Рассказ «Ахиллесова пята»

Полицейские закончили обыск багажника и, презрительно выпятив губы, махнули руками. Это означало не столько «можете ехать, сэр», сколько «проваливайте отсюда»…

Они и понятия не имели, что только что держали в руках предмет, который окажется разрушительнее самой мощной термоядерной боеголовки.

Пассажиры автомобиля проводили полицейских не менее презрительными взглядами, и не спеша, подчеркивая медлительностью свое самоуважение, сели в салон.

— Кто сказал, что эта страна — открытый дом для всех народов мира? — сердито пробурчал Абдул, оглядываясь на полицейскую машину, которая обогнала их и умчалась вперед. — Вы видели, как они к нам относятся? Мы что, хуже черных и китайцев?

— Китайцы еще не таранили их дома самолетами, — ответил Саид, поворачивая ключ зажигания. — Я вас предупреждал, что здесь не любят арабов.

— Скоро им будет не до нас, — тихо заметил Шемах, протирая платочком свои очки.

Автомобиль вырулил с обочины на шоссе и начал набирать скорость, проносясь мимо кукурузных полей. Иногда далеко за ними мелькали красные крыши домов и сараев, потрепанные ветряки.

Спустя полчаса он въехал в небольшой городок, не спеша прокатил по единственной главной улице и завернул в промышленную зону. Наверное, это была одна из самых первых фабрик в этом штате. Кирпичные стены, размытые и выветренные, осыпались. Крыши, как и большинство других металлических конструкций, проржавели настолько, что их уже не могла спасти и покраска. Обыватели Денвера сильно бы удивились, узнай они, что их любимые кукурузные хлопья «Duckliss» производятся внутри этого живого воплощений разрухи.

Рабочий на фабрике уже закончился, и на ее территории, кроме дремавшего где-то сторожа, никого не было. Автомобиль медленно въехал в тупик возле огромного сарая, очевидно склада.

— Приехали, — сказал Саид.

— Ты уверен, что это тут? — недоверчиво спросил его Абдул, рассматривая в окно облупившиеся станы сарая.

— Я три года вычислял это место, — ответил Саид, неподвижно глядя перед собой. — И время. Подождем еще немного.

Они посидели молча еще минут двадцать, затем Саид молча открыл двери и вышел из машины — Абдул и Шемах без слов последовали за ним.

Из багажника он достал пластиковый ящик, а затем большие ножницы по металлу. Передав ящик Шемаху, Саид подошел с ножницами к пристройке сарая-склада и перекусил висящую на ее дверях цепь. За ней оказалось темное помещение, с покрытым толстой слою пыли и песка полом, и единственным железным шкафом, стоящим у стены.

— Пора! — Саид открыл шкаф, оказавшийся распределительным щитом, а потом достал из ящика два предмета — металлические бруски, обмотанные посредине толстым слоем пластиковой ленты. Он очень быстро вытащил из гнезд цилиндрические предохранители и вставил на их место бруски.

— Сейчас миллионы американцев собрались в своих домах. У телевизоров и кондиционеров, — говорил Саид, доставая из своего ящика массивный молоток со стальной ручкой. — На кухнях у плит. На сияющих светом улицах мегаполисов.

— А если не получиться? — шепотом проговорил Абдул, испуганно озираясь назад. — Саид, может быть, взорвать бомбу в Вашингтоне было бы надежней?

— Я не убийца и не шахид, — спокойно ответил Саид. — Теперь пусть Аллах судит эту страну!

— За Фалужду и Рамади, — тихим сдавленным голосом сказал Шемах, сняв очки и вытерев накатившуюся слезу.

Саид рукой отодвинул товарищей назад, а затем подошел к распределительному щиту и ловко положил молоток на его медные пластины — и тут же отпрыгнул назад, осыпаемый фейерверком искр.

Не вставь он бруски вместо предохранителей, те бы сразу сработали и на этом замыкание сети оборвалось. Но теперь щит искрил и дымился. А секунд через пятнадцать на заднем дворе фабрики с оглушительным грохотом взорвался трансформатор.

В этот момент Саид с товарищами уже сидел в автомобиле и заводил двигатель. И когда заспанный сторож фабрики выбрался таки на улицу, то увидел столб дыма, поднимающийся над трансформатором, и стену пыли, поднятую неизвестным удаляющимся автомобилем — который не сумел разглядеть.

— Черт! — крякнул он, снимая бейсболку и поглаживая жидкие седые волосы на голове. — Что это было?

Он постоял некоторое время на ступеньках, потом спохватился и поспешил обратно, в свою дежурную комнату, чтобы вызвать пожарных и сообщить об аварии мистеру Бронсу — директору и владельцу фабрики.

Однако телефон, к его удивлению, не работал. Потеребив его рычажок и дунув пару раз в трубку, сторож махнул рукою и достал из кармана мобильный. Но по нему позвонить не удалось — не было связи.

— Что ж такое твориться, — кряхтя, сторож снова вышел на улицу. Дым над трансформатором поднимался едва заметной прерывистой струйкой, и старик успокоился — значит пожарные, наверное, не понадобятся. Ну а к мистеру Бронсу он сейчас съездит на своем пикапчике.

Э-хе-хе, — вздохнул он, ища в карманах ключи от машины и говоря сам с собою. — Ну ничего, завтра починят и снова все заработает.

Но уже через четверть часа он понял, что ошибался…

Заметив впереди множество красных огней, Саид сбросил скорость, и через несколько минут их автомобиль остановился в хвосте длинной пробки, образовавшейся у железнодорожного переезда…

Причиной пробки оказался стоящий на путях грузовой состав, который смял оказавшийся на путях грузовичок. Его обломки, валяющиеся вдоль железнодорожного полотна, с любопытством рассматривали толпившиеся тут водители автомобилей.

— Что случилось? — спрашивали только подошедшие.

— Да безголовый какой-то прямо перед поездом проскочить хотел…

— Не он один. Шлагбаум не работает — электричество отключилось, — отвечали те, кто стоял тут уже давно.

Пробка задержала на пару часов, и в Грейн-Берт Саид с товарищами въехали уже после полуночи. Город лежал в кромешной тьме, не горели ни уличные фонари, ни окна.

— Думаю, что у некоторых есть генераторы, — сказал Саид, открывая двери дома. — Как и у нас. Я специально купил дом с генератором. И сделал хороший запас бензина. Салам, входите!

Он прошел на кухню, тронул кран — из которого вылилась короткая тонкая струйка воды, перешедшая в капель. Саид удовлетворенно кивнул головой.

— Большинство водопроводов питаются от центральной сети. К счастью у нас своя скважина.

— Ты думаешь это даст какие-то результаты? — спросил у него Абдул, устало плюхнувшись на диван. — Хорошо, допустим в этом штате отключилось электричество…

— Электричество, вода, возможно станции газоснабжения и некоторые бензозаправки, — ответил ему Саид. — И не только в этом штате. Взрыв трансформатора на фабрике спровоцировал цепную реакцию. Смотрите.

Он развернул на столе большую карту США.

— Именно тут, — он ткнул пальцев в середину штата Арканзас, — сходятся сети электрических систем Северо-Востока, Юга, Запада и Северо-Запада. Если взорвется трансформатор где-то в районе Чикаго, это может вызвать проблемы только Северо-Восточной сети. Как это было несколько лет назад. Если в районе Лос-Анджелеса — только Западной. А вот в этот район протянуты линии от всех сетей. Так получилось. Электрические сети Америки — это путаница, хаос, малопонятный даже для энергетиков. Но я специально несколько лет изучал их — и нашел их самое уязвимое место, Ахиллесову пяту.

— Чью? — удивился Абдул.

— Ты же учился в Париже, — в свою очередь удивился уже Шемах. — Там что, не преподают историю?

— Учился, — возмущенно парировал Абдул. — Но ни про каких Ахи… как его там… нам не рассказывали. Эй, ты что, самый умный, да?

— Прекратите! — рявкнул Саид. — С этого дня никаких споров, как можно реже выходим из дому, сидим и наблюдаем.

Так они и поступили. В следующие несколько дней Абдул и Шемах не казали наружу и носа, развлекая себя игрой в шахматы. А Саид выходил из дому лишь по крайней необходимости.

Во-первых, чтобы подстричь лужайку. Дом, вокруг которого его владельцы не толкают время от времени тарахтящую газонокосилку, в Америке вызывает подозрение соседей. Это Саид усвоил давно.

Во-вторых, чтобы съездить в местный супермаркет. Не столько за продуктами, ассортимент которых таял на глазах — по причине проблем с подвозом из-за хаоса на дорогах, сколько чтобы послушать, о чем говорят люди. А говорили они много, причем эмоции их росли с каждым часом.

— Эшли сказал, что завтра поднимет цены, — возмущенно ворчала старушка в огромных очках, прижимая к себе бумажный пакет с покупками.

— И отключит холодильники, потому что у него мало бензина для генератора, — сердито кивал в ответ седой фермер. — И говорят, что нефтяные компании специально создают дефицит топлива.

Саид не без удовольствия слушал эти разговоры, стоя в очереди, потом добродушно улыбался кассирше, расплачивался и уходил.

На пятый день заработали центральные телеканалы, и дикторы торжественно объявили, что энергетическая сеть страны почти восстановлена. Но потом с тревогой продолжали рассказывать длинных колоннах застрявших в пробках грузовиков и до сих пор еще не работающих аэропортах, о проблемах на бирже и резком взлете цен.

На седьмой день сенсацией, которую передала CNN, стало решение Китая сбросить свой полуторатриллионный валютный запас в долларах.

— Вот это уже серьезно, — оживился Саид, включая звук погромче. Следом за этой новостью показали отрывок выступления Джорджа Буша, который собрался ввести на всей территории США особое положение «с целью недопущения». Закончилась программа кадрами из Лос-Анджелеса, где в клубах дыма размахивали руками поднявшие бунт жители трущоб — которым резко урезали социальную помощь.

На десятый день телепередачи снова прервались. Зато по улице, громыхая, проехала куда-то колонна Национальной гвардии.

Саид отправился традиционно отправился за новостями в супермаркет — однако там встретил небольшую толпу народа, стоящую перед закрытыми дверями. Люди мало что знали о «каком-то положении» и еще более непонятной для них «декларации пяти штатов», зато от души крыли Эшли Миллера, который закрыл свой супермаркет, и собирались вызвать мэра и шерифа — чтобы те «восстановили порядок». Ничего толком так и не узнав, Саид с пустыми руками вернулся домой.

— Нам пока лучше вообще никуда не выходить, — сказал он товарищам.

— Может было бы лучше сейчас вообще выехать из страны? — заметил Абдул.

— Как? — нахмурился Саид. — Авиалинии не работают. На дорогах или пробки, или военные посты.

На двенадцатый день после аварии трансляция СМИ снова прекратились — в чем Шемах убедился лично, тщетно нажимая кнопки на пульте телевизора.

А затем в окно их дома влетели шумовые и газовые гранаты.

— Выходить с поднятыми руками! Через минуту по вам будет открыт огонь! — орал на улице мегафон. И, прежде чем арабы успели сообразить, что происходит, входные двери разлетелись обломками, и в дом ворвались несколько человек в черных кепках и бронежилетах с надписью «FBI».

Так-так-так! — Высокий толстый тип в черном костюме и белой рубашке встретил их у черного фургона, торжественно осматривая трех арабов, скованных и согнутых в три погибели. — Саид Аль-Фарази, Абдул Мусарави, Шамах Гульмарад. Бывший деканат бывшего Багдадского университета в сборе. Долго же вы вас вычисляли.

Он нагнулся и сказал прямо в ухо Саиду, — Вы у меня до того как попадете в камеру инвалидами станете!

— Пошел в …, ишак! — зло пропыхтел Абдул — и тут же получил рукояткой пистолета по спине.

— В машину их! Мешки на головы! — скомандовал толстый тип. — Если по дороге они выколют себе глаз или отдавят себе конечность, не беда. Поняли, парни?! Главное чтобы были в состоянии давать показания.

— Остановитесь! — раздался властный и суровый приказ. Саид, не видя ничего, замотал головой, пытаясь бросить с нее мешок.

— ФБР, идет спецоперация по задержания террористов, не вмешивайтесь! — не менее сурово ответил другой голос.

— Я не буду повторять! Опустите ваши пукалки и отойдите от этих людей! — парировал ему другой.

Тут с Саида сдернули мешок, и он увидел шерифа и полтора десятка горожан, вооруженных крупнокалиберными револьверами и винтовками, направленными на «фебеэровцев».

— Это террористы, — уже неуверенным дрожащим голосом сказал толстяк, осторожно кивая на арабов. — Это они устроили аварию с электричеством. Мы их ФБР. Вы обязаны всячески способствовать нашей работе. У вас будут большие неприятности, шериф.

— Мы сами разберемся с ними, — строго ответил шериф, сохраняя каменное выражение лица. — А вы убирайтесь в свой Вашингтон, янки.

— Вы что, отказываетесь подчиняться правительству Соединенных Штатов? Мы искали этих террористов десять дней, мы …, — крикнул было толстяк, но шериф грубо оборвал его.

— Мы больше не признаем вашингтонское правительство! — шериф презрительно усмехнулся. — Десять дней? Вы отстали от жизни, янки. Теперь у нас есть свое законное правительство и оно работает в Талсе. И оно разгребет бардак, который вы устроили, янки. Господь сохранит Америку!

Последние слова шериф сказал громко, обернувшись к своим помощникам. Те дружно рявкнули «аминь» и половчей прицелились в федералов.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 11
Комментарии

Неожиданная концовка, да :) Неужели за неделю без света страна начнет распадаться на части?

Интересная, никого не убивая, террористы подготовили почву для людской злобы, и Аллах покарал это страну. Концовка не далека от правды, в США действительно множество энергокомпаний, не связанных друг с другом.

Так что мы можем гордиться своей ЕЭС.

Придирусь к рассказу: все таки не так просто даже и трансформатор спалить, мощные трансформаторы защищаются быстродействующими выключателями, на самом трансе стоит газовая защита, хотя бывает всякое. Да и сам араб снимал предохранители под нагрузкой, должна была образовываться дуга, не говоря уж о том, что там должно быть высокое напряжение, ну это ладно, я, кажется, пополнил ряды зануд.

Рассказ,деремо,опять из мусульман делают террористов.

Хороший рассказ. "не убивали..." конечно громко сказано... начать с больниц при отключке света и тд... но тем не менее повторюсь - рассказ хороший :)

Быстрый вход