Дневник выжившего

Антонов Сергей Игоревич.

Это уже 4-я редакция моего дневника. Сначала думал составить записку, мол, так и так, случилось такое дело. Не для того чтоб как артисты или писатели писать, а для того чтоб родные могли знать какая судьба сложилась у их сына. Да и вообще, на ко¬раблях ведут судовой журнал, есть и у экспедиции днев¬ники, дневники ведут и космонавты, интересно каково им теперь, остались в живых? Хватило ли еды, а может их тоже накрыло или сами себя? Сначала ду¬мал, напишу записку - да всех вспомню, пожелаю чего, написал несколько штук, чтоб, если найдут меня тут, могли опознать, а потом на 2-й месяц стало так гру¬стно одному, что начал записывать всё подряд, говорить сам с собой, даже о самоубийстве думал, но не смог. Сейчас уже понимаю, что моя эта записка не поможет никому, да и людей, которые меня бы могли знать, уже давным-давно нет в живых. Точнее не поможет она мне, хотя помогает чисто духовно ещё держаться и оставаться в своём рассудке. Вот и ты - кто сейчас читает мою историю, если можно так выразиться, бу¬дешь знать всю правду, случившуюся со мной - как говориться из первых уст.

Глава 1. Дороти проснулась в стране ОЗ.

23 августа. (Пишу по памяти, добавляя всё новые данные и вспоминая старые, с 23 августа прошёл уже год, 4-я редакция дневника. 1-й день бытия по новому.)

Обычный летний день, погода как обычно в это время года - нормальная, душно, этот город всегда отличается неимоверной духотой. Я студент из Томска, учусь в ТУСУРе, сейчас на практике на НЗХК в городе Новосибирске, специальность – киповец, в данный мо¬мент я после своей смены стою в магазине и затарива¬юсь всем, чем только можно – ко мне придут вечером двое одногрупников и возможно даже не одни, а с пред¬ставительницами слабого пола. Берём всё по списку, точнее списка нет, а есть - деньги… Должен отметить я и о себе – студент, при деньгах, благо с родины спонси¬руют регулярно. Живу один в однокомнатной квар¬тире, почти возле Красного проспекта – роскошь, ко¬нечно, квартиру я снимаю. Со мной тут двое товарищей из Томска, просились жить, но был вынужден им отказать по причинам сугубо интимного характера, не смотря на отказ в приюте, это не мешает моим това¬рищам заваливать в выходные дни ко мне и устраивать очень весёлые вечеринки, а ещё катаемся на пляж.

Итак, 23 августа, день, замечательный торговый комплекс. Стою, выбираю замечательную колбасу, йо¬гурты, сыр, думаю о том, как бы хороший сыр взять к вину. Хочется спать, я только с ночной смены, пока туда-сюда уже дело пошло к обеду. Затариться, дотащить всё домой и пойти спать, а потом вечер - я как огурчик и можно всю ночь гужбанить. Плеер играет во всю в ушах, что-то из ДДТ, от остального мира я полностью отделился. Тянусь возле холодильника к искомой закуске, как вдруг отключается свет – такой облом! Я знаю, тут часто такое бывает, обычно сразу все врубается, но по¬том кассы начинают работать не сразу, минут 30 можно стоять и крутить в носу пальцем пока запустится их система, а если ещё и очередь - то совсем надолго. Тележка у меня битком и если уж идти к поставленной цели на вечер - то нужно стоять и ждать когда всё врубят. Можно было плюнуть на все, но я набил целую тележку, привычка у меня смотреть на сроки годности продуктов после тяжёлого пищевого отравления, ничего не поделаешь. Кто со мной соглашается идти в магазин, как правило, нервничают и сравнивают меня с девочкой. Народу внутри очень мало, все-таки днём в магазинах всегда так, а любимые пен¬сионеры в это заведение заходят редко, уж больно тут вежливые все и поругаться не получается, да и цены ни их категории. Стою минут десять по ощущениям, хотя в темноте время идёт по-другому, может, и минуты три - стою, листаю песенки на плеере. Надоело, снимаю на¬хрен наушники, стою я в закутке с холодильниками - и если кассы освещаются с улицы – то мне ничего не видно, даже идти страшно, а то напорюсь на какой-нибудь стеллаж с Хеннеси, да побьётся, попробуй потом дока¬зывать, что отключили свет – а я вовсе случайно… Короче ну нахрен. Слышу - какой то кипишь, начался, сирена на улице – похоже пожарка. Только не понятно откуда воет. У нас в Томске никогда такого не видел, а у них несколько раз как завоет, идешь например, по городу, а тут сирена – прям немецкая бомбёжка все в укрытие, точ-точ как в фильмах про войну. У коллег узнал, что МЧСники проверяют свою систему оповещения. Тряска под ногами…. Ещё толчок… зазвенели бутылки – надо было бить Хеннеси и не па¬риться, а ещё и стеллаж какой-нибудь перевернуть для порядку, ломясь к выходу. Я в оцепенении, вроде как нужно бежать, но у меня паника - такой ступор внутренний, мысли сливаются в воронку, куда-то летят, сердце сначала разгоняется, потом время словно замирает. Я как то ходил на музыку в школе, там был такой тикающий инструмент – маятник с грузом и громко стукал с изменяющийся частотой, не помню, как называется сей инструмент я бы назвал его «какафон». Сейчас он стучит во всю, но удары замедляются, время плывёт, становится вязким, помню – успел присесть, шипение, переходящее в свист - и круги перед глазами. Круги такие интересные были, ярко синие – красные, желтые, словно на приеме у окулиста разглядываю разноцветные листики для проверки зрения на предмет дальтонизма. Это все, что я могу вспомнить из последних секунд жизни старого мира.

Землетрясение? Если бы….

Очнулся в полной темноте, перед глазами только темнота, звенит в ушах, в воздухе запах жженой ре¬зины, слышно только треск, льётся что-то с потолка. Первая мысль – во приплыли…

Бля! Землетрясение, как же так угораздило, не было тут никогда такого. По щеке, что-то стекает и, судя по тому, что это что-то тёплое я понимаю, что это моё. Дышать тяжело, очень тя-жело, сверху что-то давит, похоже на меня свалилась плита перекрытия и меня задавило. Левую ногу не чувствую, ниже колена… супер – теперь я ещё и инвалид. Дикий адреналин, ощущение – полный ужас. Навер¬ное, сравнить даже не с чем, истерика.

Карабкался руками по стенам, надорвал ноготь – дикая боль, заглушающая все остальное. Пришёл в себя. Ощущаю себя в каком то узком ко¬ридорчике по типу вентиляции, руки разогнуть не могу, ногу уже чувствую – но вот беда, ползти по этому кори¬дорчику не могу, какая то сраная арматурина про¬ткнула мне голень насквозь, боль жгучая, но из-за ад¬реналина её почти не чувствую. Лежу в коридорчике, как рыбка на крючке. Боль в ноге стала жгучей - всё сильнее и сильнее, как по нарастающей - громкость при¬бавляют. Освободил руку – щупаю лицо и голову – на голове шишка и рассечение, шишка, наверное, уже сду¬лась и по-медицинскому её правильнее назвать гемато¬мой. В общем, жду помощи.… Если землетрясение, то скоро уже откопают.

Не знаю, сколько времени прошло. Пришло ощуще¬ние, если я буду лежать, как тюфяк, то очень скоро я тут загнусь. Либо задохнусь от пыли и запаха гари, либо придавит плита, когда начнут меня спасать, либо просто поздно найдут и умру от недостатка воды или пищи или холода… Чёрт его знает, от чего умирают жертвы землетрясения.

Охрип, уже не кричу…. по-прежнему тишина вокруг, только треск, как костёр горит, льётся вода, что-то сыпется.

Крутился, крутился и начал горбом давить плиту, которая на меня сверху свалилась… чудо – плита под¬далась, появилась возможность скинуть её с себя и сдёрнуть ногу с арматуриной.

Как всё-таки мы знаем мало обо всём, даже казалось обычные вещи, а в таких ситуациях как моя – воображение рисует нам знакомые вещи, а это непра¬вильно! Темнота рассеялась от света моего телефона – и стало всё так ясно – даже смешно! Пробовал наби¬рать на телефоне всякие службы – сети нет и всё тут, точка, даже служба 112 не пашет.

Придавила меня никакая не плита, а самый, что ни на есть холодильник для колбасы, нога попала в кол¬басную полку и была проткнута торчащим крючком, на который подвешивают колбасу, снял крючок с холо¬дильника и вытащил из ноги. Сразу скажу – дело было не то что больно, а как то неприятно до безумия - когда достаёшь что-то из себя. Ногу замотал разо-рванной футболкой. Очень рад, что есть шанс не поме¬реть в двадцать два года, ведь это мало так.

Я предполагал, что нахожусь всё таки в завалах и сразу не пошёл искать выход, решил не риско¬вать, а то свалюсь или я куда-нибудь или на меня что-нибудь или наткнусь в темноте на какую либо херню. А может ещё и на кабель под напряжением наткнуться, кто его знает. От природы я осторожный, некоторые говорили, что трусливый, например, с друзьями не прыгал с крыши третьего этажа школы, зато в виде бонуса за это мне не пришлось лежать в больнице с переломанным коленом как у моего самого смелого друга. Насколько знаю, он остался хромым на всю жизнь. Да, в школе его девочки любили больше за шаловливый и рисковый характер. Теперь он напивается возле барной стойки, а я на танцполе знакомлюсь с красивыми девушками и уже все по серьёзному.

Перевязался, осмотрелся, поковылял к выходу.

Окружающая обстановка вызывает странные чувства - всё перевёрнуто, с потолка отвалилась вся плитка, кучей висят шнуры и лампы, какие то железяки, во¬круг всё разбросано, всё в пыли. Кроме очень слабого света от моего телефона видно сильный дым, он повсюду, особенно под потолком. Стараюсь идти, пригнувшись, сейчас отравится дымом самое простое, что может за¬вершить это сказочное приключение. Под ногами по¬стоянно что-то хрустит и катается. Самого сильно шатает и тошнит – наверное, всё-таки, удар холодиль¬ником будет иметь печальные последствия в виде тя¬жёлого сотрясения.

Вот сходил за хлебушком!

Версий по-прежнему две:

1-я землетрясение – уж вспомнились мне толчки под ногами и грохот, а сейчас такое состояние в помещении, что стопудово. Последнее время землетрясения часто стали происходить в Сибири. Помню, последнее было в Красноярске, но тогда пострадала только баба Надя – у неё отвалилась штукатурка с потолка и это показали по первому каналу. Хотя вид квартиры вызывал ощущение, что штукатурка отвалилась бы и без землетрясения или отвалилась ещё год назад.

2-я теракт. Может. Такие завалы, пожар.

Вероятность первого и второго делю как 50 на 50. Короче, сходил за хлебушком, осталось только дождаться новых проблем.

Пробираюсь к выходу, прохожу мимо касс – никого, пусто, ни мёртвых ни живых и темнота. Наверное, я пролежал тут до ночи, часы мои электронные, почему то накрылись. Телефон по-прежнему не ловит сеть. 112 не берёт. Возникает идея смыться с баблом из кассы, но так подумал, а чёрт его знает, может там снаружи уже двести человек стоят и милиция и пожар¬ные, скорая, а я такой выхожу с набитыми карма¬нами - не прокатит. Лучше буду героем, чем отбросом. Нужно осмотреться для начала. Прохожу через кассы, сво¬рачиваю к выходу, прохожу лавки с всякими товарами - типа музыки, книжек, аптеку, грёбанное мыло, кто его только берёт, аж целая лавка и до сих пор воняет на весь магазин. Лавки эти похожи на кучи мусора, стенки у них были стеклянные и сейчас все высыпались, стекло, товар, стеллажи – всё вперемешку.

Первый шок. Вместо замечательных витрин, кото¬рые выходят наружу – стена. Света от телефона еле-еле, ищу в этой стене проход наружу – нет. Обшарил, наверное, все тридцать метров витрины. Выхода нет! Уже забыл про боль в ноге, бегаю вокруг витрин и выхода нет. Как дурак - ищу выход наружу – нет! Очень сильно хочу выйти, потому, как тут - либо завалит окончательно и уже не холодильником с колбаской, а плитой перекрытия, либо задохнусь или сгорю, где то что-то горит точно, но пламя мне не видно.

Это какой- то дурной сон! Сел, на перевёрнутую тумбу, стал думу думать.

Должны быть другие выходы! И они были!

Обшариваю на предмет выйти с этой мышеловки, те¬лефон начал садится, уже пищит, экран горит тускло. Не до поисковых работ. Решил, что свет это главное в нашей жизни и пошёл примерно в ту часть, где должны были находиться всякие лампочки, фонарики и прими¬тивные электротовары. Нашел фонарик быстро, но пришлось возвращаться к кассам за батарейками. Можно было бы светить зажигалкой, но это хуже чем телефон. С таким светом из туалета в собственной квартире не выйдешь, не то, что тут. Ну и не стоит забывать про возможную утечку газа, кстати, как вариант произошедшего тоже может быть. Телефон уже совсем разряжен и убран в карман. Вспомнил про плеер, когда дело зашло о батарейках, но его нигде на одежде не оказалось. Примерно через сорок минут с начала поисков я стал обладателем нового све-тодиодного фонаря с тремя светодиодами. Это был прорыв по сравнению с телефоном, но это было ничто по сравне¬нию с помещением, где от угла до угла можно было ка¬таться на велосипеде.

Что бы ни произошло, выйти на улицу не представля¬ется возможным, позвонить тоже никак. Всё очень странно, потому как на улице я не слышу сирен ни по¬жарных, ни полиции-милиции. Но и тут нашлось объ¬яснение - вспомнил про минуту тишины, когда откапы¬вают живых из-под завалов. Тишину стараются держать максимально, чтоб было слышно людей под завалами. А если так дела мои плохи – дом то высотный, разгребать завал будут долго.

Со стеной вместо витрин и входа всё просто – супер¬маркет первый этаж, над ним ещё 14 этажей жилого здания, точнее ещё плюсом первых 2 этажа офисных помещений, и фасад в виде выпирающей спереди плиты, по типу козырька над витриной. Скорее всего, что-то из этого всего обрушилось и засыпало - перегородило всё во¬круг первого этажа. А спасатели спасают тех, кто выше и скоро доберутся до меня. Нужно лишь только ждать.

С такими мыслями я решил, что дёргаться особо не буду, буду сидеть и ждать, перевяжусь, выпью воды, может, людей поищу - тут, выживших.

Адреналин ушёл, а вместе с ним и сошла та непроби¬ваемая броня, которая не давала падать в обморок, орать от боли в ноге и голове. Теперь я всё это делаю, проклиная спасателей, магазин, город, практику и всё, что вижу. А ещё сильно тошнит, морозит и трясёт как зайца под кустом. Боюсь свалиться в обморок и упасть головой на торчащую арматуру или стекло – тогда мои приключения бы закончились сразу.

Доковылял до того места где была аптека, нашёл бинт и перекись, пока искал - разрезал руку стеклом, причём сильно. Теперь я промыл Карачинской рану на ноге, сдобрил перекисью и замотал бинтом, тоже сделал с головой и рукой. По ощущениям Карачинская гораздо больше жгла, чем перекись. Вот и ответ, что там в неё наливают. Знать бы какие таблетки жрать чтоб не было заражения, а ещё обезболивающее.

В магазине, вернее том, что от него осталось, нет ни души, кроме меня.… Откуда-то снизу слышу сильный стук, как кувалдой по стене. Наверное, меня спасают, стук идёт уже часа два или три и не унимается. Постучал в ответ – реакции никакой - слабо стучал.

24 августа. (24 августа по моим ощущениям, может это 23 ночь, может это уже к 25 ближе. 2-й день выживания.)

Второй шок. Тут нет никого кроме меня, ни жи¬вого, ни мёртвого. Комплекс изучен, правда, слабо, но людей точно нет.

Нашёл четыре двери. Первая выход с другой стороны входа, железная дверь, открыть, или взломать нереально. Вторая тоже самое, только с другой стороны, дверь эта открыта, только приоткрыть её удалось на три-четыре см, дальше упирается в завал. Третья – это большие ворота, ведут в другую часть помещения, туда я проникнуть не могу, закрыто, четвёртая дверь на одной стене с воротами и снова закрыта. Спасатели не торо¬пятся, дыму стало больше, но с потолка уже вода практически не льётся. Голова болит только если ей крутить по сторонам, нога болит всегда, рука практи¬чески не болит, но кровь идёт. Лёг спать.

Проснулся от какого-то удара, я не знаю, приснилось ли это мне, показалось на какой-то взрыв рядом с моей мышеловкой. Иногда бывает так, что просыпа¬ешься и как будто что-то слышишь, а на самом деле приснилось. Тишина убивает. Одно радует, здание больше не рушиться, огня внутри нет, даже дыма стало меньше. По-прежнему, даже одного луча света ни пробивается ко мне. Какое-то подземелье прямо, а я узник этого подземелья. Прикольный рассказ выйдет, когда выберусь отсюда. Наверное, все ссаться будут вокруг меня, а государство отправит на халяву, на какой-нибудь курорт. Хотя я б с удовольствием взял деньгами. Но это маловероятно, если бы спас кого-то можно было рассчитывать, а спасение самого себя не считается – шкурный интерес так сказать. Наверное, выберусь – подам в суд на хозяина этой преисподней.

Завтрак состоял из сырокопчёной колбасы, банки красной икры и Аква-минерале. Чем дольше тут сижу, тем лучше настроение, чувствую, что вот-вот меня откопают и всё будет хорошо. Уже начал приду¬мывать речь - как я буду рассказывать по телевизору о борьбе с тяготами и невзгодами в рухнувшем здании. Прям современный Робинзон Крузо в каменных джунглях, кстати, это моя любимая книга. Вот так подумать Робинзон - мужик молодец – остался один, не сошёл с ума, не оскотинился, а даже пытался развиваться, насколько это было возможным. Читал, в каком-то журнале, что автор писал эту книгу с реальной истории об одном матросе. Только после спасения этот матрос пустился в разгульный образ жизни и так и помер в одном из кабаков. Верного Пятницы у матроса не было.

Весь остаток дня я бродил по разрушенному супер¬маркету, взял сигарет, нашёл ещё фонариков, некото¬рые поставил по углам, типа освещения, сам хожу с здоровенным фонарём от которого ничего не ускольз¬нёт. Оправдание спасателем придумал такое – это землетрясение и разрушено множество зданий, ни я один в такой беде, нужно ждать своей очереди. Ни я один в такой беде – зато я один теперь жру всё, что за¬хочу, пью коньяк и курю сигареты, не думаю, что у дру¬гих есть хотя бы вода, чтоб пить. Сомнительная радость. Это я сам себя успокаивал в тот момент, мол, пирую тут, а у других все хуже. Больше всего боялся, что сорвусь, в какой-то момент, расплачусь, стану кидаться на стены – как обычно показывают людей в фильмах, которые сильно чего-то бояться. Бояться тут есть чего. Поначалу даже прикурить боялся, ведь вдруг в доме газ есть и после того как чиркну зажигалкой зажарюсь как на гриле. Но запаха газа нет, решил, что если и зажарюсь - то так тому и быть.

Было бы прикольно выжить в такой переделке, а умереть от отравления печенькой.

25 августа (Великий день. В этот день я начал пи¬сать записку со своими всеми данными и прощаться с родными, написал несколько штук, разложил в одежде и помещении. 3-й день выживания).

Тишина, шума нет, я переоделся в относительно чис¬тые вещи, выбор тут был не велик – маленький мага¬зин спортивной одежды. Нога болит очень сильно, са¬мый большой мой страх теперь – заражение. Этот страх заставил найти эритромицин и наесться его в двойной дозе, а ещё перебинтовать ногу и присыпать ка¬кой-то тоже антимикробной ерундой. Думаю, что че¬рез пару дней мне кирдык, если не спасут. Ходить уже не могу нормально.

Принял решение взять все лекарства, сделать ле¬жанку из одежды, принести еды, подготовится к насту¬пающему пиздецу. Телефон зарядил супер – заряд¬кой от 1 АА батарейки, но толку от него нету них¬рена, зато есть в нём игры, ну и как часы с датой тоже актуален.

Ближе к вечеру началась температура, зарылся в свою лежанку. Лежу заснуть не могу, голова кру¬жится, рвёт постоянно.

26 августа (День бреда и галлюцинаций. 4-й день выживания).

Весь день температура, очень высокая, ничего не ем. Много пью воды. С постели не вставал. Появился панический страх, то ли сон, то ли бред - что ко мне в темноте идут крысы и меня съедают. Потом вместо крыс приходили бродячие собаки, и даже людоеды-зомби. Чтоб бороться со страхом разложил вокруг себя фонарики, всё как то спокойнее. Слышу странные звуки, как будто кто-то ходит в темноте и от этого становиться так страшно, аж зубы стучат.

К вечеру услышал сильный стук снизу и со стороны ворот соседнего помещения, думаю спасатели. Надеюсь. Немного от этой новости успокоился. Стало чуть лучше, температура спадает.

На пол натекло воды, немного, но лежать стало не¬возможно – подстилка вся мокрая. Решил проблему просто – сел на стул, на себя накинул одеяло, так и ус¬нул.

Глава 2. Пугало и железный дровосек.

27 августа (день новых гостей 5-й день выживания).

Проснулся от того, что меня кто-то толкнул, я со стула упал прямо лицом в грязь, в лицо бьёт свет.

Ну, вот и всё, спасли!

Немного морщась от света, увидел перед собой две фи¬гуры. Одна фигура была Сашей, другая Иваном. И оба этих мужика совсем не спасатели.

Теперь рассказ о них.

Саша работал грузчиком в этом самом заведении, а Иван был охранником. Во время землетрясения (мы тогда так думали) они находились на складе. Склад как раз находится под магазином. Саша там работал всегда и лишь иногда на тележке вывозил то¬вар наверх, как раз через те самые ворота, что я ви¬дел. Иван тупо ходил по залу и гонял воришек, а проще говоря, отгадывал кроссворды и отгонял бомжей от входа в магазин, он был одним из шести охранников в магазине, которые дежурили круглосуточно. 23 авгу¬ста их по тем или иным причинам вышло на работу только четверо. Начальство часто практиковало до¬полнительную занятость для должности охранника, а именно как помощник грузчику при разгрузке товара. Этот день не был исключением, пришла машина с пи¬вом, её нужно было быстро разгрузить, машину пере¬гнать в гараж, так как водитель этой машины сильно торопился и его хотели посадить на фуру, которую собирали срочно куда то отправлять. Машинка представляла собой обычный Кантер забитый различным пивом. Разгрузили, водитель тоже помогал. Когда вырубился свет, водитель попросил всех дружно пойти в гараж и помочь ему поставить машину - мол «света нет, задену хозяйскую тачку и … вам всем». Пошли, машину загнали, ушёл водитель, закрыли ворота. Вход в гараж был только один через ворота – хочешь, открывай на полную и заезжай хоть на КАМАЗе – хочешь, заходи пешком через малень¬кую дверь в воротах. Тут грохнуло так, как будто в ворота въехала фура. Сами ворота выгнулись внутрь гаража. Все машины заорали, их тут было всего 6 штук, вместе с Кантером.

Неужели он педали перепутал! Версией было – что водитель Кантера сел на Сканию и фурой задом влетел не в грузовые ворота, а сюда – в гараж. Пошли смотреть, ворота помяты, выгнулись, но целы. У них было два нормальных фо¬наря, с ними они ставили Кантера. Пытались открыть и долбить – тишина.

Засада короче, долбанул он так, что машину помял к гадалке не надо ходить, неужели принял на грудь часть своего груза. Угорали, над тем, как будет владелец бить ему морду. Потом подумалось, что пока туда-сюда, а там и не знают, что мы тут, пока дпс приедет, разбор полётов. Сидеть тут короче 3-4 часа. Теле¬фоны как назло ни у одного, ни у другого не ловили. Так пролетело время до вечера, но вечером тишина и никого… Стали долбить в ворота. Стучали долго, ма¬терились. Видимо что-то случилось. Случилось что-то потому как начальство не спешит домой и не заби¬рает машины с гаража.

24 августа уже начали панику поднимать, сломали 2 машины, для того чтоб был свет и в поисках еды. Пиво, честно списанное в бой и не¬достачу, уже выпили. Пробовали завести Кантера и ломануть им ворота изнутри – завели, сломали всю проводку, задом с разгона шарах¬нули по воротам, зад Кантера смялся, ворота помя¬лись, но реакции ноль. Потом пришла другая идея, а их было даже две. Первая идея была схарчить машину большого босса, потому как всегда с собой у него в машине есть жрачка из магазина, вторая – брать в руки лом и кувалду и ломать бетон до тех пор как не попадут в склад. Ворота из толстого железа, пробовали их открыть, но безрезультатно, ни отжать ломом, ни приоткрыть - чтоб хоть щель появилась у них не получалось.

Наверное, если бы не разбитое-выпитое пиво при раз¬грузке, коньяк босса, они и сидели там бы до сих пор. Почему - то правильные мысли к ним пришли только с похмела или запоя, чёрт их знает.

Лаз в склад был пробит, ворота в склад со стороны улицы были завалены, это первое, что вызвало про¬блему и вопросы. У Вани были ключи от всех дверей, кроме офиса, и шахтёры самоучки двинулись через во¬рота склада в торговый зал. Пройдя через завалы, они увидели более жуткую картину, чем разрушенный под чистую магазин.

Посреди торгового зала, стояло нечто, существо, оно качалось из стороны в сторону и негромко мычало. Вокруг существа как в буддистском храме стояли свечки, на полу. От свечек шел огонь и медленно колыхался по полу. Собратья по несчастью испугались, на них напал ступор, а потом они ничего не придумали лучше как кинуть в существо кусок валявшегося под ногами бетона, а потом если, что - бе¬жать, куда глаза глядят. Прямо дьявола повстре¬чали, по-другому и не назовешь. Ещё конечно у них было сомнение в реальности увиденного, после хозяйского коньяка. Но не так, чтоб двоим - да сразу чудилось.

Они мне мало рассказывали о нашей первой встрече, слава богу, кусок бетона, попал мне не в голову, а в спинку стула, стул перевернулся, а я закимарив к тому времени - свалился в лужу на полу.

Теперь в нашей команде было уже трое. Вроде как двое местных – магазинских и я – случайный пассажир этого экспресса преисподней.

Обменялись приветствием, мужиков бил истерический смех. Иван быстро разложил, что к чему, поскольку был охранником. Теперь мы склонялись к 2-й вер¬сии, только не понятно, куда закладывали взрыв¬чатку и почему так долго нас никто не спасает.

Насколько было известно Ивану, судя по всему с местных слухов, магазин могли реально подорвать, правда и тут были нюансы. Хозяин здания – всего пер¬вого этажа, пристроек, подвала со складом и гаражом, а так же и офисных на верху, был человек из крими¬нала в прошлом, а в нынешнем - честный бизнесмен. Владелец магазина, главный арендатор, был его друг, и жили - не тужили они многие годы, умея делить деньги по своим понятиям. Но тут вроде как что-то не поделили, ходил слух, что машину хозяина комплекса обстреляли, а водитель получил ранение, только легкое, но неприятно – имидж все-таки. Только казалось не реальной, эта версия, кому нужно устраивать громкий теракт на всю страну ради такой небольшой по их меркам коммерции, это же не нефтескважина и не НПЗ.

У охранника связка ключей от всех дверей. Мы идём наружу. Первой попробовали дверь наружу – запасного или черного выхода – Завалено. Остаётся ещё 2 двери, ворота ведут в склад, через них и пришли бравые хлопцы. Ещё одну дверь такого же выхода проверять не стали, сказал мужикам, что уже пробовал ломиться через нее - толку нет, завал. Остаётся дверь рядом со складом, ведёт она на лестницу к офисам. Ей и заня¬лись. Дверь нам отказала в гостеприимстве и не смотря на открытый замок отворяться не желала. Диагноз поставили, как перекосило по причине уничтожения здания. Я пошёл есть, а мои новые компаньоны в узническом деле пошли за ломом, ку¬валдой и ещё какой-то матерью в гараж. Видно суш¬няки и потребление пива, отсутствие нормального сна и еды совсем измотали моих новых коллег, да и я полу¬дохлый и хромой мало чем им мог помочь. Дверь не сдалась, хоть и получила по первое число.

28 августа. (День ещё одного гостя)

После отчаянных работ, мы решили, наконец, выпить и познакомиться. Выпили, познакомились. Оказа¬лось, работники магазина знают друг друга ещё с ар¬мии, служили вместе, только Саню контузило во вто¬рую Чеченскую компанию, а после чего он стал терять зрение, снайпер стал никудышный, и его пнули с армии или сам ушел. Их версии по поводу выхода на гражданку расходились между собой. Запил, и скатился до грузчика, здоровье благо позво¬ляло. Ивана подстерегла реформа МВД и ему, не имея никакого образования, пришлось стать охранни¬ком, ну а потом сюда и Саню притащил. Вместе де¬лали мелкие делишки типа списание на бой нескольких бутылок пива, да поедание закуски на рабочем месте, благо начальству было все равно на мелкие шалости.

Утром я почуял что-то не ладное у этих двух ребят. Как-то мы проснулись и сначала долго искали лом с кувалдой, потом придумывали, как эту дверь откры¬вать, потом сел фонарь и Иван пошёл к кассам за ба¬тарейками, потом Саня пошёл искать к кассам сига¬реты определённой марки и крепости. За четыре часа к двери никто не притронулся.

Я всё понял. Объяснил им, что вроде как уже давно обдумываю, как вскрыть четыре кассы и нагрести на¬личность из них в качестве бонуса за проведённое время в тюрьме. Тем более возмещение морального ущерба. Решили делить ровно и без обмана, но договорились о следующем. Вскрываем кассы - только если сверху есть возможность выйти не замеченными. Идём по¬одиночке и если, кто-то остановит, о других не расска¬зываем. После этого разговора работа пошла значи¬тельно конструктивней, вырабатывался план по выби¬ванию двери и о том, чем ещё тут можно разжиться. Никто даже не думал о возможных людях в завалах. Наверное, сознание меняется если посидеть в сырости и темноте несколько дней.

К обеду путь был свободен, но завален наполовину. Сверху услышали крики девушки.

Разбирая завал, кое-как добрались до офисного этажа. От офисов целыми осталась только одна комната, причём она была глухой – без окон. На лестнице было много дыма, но похоже горело, где то на улице. Де¬вушку мы подобрали в комнате, открыв дверь, сама она этого сделать, не могла потому, как дверь задавило обломками.

История Инги.

Инга была бухгалтером. Когда погас свет - она оста¬лась на рабочем месте. Почему осталась – было три причины. Первая причина – потому, что она не курит, вторая причина – потому, что у неё нет своей машины и третья причина – ей нужно было срочно совершить ка¬кие то там операции с банковским счетом - как только включат свет, иначе случилось бы какая то проблема, босс бы орал и т.п..

Ситуация складывалась примерно так: в офисе гаснет свет, те ребята у которых есть окна и выходят они на парковку, начинают орать и звать всех на улицу, что - там случилось страшное. А случилось там, что огромный грузовик, проезжавший мимо, потерял управ¬ление и залетел на парковку магазина, при этом со¬брав как в боулинге страйк из автомобилей. Работники магазина и близлежащих офисов имели личный транспорт, а за неимением отдельной парковки ставили машины на парковку клиентов. Поэтому, прежде всего, людей ин¬тересовало состояние их имущества. Остальные пошли за ними покурить, а самые стахановцы офисной жизни пошли за компанию поглазеть, ведь работать без света все равно нельзя. Потом были хлопки, все тряслось, а потом она попыталась выйти, но дверь не открылась. Спасло её только наличие бойлера в офисе и торт с ман¬даринами, которые кто-то принёс в честь дня рожде¬ния. Истерика у нее уже прошла и нам она досталась в полусознательном состоянии. Инга была вполне сим-патичной брюнеткой, высокого роста. Первым делом мы решили её накормить и напоить, за этим делом она нам всё и рассказала. Шефство над ней, конечно, взял Иван, он сразу стал джентльменом, пожалуй, джентльменом удачи, потому как не стали рассказы¬вать ей о задумке с кассами. Я там был на последнем месте и по возрасту и по званию, ей было 26, не заму¬жем.

Через два часа прорыв на улицу был продолжен, ре¬шили ломать стену в кабинете выжившего бухгалтера, по уже отточенной технологии. Стена поддалась, но в другом кабинете нас ждало разочарование, кроме того, что перекрытия провалились в комнату, окна тоже отсутствовали. Инга посоветовала ломать другую стену, не в бок, а прямо, там есть ещё кабинет, в нем точно есть окна.

Перекур, отдых. Стена оказалась несущей, а несущие стены в панельном доме ещё и высотном очень толстые. Если они ломали стену из гаража в склад три дня, сколько же у нас займёт эта. Пробивать начали, но потом решили отдыхать и поспать.

29 августа (К нам пришла северная лисица, потом мы узнаем, что она принесла ещё с собой полярную ночь и северные морозы.)

Проснувшись и поевши, обнаружили, что в магазине начинается полный писец, мясо и рыба с витрин на¬чинают вонять, не ясно дело с морозильниками – но им диагноз в отсутствии электричества тоже прописан. Если не выберемся - есть шанс отравиться от трупного яду, запаха и полной антисанитарии. Знакомые как-то раз оставили по ошибке мясо в микроволновке размо¬раживаться и уехали на дачу. Вернулись они только через полтора месяца – жили на даче. Жена, конечно, получила по зубам ещё на пороге, но приходя к ним в гости, через год - я чувствовал этот запах.

С такими чувствами сил у нас прибавилось, и мы стену продолбили, так чтоб можно было туда пролезть уже к обеду. Первыми на разведку комнаты пошли Иван с Сашей, а меня оставили приглядывать за Ингой. Через двадцать минут они вернулись с хорошей новостью – проход на свободу есть и на улице они не слы¬шат никакого движения, ни сирен, ни шума, ничего. Чтоб вылезти придётся ползти между плит – лаз очень узкий и вернулись они за дальнобойными фона¬рями, так как есть задымление и на улице ночь.

Отсутствовали они два часа, пришли все бледные и все в саже. Сказали на улицу сегодня не пойдём. Нужно спустится всем вниз и обсудить. Ну, что де¬лать, пойдём вниз, обсуждать – а я думаю не обсуж¬дать, а ломать кассы с деньгами. Сейчас они на меня ос¬тавят Ингу, потом отойдут куда-нибудь, их не будет, а я останусь тут с Ингой когда они уже будут просажи¬вать добытые денежки. Нет! Я не лузер, от них ни на шаг не отойду, ни на грош не поддамся.

Так я думал сначала, но когда два тридцатилетних мужика в жёсткой форме сказали мне сидеть с Ингой в дальнем конце зала, вариантов спорить не было. Они куда-то пошли, взяли ещё радиоприёмник из магазина электроники. Вот думаю, с*ки, какие мелочные, та¬кой дешман прихватили, там, в кассе, на тысячи та¬ких, а они как туалетную бумагу из туалета тащат.

Всё верно, в стороне касс какой-то шорох, скрип, а по¬том тишина, а мне сказано сидеть тут и никуда не хо¬дить - иначе голову свернут. Скрипнула дверь на лест¬ницу – вот и смылись. Ну, думаю - сдам я Вас в полицию-милицию - первым делом как выберусь, за такое отношение к напарни¬кам.

Решили через полчаса сами выбираться, всё взяли, кассы смотреть не пошёл и так понятно, что они там делали.

Лезем уже наружу - как свет в лицо, и Ваня орёт на меня кучей матов. Мое сердце в этот момент ушло и спряталось где то в пятке.

Ну, думаю или их там взяли уже с поличным и спа¬саются бегством в руины, прут назад или решили ещё ходку сделать, прихватить вместо дерьмового приём¬ника каких-нибудь ноутбуков, плазму через такой лаз не протащить.

Бить меня не стали.

Спустился вниз почти на пинках, Инга шла сама, без ускорений - джентльмены, говорю мол:

-Х*ле Вам нас тут держать, берите, что вам нужно и наши пути расходятся, а я домой хочу. Я домой хочу, и родителям уже неделю не звонил, там уже морги об¬званивают!

Потом им Инга начала угрожать и милицией и хо¬зяином магазина и плакать, а они всё молчат, пошу¬шукались и молчат.

Дальше дело было примерно так: Иван открыл бу¬тылку водки, разлил всем по кружкам, после 2-й кружки начал говорить, иногда Саша уточнял де¬тали.

- Вы простите нас с Саньком за такое. Не знали мы говорить Вам или нет. Вышли мы на улицу, а там наступил конец света. Нет, не конец света, что мы все думали про землетрясение, а полный конец всему, что мы знаем. Мы вышли, а там ночь, давай фонарём шарить во¬круг – везде пепел и сажа слоем. Сначала тоже ду¬мали про землетрясение и потом пожар, пошли дальше – фонарь бьёт не далеко, а из-за дыма почти ничего не видно. Короче все дома разрушены иногда до оснований.

Спрашиваю их и Инга присоединяется ко мне, врать или прикалываться они бы не стали. Какие приколы уже столько времени тут сидим.

-Так что случилось то?

- Не перебивайте. Сейчас выпьем и продолжу.

Ещё одна кружка пошла. Хотели отказаться - не вышло.

- Все дома разрушены, от нашего супермаркета оста¬лись только этажи до 4-го, куча развалин короче. Склад и гараж – завалены обломками верхних эта¬жей, но мало, дом как будто на парковку упал перед входом, а то, что не упало – рассыпалось как карточ¬ный домик. Думали - может метеорит, какой. Машины все на стоянке сгорели, есть люди на пар¬ковке – тоже сгорели. Практически, всё, что сверху есть или сгорело или разрушено. Видели мёртвых много. Пошли по Кропоткина вверх – там разруше¬ний больше, почти ничего нет, как бульдозером. По¬шли вниз – там разрушений меньше – только пожары, видно потому, что мы под горкой были и уцелели. Ис¬кали людей – тишина такая, что трудно себе предста¬вить, слышали только где то вдалеке выстрелы. Стреляют не часто, больше похоже на охоту чем пере¬стрелку. Пушек и танков не слышно – ничего тяже¬лого не слышно или бомбёжек. На улицах никого нет, кто уцелел давно ушли.

Продолжил Саня, а Ваня налил сам себе, выпил и начал есть закуску.

- Нам всё выяснить удалось. Бродили наверху, до са¬мого Красного дошли. Встретили мужика с тележ¬кой как из нашего супермаркета. Короче как амери¬канский бомж из фильма один в один. Разговорились с ним. Поговаривают разное. Основное примерно так: Сначала люди услышали хлопки, примерно как гром, свет везде вырубился. Даже машины встали, правда, не все - новые в основном. Дальше - хуже, начались взрывы то тут - то там, потом ядерный взрыв при¬мерно в стороне НЗХК. Взрыв слабый был, мало разрушений нанёс. Через время ещё раз, то - есть ещё один взрыв. Про то, что было потом - не знает ничего, куда бомбили и как взрывалось. Прятался он в обычной теплотрассе. Люди в панику подались, как муравьи в муравейнике, кто куда. Большая часть по¬гибла. Почти всех кто на улице был – обожгло, многие сгорели, а те, кто в первые часы бродить стал - умерли через какое то время от радиации. Сейчас говорит не опасно уже, если к воронке не подходить. А мы полу¬чается в 10 километрах от этой воронки. Тут в эпи-центре людей совсем нет. Кто уцелел - ушли. Ему кто встречался – рассказывали, как и что вокруг происхо¬дит. Информация идёт, что везде такая ерунда, удару подверглись все города, которые более- менее крупные или значение стратегическое имеют.

- Спрашивали, что нам делать. Вступил Иван.

Сказал бродяга примерно следующее:

- Ничего не делать. Все из города подались в тёплые края, сейчас массовая беготня пошла. Кто отсидеться планирует в какой-нибудь деревне, кто к родственникам поехал. Машин мало осталось рабочих, и проехать не везде можно, завалы или заторы из машин, мосты разру¬шены. Все идут пешком. В городе совсем плохо, люди озверели, убивают друг друга за еду, за машину. Ни¬кто ничего не боится. Армии в городе нет. Власти тоже нет. От нашего правительства ничего не слышно. Амба короче. Советую Вам, если совсем уж хреново станет - двигать в Академгородок, говорят - там убежище есть - здоровенное, тысячи людей там, но там как в концлагере, места выделяют, что еле сесть можно, и еды совсем чуть-чуть, чтоб только с голоду не помёр.

Мы с Ингой не выдержали и почти в один голос:

- А кто напал то на нас?

Саша:

- А кто его знает, они как то не предупреждали, когда нападали. А вообще нам рассказал мужик, что - то ли Американцы, то ли Китайцы, но вроде как мы им тоже ответили хорошо. Он сам не знает, никто тут не знает. Военные ему не попадались на пути.

Не выдержал, спросил я:

- А с Томском чего?

Ваня говорит:

- Те, кто с тех краёв мимо проходили, рассказали попавшемуся нам мужику, что Томску больше всех досталось, рвануло так, что город разметало и всё по¬горело, выживших не видели оттуда. Ещё добавил, что бомбили СХК, да так, чтоб наверняка. Четыре раза взрывали. Там точно никто не выжил. Ещё досталось Кемерово и Красноярску, тоже сильно бом¬били, но почему то большая часть взрыва в угольных разрезах рвануло. Наверное, промахнулись.

Саня:

- Теперь о главном. Нам этот мужик сказал, что работал он в НИИ каком то, название мы не за-помнили, физику нано - частиц изучал. Говорит - сейчас всегда темно стало, день от ночи не отличить. Первые два дня небо местами чистым было, а теперь сажей его затянуло. Ядерная зима начинается. Сказал, что если в убежище не пойдём, чтоб искали подвал, строили там печку и утеплялись. Скоро холод будет как на северном полюсе. Уже очень холодно для начала осени. Сам он счи¬тает, что никто не выживет, поэтому с нами не пошёл, говорит мне у вас делать нечего, я ещё максимум не¬делю протяну, а дальше всё. Он семью в завалах искал, а живет на Хмельницкого, возле самого эпицентра, облученный, говорит конец ему, уже не помочь ничем.

Я начал.

-Я на НЗХК работал, про радиацию знаю многое. Самое главное чтоб внутрь не попало, т.е. дышать на¬верху опасно, есть и пить. Если внутрь не попала ра¬диация, то снаружи облучение мало страшно. За пер¬вый день после ядерного взрыва большая часть фона ос¬лабевает, через неделю уже можно бродить по поверхно¬сти, но излучение будет, хоть и слабое. В саму воронку заходить, конечно, и через год не стоит. Завтра хочу пойти сам посмотреть.

Никто возражать не стал, посчитали, что я сам вправе принимать за себя решение.

Решили разойтись по углам. Каждый думал о своём, я слышал, как наша девушка тихонько плакала. Уснул я легко. Сон снился необычный, как будто мне на работу нужно, а я тут в подвале торчу. Грозятся меня выки¬нуть с учёбы за прогул практики, за то, что прогулял - целую неделю работы и даже никому не сообщил.

Проснулся и подумал, где ж мне работать теперь в воронке что ли?

7 день выживания 30 августа. ( - Видишь суслика? А он есть. Из армейской мудрости Ивана).

Проснулись все рано. Долго совещались. Всего ска¬занного не буду записывать. Никто из нас не пове¬сился и не думал даже о самоубийстве. У нас тут все одинокие, детей нет. Армейские дружки зря за нас боялись. Основным направлением действий придумали следующее:

1) Не допустить радиационного заражения магазина и нас самих, для чего требуется:

А. Следить за одеждой и с улицы ничего не тащить.

Б. Заткнуть максимально все щели, допускающие в помещение магазина дождевую воду, воздух и пыль.

В. Питаться пищей из закрытой тары. Пить только воду из бутылок.

Г. Наружу выбираться только если приспичит.

2) Организовать убежище, отсидеться тут ближай¬шее время пока не решим чего делать.

А. Решить вопрос с антисанитарией, для чего необхо¬димо выкинуть всё испорченное на улицу;

Б. Решить вопрос с туалетом – определиться, где и как, чтоб в своё не натыкаться (уже было).

Г. Найти место, где будет тепло при наступлении ядерной зимы и минимум радиации.

Д. Спасти остатки продуктов, создать запасы.

Е. Решить вопрос с мытьём, никто из нас не мылся со времени попадания сюда.

3) Придумать, что делать на случай десанта или прихода войск потенциального врага.

А. Достать любое оружие. Не сдаваться.

Б. Узнать кто напал и текущее положение дел.

4) Добыть рабочий транспорт.

А. Добыть транспорт.

Б. Разведать местность.

Как полагается, в лучших традициях демократии, на¬чали с самого последнего пункта в списке наших вопро¬сов. Почему так вышло – тут вариантов масса, один из них – это как вывозить продукты из магазина. Чтоб вытащить всё гнильё через верх, в лаз высотой метр и шириной метр, нам, наверное, потребуется как минимум неделя. Говорю – Нам - потому как все ре¬шили остаться тут до прояснения ситуации.

Для целей выхода на поверхность решили одеться в стиле «Постапокалипис», как полагается, в таком стиле требовались противогазы, но их не было. Оста¬лось довольствоваться только тряпкой поверх лица. Каждый решал сам, идти или нет. Я как знаток ра¬диации сообщил всем о последствиях облучения: тошнота, кровавая рвота, кровавый понос, потеря зрения, выпа-дение волос, отслаивание кожи. В совсем плохих слу¬чаях – выпадение зубов, ногтей, ожоги на коже как от огня, разложение тканей организма. Наверное, это все видимые последствия воздействия радиации на орга¬низм. Чтоб такое получить, нужно, как минимум залезть в реактор и там устроить привал с поеданием тортиков, а потом ещё танцы на раскалённых топлив¬ных сборках. Всё это лирика, нам грозило самое опас¬ное воздействие радиации – лейкемия, рак во всех его формах, нарушение иммунитета и самое главное – на¬рушение пищеварения, что самый плохой и первый при¬знак радиационного заражения. Одежду искали с умом. Оделись примерно следующим образом: В ма¬газине нашлись «сапоги охотника на уток» (так их называл грузчик Саня) короче болотники или по-другому высокие резиновые сапоги, примерно выше ко¬лен, а сверху плотная прорезиненная ткань, примерно как штаны до пояса. На себя пуховик сверху, на пухо¬вик дождевик, но не одноразовый из целлофана, а нор¬мальный летний дождевик из ткани похожей на «бо¬лонь», видно чем-то пропитанной. Лицо заматывалось плотным шарфом, через него и дышали. Раздевалку - передевалку устроили в бывшем кабинете Инги. По возвращении предполагалось, что костюм «Постапо¬калипсис» будет оставаться тут, а мы будем выти¬раться полотенцами и салфетками и переодеваться в чистую одежду. Чистую одежду принесли уже туда, каждый по своему вкусу. Оделись в «Постапокалип¬сис».

Такие четверо медвежат пошли на улицу, кое-как пролезши через узкий лаз. Сразу вспомнилась история про Винни-Пуха и Кролика, когда Винни лез к Кролику в гости, а потом застрял в дупле из-за своей жадности. В это время мы ещё ничего не пони¬мали и жадность наша, жадность равная выживанию в настоящее время у нас не проснулась. Комплект «Постапокалипсис» решили дополнить фонарём ЭРА на 4 батарейках типа D и галогеновой лампой плюс светодиодами. Фонари, по заявлению производи¬теля, били лучом на все 300 метров, о чём на коробке была большая надпись. Ума у нас хватило изучить ближайшие окрестности до мелочей. Дело обстоит так:

Здание, где наш магазин находится - разрушено час¬тично, первый, второй этаж погребён под грудой плит, большая часть плит на стороне где находится фасад, вернее находился, завалила бывший вход в торговый центр, витрины, ко¬роче все входы-выходы. Сверху торчат останки третьего – четвёртого этажа в виде обгоревших остатков плит, торчащей арматуры. Въезд на склад и соседний въезд в гараж находятся в торце здания, склад завален сильно, гараж – упавшей плитой вертикально и перего¬родившей ворота. Нам повезло. Взрывная волна по¬шла поверху здания, а мы находимся в низине, поэтому досталось только верхушке, а нас не тронуло. Причём расположение у здания выгодное, гараж, склад и ворота в склад и гараж, находятся выше уровня земли, но поскольку здание построено на склоне - уже через не¬сколько метров уходит ниже уровня земли. Сверху дальше идёт первый этаж, он начинается над гаражом и складом, и заканчивается у другого торца здания примерно верхом под уровень земли. Там же и стена построена, отделяющая парковку перед фасадом от сле¬дующего уровня соседнего здания. Через дорогу, там, где был высокий железный забор – забор свален, тор¬чат выгоревшие развалины автосервиса. Ближайшие дома, вверх по улице – полностью уничтожены, вниз – целые, кто до какого этажа, но большая часть домов выго¬ревших до основания. Самое главное – на улице холод и темнота. Побродив по округе, посмотрели на мертвецов, они ва¬лялись повсюду скрюченные в невероятных позах. На¬пример, те, которые были в обгоревших машинах - развалились на части, иногда напоминали просто угли неразличимые со сгоревшим сиденьем. Иногда видно было череп. Инга, когда увидела первого такого - сразу запросилась назад, мы её довели до лаза и отпустили. Всех Ваня с Сашей предупреждали сразу, что мы увидим. Мои ощущения были странные - любопыт¬ство, интерес и чувство как будто это всё нереально, вот откроешь глаза, и всё вернётся. Запомнился один мертвец, я подошел к сгоревшей машине и ткнул палкой дверь, мертвец за рулем качнулся, от обугленной головы отвалился кусок черноты, оказалось под ним белое мясо как обычно курицу жарят. Жуткое зрелище. До сих пор я вспоминаю этого мертвеца. Как ни странно обещанной тошноты или чего-то ужасного не было. Чувство компьютерной игры, было бы все виртуальным, если б не боль в ноге.

Задумался о родителях, до этого я о них не думал во¬обще. Судьба так сложилась. Может они и живы, выяснить это уже не удастся – может никогда – может по¬том.

Пепел падал сверху, пепел был на земле и на всех предметах, как будто - прошла уже тысяча лет, всё покрыло громадным слоем пыли. Дождь шел очень слабый, но противный. Я понимаю, что этот дождь самое опасное, что может быть – FALLOUT или другим словом - осадки, но не простые, а выпадение всей радиоактивной дряни, которая загадила наш мир во время войны. Дальше соседних домов никто не уходил, да и не было в этом необходимости. Мы не спасатели, а просто пытаемся выжить. По руинам в поисках вы¬живших никто лазить не будет. Людей не видели, в смысле живых.

Проблему с вывозом мусора стали решать сразу – Скания, злополучного водителя, стояла рядом, ключи были в машине. К машине был прицеплен большой длинный полуприцеп на трёх осях, очевидно внутри пусто, т.к. водитель только собирался куда-то ехать. Полуприцеп стоял к воротам склада задом и был полностью раздавлен плитами. Передняя же его часть, прицепленная к Скании была почти целой. Сама Скания осталась целой, но была, какой-то измученной, стёкла в боковой двери были выбиты, водителя внутри мы не нашли, зато ключи были на месте. Саня - как наш главный спец по машинам (такое прозвище он получил от Ивана, за вскрытие машины босса и не¬скольких других пока они сидели в гараже) осмотрел машину. Топливо было пол бака - это примерно пол¬тонны, потому, что бака два и они большие. Завести Сканию не удалось, что-то с электрикой не ладное. Ре¬шили, что они её заводят и оттаскивают плиту заго¬раживающую вход в гараж, а мы в это время всё пакуем в мешки и грузим в будку Кантера, ну то есть перетаскиваем в гараж через проделанный ими лаз.

Вернулись, разделись, помылись.

Снова советуемся, только теперь у нас горячий ужин. Инга молодец, да и мы молодцы. Такого насмотрелись, а есть все равно хочется.

Инга нашла туристическую плитку на газовых балло¬нах в том же магазине спорттоваров, котелок и стала варить нам еду - пока мы обдумывали коварный план.

Общим советом постановили:

Загрузить Кантер под завязку мясом, рыбой и птицей, везти это подальше и там скидывать. Весь скоропорт, который не сможем съесть, и который будет вонять – увезти из магазина. Под это попадало много фруктов, особенно бананы, было жалко, но здоровье и отсутствие крыс важнее.

С верхнего этажа, т.е. самого магазина, перенести все продукты на склад – на нижний этаж. Такие вещи как алкоголь оставили на верху – у них срок годности неограничен. Сами будем жить на складе – потому как место меньше всего должно пострадать от влияния ра¬диации.

Чтоб где то спать и жить взяли палатки и спальные мешки, быт совсем наладился, не хватало только туа¬лета. Тут выход нашли просто – в гараже преду¬смотрена ливневая канализация – туда и ходим, прямо в люк. С палатками была моя идея, за, что и получил респект и уважуху от старших.

Чтоб всё таскать было удобнее, решили лаз из гаража в склад сделать до пола и возить всё на тележках супермаркетовских. Остаток дня пробивали лаз и начали всё собирать.

8 день выживания. 31 августа. (Алина. В обычных датах смысл отпал.)

Не важно, кто, что скажет, а таскать пропащие продукты гораздо менее приятно, чем облучаться на улице и получать дозу радиации. Действовали быстро. Кантер забили битком, и ещё выстроился ряд тележек. Ребята возились со Сканией уже четыре часа на улице и вскоре пришли на обед. После обеда всё продолжилось. Скания завелась только к середине дня и Кантер совершил шесть рейсов. Разгрузке подвергся магазин, склад, холодильники склада. Нужно сказать, что холодильники ещё держали холод, и в середине продукты мы оставили «как есть» - через неделю заглянем.

У нас пополнение, в нашей команде появилась ещё девушка. С последнего рейса - они пришли втроём. С ними была девушка, 18 лет, звать Алина. Была она похожа на оборванку и, увидев свет фар, решила, что терять уже нечего - вышла на дорогу. Иван её заметил и остановился, решили взять её с собой. Девчонка была симпатичной, особенно симпатичной мне, т.к. я был самым младшим в команде. Роли стали расписаны: Я - Алина, Иван – Инга, Саша – ему не нужно, он перестал пить, как в прошлой жизни, стал качаться, искать оружие, но пока нашёл только ножи из спорттоваров и раздал всем.

История Алины была трагична. Они сидели в квартире: она, отец, бабушка, мама - уехала по делам. Дома в посиделках удар их и настиг. Выжили все, первые два дня сидели дома думали, что делать и ждали маму. На третий день, отец пошёл маму искать, пришёл только поздно вечером и сказал нужно ехать – спор, скандал, но он сумел их взять в охапку, затолкать в машину, собрать все продукты и двинуть в деревню к его родителям на юге Новосибирской области. Сначала они наткнулись на колонну военных, двигались они медленно - большая машина спереди разгребала все брошенные на дороге машины и заторы. Хотели с ними поехать, но те строго запретили и сказали, что гражданским нет места в их колонне, никто им помогать не будет – у них боевая задача. Через пару часов, вернулись домой – трасса была забита, безвыходность, военные уехали в другом направлении. Дома просидели ещё четыре дня и решили выбираться, во что бы то ни стало. Как оказалось, военные к тому времени прочистили все большие дороги. Они поехали к выезду из города, как у машины осыпалось заднее стекло, а на переднем появились трещины. Алина ничего не поняла, а отец начал гнать. Второй выстрел, уже картечью, пришёлся по машине сбоку, бабушку и отца убило сразу, машина потеряла управление и въехала в столб. Когда Алина очнулась она была в пустой машине, вся в крови – но не своей, ещё помнит как бандиты выгрузили все продукты, один долго матерился на того кто стрелял:

«Зёма, по колёсам надо шмалять, а теперь тарантас новый сам ищи. Чикатилло ядерный… Деваху рабочую завалил, вот падла… »

Ещё она помнит, как синяя рука ощупала её, забрала продукты из машины. Алина претворялась мёртвой. Дальше злодеи говорили свои планы, но она не всё смогла запомнить, говорили они на жаргоне, который восемнадцатилетней Алине был совсем не понятен. Машину толком обыскивать не стали, видимо лазить по кровавому салону они побрезговали.

Алина больше ничего рассказать нам не могла, она долгое время сидела в машине, потом пошла, куда глаза глядят, ничего не ела и не пила. Когда увидела свет фар нашей машины, подумала военные - вот и вышла. С другой стороны ей было всё равно.

Иван к ней применил анти-шоковое лекарство, как и для нас, но выпив один стакан и немного поев, Алина просто отключилась. Больше её никто не трогал, а мы занялись привычным делом.

Всё было сделано. Что нам может потребоваться – перенесено вниз, еда, одежда. Взяли несколько видеокамер, различные портативные плееры, телевизор портативный, радио. В торговом зале осталось только несколько кучек с вещами, которые вероятнее всего не потребуются, витрины, холодильные витрины, полки – расставлены вдоль стен – так вроде и в зале не мешаются и если кто через завалы ломиться начнёт, то дополнительные проблемы получит. Зал пустой, пыль вымыта. Там где течёт вода с потолка везде стоят вёдра – воду собираем и сливаем в слив в гараже, при этом получается ещё и смыв в туалете. Инга готовит теперь на кухне – там соорудили полноценный пищеблок. Обнаружилось два довольно хороших генератора на дизеле. О них знал Саша. Два бака по пятьсот литров солярки, каждый генератор потребляет примерно по 8 литров и вырабатывает 30 кВт электроэнергии. Запустили - оба работают, но сразу отрубались и на пультах загорелись ошибки. Генераторы эти сюда хозяин установил специально на случай отключения света – чтоб большие холодильники не разморозились. Как он договорился и с кем, чтоб в жилом доме, пусть и с администра¬тивными помещениями, стоят генераторы и солярка, нас уже не волнует. По идее одним можно запитать весь магазин, но есть проблема. Проблема заключается в том, что у холодильников наружу выходят радиаторы охлаждения, у этих генераторов, тоже есть охлаждение и оно выходит наружу. Там где стояли сейчас эти радиаторы, теперь груда плит и им точно настал конец. Пока решили не трогать ни холодильники – протянут они еще сколько-то, ни генераторы – пока сидим с фонариками.

Я задумался. Охлаждение можно сделать, если трубы приварить и пустить что-то типа батарей по комнате, но комната должна быть достаточно большой, а лучше если проветриваемой. Если Саша не врёт, 8 литров на час, а топлива у нас 1000 литров, хватит на неделю полноценной жизни, а я как киповец - могу всё организовать.

С радостью на душе пошёл спать. Ещё думал об Алине. Но к ней не решился подходить, даже разговаривать с ней. Боялся я одного – если она хапнула дозу радиации сверху и через неделю помрёт в мучениях. Это бы было очень обидно для меня.

Глава 3. Трусливый лев.

9 день выживания. 1 Сентября. (День знаний. Александр.)

Утро началось с обсуждения планов на жизнь. Никто пока сваливать отсюда не решил. Проблему создал Александр. Он заявил, что долго думал, всё обдумывал до мелочей (вид у него был точно, ниспавши всю ночь) и решил:

«На нас вот-вот нападут враги, будь это НАТО или Китайцы это всё равно, это могут быть и бандиты, поэтому срочно нужно мобилизоваться, укрепить все лазы сюда, найти оружие, найти мужиков которые могут стрелять и готовиться к войне».

Начать он планировал сегодня – вылазка за оружием просто нам необходима, оружие будем искать везде. Ещё он сказал, что если мы настоящие мужики - должны, просто обязаны идти с ним и защищать родину. В глазах его я видел блеск нереального фанатизма. Мне стало страшно, до этого у нас не было героев, а теперь появился. Когда где - то есть герой – лучше всего ждать беды. Как во всех американских фильмах герой один убивает сто врагов, при этом погибает тысяча своих солдат, взрывает какой-нибудь город с мирным населением. И обязательно спасает возлюбленную, иногда даже её тёщу с собачкой.

Конечно, я мало реагировал на это, меня заботила мысль, как организовать душ и из разряда бомжей перейти в разряд людей цивилизованных, от которых не воняет, в том числе и тухлым мясом и рыбой. И для душа как две составляющих мне нужно было две вещи: первая – это энергия, вторая – вода. С водой были проблемы, её просто взять было неоткуда. И самое главное - вторая проблема могла решиться только после решения первой.

Вот и первая неожиданность. Пока я крутился вокруг генераторов, ко мне подошёл Иван. Сказал он мне примерно следующее:

«Александр немного не в себе, у него проблемы, это всё из-за контузии. Лучше всего, если ты сейчас будешь с ним соглашаться и помогать ему. Но всегда отговаривайся от ходки с ним за оружием – например, говори, что нужно сначала укрепить лазы, а потом уже думать об оружии, или то, что как мы оставим девушек одних, что мы ещё не готовы идти, но завтра обязательно это вместе обсудим».

Оказалось, жизнь Александра была совсем иной, нежели я себе представлял. Служили они с Иваном не где-нибудь в Чечне, а в ГРУ, Александр был снайпером, причём не просто снайпером, а очень хорошим снайпером, Ваня был просто бойцом.

Ваня пояснил ситуацию, записываю, как я его понял.

Однажды их колонна попала в засаду, и Ваню ранило, но легко, Александра контузило. Половина бойцов погибла. Маршрут колонны сдал кто-то из своих. После госпиталя они дальше пошли служить, но в Александре, что - то изменилось, замкнулся он в себе. Ваня с ним много раз пытался поговорить, Александр говорил, что всё хорошо и на этом разговор о душевных проблемах завершался. Войска чистили лес, обязанностью Александра было засесть незаметно и сидеть «на фишке» два, а то и три дня. Задачей была разведка маршрутов боевиков и ликвидация их баз, именно баз, боевиков предлагали брать живыми и только в случае сопротивления уничтожать. Первые две недели всё было нормально, потом военные стали находить в лесу трупы боевиков с огнестрельными ранениями от винтовки аналогичной винтовке Александра. Ещё через две недели, среди местных прошёл слух о «чёрной вдове», якобы убитого русского солдата, которая приехала мстить за него и убивает всех кто заходит в лес. Никакие спецоперации результата не давали. Руководство уже перестало верить в разборки между местными, уж слишком профессионально стреляли».

Последним шагом было то, что Иван заметил, как у Александра кончаются патроны. Командир был мужиком хорошим, и списали Сашу с потерей чёткости зрения из-за контузии со всеми боевыми почестями. На гражданке он не прижился, запил и оказался тут.

Радости уже у меня было меньше. Теперь я полноценный солдат и прохожу службу в Армии по сокращённой программе. Нет, меня не заставляют чистить ботинки или полы мыть. Я изучаю реальную службу, которой, наверное, из года службы в армии – всего неделя. Саша учит меня драться, следит за моей физической подготовкой. Учит драться с ножом и бросать его. Рисует мне автомат, рассказывает про патроны и оружие. Алина присоединилась к нам, но только слушает, физические упражнения не делает, а Саша и не заставляет её.

10 день выживания. 2 Сентября. (Начинаю писать дневник уже как дневник.)

Проснулся как обычно. Можно сказать позже всех. Алина приходит в себя, вышла на обед со всеми и даже оживленно о чем-то общаются с Ингой.

Военная кафедра продолжается. Мои познания в оружии теперь больше. Если я найду ружьё - я обязательно отпилю половину ствола – так я смогу стрелять из него в подъездах, и из машины. Заряжать его буду только картечью, так попасть проще, хоть при стрельбе из обреза - энергия пули меньше – ружьё сделано так, что с него дальше пятидесяти метров стрелять - смысла нет. Да и вообще из любого гладкоствольного ружья смысла стрелять нет - если дистанция большая. Пистолет лучше всего крепить не на поясе, как у Ментов, и не на бедре, как у крутых ребят из боевиков. Лучшее место для пистолета – это живот. Такое расположение – скрытно, будут искать - не всегда найдут. Пистолет должен быть всегда с патроном в стволе – если драка, можно всегда с живота стрельнут самовзводом, даже тогда - когда противник на тебе лежит и тебя сверху, например, задушить пытается. Ещё такой вариант выгоден тем, что если ты водитель – то можешь сразу же пальнуть, если из машины начнут вытаскивать. Короче масса преимуществ. Ещё очень хорошо и даже обязательно в нынешних временах иметь маленький складной ножик – совсем маленький на пояснице – где ремень у штанов, там можно кармашек с внутренней стороны пришить. Поможет это развязаться и убежать, если связали руки за спиной. Саша так это упорно всё мне рассказывал с примерами реальных ситуаций выживания, что я тоже стал похож на параноика. Спасал в этой ситуации Иван, он - то предлагал выпить пива, то покурить, то просил Сашу, чтоб дал мне хоть время с Алиной пожиматься.

А с Алиной прогресса я не достиг, зато она потихоньку избавлялась от стресса.

Нашлось мне первое боевое задание – разведать, где можно достать оружие. Иван покрутил у виска Александру, но тот его успокоил, идти нужно только наверх, взять там компы из офиса, взять бесперебойник и подключить к нему аккумулятор из гаража. Этого должно хватить, чтоб компы запустились и какое- то время проработали. Идею эту мы придумали совместно с Ингой, у неё на рабочем ПК есть справочник, где города – Новосибирск, Кемерово, Красноярск, Омск, Томск.

Из этого справочника мы распечатаем карту, отметим все важные для нас объекты, оружие, продовольствие, топливо для генератора и т.д.

Идея прошла на УРА!

С компьютерами всё получилось, но включаться они не хотели. Как вариант – взяли ноутбук со склада, там тоже это всё было, хоть и справочник был старый, но пришлось подключать бесперебойник – у ноутбука батарея была разряжена, а новой такой батареи взять было негде – аппарат старый.

Очередные коллективные посиделки, чувствую, что открутиться у меня не получиться, придётся идти за оружием, припасами и топливом. Получилась как обычно в русских сказках, вроде всё хорошо, а чего - то не хватает. А не хватало нам как раз трёх вещей – оружия, топлива и еды. Наверное, задумаются люди – почему еды, какого хрена еды? Тут всё просто – не смотря на внушительные запасы магазина, у нас было всё и очень много. Но из этого много в настоящем количестве отсутствовала тушёнка и все консервы. Их было мало, да и кто будет в магазине хранить столько консервов – не ходовой товар. Было много круп, муки, сахара, но это всё нужно готовить, храниться недолго, нужны условия хранения. А ещё мы боимся крыс, действительно боимся, Саша с его паранойей весьма предусмотри¬телен и знает истории про большие склады, когда тонны продуктов идут в негодность. Да и тут он грузчиком был – склад по его специальности.

Остаток времени, причём довольно много, посвятил себе и своей экипировке. Нашёл отличный смартфон с навигацией, вай-вай, голубым зубом и прочей ересью. Экран целых пять дюймов. Набрал карточек по тридцать два Гб, будут у меня как хранение музыки, фильмов, книжек и всего, что было в прошлой жизни. У смартфона есть клавиатура, а это значит, что хоть и неудобно, но можно что-то печатать. Ещё добыл красивый ноутбук Самсунг, очень маленький, но с дисками и написано, что держит двенадцать часов. Для дневника не подойдёт. Зато смартфон будет держать заряд очень долго, ведь теперь на связь выходить ему не требуется. К ноутбуку ещё две батареи от таких же собратьев, к телефону – пять, они лёгкие и носить их не проблема. Всё это дело будет заряжаться от устройства под названием аутдорпавербанк. В него входит 4 батарейки АА, а на выходе получается зарядка, хоть телефону хоть ноутбуку, оно ещё и крылышки раскладывает и от света может заряжаться. Я так понял, что потребуется, наверное, неделя минимум чтоб зарядить ноутбук от этого устройства. Четыре щелочных батарейки хватило на треть зарядить ноутбук – не густо. Ставлю себе в смартфон все карты навигации, которые только есть на дисках в магазине и справочники – обо всём. Слава богу - есть нормальные справочники на дисках, которые делают и с целью установки на смартфоны.

Досталось и экипировке костюма «Постапокалип¬сис», теперь на ремень подвесил – мультитул – кусачки, плоскогубцы, ножик, пила, открывалка – всё в одном – дешевая китайская дрянь, но может пригодиться если что-то где то перекусывать, например колючку. Поскольку мы живём в режиме круглосуточной ночи – нужно найти экономное решение в плане освещения. Прожектор жжет батарейки за четыре часа, на светодиодах - за ночь. Нашёлся маленький фонарик под одну батарейку типа АА, может на щелочной батарейке работать двое суток и светит своим светодиодом мощностью в пол вата - всё написано на коробке. Довольно не плохо, сколько там ватт не понятно, но сорок часов реально отработал, только вот после первых двадцати - раза в два тусклее, чем сначала. Работает – проверен за предыдущие дни – в рюкзак четыре штуки. Налобный фонарь, примерно такое же решение – в рюкзак два штуки. Батареек килограмма четыре типа АА, старался только литиевые брать, и типа С четыре комплекта для фонаря-прожектора. Ножики – складной маленький за штаны, как учил Саша, в потайной карманчик. На пояс - большой туристический, на лямку рюкзака большой туристический. Подгрёб себе котелок на два литра, газовую плитку – маленькую и лёгкую, одиннадцать баллонов к ней, подумал и ещё взял маленькую горелку – одевается сразу на баллон. Флягу, почти армейскую на восемьсот мл. А самое главное - нашёл хороший туристиче¬ский рюкзак на девяносто литров и его можно делать меньшим объемом, хороший спальник, сложил все вещи в рюкзак, обмотал его в дождевик и унес к себе в палатку. Оставил только телефон и ноутбук хоть как то себя развлечь.

Подошёл Иван и был у нас странный разговор.

- Ты хернёй не майся.

- В смысле?

- Ну я же вижу куда ты собираешься и как. У тебя вещей перебор – если пойдёшь то через два километра устанешь и сломаешься, а ещё ведь тебе еду нести с собой. И ещё одно – вижу плитку ты взял и котелок – молодец, подскажу ещё одно решение – чтоб попусту газ не жечь, есть решение – возьми термос литра два. Крупу поваришь немного, потом в термос – она там и дойдёт. У тебя и так баллонов этих мало, а если без термоса варить тебе даже на неделю не хватит. И подумай ещё, я б советовал тут отсиживаться до выяснения хотя бы, Саша сейчас два дня обдумает про свою армию и успокоиться, никуда мы воевать не пойдём. А ты если домой рвануть хочешь то не факт, что дойдешь, реально в день делать по пятьдесят километров пешком. Для нас с Саней во время службы это было трудно, но реально, посчитай, сколько будешь ты идти, пусть неделю. За неделю, знаешь, сколько всего может произойти?

- Понятно, попробую термос найти, пока никуда не пойду. Тут точно буду, ну и как ты понимаешь, вроде за Алиной присматривать нужно.

- Понимаю. За Ингой я уже присмотрел….. Ну всё, спокойной ночи, завтра идём.

- Спокойной, а я тут похожу ещё.

- Да и ещё момент, Серёг, я смотрел, как ты собираешься. Поверь, долго наверху не протянешь, одни твои вещи – ерунды набрал. Фонарики, игрушки всякие. Лучше сидеть с нами тут.

Пошел, взял термос, стал думать о том, какую еду брать. Пока думал о еде нашёл в магазине спорттоваров очки лыжные, искал прозрачные – кое-как нашёл, слегка с голубым оттенком стёкол. Задумался о том, что мне ещё бы и лекарств нужно, а вот каких, Инга вроде разбирается во всём, ну и на смартфоне энциклопедия есть – домашний доктор, нужно изучать. Подумал – пока хожу, надо второй рюкзак взять такой же – протестировать, как с ним сходится и чтоб основной радиацией не загрязнять.

Теперь я если пойду – настоящий Сталкер.

Алина занимается своими делами, к ней не лезу. Ваня, Саша, Инга прикалываются и пьют. Вернулся в палатку, проигрался с хай-тек игрушками и лёг спать.

11 день выживания. 3 сентября. (Самурай)

Завтрак был шикарный, наверное, такой дают тем заключённым, которых ведут на расстрел и они загадывают последнее желание - как поесть. Бекон, яичница, сыр, жареный лучок золотистый. Для себя я точно решил – пока не съели весь скоропорт я буду в команде и обязательно тут харчеваться. Вспомнил я, как тащил большие пакеты домой, до квартиры. А уже в пятницу есть было нечего. Вот если я понесу такие большие пакеты сейчас - я буду очень уставать. А что через неделю? Самое главное вода – её снаружи много, но большая часть радиоактивна. После завтрака и планёрки решил положить самый маленький фильтр для воды в рюкзак и четыре сменных фильтра к нему. Хоть какая-то система для фильтрации воды.

Подумал и решил взять с собой мачете из спорттоваров. Вдруг нападёт кто. Конечно, Ваня угорал надо мной – ты уже на войну собрался? Американцев уничтожать пошёл? Саша отнесся к моему аксессуару более серьёзно, даже похвалил, но сказал если и будет драка – смотри, куда замахиваешься, а то нас с Иваном в первую очередь угробишь - своим мечём. Теперь я стал «самураем». Так дружно меня все называют.

Я уже привык к отношению со стороны Саши и Ивана. Они относились ко мне как к ребенку. Изначально я рассчитывал общаться с ними на равных, но мне это все больше и больше не удается.

По плану поход за оружием должен состоять из посещения двух самых близких мест – магазинов Егерь и Охота, находятся они недалеко от площади Калинина. От нас это в двух шагах. Поедем втроем: Я, Иван и Александр.

Магазин Егерь. Видим стелу с надписью «победа», сохранилась отлично. Роял Парк. Впереди здания карандаши – они очень были похожи на карандаши, теперь развалились до середины, полностью выгорели. Справа от нужного места остатки здания пирамиды. Выгорело полностью.

Вместо оружейных магазинов нам попался торгово-развлекательный комплекс Роял Парк. Наверное, если меня завалило в нём, я бы был очень рад, даже скорее наружу не просился или только через несколько недель. Тут бывали все из нас троих и примерное расположение – что, где мы уже знали. Наша цель – нулевой этаж, там большой супермаркет с едой и если уж людей больше нет, то Кантер мы загрузим по максимуму. Будем брать только консервы и то, что не портится очень долго. Я бы мог сказать, что это нам совсем не нужно и что у нас всё есть, но Саша вынашивал мысль, как соберёт со всей округи бедолаг, которые ещё остались живы и сделает с них Армию и пойдёт эта Армия Великую Русь освобождать, как мы понимаем Армию нужно кормить. Кормить нужно Армию всегда, даже когда нет никаких боевых действий. Как кто-то говорил – кормить нужно свою армию, если не хочешь кормить чужую…. Эх.. Золотые слова. Я так понимаю, Александр, гражданского населения, с мирными целями, в нас не видит. Не то, чтоб я за мир во всём Мире. Я воевать готов только при необходимости, а не специально искать проблем. А чувствую, с Александром мы их найдём. План следующий – оружия мы явно пять тонн не наберём для загрузки нашего судна. А вот пять тонн консервов, переживших ядерный удар, тут может быть. К тому же радиации минимум – помещение в подвале фактически. Вторая цель – вытащить все медикаменты из аптеки из того же подвала.

Внешне, торговый комплекс был раньше красив, отделан синими стёклышками, имел неправильную форму, парковку прямо с Красного проспекта. Теперь то, что мы видим, выглядит скорее как поеденный труп, чем былое величие. Стёкол нет, витрин нет, перед входами на парковке куча всего в разброс – видно тащили всё, а потом выбрасывали не нужное. Ощущение, что здание как то покосилось. Заходим, шаркая битым стеклом и валяющимися банками. Темнота пугает. Осматриваем вход. Не хотелось бы нарваться на банду убившую отца Алины. Нержавейка и хром отсвечивают со всех сторон. Свет от колонн покрытых нержавейкой нас слепит. Тишина как мёртвая. Никто, нигде. Повсюду царит хаос. Подниматься на верхние этажи мы не стали, противоречит времени и цели визита. Сейчас у нас нет времени высматривать дорогие марки шмоток – а я бы взял себе часы, возможно даже механические, хоть и ненавижу, что-то подзаводить, всегда забываю. Кругом стекло, на полу валяется очень большой телик, кто-то видно прошёл по дисплею и не один раз. Кому только могло взбрести в голову его утащить, ну это же глупо! В мире, где электричества не будет ближайшие лет десять, тащить телевизор? Скорее всего, его прежний хозяин понял свою ошибку, признал и бросил этот ящик. У других, кто всё-таки утащил себе вместо еды, холодильник или стиралку возникают проблемы. Хочется кушать – открываем свежеукраденный холодильник, а там – пусто, возможно инструкция. Инструкцию употреблять в пищу - не самый лучший вариант.

Продвигаемся медленно. Осматриваем всё тщательно – в основном шмотки. Манекены смотрят на нас, становиться очень страшно. Если у меня было бы ружьё, я от страха снёс бы всем манекенам головы. Почти как люди. Прям вот-вот ближайший заговорит, начнёт нас ругать за нарушенный покой. Дорогие бренды теперь не стоят ничего.

Почти у самого входа к нашей заветной цели нашли Костю. Его история настолько необычна, что даже трудно поверить. Рассказать нам он успел совсем мало. Помер по дороге в наше убежище, и мы его скинули с машины, без всяких почестей.

История Кости.

Они были двое соседей, как началось – отсиживались дома, из всего подъезда выжили только они. Оба работали на заводе, мужикам тридцатка с лишним. Семьи остались в завале. С горя как то быстро объединились, пили четыре дня. Когда спиртное, взятое с соседнего ларька – кончилось, немного остыли. У тех, кто встречался на пути, узнали, что Американцы без предупреждения и объявления войны на нас напали. Решили брать оружие и идти воевать за своих родных. В магазинах, куда мы собирались, вычистили остатки. Им удалось вскрыть ящик-сейф в магазине Егерь, где хранились ружья и немного боеприпасов, остальное всё давно растащили. Второй магазин был уничтожен и разграблен. Оружием они разжились, теперь остался транспорт. Вот, как раз в Роял-Парке есть автосалон подержанных машин, машины находятся в таком месте, где должны сохраниться. Пришли в Роял-Парк сразу двинули за едой. Уже начали набирать, как на Артура бросился Лев. Они не поняли, был ли это Лев или Тигр, или ещё какой хищник. Короче Артура зверюга утащила в темноту, а Косте досталось когтями по животу. Теперь Костя второй день истекает кровью и не может ходить. Надеялся, что застрелит эту тварь, смог достать и зарядить одно ружьё. Он ещё долго слышал, как зверюга ходила по зданию, слышал, как она поедала Артура. За ним зверь собирался прийти - не рискуя, когда Артур умрёт. Для нас не было загадкой, откуда этот зверь – рядом зоопарк но, сколько их, и тут ли он до сих пор? Нам досталось два баула с ружьями от Кости. Мы, не медля, зарядили каждому по обычному ружью, рассыпали патроны по карманам. Мне досталась горизонталка двенадцатого калибра. Остальное оставили под присмотр потенциального мертвеца. Иван, как только отошли - обозначил, что Костя не жилец и протянет недолго, крови потерял он много, раны такие в простых условиях не лечатся. Операции нам делать негде. Константин был настоящим мужиком и охранял оставленные сумки.

Дальше мы уже шли на сафари, а не за продуктами. Я, если честно, боюсь в темноте стать тоже одним из продуктов в магазине. За углом, нашли Артура, точнее его останки, он был съеден полностью, по костям и не скажешь, что это человек. Меня замутило, очень сильно. Сразу заболела нога, даже занемела. Как-то покойников снаружи было видеть привычнее и приятнее.

Ходили два часа, зверя не нашли, наверное ушёл. Загрузились продуктами и двинули к выходу. Возможно, мы бы могли сразу рвануть назад с Костей без похода по магазину, перевязать его, помочь как то. Загрузили Костю в машину. Иван занял жёсткую позицию. Если хотим жить – он умирает или выживает, но даёт нам шанс, подарив оружие и дождавшись пока все загрузим. Если хотим умирать - можем ложиться вместе с ним. Такие раны мы вылечить, не способны. Саша был больше на моей стороне и предлагал ехать назад, пытаться спасти Костю с помощью Инги. Ведь мужик разделял его взгляды на мир, да ещё и сообщил нам потенциального врага. Мужик для Саши был героем, им и останется. Когда вернулись с первой партией еды – мужик уже умер. Продуктов осталось очень мало, брали все консервы – даже стрёмные, типа салата морской капусты и кильки. Была и икра. Консервами натаскали половину грузовичка. Остальную половину грузили водой. Брали всё – минералку, обычную воду в пятилитровках, газировку, даже вино. Через час упорного таскания, совсем забыли про зверя. Зверь не спешил появляться. Решили, если такое дело, нужно посмотреть, что тут за автосалон и что там можно взять хорошего.

Автосалон нам подарил новый дизельный двухсотый Крузак, фантаста - машина. А мне автосалон как персональную премию за лишения в суровой жизни выдал кроссовую Ямаху. Мотоцикл был хорош- четыреста кубиков, дисковые тормоза, резина кроссовая кубиками, а самое главное - есть фары. Завёл – работает. Кое-как затащили его в кузов Кантера. Решили если поедем сюда второй раз – заберём второй такой же Крузак. В автосалоне были и другие машины – но мы руководствовались разумностью и практичностью, поэтому не стали брать понтовых. Оранжевый Хаммер оставили тем, кому он действительно нужен, а нам прожорливая громада не нужна, в которой совсем мало места по сравнению с Крузером. Я думал сюда наведаться, даже если буду один.

Самый главный вопрос меня мучил – что дальше с дорогами. До площади Калинина было видно – дорогу расчистили тяжёлой техникой, все машины смяты и стоят по углам. Проехать можно. Асфальт покоробило сильно и если ехать на легковой, то можно соскрести днищем дорогу или застрять намертво. Я уже обдумывал план действий совсем отдельный от плана моих друзей по выживанию. Я поеду к морю на юг, как можно будет ехать и начнёт теплеть. А сейчас буду со всеми. Обратная дорога была ничем не примечательная, я ехал в Кантере, словно переживая за свой главный груз. На мотоцикле я и планировал совершить свою поездку. На машине будут проблемы с дорогами – не везде ведь расчистили, тут чистили, потому что есть, что можно взять, а может быть спасали людей и дали дорогу жителям города. Так тихо на улице, как будто все вымерли. Ещё я увидел снег, раньше я его не замечал. Всё смешивалось и падающие снежинки, и пепел, теперь было понятно, что это снег. Снег ещё не ложился слоем, а таял. Ночь от дня отличалась слабее, чем в первый день выхода наружу. Солнце почти не показывалось. Холод потихоньку отвоевывал у нас позиции.

Когда приехали - делёжка оружия была простой. Мне досталось не так много – вертикалка двенадцатого калибра ИЖ-27 вроде как спортивная, помповый дробовик ИЖ 133 с возможностью зарядки 10 патронов и одного в стволе тоже 12 калибра. Самое главное я не понимал - чем спортивное ружьё отличается от обычного ружья. Оказалось патронами, спортивное выдерживает большее давление и более точно изготавливается. Два пистолета Макарыч с кобурой и всей атрибутикой, кучей патронов. От них было мало толку, они были травматические, зачем их только брали два соседа. Патронов к ружью мне перепало двести штук, это было много. Двадцать патронов разрешили мне потратить на то, чтоб стрелять научился. Оказывается, патроны двенадцатого калибра бывают разные. Саша мне объяснил - отличаются они длиной: начиная от шестидесяти миллиметров и дальше идут до восьмидесяти девяти. В ружьё заряжаю строго длиной семьдесят шесть. В помповый дробовик входит либо восемь – восемьдесят девять либо десять семьдесят шесть. А вообще дробовик стреляет любыми больше семидесяти. Из моих двухсот патронов было сто сорок ассорти – семьдесят шесть называются магнум и сорок патронов картечных российских и дробь. Тир сделать нужно в торговом зале магазина. Стрелять на улице запрещено – т.к. привлекает внимание. Моё личное имущество теперь стало ещё больше. Иван показал, как обращаться с дробовиком, такой в точности у него был на прежней работе, когда он охранял склад с алкоголем.

Ещё оставалось восемь ружей, четыре похожих на автомат Калашникова, но назвались Сайга, были тоже дробовиками, но стреляли какими - то мне не понятными патронами – калибр назывался .410, но был, наверное, в несколько раз меньше двенадцатого. Нарезного оружия не было совсем. Патронов было всяких разных, в том числе и шестнадцатого калибра, его вместе с каждым ружьём отдали девчонкам (Как сказали Саша и Иван – отдача у него меньше чем у двенадцатого).

Из последнего, что мне досталось, был простой бинокль и сигнал охотника. Сигнал охотника это ракеты, выглядит это как авторучка, а к ней прикручиваются сменные гильзы, каждая своим цветом.

После делёжки этого самого оружия – за чем и шли, пошла разгрузка еды. Это было утомительно. Если я и устал при загрузке, то теперь вымотался вдвойне. Всю технику загнали в гараж. Из гаража выгнали все машины, кроме хозяйской – такого же Крузака как наш, только на бензине. Ключей у нас к нему не было, а завести его без них мы не умели, решили оставить на запчасти. Ещё три машины – Логан, Камри и новый Лексус седан, марки не знаю, были отправлены на улицу, подальше от магазина и оставлены в разных местах. С них мы слили всё топливо, сняли аккумуляторы. Хотели колёса, но решили не возиться.

Наступил вечер, я разжился газовой лампой и теперь сижу при её свете в палатке. Мой командир (Саша) запретил мне прикасаться к ружьям, хотя я и так к ним боялся прикасаться. Зато разрешил стрелять сколько угодно наверху в торговом зале с Макарычей, даже с собой Алину советовал взять. С Алиной мы расстреляли в тот вечер патронов по пятьдесят по пакетам с прокисшим молоком, пустым банкам, да и просто в картонные коробки. Я попробовал себя в роли Рембо – стреляя с двух рук одновременно. Ковбой был с меня никудышным. Получалось стрелять с одной руки гораздо точнее и быстрее.

С Алиной дела не клеятся, я ушёл спать.

12 день выживания. 4 сентября.

Сны снились отвратительные. Повторился тот же сон про прогул работы. Потом снился сон, как будто нас ищет полиция за грабёж в торговом центре, а я скрываюсь в подвале с террористами.

Проснувшись, заметил, нога совсем не болит. Могу ходить нормально, только чуть прихрамывая. Это хорошая новость. Плохая новость посетила меня на завтраке (и хорошая она была тоже). Мы замерзаем, вода с потолка в торговый зал перестала капать. В помещении холодно. Возможно, будет похолодание снаружи и до – шестидесяти,- семидесяти градусов, сколько оно будет длиться - никто не знает. Вспомнили профессора, встреченного в первый день вылазки - он говорил, что все вымерзнем. Чтоб согреться нужно, придумать план по обогреву.

У меня план был готов. Обогрев – запустить генераторы для обеспечения электроснабжения и ими же отапливаться. Вместо радиаторов разбитых плитами снаружи, пустить трубы с самыми простыми алюминиевыми радиаторами, взятыми в стройматериалах. Трубы взять металлические или медные.

Потребуется много антифриза или тосола, куча труб, сварка, алюминиевые радиаторы, чем больше, тем лучше. Ещё нужно топливо и сделать дымоход. Кроме этого можно сделать печку и натаскать дров.

Дымоход от дизель-генераторов вывели наружу самым хитрым способом. Выхлопные газы должны были выходить, где то под плитами и на поверхности даже будет не понятно, что за дым, горит что-то или работает. Ещё нужно топливо – с топливом проблема. Нужна солярка. А её взять можно только со Скании – пол тонны точно, с наших машин литров двести, а ещё нужна вылазка за заправщиком.

Дальше уже всё делали Саша и Иван, они вооружились двумя сайгами .410 калибра, решили ехать на Кантере – а потом его бросить.

Назад они вернулись и на Кантере, и на Камазе с цистерной. Камаз встал самым первым к стенке в гараже и в цистерне почти тридцать кубометров солярки в трёх секциях одиннадцати метрового полуприцепа. Я ликовал. Даже если нужно будет греться, топлива нам на Крузер и Кантер хватит долго. Во второй раз они уже вернулись поздно ночью и приехали на двух обычных Уралах, причём новых с лебёдками и простым бортовым кузовом сзади. Один был гружен утеплителем по типу пенопласта, только розовый по самый верх. Утеплитель такой я видел, им обычно отделывают здания, когда делают фасад – дорогой утеплитель, чаще используют стекловату или по-другому – минплиту. Второй Урал был гружен всем, что нам требовалось – маленький генератор на 10 квт 3 штуки, сварочники, болгарки, куча инструмента, канистры с антифризом. Подготовились серьёзно. Совсем не далеко повезло им найти Автобазу. Иван знал, где находилось, какое-то автохозяйство – «Автобаза 3». От нас это было вверх по Крапоткина и сразу на Трикотажной искомая автобаза. Там разрушения были значительно сильней и домов уцелело мало, особенно были дома в большинстве старые и развалились бы сами – только дунь. Гаражи Автобазы уцелели – там были и Уралы и Камазы и краны всякие, там же они взяли и цистерну с топливом. Уралы пригнали, потому, что ими управлять умеют и чинить – в армии научились.

Техника, которую брали, стояла в масле – т.е. не пылинки. Наверное, им бы было хорошо отправиться на месторождение, но сейчас им была уготована судьба зависнуть у нас в гараже, как наши боевые единицы. Только тягач был с небольшим пробегом.

Рассказали немного об окружающем мире – ситуация не радовала. Встречали много мародеров – с кем говорили, кто убегал, от кого-то им пришлось бежать. Из города все ушли, теперь, кто очнулся, что бежать поздно, начинает хватать всё что осталось, и уже телевизоры и ювелирные не грабят. Тащат еду. На нас смотрели как на идиотов, когда мы грузили утеплитель со строительного магазина.

Народ укрывается по подвалам. Много просто беспредельных банд, когда ехали на Кантере их обстреляли из частного сектора, там много коттеджей в них кто-то живёт. Снаружи делать нечего. Людей оттуда с собой не брали, боялись, что облучённые все. Некоторые выглядят совсем плохо – лица как будто оплавлены.

Вход в гараж решено было замаскировать – снаружи положили кусок соседнего забора из оцинковки, вроде помятый обгоревший такой кусок, как будто, так и был, подкинули камней, прижали снаружи Сканией – никто не догадается, что дальше есть ворота. Второй выход, заложили изнутри камнями, выйти легко, но если полезть снаружи – натыкаешься как бы на завал.

13-14 День . 5-6 сентября.

Делаю генератор вместе со всеми. Всё сделали, запустили. Я прокладывал проводку. Теперь у нас светло и тепло, а ещё смотрим фильмы на двд, круто, играемся в приставку. Уралы полностью разгрузили.

Саша забыл все свои воинственные дела, только мне рассказывает, как стрелять с ружья как его разбирать и чистить, заряжать. Сегодня даже стрелял первый раз – ощущения не забываемые. Отдача из помповика и ружья примерно одинаковая. Помповик и ружьё усовершенствовал – поставил фонарики с 6 сверхсильными светодиодами, а по центру лазер. Питаются от одной батарейки размера АА. Пришлось ради этих целей набрать ещё батареек в свой рюкзак. Крепление взял от китайского велосипедного фонаря – вообще это крепления для руля, а не для ружья, но когда их двое прикручиваешь, смотрится солидно. Лазер указывает вполне точно. Саша даже задумался такой фонарь поставить на сайгу – но не придумал крепления.

Ещё потренировался с кобурой – на живот, как говорил Саша – не подходит, одна на живот, вторая на бедро и цепляется за ремень. Ещё мне рассказали, что в этих пистолетах в дуле стоят какие-то зубы – разобрал и действительно. Кто-то додумался в дуле вставить небольшие перегородки путем смятия дула, выломать их сложно, думаю, как высверлить – наверное, при этом мощность выстрела увеличится.

Провёл инвентаризацию всей экипировки своей. Рюкзак, если без хавчика, вполне подъёмный получается. Вот так сажусь на мотоцикл и даже не тяжело. Мотоцикл, кстати, превратился в аттракцион для катания по первому этажу – магазину. Обычно катаются Саша и Иван, особенно с Алиной или Ингой. Переживаю за технику. В отношениях с Алиной я преуспел. Можно сказать, что мы вместе. Она теперь читает мой дневник и пишет свой, но скорее для прикола. Ещё две ночи очень хорошо спал, ничего не снилось, высыпался хорошо. Даже палатка кажется теперь родным домом, о близких, знакомых и родителях совсем не думаю.

15. 7 сентября. Пятнадцатый день заточения. Сегодня потеряли всех.

Нам стало скучно, решили объехать город, возле здания нашего магазина оставался Крузер. На нём впятером и отправились искать приключений. Дороги хоть и заметало снегом – они были накатаны. Решили, если уж всё снегом заметает, что лучше разжиться нам квадроциклом или снегоходом из автоцентра в Роял Парке. Ключи Иван спрятал в помещении автоцентра при первом нашем визите. Саша за рулём, я рядом с ним, сзади Ваня в «малине». Вооружены и очень опасны. На дорогах были видны следы машин, но самих машин мы не видели, иногда мелькала фигура на горизонте. Видимость была очень плохой – темнота была сильнее, чем ночью. Луны на небе видно не было никогда. Когда солнце выходило – на улице наступали сумерки, никакого рассвета, так началось примерно через неделю после апокалипсиса и усиливалось до сего времени. Когда подъехали почти к воротам Роял Парка, решили подъехать задом, загрузить каких-нибудь ещё вещей в багажник.

В это время по нам открыли огонь. Я бросился вниз, чуть ли не под сиденье пассажирское залез, поэтому не видел, что происходило. Только слышал. Всё зазвенело, мотор заревел, но ехали мы по ощущениям боком, а не как обычно. Сколько ехали - не знаю, я задыхался от адреналина. Когда мы остановились, Ваня, Инга, Алина были уже мертвы. Писать об ужасе и сожалении которые я чувствовал смысла нет. Иногда перечитываю дневник, и этот момент хочу забыть. Забыть навсегда. Вот так вот и съездили за покупками в магазин. Машина испорчена, задние колёса пробиты, стёкла все расстреляны, зад у машины тоже весь дырявый – наверное, дробью стреляли. Забрали оружие покойных. Посадили Ивана за руль, как будто он вел. Если будут искать, подумают – было трое. Машину решили бросить подальше, а сами украдкой добрались до нашего убежища. Саша, на мой взгляд, был более разумен, чем до этого. Он решил, что нас тут рано или поздно найдут, а если найдут, то атакуют и выбьют. Генераторы перестали использовать. Саша решил укрепить ворота. Потом, немного подождав, ехать отсюда. Для меня это решение было только проблемой. Он сам не знал, куда ему ехать, но думал, что где-то там найдёт себе применение.

Продолжение следует...

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 145
Комментарии

Ждем оценок..

Интересно! 9 баллов.

"Я не знаю, чем будет воевать человечество в третьей мировой, но в четвертую-камнями и палками" - Альберт Эйнштейн

+10 , очень интересный рассказ в для этого стиля.

Рас такое дело, буду потихоньку перекладывать сюды. Выкладываю ещё на самиздат (Автор Без Имени), обычно новые части появляются по выходным-суббота воскресенье пока до 40 + дней продержался.

шикарно написано.не вздумай бросать!!!

Правда неплохо, развивай ждёмсссс!

+9

мне нравится такой стиль, но с радиацией не ясно, и кто такой(такая) дороти

Дороти - сказочный персонаж из сказок про страну "ОЗ"

Пиши еще! Алину немного жаль.

Мне понравилось , что ты держал интригу что же на самом деле произошло в супермаркете.

Написано хорошо, ждем продолжения. 9 из 10

Интересно. Атмосфера БП: руины и злые человеки в наличии.

Ляпы попадаются, но ниже червонца не поставлю. 8)

10. подобного не встречал на сайте.

В общем то это называется фанфик, когда пишешь во вселенной Доронина. Оригинал называется "Черный день".

Возможно, Вы правы. У меня совпадает с произведениями Доронина дата БП и слухи от профессора о возможном убежище в Новосибирске. На этом совпадения заканчиваются. Так Вы, Дмитрий, читали "черный пень" моего производства?

Если нет, тогда ГГ идет к Вам :)

Как бы до момента где охранник начал рассказывать что там снаружи, было очень интересно. Потом за чередой всплывших ляпов началась обычная жвачка. Хотя и очень неплохо написанная. От меня 9. Буду читать дальше.

Принимайте участие в создании, с 4-й части все действия героев подконтрольны читателям.

Не советую так поступать. Ты сам должен выбрать образ своего персонажа, придумать ему характер и создать личность. Если все будут советовать и говорить какими хотят видеть будет каша а не герой. Из этой главы вижу его обычным беспретензионным пацанчиком. Если в следующей главе он дохлик а в следующей уже будет бегать с пулеметом это будет влиять на правдоподобность.

Многоуважаемый ABI. Повесть или рассказ, не знаю как и назвать, мне очень понравился. Прочитал всё. Ну да, есть определенные совпадения с Черным днем, который в общем то является шедевром.

Вы пишете, что у вас совпадает с произведениями Доронина дата БП и слухи от профессора о возможном убежище в Новосибирске. На этом совпадения заканчиваются.

Позвольте с Вами поспорить. Действие у Вас идёт в Новосибирске, характер разрушений города совпадает, совпадает кроме даты ещё и время суток, в которое случился БП. Совпадает способ нападения – сверхвысотный термоядерный, который сжёг импульсом электронику, но больше никаких проблем не причинил, вслед за ним обычные ВВ в разных частях города, потом воздушный и наземный термоядерные. У вас так же как у Доронина Новосибирск остался без всякой власти. Те же сверхмощные в Томске или где там.. Сверхмощные термоядерные в каменноугольных пластах. Так же способ атаки как и у Доронина – уничтожены все населенные пункты населением свыше 100 тыщ. В населенных пунктах с населением меньше – беспредел и безвластие. Реальную помощь пострадавшим у Вас, как и у Доронина, оказывает только МЧС. Большое внимание Вы уделяете 40-му дню («40 дней спустя Доронина»). Время наступления ядерной зимы то же совпадает. Так что Ваше произведение всё же имеет полное право называться фанфиком на Черный день Доронина.

Спорить не нужно :) Я не против если это называться будет фан фиком, даже приятно.

Небольшие уточнения, план совпадает с

http://ultimaguardian.livejournal.com/101569.html

Про ядерную зиму описание совпадает с трудами наших мозгачей и мозгачей импортных считавших пространственно-временные модели.

Части буду выкладывать теперь пореже, но с большим содержанием т.к. понял, что маленькими кусочками не всегда читатель может уловить смысл.

Сегодня придумал окончание произведению достойное первой и второй части.

Хотел узнать, люди читают книги, и бывает такое, что надоедает т.е. начинается однотипное туда-сюда, тут чё то сделал, там что-то сделал и т.п. и на все 300 страниц, я такие книжки обычно пролистываю или наоборот только вроде расшевелился ГГ как уже конец.

Вот хотел бы узнать золотую середину по мнению читателей?

Продолжение будет не раньше выходных.

вау. Читается отлично. Мужик с тележко - рулит :)

Потребуется много антифриза или тосола, куча труб, сварка, алюминиевые радиаторы, чем больше, тем лучше

...резиновые патрубки на хомутах+дальше идет разводка металопластиком на сгонах к радиаторам. Не нужно сварки.

Топливо. Отработка с двигателей, коробки передач, мостов, гидроусилителей, цилиндров с техники. Можно такжен использовать растительные масла. Если найти неприхотоливый дизель от трактора. Хотя вообще для этого есть спецовые котлы.

ГАз. Газобалонное оборудование, в нем газ.

В дополнение к этому можно топить покрышками. Дерева не густо, а покрышек - должно быть валом, только их нужно заготавливать :) А также в супермаркетах и на заправках продают уголь, дерево для шашлыка.

Также нужно собирать жидкости из малярки. Теже растворители, олифы, обезжириватели (таже "калоша" по сути бензин), жикость для заправки зажигалок.

Полиэтилен - великая вещь. Продается в садовых и стоительных магазах. Предотвращает утечки теплого воздуха, и попадания осадков. Можно легко укрыть в несколько слоев все помещение, отгородив теплые зоны.

Можно юзать поддоны со складов вместе полиэтиленом, и при помощи мебельного степлера и скотча легко сооружить теплые перегородки. Остатки поддонов - в печку :)

А уж если найти поликарбонат, или конструктов теплицы из него же - это вообще джек-пот. Фактически внутри супермаркета можно даже овощи выращивать (в садовых магазах семена и земля с удобрениями запечатаны). Был бы свет, тепло и вода. Самый большой косяк как раз с водою. НО! Ее можно натырить их авто-магазов. Дисцилят. Главное - разводить как нужно. Также в домах в бачках, в бойлерах, в батареях. Гидропоника рулит.

Свет - фольга. Можно кухонная, продается в рулонах. Также утеплители на самоклейках. Чтобы даже не большой источник света использовалася на 100%

И с такой темнотой на первый план выходит ПНВ. Самые дешевые, пусть даже игрушки, с ИК подсветкой куда лучше, чем фонарь, который выдает человека.

А также связь, пусть даже это игрушки на 20 метров.

Но это конечно если что-то вообще рабоатет после ЭМИ,

Ну и вахта. Всем спать однозначно нельзя в таких раскладах. Должна быть пересменка.

Когда мы остановились, Ваня, Инга, Алина были уже мертвы

..это гонево, автар. Так нельзя.

ехать..куда ехать? НАроду негусто в живых осталось. Ресурсов - море, только используй. ЗАчем кого-то откуда-то выбивать?

Быстрый вход