Дневник выжившего 3-я часть (продолжение)

42 день выживания. 4 октября. Сборы.

Я проснулся весь в поту, дрожа, в ужасном состоянии. Артем тоже вскочил и заглянул в палатку ко мне – наверное, я орал во сне.

Мне ночью приснился страшный сон. Бывает так, когда резко просыпаешься, запоминаешь сон до мелочей, но стоит подождать тридцать минут и память стирается – остается только ощущение от сна.

Мне приснилось, как я захожу в комнату, а там Саша и Иван играют в шахматы, а на диванчике сидит Алина и разглядывает игрушечного медвежонка. Они сидят, болтают о чем-то армейском, Алина смеется. Через мгновение Иван медленно поворачивается ко мне. Я смотрю на него - и у него нет половины лица, торчат кости черепа, в черепе дырка и видно, что там внутри. Он резко вскакивает, набрасывается на меня, валит на пол, хватает за грудки и трясёт. При этом говорит: «Не ходи… не ходи… не ходи…». Кровь с его лица стекает на меня, я вырываюсь, а он держит меня и кричит. Алина смотрит на меня и спрашивает: «Ты меня бросаешь?».

Отпился чаем. Ну нафиг такие сны! Ведь можно головой двинуться. Артём говорит ему, тоже часто снится всякая фигня, но чаще про друзей и родителей. Вообще его мучает сон с завидной регулярностью - как он приезжает в Иркутск и заходит в свой дом, а там родителей уже нет.

В реальности такое не может случиться. Иркутск город на отшибе, говорит, кому он нужен, чтоб бомбить и находится очень далеко он наших противников. Сам он планирует туда попасть и я ему в этом помогу. Он как Уралы увидел – сразу загорелся. Говорит машины отличные, по любому снегу проедут лучше машины ещё не придумали. Хочется ему верить.

Ещё Артем сказал мы мутанты. Нет, не в физическом смысле. Нормальный человек давно бы свихнулся, видя такое, что видим мы. Мы же держимся и даже планируем, куда чего рваться. А иногда наша прошлая человеческая сущность вылезает наружу в виде вот таких снов. Говорит это ещё не предел. В лагере беженцев он и не такое видел. Много было суецидников, но все делали вид, что их понимали и только один раз главный там вышел с рупором на поляну и начал вещать:

Говорил, суки вы неблагодарные, помираете после того как наши люди облучаясь достают вас из-под завалов. Когда сжираете все медикаменты, которых не хватает, на тех, кто держится за жизнь всеми оставшимися силами. Душитесь, когда мои люди тратят на вас драгоценное время, порой не спят по трое суток и ничего не едят. Вы посмотрите - врачи валятся с ног. Они себе адреналин порой вкалывают, чтоб вам козлам операцию успеть сделать и не свалиться от усталости.

Сказал, кто желает покинуть нас – пусть выходят, лично пристрелит без всяких мучений совести. Странно, но это сработало, три следующих дня никто не свел счеты с жизнью.

Спросил, что будет, если я Артему предложу остаться тут – говорит все равно поеду к родителям, даже без моей помощи. А мою идею с морем вообще обгадил. Сказал, что в Европейской части России делать нечего, там много военных частей и городков, которые 100% бомбили усиленно, много ПВО – бомбили в несколько волн. Кроме этого они там считали на своем форуме «выживальщиков» в Европейской части - выжить не получиться. Много людей, густонаселённый район, много производств, мало ресурсов. Говорит самое главное там много АЭС, а это тоже стратегические цели, при взрыве АЭС такое заражение образуется, что выжить невозможно на многие сотни километров, а может и тысячи.

Я соглашусь с ним. Материала в реакторе тонны, а в боеголовке килограммы и что образуется от взрыва с вторичной радиацией тоже чуть - чуть.

Ну что же, поездка на курорт отменяется. Выразил готовность ехать с ним.

Я помню, смотрел заседание генштаба в фильме про вторую мировую войну, там генералы много курили и крутили не столе карты. У нас с Артемом сейчас тоже происходит – мы обнаружили, что справочник у нас действителен ещё всего неделю, потом обновлять, и теперь я подключил принтер, распечатываю карты с полезной информацией, думаем, что нам нужно в дорогу собирать.

Оружием Артем меня обещал обеспечить, недалеко у него несколько заначек с такими же запасами как на нем. Ещё нужно подумать о защите от радиации. Я тут конечно выпендрился, мол шарфом прикрыл лицо, одел очки и сам весь оделся и типа нормально, не облучился. Ага... не тут - то было.

Что бы отправиться в путь - нам нужны средства защиты и некоторые вещи. Не потому, что тут слишком опасно, потому, что на пути, возможно, нам придётся проезжать через эпицентры. Так же есть риск напороться на всякие отравляющие вещества и вирусы. Кто его знает как все было во время войны.

Сначала определились, где берём противогазы – противогазы есть в школах в кабинетах ОБЖ. Скорее всего, их ещё не растащили. Ближайшую школу Артем определил, как пересекаем Ипподромскую улицу и справа будет школа. Почему её – окружена высотками, они приняли на себя основной удар и возможно школа цела, там всего три этажа – это рас. Два – это районы с большими разрушениями, там ещё мало мародеров пошарилось и есть что ещё брать. Три – низкий шанс встретить патрули военных или выживших.

Ещё нам нужна белая краска – перекрасить машину, чтоб была незаметной. Это возьмем в автосервисе напротив или в магазине красок на Красном Проспекте. Магазин этот уцелел – я это помню, ходил мимо него несколько раз.

Бочки под топливо – возьмем в автосервисе напротив.

Оружие – Артем мне выдает со своих нычек Автомат и пистолет как у него. Себе он просил - чтоб я отдал обрез.

Подготовили рюкзаки к выходу и выезду. Брал только то, что говорил Артем. Получилось у меня запас продуктов аж на месяц, но воды на два дня.

Вроде все получается, все сходится.

Да, ещё Артем угостил меня таблетками калий-йод. Говорит, раздавали мешками в лагере беженцев.

Показал Артему свою гордость – мотоцикл и тир. Постреляли с моего ружья, потому, что патронов у меня больше гораздо, чем у него к автомату и пистолету.

Оказалось Артем неплохо управляется с мотоциклом – при мне ездил на заднем колесе и на переднем. Байкер еще тот. Вот так думаю, чем же он только не увлекался – все мне рассказал про себя и про два высших и про увлечение походами и альпинизмом, про машины и мотоциклы, игру на гитаре и фортепиано, КМС по САМБО, увлекался журналистикой и писал статьи в местную газету, работал ди-джеем в клубе, ходил на парашютный спорт. Ну и наконец, у него свой бизнес тут.

Какой-то фантастический деятель. С другой стороны по нему видно, что энергия бьёт через край. Я по сравнению с ним – улитка.

Но ещё есть поговорка – тише едешь – дальше будешь. Ну и я чертовски везуч. По-другому я не могу найти причину, что ещё жив. Да мало того, что жив, я при деле в собственном большом убежище.

Вечером сбегали за краской, баллончиками с белой краской выкрасили свои рюкзаки, самих себя, лыжи, одежду. Белые медведи, не иначе. На улице ничего не изменилось, только снег перестал идти – стало видно чуть дальше. Холод минус двадцать девять по погодной станции, ветра нет. Небо вечером было обычное, как всегда зимой, простое небо, только вместо чисто синего неба черные тучи.

Завтра трудный день.

Уже хочу спать, но заснуть не могу, Артем давно спит у себя в палатке. Нашел выход – почитал свой дневник, появилась сонливость.

Глава 4. Дорога желтых кирпичей.

43 день выживания. 5 октября. Месть подонкам.

Проснулся. Зачем я каждый раз начинаю утренние записи в дневнике словом «проснулся?». Наверное, потому, что каждое утро мне не хочется просыпаться, чтоб быть в своем мире грез, где не было войны и иногда живы и мои родители, и мои друзья, в воспоминаниях.

Собрались мы быстро, я закинул пару таблеток калий-йода и ещё две таблетки АЦЦ. Артем говорит, что всемирно известно, что АЦЦ сокращают вредные последствия от полученной дозы. Какой-то там препарат содержится по типу как в аптечках индивидуальных у военных от радиации. Я, конечно, сомневаюсь, но АЦЦ выпил. Возможно, откашливаться будет лучше радиоактивная пыль, попавшая в легкие. Наши белые вещи уже высохли, хоть и жутко воняют краской. Надеюсь, эта вонь поможет и от собак.

На этот раз вылезли наружу через лаз в офисных помещениях.

Инга, ты ведь тут работала. Все хотел порыться в твоем компьютере. Ещё фотография её с нового года стоит у неё на столе. Как все глупо - то вышло. Только ребята не снитесь мне больше.

На улице штиль и хорошая погода, кажется, что одинокие лучи солнца пробиваются сквозь небо. Достаточно светло.

Пересекаем Ипподромскую. Сейчас я сумел разглядеть, что на соседнем перекрестке слева стоит скрюченная высотка. Раньше она была двадцати четырех этажной. Но сейчас от силы осталось этажей десять, да и каких. Сразу видно дом был монолитным. Остались только обгоревшая рама, все стены внутренние и наружные вылетели наружу. Идем по улице вверх. Как и рассказывал Артем - тут никого нет. Следов много на дороге, даже можно сказать велось активное движение.

Тут я заметил их.

Чёртовы упыри! Я так и знал, что они поселились, где то рядом. На дороге стоял Газ 66. Да именно тот, в котором катались те три отморозка, что меня застрелить пытались. Они поселились в кирпичном доме в частном секторе. Впереди идёт дорога. Слева дороги частный сектор, дома бывшие деревянными теперь уже не существуют. Справа останки многоэтажек и нужная нам школа. И в частном секторе удалось уцелеть одному дому, как назло. Второй этаж у него разрушен, крыша снесена, а на первом остались, и пластиковые стекла в рамах и свет горит. Перед домом, когда то был кирпичный забор – от него остались только корявые кирпичные столбики в человеческий рост. Одно радует окна – они узкие, широкие и высоко расположены. Только на цыпочках и можно заглянуть в окно. Мы залегли в снег. Записываю разговор - примерно как у нас состоялся, возможно, передал не точно.

- Артем, пошли отсюда, это они, я тебе рассказывал.

- И куда пойдём, давай может, зайдем чаю попить?

- Нет, я уже с ними чай пил, кое-как выжил.

- А я с ними стрелялся, даже одного убил, только пришлось убегать.

- Тогда ты знаешь, про что я говорю.

- Мы сейчас уйдем, пройдем за печеньками и вернемся к ним на чай напрашиваться.

- Я не понимаю о чем ты. Я не хочу тут крутиться, можно обойти их стороной.

- Сергей, ты так всю жизнь обходить будешь стороной и ничего не добьешься. Как мы на машине поедем? Они на звук прибегут. Как мы будем спокойно спать, когда у нас под боком поселились такие твари?

- Пошли.

Мы прошли несколько улиц и остановились у пятиэтажки. Артем сбегал в подъезд и долго шарился в почтовых ящиках, вернулся он с газетным свертком.

В свертке были гранаты. Артем пояснил, что купил их у военных за коньяк. Там было две больших гранаты с насечкой и одна круглая как шарик с ободком посередине. Носить с собой такие вещи опасно. Патруль найдет – расстреляет. Вот и спрятал. Насчет оружия военные только забирали его. А ты им там упирайся, доказывай – от одичавших собак людоедов отбиваться или людей убивать все им одинаково.

Мы вернулись на прежнее место. План Артема был такой:

Артем пробирается незаметно под окнами к дому. Я отдаю ему шнурок со своих ботинок, он ставит растяжку из маленькой гранаты на дверь и ждём, когда кто-то выйдет. Дверь откроется, граната бахнет, а мы уже решим, или стрелять по ним или просто уйти.

Так и сделали. Но за четыре часа никто не выходил. Я уже, похоже, отморозил себе мочевой и почки пока лежал в снегу. Может быть, их там и нет?

Терпение у Артема кончилось, он предложил следующее:

Артем с обреза стреляет дробью по окну и выбивает все стекло. Я с ружья стреляю по окну, если кто-то высунется раньше, чем он закинет туда гранату. На всякий случай решили сначала разбить стекло, а то стеклопакеты не пойми какие, если бросить гранату может отскочить Артему под ноги.

Поехали!

Я чувствую адреналин. Наконец-то свершиться расплата!

Все так и сделали, после выстрела, все стекло высыпалось с окна внутрь дома. Окно удалось сломать в мелкое крошево с одного выстрела. Артем закинул туда свой подарок к чаю. Скрючился внизу окна, накрыв уши руками, и отполз за угол дома. Время тикает в голове, сколько же там секунд на взрыв?

Ждем.

Кажется, прошло уже много времени, враги правда сидят тихо, никаких шевелений не слышно. Вижу, Артем не дождался, когда первый подарок бахнет - подбежал и закидывает туда второй.

Только он отполз, как бахнуло. Такого сильного взрыва как в кино не было. И огня совсем не было, только яркая вспышка и все.

Бахнуло так, что вылетели рамы вместе со стеклами, повалил черный дым, а через две секунды бахнуло ещё раз. И уже из окон вылетел фонтан пламени метра два и разные огрызки по типу бумаги и обрывок тряпок. После чего - повалил черный дым, и было видно, что внутри что-то горит. Артем говорил, что входную дверь может открыть взрывной волной и тогда взорвется третий подарок.

Вместо этого через две секунды через дверь вылетел отморозок. Было видно, что он весь изранен, но вылетел на улицу очень бодро, лег на крыльце и начал стрелять очередью. Куда стрелял я и сам не понял, куда-то в дома напротив. Ещё я увидел этот самый автомат с красной звездой на прикладе.

Я лежал и ждал.

В это время бахнуло третий раз.

Отморозка подкинуло вверх и неестественно закрутило, он отлетел прямо под 66-й. Артем выбежал из-за угла и присел, при этом он практически загородил мне входную дверь и я не смог бы выстрелить, если кто-то выбежит. Здание разгоралось. Было видно, что внутри что-то активно горит, возможно, они там хранили топливо для своей шишиги.

Уже думали все, как из кабины шишиги кто-то выскочил в армейском бушлате защитного цвета. Артем среагировал быстро и срезал его очередью из АКСУ. Тело в бушлате прямо с подножки упало мешком возле колеса.

Подождав минуты две, мы двинулись на осмотр.

Автомат, выскочившего из дома отморозка, мы так и не нашли. Очевидно, отлетел куда-то далеко при взрыве гранаты у двери. В шишиге ничего не было, машина была пуста, ключей тоже не нашли. В дом не полезли, там горело все как следует и освещало вокруг дома на сто метров. Пора было сваливать. Решили обыскать труп в тулупе.

Это была девушка лет двадцати, красивая при жизни. У меня чувство дикой жалости к ней и сразу понеслись мысли, а если бы да кабы…

Сел на корточки, задумался. Она лежала в луже крови. После выстрелов Артема она не дергалась как в фильмах. Просто упала и все, выключилась. Мгновенно.

Артем увидел эту картину и поднял меня. Он поддержал меня морально. Сказал, что она должна быть благодарна нам за такую смерть – эти отморозки не считаются с радиацией, ходят открыто, не защищают органы дыхания, жрут все, что попадётся. Ей бы оставалось месяц, а потом долгая смерть в ужасных муках.

Да, мы не лучше их. Такая же команда, тоже будем убивать ради выживания. Но все-таки я раскаиваюсь, а они когда убивали меня – смеялись.

Школа. Как и предполагал Артем – она осталась целой. Стекла, конечно, вылетели, но она была не сожжена, разрушений не было.

Запомнилось мне три эпизода.

Первое. Сама школа. Я был в разных местах, но эта двадцать вторая или сто вторая – табличка разбилась, в справочник сейчас лезть лень, школа совсем меня не радовала.

Сложная планировка, как будто слепили из отдельных блоков, типичный совковый ремонт – деревянные рамы, розовые стены, покрашенные обычной краской. Двери только более-менее новые и все закрыты. Но двери выбивались на ура.

Только через два часа мы нашли кабинет ОБЖ и закуток с всякими пособиями, там были и манекены, и всякие книжки.

Я взял методичку про радиацию – почитаю, нужно ещё раз повторить все эти рады, зиверты, бэры. Противогазов было много, всяких разных и патронов к ним было много. Мы набили рюкзаки противогазами особо в них не разбираясь. Помню, Артем мне разрешил взять только один противогаз с панорамным стеклом, у него очень хороший обзор. У других с круглыми стеклами, показал мне наглядно, есть специальные пленки от запотевания. Эти пленки подходят только к противогазам с круглыми стеклами. Говорит сейчас во время зимы без этих пленок никуда, мы их набрали со всех противогазов, их по двадцать штук упаковывают в алюминиевые коробочки. Забились этим барахлом под завязку.

Второе. На входе на лестнице висел мертвец на веревочке. Мужчина, седой, хорошо одет, было видно, хорошие часы у него на руке, но почему то их до сих пор никто не снял. Мы прошли мимо него. Лицо у покойника было отвратительным, синий язык и совершенно белое лицо, глаза впали, но были открыты. Рассмотреть их было трудно, мутные. Сам мужик мне показался высоким даже больше двух метров, Артем сказал, что это когда долго висит - суставы растягиваются. Ещё сказал, что, судя по цвету лица, мужик неправильно повещался и помирал долго и в муках. У меня даже холодок пробежал по спине, а тут ещё как назло кто-то как завоет, это придало нам двоим ускорения. Чёртовы собаки, уже и по домам лазают.

Третье…

Мы уже выходили с набитыми рюкзаками, тёмные коридоры, ещё покойник этот и вой.

Звук шагов разноситься по пустому зданию, иногда возвращается эхом и кажется, что кто-то у тебя за спиной шуршит. Тогда мы останавливались, прислушивались и снова шли. Лестница с третьего этажа – вся обмерзла льдом цвета молока, как будто молочная река из рекламы милкивэй застыла прямо посреди лестницы.

Я ожидал увидеть в школе хлам и беспорядок, но кругом было пусто, все парты остались в классах, только местами было разбитое стекло и перевернутая мебель.

Мы уже спустились вниз, как Артем услышал шорох за дверью, как будто летает птица. Ну, бывает, голуби тоже могут выжить после ядерного удара и где-то им все равно нужно жить. Дверь в эту комнату, класс или кабинет - не знаю что там внутри, была приоткрыта, это вызывало определённую интригу.

Вокруг нас тишина и темнота. Артем открыл потихонечку дверь, она противно скрипнула замерзшими петлями, и стал светить в проем прожектором. Звуки исчезли, он так внимательно смотрел несколько секунд. Я уже расслабился и опустил оружие, готовясь развернуться и пойти дальше, как вдруг из комнаты на Артема бросилось нечто. Чёрное облако с двумя светящимися глазами материализовалось прямо из воздуха и резко бросилось на Артема, он, опешив, упал на спину. Нечто издавало звуки, похожие на завывание или плач ребёнка. Свет его налобного фонаря заметался по потолку коридора, большой прожектор упал и выключился, оставляя нас практически в темноте. Света моего налобного фонаря и фонаря на дробовике не хватало, чтоб поймать в фокус происходящее, уж сильно узкие лучи. Я остолбенел, мне казалось - я не могу пошевелиться. Страх впился иглами в мою спину, я в мгновение забыл, что в руках у меня оружие, покорно повинуясь ситуации. Секунда, вторая, третья. Перед глазами пролетают сцены из фильмов ужасов о чужих, пришельцах, мутантах и прочая ерунда. Их ужасные существа возникают передо мной.

Вдруг я услышал отборный мат Артема, скулеж и цоканье лап по полу. Существо отбежало по коридору и залаяло как обычная дворняга. Артем вскочил на ноги и пальнул куда-то в сторону предполагаемого пса. Пес остался жив, но было слышно дикое завывание и оно удалялось с бешеным темпом от нас вглубь здания.

- Серёга, ёп твою мать! Что ты стоял как столб, эта тварь меня чуть за лицо не тяпнула. Не мог стрелять, так какого хера ты стоял, пнул бы её ногой или оттащил за шкирку. Все приходится делать самому.

В ответ я ответил ему что-то невнятное, а потом мы рассмеялись.

Мы пошли другой дорогой, издалека было видно людей на фоне горевшего дома, кто-то пытался завезти шишигу. Как быстро нашлись новые хозяева, я даже не ожидал. Ещё мне было интересно, насколько близко в такой одежде я могу подойти к людям, когда они меня заметят. Люди были точно не теми отморозками, это, скорее всего, пришли на пожар поглядеть, откуда-то местные. Наверное, из подвалов повылазили. Не так-то уж тут мертво как кажется.

Дома хорошо выпили, натопили баню в палатке и помылись, ещё мы постирали по несколько противогазов. Я читаю инструкции. Оказалось не все размеры мне подходят, благо есть с настраивающимися лямками. А те, которые закрывают целиком всю голову - маловаты. Покрасил себе два противогаза белой краской.

Завтра будем готовить машину к выезду, и решать вопрос с запасами. Ну почему я сам не догадался с противогазами в классах ОБЖ и с нормальным оружием у полицейских машин и самих полицейских. Нам ещё не хватает дозиметра, но его в классе не было и скорее всего в кабинетах ОБЖ их не достать.

Вроде все на сегодня записал. Валюсь с ног как убитый, так много событий, разных эмоций. Хорошо, что тогда дробовик мой не выстрелил и Артем остался жив.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 55
Комментарии

Как следует герою дальше поступить?

Он может всетаки передумать и остаться в своем подвале с хавкой и всеми удобствами (не считая ограниченный запас воды, которым кстати он моется и вода питьевая, а вокруг мрут от её недостатка пачками)

Он может поехать с Артемом, тот вроде чел опытный и так ловко расправился с тремя злодеями, да ещё и ничего не боиться, но дорога сложная, как минимум 2 т. км да ещё и непонятно что вокруг, цел ли дом Артема и есть ли там хоть кто-то.

Решение за читателями.

p/s/ на самиздате этой части нет.

Как по мне, то пусть герой отправится с Артемом. По пути много чего произойти может

да,пусть едет с Артемом.

пусть едет.Только не убивай Артема.

Очень понравилось произведение, сейчас прочитал все что было выложено.

По мне Пусть он поедет с Темой, но оставит убежище в сохранности. На всякий пожарный случай и по возможности после передряги вернется.

Советую ввести ДЭВУШКУ в рассказ, конечно больше гемора с ней, но разбавит атмосферу, даже может соперничество Двух мужиков ввести. За спаривание с ней)))))))

Как я понимаю через год он останется один, и непонятно где и в каком состоянии. Дневник начинался с его вступление.

Жду продолжения... за все главы твердую 10.

Только еще одна фигня, между 2 и 3 частью дыра. Кто его пытал, что с дедом было через неделю как он обещал прийти.

да, я тож заметил в третей части он пишет что типо у деда в отключке пролежал, но во сторой ничего про это не сказано.И на будщее не вводи в рассказ пожалуйста, всякой мистики, мутантов и зомби.

Мутантов и зомби не надо, а вот отморозков, каннибалов, банды одобряю

Есть предложение по дальнейшему путешествию Сергея:

Читатели сами решают судьбу героев, пусть будет произведение интерактивным. Читаю комменты - следущая часть выходит с вашими правками, тем самым Вы можете принять участие.

Но имеется несколько ограничений:

Вы можете героев убить, отправить куда-либо, оставить и т.п.

У меня написано очень много, но это все кусочками и соединяя их по вашим желаниям я могу менять судьбу ГГ.

"Только еще одна фигня, между 2 и 3 частью дыра. Кто его пытал, что с дедом было через неделю как он обещал прийти".

В следующей части есть ответы, иногда ответы находятся дальше. Это происходит потому, что ГГ встает утром, дописывает день за вчера в дневник, потом он совершает какие-либо действия и перед сном заполняет события. Если вечером он получает по кумполу, то ему не до дневника пока не будет свободного времени/восстановиться/уйдет от опасности и т.п.

"Дневник начинался с его вступление." Не поверите. Дневник начинается с 17 года после катастрофы. Могу выложить, но боюсь тогда уже читатели будут ожидать развития событий по какому-то сценарию, хотя угадать, что будет невозможно.

Выложена 4-я часть, почему то не прилепилась ссылка.

http://deadland.ru/node/8391

Говорит машины отличные, по любому снегу проедут лучше машины ещё не придумали.

Краз лучше намного, без вариантов. А жрут топлива обое - немеряно.

Я вообще не понимаю смысла куда-либо ехать. Особено если Артем - так называемый выживаальщик. Лучше этой норы у них не будет. Припасы и обогрев не увезти. Опасно. При минус 60 металл ломается на раз. Машины груженые не выдержат, особено с броней. Через 15 минут после того как захлонет движек - они трупы, если не сожгут корыто. КОрыто им даст часа полтора-два. А после, серавно трупы. По такому снегу провалится - на раз. И ехать гнужно двумя машинами. Как минимум полтора года не нужно никуда рыпаться.

- погода устаканицо и пойдет на поправку

- запасы сожрутся и сожгутся, останется тоьлко на поездку

И тогда можно вообще по льду реки на юга укатить. Катиь в иркутск - это ебантизм. Там без них все сожрали давно. И эти города без поддержки теплых районов жратвой и запчастями- вымрут даже сейчас без всяких войн. Оттуда все терятся будут на юга. Это очевидно.

Если есть такое здание защищенное и неприметное, нужно искать зеркала/фольгу, воду, поликарбонат/полиэтилен, землю, мостить теплицы, и жить. Важно найти скотину, хоть какую. Вымерзнет еси вся - пизда рулю.

Все остальное - это смертельное занятие. Даже хуже прогулки по антарктиде, ибо в последней нет радиации и пингвины не хотят вас застрелить.

Быстрый вход