подошел к направляющему – рослому парню с короткими желтыми волосами, - и посмотрел на того так пристально, что парнишка невольно опустил глаза.

Пока майор осматривал таким образом все подразделение, я успел подсчитать наше количество – девять человек. И все изъявили желание поступить в эсэн? Или я чего-то не понимаю?

А вот и моя очередь!

Майор подошел ко мне, повернулся и глянул в глаза. В его глазах я не увидел ничего такого, чего можно было бояться. Обычные глаза, немного морщин, красноватые жилки. Я не видел в них того ужаса, что навыдумывали или не навыдумывали себе эти ребята. Я видел только их физические свойства. Я привык видеть только поверхность, не вникая в философию происхождения. Много ли толку от этой философии? В эпохи Анархии – нет.

- Ладно! – воскликнул майор и отошел назад, обводя глазами строй. – Вы поступаете под командование Команчи! Будете выполнять все, что он говорит – и тогда, может быть, вы останетесь живы! Вам все ясно?!

Строй недружно отозвался «так точно», и майор удалился. Команчи, то бишь одноглазый, посмотрел на строй и крикнул:

- Ну что, бычье! Сейчас и посмотрим, кто из вас чего стоит! Напрэ-во! К выходу из лагеря шэ-гом марш!

Мы все, подобно стаду, не в ногу, двинулись к воротам, пытаясь изобразить ничтожное подобие строевого шага. Неуверенность не придавала красоты нашему передвижению, делая ее, на оборот, очень и очень хреновой.

- Стой рэз-два! – вновь гаркнул Команчи. Мы стояли напротив деревянного барбакана. Сверху на нас смотрели две пары удовлетворенных картиной солдатских глаз. Еще бы, хоть какое-то развлечение в ночное дежурство!

- Открывай ворота! – крикнул одноглазый солдатам.

Те кинулись к шестерням, принялись крутить их за деревянные ручки, тем самым заставляя ворота двигаться. Приоткрыв их на столько, чтобы мог пролезть человек.

- Там, за воротами, вокруг нашей крепости крутится стая чертей! Эти мутанты не опасны, если они поодиночке! Но ежели они идут в бой стаей – держи хлебало закрытым! – крикнул одноглазый и кивнул на ворота. – В пяти метрах от ворот установлен оборонительный рубеж. Ваша задача – занять позиции и отбить атаку чертей! – он подошел к ящику, стоящему у ворот, открыл его и скомандовал. – Ко мне для получения оружия и боеприпасов!

Строй двинулся. Каждый получил по побитому жизнью Лесному Болвану с двумя магазинами. Прискорбное будет зрелище. Да и утречко будет еще то! Но чего ныть? Я сунул магазин Болвана в карман джинсов, второй – в автомат, взвел курок на револьверном корпусе и глянул на Команчи. Тот с интересом наблюдал за толпой новобранцев, иногда усмехаясь или цыкая.

- Ну что, девочки? Вперед! – прошипел он, указав на ворота.

Направляющий вышел первым, затем весь строй медленно вытек наружу. Я был последним. Моему взору открылось огромное пространство степи. В пяти метрах от нас действительно находился огневой рубеж, а в двух сотнях метров маячили темные силуэты. Направляющий первым прыгнул к мешкам, набитым землей или песком, хрен его знает чем, и крикнул:

- Займите огневой рубеж!

Вся толпа, словно безмозглые бараны, что-то мыча и бормоча, сунулась к рубежу. Я же вскочил на него и, выпрямившись, осмотрелся. Справа в тридцати метрах я приметил поваленное сухое бревно, видимо, бывшее дерево. Чуть дальше от него, еще в десяти метрах, лежал огромный валун.

- Ты чего встал, клоун?! – крикнул «командир».

Я перевел на него абсолютно ничего не выражающий взгляд и кинул:

- Пошел на хер.

- Ты че, бес?! – вскочил тот, тыча в меня стволом Болвана.

- Бесы бегают там! И охотятся они на стадо баранов, которых привели им на откормку! – я спрыгнул с баррикады и уселся, как и все.

Фигуры, бегающие кругами, все приближались и приближались.

- Вы что, не понимаете, они хотят от нас, чтобы мы начали действовать! – сказал один из несчастливой девятки, кивая назад. Я поднял глаза на барбакан позади меня – там стояли все те же два часовых и Команчи, внимательно наблюдающий за нами.

- Что ты предлагаешь? – воскликнул «командир».

- Я предлагаю пойти в атаку!

Стая, похоже, поступила умнее. Подобравшись ближе, два чертенка выскочили из группы и пустились к нам. И пока шел диалог, расстояние между нами сокращалось.

- Идиоты, стреляйте! - крикнул кто-то из рекрутов и открыл огонь. Я тоже не стал дожидаться окончания спора. Выжав спусковой крючок, я проклял все на свете: автомат несколько раз ударил меня по плечу, чуть не наградив вывихом, затем его начало дергать вверх, и я никак не мог прицелиться.

Выпустив пуль шесть, Болван замолчал. Мысль дошла быстрее, чем первый чертенок, добежав до рубежа, успел вцепиться в одного из рекрутов и разорвать ему глотку. Мутанта тут же пришпилила очередь патронов, но рекрут так и остался лежать, истекая кровью, хлюпая ртом и давясь собственным кадыком.

- Еще оди… - парень, вскинувший автомат на второго чертенка не успел договорить – мутант снес его в прыжке, вцепившись в лицо. Парень барахтался, пытаясь содрать со своего лица мутанта. Я резко вытащил магазин, вставил его еще раз и взвел курок. Следующая очередь, убившая мутанта, была моей. Повернувшись в сторону стаи, я увидел, что все черти ринулись к нам. Надо было что-то делать, иначе на месте одного из них, захлебывающихся собственной кровью, мог оказаться я.

- Прекрасно!!! Эй, ты! – я уловил глазами одного из рекрутов. – Бегом к тому оврагу! БЕГОМ! И ты тоже! Все, пошли! Как только они поравняются с вами – стреляйте им во фланг.

Те обескуражено подскочили и кинулись к оврагу. Типичные солдафоны, не думающие своей головой и выполняющие приказы незнакомого человека.

- Остальные – стрелять во фронт. Если эти твари отвлекутся на фланговый огонь – вскакиваем из укрытия и

штурмуем их. Они замешкаются, а значит передохнут. Главное – не бойтесь! Ясно? – я даже не заметил, что ору во всю глотку.

Те смотрели на меня, выпучив глаза. Кто-то кивнул, кто-то просто замер и не шевелился.

- Что ж, с Богом, - я нащупал на груди свой оберег, закрыл глаза, мысленно попросил его о помощи и услышал первые выстрелы. Фланговые начали стрелять. Три чертенка мгновенно упали в песок, кубарем прокатившись вперед еще три метра. Стая даже внимания на них не обратила. Все черти перли на нас.

- Огонь! – заорал я и выжал спуск, на этот раз хорошо прижимая автомат к плечу. Гильзы вылетали то вправо, то влево прямо из ствольной коробки, обжигали руки, сильно раздражая. Все мои пули врезались в песок. Одна тварь вновь покатилась по песку. Вот и вторая. Нет, живая. Полдюжины чертей почти добежали до нас, как фланговые вскочили и, не прекращая стрелять, двинулись с тыла.

Пули засвистели у меня над головой. Я резко пригнулся, спрятавшись, автоматически потянув рядом сидящего, но, к сожалению, ошметки его мозгов и глаза уже свисали из глазницы.

- Твою мать! – выругался я и оттолкнул труп от себя. Краем глаза я заметил, что в моем магазине пусто. Пришлось сменить. А это - время. Первая тварь пролетела надо мной, вцепившись в труп. Вторая снесла «командира». Двое оставшихся со мной открыли огонь по влетевшим на нашу территорию мутантам. Один парень выронил автомат и грохнулся на землю. Я заметил пару намокающих пятен в области печени. Бедняга тоже попал под перекрестный огонь. Я старался не поднимать головы, отстреливая чертей, влетевших в гости. Либо мне показалось, либо я привык к Болвану. Черт! Накаркал! Осечка. Я вытащил магазин, вытряхнул застрявшие гильзы из автомата, сунул магазин обратно и взвел курок. Двое фланговых перепрыгнули через укрытие ,чуть не наступив на меня. Я был готов их пристрелить – о чем они думали?! Но, спустя секунду, до меня дошла другая мысль…. Неужели мы справились? И я жив и здоров! Это просто невероятно!

Я поднялся на ноги, обвел стволом вокруг себя – чисто. Руки сами опустились, выронив автомат. Все тело было ватным. Словно меня ударили током, и разряд до сих пор бродит по моему телу. Я сосчитал выживших. Нас осталось четверо. Двое лежали с разгрызенными глотками, одному собака прокусила лицо до самого черепа, содрав кожу и мышцы, еще один лежал с вышибленными мозгами, а последний, скрючившись, умерев, скорее всего, от болевого шока, лежал с тремя или двумя дырками в печени. Наконец я смог получше разглядеть чертенка. Больше этот мутант был похож, скорее, на пса. Чертями их назвали вследствие имения маленьких рожков. Черные, как сажа, мутанты действительно пугали своим видом, особенно, когда их количество превосходило одного.

Ворота медленно открылись. Я подобрал свой автомат, захватил автомат рядом лежащего парня, которму он уже не был нужен, и пошел внутрь, прямиком в крепость. Остальные сделали то же самое.

Я осмотрел присутствующих: майор, Команчи и Шериф – они стояли и смотрели на вошедших в крепость солдат, которым только что посчастливилось не только выжить в схватке со стаей чертей, но и уничтожить их всех!

Шериф подошел ко мне, забрал автоматы, отдал их кому-то и сел рядом. Да, я уже сидел. Возможно, просто упал. Я мало что помню в тот момент. Адреналин все-таки делает свое дело.

- Все, Тарас, - Шериф потряс меня, обхватив одной рукой плечо, как бы обнимая, - бой окончен, вы победили.

Я кивнул и стер с лица пот, наверное вымазав лицо. Перед глазами мелькнули ботинки – это был Команчи. Я поднял на него усталые глаза. Его фигура расплывалась на фоне уже взошедшего солнца. В руках он держал мой автомат.

- Это теперь твое, заслужил, - сказал Команчи, и, спустя секунду, Лесной Болван врезался в песок у моих ног.

Я подтянул к себе оружие, оглядел его; Шериф так и сидел, обняв меня. Действительно, братское отношение к своим сокомандникам. В конце концов, он теперь был моим командиром. Но я не подавал виду своего скромного ликования. Я лишь продолжал осматривать свой автомат, а затем, непонятно зачем, совершенно не думая, выдал:

- Надо бы ремень приладить…

Шериф усмехнулся, обхватил мою голову и слегка врезался в нее своей.

Все закончилось. Но надолго ли?

Завтрак был быстрым, так как майор сказал немедленно прибыть к нему. Так что, буквально выпив тарелку похлебки, я закусил все это куском хлеба и кинулся в штаб. Мой поток был последний, а Шериф вернулся в свой.

Добежав до штаба, я еще раз выругался на нехватку времени – ремень на автомат так и не приладил. Забежав внутрь, я пробежал по коридору, открыл дверь кабинета майора и остановился.

- Боец эсэн Прибой Тарас прибыл! – отрапортовал я. В кабинете меня уже ждали майор, Команчи, Шериф и еще два незнакомых мне человека в камуфляже гвардии.

- Ну, вот и все в сборе, - хлопнул в ладоши майор – я заметил, что на нем все еще были перчатки. – Можно начинать.

Бойцы переглянулись между собой, и в этой паузе я успел их осмотреть. Ничего особенного, обычные люди. Явно здоровее меня, килограмм под девяносто, высокие, накаченные. Один был абсолютно лысый, на левой половине черепа расположилась неплохая борозда, оставленная чем-то острым, успевшая зажить и затянуться. По-русски говоря – шрам. Второй – обросший, с черными волнистыми волосами до плеч, на лице была козлиная бородка и усы, соединяющиеся между собой.

- Назрела проблема. Недавняя вылазка райдеров принесла нам весточку, что на южной границе наших земель установлен некий лагерь. По данным разведки, в нем расположена группа вооруженных людей, численностью в дюжину человек. Лагерь небольшой – четыре–пять палаток. Из транспорта имеется обыкновенный внедорожник. Знаков отличия нет. Ваша задача – раздобыть максимум информации о намерениях этих людей, при нужде или оказании сопротивления – уничтожить. Все ясно? – майор уперся кулаками в стол, смотря на нас исподлобья.

Командир, он же Шериф, кивнул и спросил:

- Что из вооружения?

Майор выпрямился, выдохнул и посмотрел в окно.

- Я прикажу Сидору выдать вам по два магазина к Болванам и пару взрывпакетов. Еще вопросы?

- В плен брать можно? – отозвался незнакомый мне боец, тот, что с длинными волосами.

- При возможности привести сюда ценного языка. Если возможности не будет – работайте в полевых условиях. Выпытайте все, что можно, и обратно, - ответил майор.

- Так точно, - кивнул боец.

- Все, свободны. Ждите у штаба. Я дам команду на выход.

- Есть, - ответил Шериф и вышел наружу. Все вышли за ним, я был последним.

Спустившись вниз, мы остановились у лестницы в здание штаба. Шериф посмотрел на меня, цыкнул и сказал:

- Надо раздобыть тебе нормальную форму.

Я пожал плечами, мол, может быть.

- Кстати, знакомься, - спохватился командир и указал на лысого, - это Череп, а это, - кивок в сторону второго, - Пират.

- Тарас, - ответил я, обменявшись рукопожатиями.

Пират сел на ступеньки, запрокинул голову вверх, рассматривая небо и щурясь от света солнца:

- Первая операция – всегда страшно… Не боись…

Что он несет? Я даже не думаю волноваться. Может при другом раскладе я бы и трясся, но сейчас – нет. Скорее всего, я до сих пор не могу отойти от утреннего боя.

Но ради приличия я кивнул, и был таков. Мимо нас пронесся гвардеец, вылетевший из штаба.

- Похоже, к Сидору отправили… - прокомментировал Череп, смотря в след. Шериф кивнул, достал из кармана пачку «Мальборо», вытянул четыре сигареты, одну сунул в рот, остальные протянул Пирату. Пират тоже взял одну, а оставшиеся протянул Черепу. Череп сунул в зубы одну, а последнюю протянул мне, но я коротко помахал головой. Он пожал плечами и сунул вторую сигарету за ухо. Вот такой незаурядный обряд распространения сигарет был в этой группе.

- Так, слушайте сюда! – раздался голос майора с крыльца. – Выдвигаетесь на юг. Идете ровно туда до Ведьмачьего холма. Оттуда уже увидите свою цель. Это все.

В этот же момент подбежал наш недавний гвардеец и протянул майору спортивную сумку:

- Вот боеприпасы от Сидора.

Майор взял сумку и тут же передал ее Шерифу.

- Ну, все, ребята. Удачной вылазки.

Шериф пожал руку майору и, резко развернувшись, побрел к воротам. Следующим был Пират, затем Череп, затем и я. Майор посмотрел на меня и тихо проговорил:

- Не суйся в пекло, Тарас. Без тебя героев полно…

Я кивнул и, отпустив руку майора, пошел за своей группой.

Ворота со скрипом открылись. Мы переступили черту и двинули прямо в степь. Что ждало нас впереди – неизвестно. И, честно говоря, сейчас я начал бояться.

Глава 5. В объятия ночи.

Судя по расплывающемуся светящемуся кругу в небе, что светил сквозь пыль, солнце было в зените. Я материл себя всеми знакомыми словами за то, что забыл взять с собой свой рюкзак, в котором была и моя кепка, и платок на лицо, который бы очень хорошо защитил меня от пыли. Наш маленький отряд шел вперед, точно на юг. Пот катился градом, футболка прилипла к спине, что безумно раздражало. Ладони тоже вспотели, и я тащил Болвана, вцепившись в приклад. Тот, в свою очередь, скреб землю дулом, но меня это уже не заботило.

Я был замыкающим – это было выгодно для меня и в плане тактики, и в плане выносливости. Никто не скажет, мол, Тарас, не отставай. Направляющим был Череп, потом шел Шериф, за ним – Пират. Мы прошли километров шесть, и терпение было на приделе, как и жажда. Шериф, на плечах которого была сумка с водой, повернулся и посмотрел на меня. Каждый раз, когда он так делал, мне приходилось выпрямляться и изображать, словно я осматриваюсь, изображая бодрость духа и тела.

- Привал! – внезапно выкрикнул командир и, расстегнув сумку, вытащил из нее бутылку с водой. Сделав глоток, он передал ее Черепу, вскоре бутылка перешла и до Пирата, а потом до меня. Это был второй привал, и воды в бутылке осталось чуть больше половины. Но, по словам Черепа, до Ведьмачьего холма оставалось всего ничего, так что, мы прибавили ходу. Вокруг была степь. Желтая, раскаленная степь. Кое-где встречались редкие кустарники, под камнями проскакивали ужи с голубоватой чешуей, а впереди торчал кончик каменного утеса.

- Ведьмачий холм по курсу! – крикнул Череп. Пират что-то крикнул в ответ, но я не расслышал, что. Мне сейчас хотелось лечь в тенек и, напившись воды, уснуть. Кожа на руках заметно покраснела и зудила каждый раз, когда я к ней притрагивался.

- Марш-бросок до холма! Бегом марш! – крикнул Шериф и я, подобрав Болвана в обе руки, неохотно зашевелил ногами. Пот заливал глаза, горячий воздух, смешавшись с пылью, попадал в рот. Плеваться не хотелось, поэтому я терпел, но бежал. Заметно отставая от группы, я попытался прибавить скорости, но ноги не хотели меня слушаться. Так, примерно за десять минут, мы достигли Ведьмачьего холма. Дико запыхавшись, я выхватил сумку у Шерифа из рук и, открыв бутылку, сделал один протяжный глоток. Затем, сняв футболку, обтер ею потное лицо и упал на песок. Тем временем Череп и командир осматривали окрестности.

Это времени хватило, чтобы оценить ситуацию – вокруг ни души, где-то далеко горы, мы сидим на холме, который выглядит как утес из мультфильма Король лев – да я смотрел его еще в прошлой эпохе.

- До лагеря совсем немного, его видно отсюда. Эти идиоты не умеют прятаться, - прошипел Череп и сплюнул. Я развернулся в сторону, куда смотрит вышеназванный боец и заметил высокий столб дыма, поднимающийся, по всей видимости, от костра.

- Ну и прекрасно… - ответил командир, затем оглянулся на нас. – Готовьте оружие.

Я послушно потянулся к сумке, вытащил предназначавшиеся мне два магазина для Болвана и зарядил его, один магазин сунув в карман. Пират и Череп сделали то же самое. Я, отдышавшись ,поднялся на ноги и глянул на лагерь чуть пристальнее. Несколько палаток, костер, внедорожник УАЗ.

- Подходим к лагерю, разбегаемся по укрытиям, каждый держит свой сектор. Череп, держи взрыв-пакет на готове! Пират – держишь северный сектор с палатками, Тарас – ты держишь южный сектор. Я – восточный, Череп – западный. Никого не упустить. Если что – кричите. Снимаем лагерь, майору говорим, что информацию не добыли. Ясно?

Череп и Пират кивают. У меня, конечно же, есть вопрос. Какого хрена?!

- Шериф, так сложно взять языка? – спрашиваю я, как говорится, не отходя от кассы.

- Их дюжина, нас четверо. Брать по возможности. Но, вряд ли у нас что либо получится.

И в этот момент я представил, что у нас получается. Я, такой весь из себя герой, начинаю мутузить одного из нарушителей границы, беру его в плен и мне дают медаль, супер пушку и самолет фирмы «Секс с прожектор Перис плюс». Да уж, так себе перспективка, да и фирма такая вовсе не самолеты выпускает. Я скажу больше – ее вообще не существует.

- Ну, готовы? – Шериф осмотрел бойцов заботливым и требовательным взглядом одновременно. И в этот момент я понял, что Шериф хороший командир, и он сделает все, лишь бы мы не попали в беду.

Я кивнул ,Череп и Пират встали с песка и тоже кивнули. Я нащупал на груди жетон с иконкой, прикоснулся к нему губами и двинул вслед за группой. Мы спустились по насыпи с холма и легким бегом двинули к лагерю неизвестных. В лагере не было даже постовых, и когда до лагеря оставалось метров пятьдесят, Шериф остановил группу.

- В лагере, похоже, обед. Зайдем все вместе и уничтожим их всем скопом в палатке.

Череп и Пират переглянулись, я кивнул, но что-то не давало мне покоя. Мы приблизились к лагерю и вскоре вошли в него. Четыре палатки были расположены по углам незримого четырехугольника, рядом стоял внедорожник, в костре горела покрышка, и тишина стояла такая, что мы невольно остановились. Как-то так получилось, что теперь я был в авангарде с Пиратом, позади нас остановился Череп, а Шериф был в самом конце.

Череп окинул взглядом лагерь и взвел курок ,вымолвив лишь одно:

- Это ловушка…

Послышался еще один щелчок курка и, когда я повернулся на звук, затылок Черепа чесал ствол автомата Шерифа.

- Левка, ты чего? – в недоумении воскликнул Череп. Пират приподнял автомат.

- Что это значит, Шериф? – воскликнул я.

Шериф оскалился, и сквозь черные стекла его очков я увидел бьющиеся в ярости глаза. Но это была не такая ярость ,с помощью которой убивают врагов, которая плещет, когда ты хочешь кому-то отомстить или что-то подобное. Нет. Это была, скорее всего, злорадная ярость.

Пронзительный свист Шерифа был спусковым крючком. В это же мгновение из палаток выскочила толпа мужчин с автоматами наперевес. Все до единого были в масках и платках. Пират нервно огляделся и откинул оружие на землю, выругавшись. Следом за Пиратом, свой автомат выкинул Череп. Я был последним. И не сделал бы этого до того, как в меня тыкнули сразу тремя автоматными стволами.

- Сука ты, Шериф. Пусть тебя эта зараза, которая сотворила этот мир, сожрет с говном! – душевно откликнулся на происходящее Череп. И так, мы, подняв руки вверх, стояли и молчали. Шериф глянул на одного из бойцов, которые устроили нам засаду и крикнул:

- Все трое, как и договаривались!

Человек в светлой одежде, с белым пятнистым платком на лице ответил:

- Спасибо, Лев! Я доволен. В палатке твоя награда…

И этот голос – грубый, сиплый, слегка шепелявящий и явно не славянского происхождения, - я запомнил на всю жизнь.

Мы сидели вокруг костра, лицом к центру. Руки нам сразу же завязали, а рты заткнули какими-то тряпками. Я не знаю точно, сколько мы просидели на солнцепеке, но разморило меня хорошо.

Вскоре из палатке вышел шериф. Он глянул в нашу сторону, сделал ручкой и, подправив на спине огроменную сумку, с которой свисали наши с Черепом и Пиратом автоматы, двинул в сторону расположения базы. Что сделают с нами – для меня оставалось загадкой. Я слышал о каннибалах, слышал о сектантах, но не мог понять, кто эти люди. И можно ли их вообще назвать людьми.

Как сказал мой отец, жизнь – это тоже вирус, который превращает человека в нравственного мутанта. И чем не благополучней этот вирус – тем быстрее идет превращение. Похоже Шериф оказался именно таким отродием вируса «Жизнь».

Лицо жгло из-за непосредственной близости к вонючему огню. Я чувствовал запах паленых волос и жженой резины. Ах да, как я мог забыть, ведь запах, который бил по мозгам хлеще всего – это запах предательства.

- Эй! – раздалось у меня за спиной. – Ты! Ну-ка встань!

Все мы остались сидеть неподвижно.

- Я сказал встань…

Ни движения.

- Поднимите лысого! – приказал голос позади. Двое бойцов подбежали и, взяв Черепа под руки, поставили его на ноги.

- Ко мне его…

Черепа потолкали к источнику голоса за моей спиной. Я решил все-таки посмотреть, кто там такой ваха, но как только голова моя шевельнулась, я получил по затылку прикладом. В глазах потемнело, и я свалился на бок, не в силах больше держать равновесие.

Я попытался открыть глаза, но тяжелые веки не поднимались. Да уж, товарищ Прибой, крепко вас приложили. Видимо, потом еще и добавили. Чувствуется, как заплыла левая часть лица. И глаза не открываются. Вот…. Наконец-то веки разъединились, и в глаза ударил дневной свет. Я вновь зажмурил глаза и, чуть приоткрывая, пытался привыкнуть к освещению. Получилось паршиво, но я заметил, что лежу на какой-то телеге, которая размеренно покачивается и подскакивает на кочках. Надо мной, опустив голову, сидел Череп. Лицо его было покрыто корочкой засохшей крови, похоже, беднягу избили не в сравнение мне. Поэтому я тут же приткнулся на счет своих размышлений о головной боли. Похоже, мы действительно ехали на телеге. Точнее, нас везли. В телеге, помимо меня и Черепа, сидели два головореза из той самой банды, что повязала нас в лагере. Шериф – ублюдок! Если увижу – урою! Да уж, был бы только шанс. Стоп! Куда дели Пирата?

Один из бандитов сидел на самом краю телеги, управляя кобылой. Кобылой! Оказывается, еще есть живые животные! Радость-то какая! Второй бандит сидел рядом с первым, не сводя с нас, узников, ствола автомата. Телега подпрыгивала на каждом ухабе, и ее трясло так, словно колеса у нее были деревянные. Честно говоря, судя по звуку, так и было. После каждого скачка автомат бандита небрежно подпрыгивал, и мой здравый смысл не позволял верить в надежность отсутствия самострела у этой игрушки.

Череп поднял на меня уставшие заплывшие кровью и синяками глаза и словно хотел что-то сказать. Я попытался привстать и придвинуться поближе. Оба бандита о чем-то переговаривались, и наш надзиратель лишь изредка посматривал в нашу сторону. Они хохотали, говорили о каком-то «боссе», который отвалит за нас кучу жрачки и патронов.

- Каждый раз после ухаба его дезориентирует… на се… на секунду… Впереди будет глиняный обрыв… там кочек больше, чем можно себе представить… Кхе! – Череп закашлялся и продолжил шептать. – Когда мы достигнем обрыва – выбиваешь на ухабе автомат из его рук и скатываешься с телеги….

- Что потом?... – коротко кинул я, прогоняя в голове авантюру.

- А потом с обрыва… Если повезет – пара ушибов и живой. Если нет… Кхе-кхе! – Череп опять закашлялся и сплюнул на штаны сгусток крови. – Если не повезет – всяко лучше, чем быть проданным этими тварями на побегушки какому-нибудь уроду… Или каннибалам…

Я кивнул. Этими словами Череп сказал все, что я хотел знать об этой банде. Это были работорговцы. Я слышал о них, но не представлял, что мне придется встретиться с ними. Эти выродки похищают людей и продают их в рабство или на съедение каннибалам. Жизнь полна сюрпризов!

Я осмотрелся: мы ехали по грунтовой дороге. Вокруг росла, потемневшая или вовсе высохшая, трава с проблесками коричневого чернозема. Впереди был виден какой-то толи овраг, толи обрыв. Как я понял, это и был тот самый глиняный обрыв. Телегу продолжало качать, и яс очередным подскоком передвинулся на тоже место, на котором лежал. Ноги я вытянул вперед, поближе к надзирателю. Я подумал, что так мне будет гораздо удобней достать до его автомата.

- Главное помни… - прохрипел Череп, когда мы уже въехали на край обрыва, по которому вела дорога, - беги и не оглядывайся… И ни в коем случае не возвращайся!

После его слов колесо телеги вновь наскочило на довольно высокую кочку. Охранник подпрыгнул, дуло автомата метнулось вверх, и я решил – пора! Нога вытянулась сама, но, господи, она не достала до автомата. У меня были доли секунды, чтобы сообразить, и я незамедлительно ударил второй ногой прямо в грудь бойца. Тот опрокинулся назад и упал с телеги. Череп вскочил и таранул того, кто сидел за вожжами. Бандит вспахал землю носом и заорал.

Я в этот же момент вскочил на колени и перевалился за борт повозки. Обрыв был слишком близок, и меня по инерции понесло вниз. Как я успел заметить, это было русло реки. До земли было лететь метров пятьдесят, и я попытался сгруппироваться. Череп должен был последовать за мной. Я услышал крики и брань сверху. Затем четко различимый в вечерней тишине щелчок взводимого Болвана. После чего последовали три коротки очереди.

Врезаясь в камни и ухабы, я таки достиг земли. Распластавшись внизу, мне не хотелось подниматься. Тело не слушалось меня, но мысль подсказывала – беги, беги и не останавливайся! И я поднялся. Лишь обернувшись, я понял, что Череп не бежит за мной. Его безжизненное здоровенное тело распласталось в двадцати метрах от верха. На голом теле я различил несколько кровавых пятен, наливающихся красным. На самом верху стояли два бандита. Один выцеливал меня, но стрелять не решался. Но эти ублюдки не волновали меня вообще. Я знал, что дорога назад мне заказана, хотя желание вернуться за возможно еще живым Черепом было безудержно велико. Но он сказал мне не возвращаться. Ни в коем случае. И я не вернулся туда. Никогда.

Я развернулся и кинулся вперед, вдоль реки. Я бежал вперед ,спотыкаясь о гальку. Я бежал вперед, в темноту, в ночь, которая распахнула мне на встречу свои объятия. И я не знал, хорошо это для меня или плохо.

------------------------------------------------------------------

Остальное в процессе написания. Со временем будет дополняться. Прошу, комментируйте.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 25
Комментарии

А сколько прошло с момента писца? Как он завел капризную БМВ? У них если не прогревать аккамуляторы быстро дубу дают, а если там хоть немного бензина оставалось - за полгода высохнет и может испортить всю топливную систему. Вот так, чтобы с канистрой подошел, сел и поехал - это странно А так рассказ интересный. 8.

And even the Jordan river has bodies floatin',

But you tell me over and over and over again my friend,

Ah, you don't believe we're on the eve of destruction.

в некоторых местах немного страдает орфография но не так сильно 9+

очень понравилось напомнило некоторые старые произведения ... как во время рассвета сайта ... эх тогда столько было авторов ... и где они сейчас?

ставлю 10,но меня смущает ТАКОЕ кол-во оружия в начале ,да и момент с БМВ тоже,а так норм все

Спасибо огромное! Но как вы можете прочесть, это вторая книга. Первая лежит по адресу http://deadland.ru/node/7901 Отсюда и наличие оружия в начале. И первая часть второй книги - не более, чем просто плавный переход от одной эпохи к другой.

Но, честно говоря, безумно рад услышать комментарии такого рода. На счет БМВ - уж простите, я не в курсе что у них и как =)

По поводу орфографии - да, бывает. Просто огромные блоки текста проверять иногда задалбывает, и глаза начинают разбегаться. Воооот. Ну, еще раз спасибо!

Срок годности бензина примерно год. После этого он горит, но слабо. От искры вспыхивать не будет, проверено. Забрызгает свечи - и жопа. Но выход есть. Поставь вместо бумера "копейку", тогда есть призрачный шанс, что она поедет :)) И банально вытянуть бензу шлангом сейчас тоже можно разве из совавто или старых ведер.

____________________________________________________

Когда читаешь эпитафии, возникает ощущение, будто бы спасти мир можно только воскресив мертвых и похоронив живых.

Пол Элдридж

Год, значит. Ну, БМВ там стоит на тот момент разве что месяц с лишком... Как и все машины. А что на счет копейки - блин, можно бы, но Никита так любит БМВ. Я думаю, стоит позволить себе вольность, в конце концов, фантастика) Мм?)

Спасибо за комментарий. А про эпитафии - в яблочко сказано, аж захотел запомнить цитату.

//БМВ там стоит на тот момент разве что месяц с лишком

Ну тогда никаких гвоздей. Я просто привык, что зачастую повествование идет по событиям 10 (20, 33) лет после БП. Тогда весь бенз еще годен, жги, автор.

//в конце концов, фантастика)

Советую - очень настоятельно советую - этим не злоупотреблять. В среде почтенных фантастов и фантастолюбов бытует мнение: если мир напрочь выдуман (космоопера, другие миры с чистого листа) - да будет тебе свет; но если ты берешь знакомый и привычний читателю мир (тот в котором он сам пребывает) не выдумывай свои законы, джоули и омы - в числе знающих не будет тебе респекта.

Это как М2033 - для быдла (значение термина беру из луркоморья) самое оно, но для человека более-менее мыслящего трезво - полная байка. И не из-за монстров.

____________________________________________________

Когда читаешь эпитафии, возникает ощущение, будто бы спасти мир можно только воскресив мертвых и похоронив живых.

Пол Элдридж

Да, спасибо, злоупотреблять не буду! Да и в общем, злоупотребляя, будет как-то... Ну, не наше совсем. А на счет М2033 - поподробней, пожалуйста. Просто интересно очень, почему байка. Как-то поиграл в него, ну, интересный сюжет вроде...

Потому что нереально, поэтому и байка. Хоть я, чего там греха таить, поначалу тоже во все верил (и даже книгу написал под этим эйфорическим настроем). Теперь 2033 для меня как джокер на два лица: с одной стороны мне очень нравится сюжет, описания, мысли, а с другой - я понимаю, что нужно много на что закрыть глаза, чтобы поверить в такую жизнь под землей.

Ибо! Чем люди дышали в подземке? Не тем же самым отравленным радиацией воздухом??? Там что, фильтры были? Что они там ели? Свиньи и грибы - не в счет, мало того что бредово, так еще и допустимо через тридцать лет. А в первые годы? Чем прокормить такую ораву под землей в первые пять лет? Дальше. Откуда там может появиться электричество? Гон насчет дизелей - просто гон. Про бензин я тебе писал выше, через два года он либо испарится, либо перестанет гореть вообще. Дальше. Откуда там столько оружия? Стало быть, кто-то добрый поднимается наверх, тащит из оружейных складов ящики патронов и потом раздает остальным? Или меняет? Бред 500% - тот, кто взял патроны хрен их на что поменяет. Да и за тридцать лет при их темпе стрельбы (только сценка пальбы по черным это показывает) все склады давно бы опустели. А еще. Любой, даже хороший ствол, когда-нибудь ломается. Чем его там в андеграунде чинить? Станки стоят, да? Ну а что насчет болезней? Напомню, у медикаментов тоже есть срок годности и если в подземке нет фармакологических заводов, то людей может выкосить банальный грипп. Может и, скорее всего, выкосит. Ибо в сырости, холоде мрамора и на вечных сквозняках наш человек жить не привык. Десять лет для самых стойких - предел! Это я уж не придираюсь к таким мелочам, как "выжигающая радиация" через 33 года-то! ДГ минимум в пицот раз преувеличил возможности ЭМИ и тупо забыл о периоде полураспада. Я же когда-то думал, что именно его тз есть правильной.

Вот поэтому мне верить в мир 2033 очень сложно. Поэтому и байка.

____________________________________________________

Когда читаешь эпитафии, возникает ощущение, будто бы спасти мир можно только воскресив мертвых и похоронив живых.

Пол Элдридж

Убедительно! А я еще и не начал смотреть на такие мелочи. Ну, теперь и взгляд на 2033 другой совсем.... Мде уж. Есть над чем подумать)

Добавил 5-ую главу! Прошу любить и жаловать.

Быстрый вход