Дневник выжившего 5-я часть

47 день выживания. 9 октября.

Проснулся позже всех, наверное, потому, что вчера вечером долго обдумывал состояние дел. Мужики за завтраком решили, что Урал они вообще разберут на части – срежут часть кабины и наварят сзади фургон из бронированных листов. Немного посовещались и решили вообще всю кабину закрыть железом, двигатель и радиатор. Стекла предлагаем попробовать из автосервиса, напротив, там как оказывается, не совсем автосервис находится и много полезностей. Автосервис там занимает только маленькую часть – основное производство – железные двери, перегородки и т.п. ерунда. Двери довольно крутые, видел бронелисты, пластиковые модули, ручки, замки. Различное оборудование для обработки металла. Особенно понравилась сварка газовая и много баллонов. Пока мы во время прошлого визита искали электроды, заметил необычные окна. Каждая такая дверца была шириной шестьдесят сантиметров и высотой в пятьдесят сантиметров. Выстрелил в одну из дробовика, окно отлетело, но не пробилось. Только выкрошилось сильно. Их решил брать все – нашли двенадцать штук. Были и других размеров и толщины и цвета – но решили брать именно эти. Каждое окно весит сорок - пятьдесят килограмм.

Да, ещё решили проблему с закипающим антифризом у генератора. Проблема решилась кулибинским способом – поставили обычный вентилятор комнатный дуть на батареи. Проблема ушла. Только жужжит ночью гад.

К вечеру перетаскали все необходимое.

Мужики показали себя настоящими профессионалами. Пока мы с Артемом делали себе настоящие мечи из этой бронестали, они раскурочили половину машины. Как зашутил Дед: «Кто к нам с мечом придет, того проще застрелить». Так понимаю Лев очень толковый мужик в плане техники, он нам каждый винтик назвал в этом Урале и объяснил, как работает и что к чему. Сантехник себя показал в токарных и сварочных работах, все время, приговаривая всякие пословицы типа «скучен день до вечера коли делать нечего».

Ещё меня сильно волновал вес машины, кроме бронированного корпуса они делают два бака топлива по тонне, это где то тысяча двести литров. Поговори на эту тему со Львом, он сказал, что этой машине вес и нужен – лучше идёт по снегу наоборот, не будет буксовать.

Артем вроде как успокоился с подозрениями, да и мужики ничем себя не скомпрометировали. Притерлись - я думаю.

Вспомнил ещё, что сегодня у моей мамы день рожденья. Мне редко доводилось праздновать его в семейном кругу с момента поступления в универ. Жалко конечно, что все так вышло. Мама я тебя поздравляю.

48 день выживания. 10 октября.

Утро выдалось очень сонливым. Спал много и хорошо, а спать снова хочу.

Уже стало скучно. Самое страшное в этом – не знаю чем себя занять. Пока спасаюсь только работой над машиной и компьютерными играми. Обычно перед сном и утром смотрю фильмы. Артем тоже иногда их смотрит. Оказывается, сериалы - это настоящее спасение! Теперь я понимаю, зачем нужны все двести серий. Вот так даже задумался. Получается, что моё житиё бытие, которое я печатаю на ноутбуке, иногда на смартфоне или переписываю большой клетчатый блокнот - занимает меньше места, чем один день жизни Хуаниты! Потому как у нее сегодня муж изменил со служанкой, нашёлся мертвый сын, который совсем живой, и куча-куча событий произошла. А что у меня? А у меня просто большой палец настал всему миру. Событий нет. Снаружи – Арктика. Внутри – помывка в палатке из ковшика согретой питьевой водой, молюсь на генератор – заглохнет – замерзнем. Всё просто. Каждый день – можно написать пять строк, и они будут отражать реальность. Единственное, что помогает дальше жить - это надежда выбраться отсюда и труд по сварке и пилению железа.

Мужики взяли на себя работы по изготовлению кузова, это основное, что нам нужно в машине. Электрику буду делать я. Дальше им помощь Артема и меня не требуется. Как закончат с кузовом нас пригласят. На вопрос, что в итоге получиться Дед ответил очень интересно: «Думал Федот, что смеркается, а это капот открывается».

Пытался на мотоцикле покататься, долго заводил, что-то он замерз походу. Но в итоге завел и немного покатался.

Вот и ещё один день безвозвратно потерян.

49 день выживания. 11 октября.

Проснулся. Не хотел вообще вставать.

Увлёкся сегодня работой так, что забыл совсем писать в дневник. В основном занимаюсь только конструированием машины. На улицу не выходил, по ощущениям – там стало холоднее, немного быстрее уходит топливо на генераторы, чем думали сначала. В торговом зале очень холодно, по ощущениям минус тридцать. Склад и гараж стараемся прогревать по максимуму, переживаю, что полопаются все стеклянные банки.

Договорились с Артемом сходить за оружием из его «нычек» и вооружить всю команду.

50 день выживания. 12 октября.

Проснулся. Утром глянул на погодную станцию. Стало холоднее, уже стабильно держится минус тридцать два. Но меня это сильно не расстраивает.

За оружием не пошли, вместо этого выбрались наружу через подвал дома, и засели на развалинах четвертого этажа. Мы надели противогазы и использовали «незапотевашки» - маленькие желатиновые пленки для стекол. Действительно помогает. Стекла противогаза не потеют.

Ещё видели самолет. Он пролетел над городом и улетел в сторону аэропорта. Артем говорит, аэропорт не бомбили. Из-за темноты самолет не удалось разглядеть, только мигающие лампочки. Получается - где то люди ещё живы. Это хорошая новость, мы её рассказали остальным. Все на радостях побежали включать радио, но ничего кроме шипения не поймали.

Остаток дня - помогал мужикам в роли «принеси-подай, иди и не мешай».

51 день выживания. 13 октября. Что со мной?

Проснулся, поел. День начался с того, что Артем ушёл за оружием, обещал взять на всех по пистолету и ружью или автомату. Лев сказал, что хорошо стреляет. Дед отшутился, что ему все равно - какое оружие. Типа помирать - без разницы из чего отстреливаться перед смертью.

Вертелся в гараже, мужики работали, а вот дальше не помню. Записываю последнее, что запомнилось.

Покалывание в спине, свист в ушах переходящий в писк. Я как будто выныриваю из глубины. Пытаюсь сделать вдох, но что-то мешает. Открываю глаза – яркий свет, очень яркий. Кажется, выжжет глаза от этого света, но нет, присматриваюсь и постепенно, из света вырисовываются блики, переходящие в разноцветные пятна. Проходит несколько секунд, и я уже могу видеть – я в комнате с голубыми стенами, с белым потолком. На потолке висят обычные люминесцентные лампы как во многих государственных учреждениях. В помещение проникает уличный свет, очень яркий уличный свет. Ощущения настолько реальны, это точно я не сплю. Я поднял голову – осматриваюсь. Пришлось изо рта вытащить какую-то трубку, она вышла вместе со слизью и больно оторвалась от лица из-за приклеенного лейкопластыря. Я в палате. Сомнений, что это какая-то больница нет, рядом в нескольких метрах ещё больной, весь какой-то перебинтованный и в проводах. Да я и сам не лучше. Попытался слезть с кровати – получилось не сразу. Тело не слушается, когда начал шевелить телом и ногами – ощущение, что затекло все тело и стаи мурашей кочуют по мне. Постепенно получилось встать. Из плеча достал капельницу. Какая дрянь и больно. Окно. Из него идет свет. Я направляюсь к нему. Какой-то провод оторвался от меня и отвалился, похоже, какие-то датчики. Как провод отвалился, так начало что-то попискивать потихонечку.

Смотрю в окно. Там впереди забор, желтые листья кругом, несколько березок. За решетчатым забором дорога. Люди! Люди свободно ходят по дороге, как и не было ничего, они раздеты, на улице нет снега. Вот встала молодая парочка у забора, она кому-то звонит, он пытается её потискать. Вот бабулька плетется. Катаются машины. А небо, какое небо, синее небо, без облаков, вот след от самолета наверху расплывается, потихоньку растворяясь. Дурной сон какой-то.

Пытаюсь проснуться, но у меня не получается. Когда я был маленьким – меня мучил подобный кошмар, как будто я не могу проснуться. Но все так реально.

Хлопает дверь. В палату забегает доктор и, похоже, что медсестра. Они только разводят руками, охают и ахают, я ничего не понимаю.

Где я? Что это?

- Сергей, успокойтесь Вы в больнице.

Как?

Тут в палату залетает мой отец, я вижу его перекошенное лицо не то от ужаса, не то от радости. Он просто сшибает докторов как кегли и подлетает ко мне. Вижу - плачет. Я его никогда плачущим не видел. Он плачет и только повторяет мое имя. Он обнимает меня, да так крепко, что не могу дышать.

Сергей….

Сереженька….

………

Я смотрю на его лицо и тоже плачу, хотя понять ничего не могу. Одолевает ощущение радости, радости необъятной. Как будто уже произошло что-то, чего ждал всю жизнь.

И тут я чувствую покалывание, сначала в пятках, потом в спине, далее всем телом овладевает покалывание. Писк в ушах, переходящий в свист. Лицо отца растворяется в воздухе и свет темнеет. Становиться так темно, что ничего не видно. Вроде, как и не дышу даже.

И тут я слышу голос

Сергей…

Серёга….

Очнись….

Открываю глаза – они жутко щипят, сквозь слезы вижу непонятное лицо Артема. Он трясет меня за грудки и хлещет по щекам. Я уже говорю ему - что, мол, творишь, а он все хлещет по щекам.

Что это было? Артем говорит либо я задохнулся в гараже и отравился угарным газом либо шибануло током от тельфера. Кое-как меня привел в чувства. Все лицо залил нашатырем, пытаясь меня откачать.

Жутко напугался. Говорит, подхожу к зданию – а дверь гаража открывалась и там две цепочки следов. Никого нет, а ты на полу валяешься. Ну, я автомат сразу перекинул, но никого нет. Сначала думал - эти деды свалили, тебя убили. Но вроде как ран никаких не нашел, пощупал пульс - есть. Я сразу и давай тебя в чувства приводить. Тридцать минут без сознания лежал.

Так и отнес меня в палатку. И уложил там. Пока буду отлеживаться. Восстанавливаться. Артем за мной ухаживает. Деды говорят про возможные приступы эпилепсии. Но что-то я двадцать два года за собой такого не замечал ни разу. Про свои видения никому не стал рассказывать, а то ещё спишут на сумасшедшего и выставят за дверь. В таком мире рехнуться очень просто.

На заметку перед сном. Деды ходили за инструментом и какими-то шурушками в сервис напротив. Меня оставили в гараже, говорят, я ходил смотрел машину. Артем им устроил разнос по полной за то, что меня одного оставили, что без охраны оставили гараж открытым. Короче сильно с ними поругался. Но если так посудить смысла им меня так подставлять нет. Артем тоже на них не грешит, только из-за оставления двери открытой ругался.

52 день выживания. 14 октября.

Проснулся, слабость в теле, весь день лежу. Вообще так напуган сам собой и видением этим. Неужели и вправду так можно умом тронуться. Хорошо хоть мертвецы больше не сняться как это было с Иваном.

Получил подарки от Артема.

Он мне подарил пистолет ПСМ, пистолетик маленький такой, как уменьшенная копия Макарова, тонкий и кобура к нему. Я сразу примерил и одел его на живот. Даже под кофтой не видно. Артем сказал, чтоб я носил его всегда с собой. Мало ли что случиться, да ещё и эта конструкторская команда не внушает стопроцентного доверия. К пистолету обоймы нет запасной, только та, что есть и помещается всего восемь патронов. Похожи на патроны от АК, но только маленькие. Ещё мне Артем дал россыпью к нему тридцать один патрон и небольшую сумочку как футляр от фотоаппарата, куда их можно складывать и весить на ремень штанов. Так же мне достался ПММ и одна запасная обойма, патронов россыпью, много, я их не считал, наверное, больше ста. Из моего он забрал, как и договаривались обрез, и я ему дал патронов двенадцатого калибра, сколько нужно – столько и возьмет.

Ещё он принес два АКСу, три разгрузки чёрных, рожки автоматные, мешок патронов россыпью и винтовку Тигр, к ней тоже патронов.

Говорит Тигра этого нашел у того же типа что и мой ПСМ, ФСБэшник какой то увлекался, дома все понаоставлял, а Артем во время сталкерства и бродяжничества насобирал. Говорит от винтовки этой мало толку. Но Льву подойдет. Он хорошо стреляет и привык, такая же была у него. Но вообще, в основном импортные винтовки и в десятки раз дороже.

Толком ничего не рассмотрел, лежу, хоть и с пистолетами.

Артем просил по-человечески меня с ними не играться, а я остановиться не могу, новая игрушка как-никак.

Да ещё по рецепту Льва попробовал сладкий плов с изюмами, финиками и курагой. Вместо мяса тушенка. Вкусно.

Так и прошел день.

53 день выживания. 15 октября.

Проснулся рано. Плов не хотел задерживаться.

Сегодня весь день в работе, даже написать ничего не могу. Подключили вторые аккумуляторы, мужики придумывают двери. Артем вытащил из Крузака печку с фильтром и срезал воздушный фильтр от КАМАЗа. Пытается вместе их соединить, чтоб шло через камазовский фильтр, потом через печку с фильтром от Крузака и в салон нашего броневика. Это даст возможность поддерживать избыточное давление, чтоб радиоактивная пыль не проникала внутрь машины. На штатную печку тоже фильтр изобретаем.

На улице без изменений. Но мне кажется, стало светлее.

54 день выживания. 16 октября.

Разбудили, пришлось с самого утра делать новую электропроводку на машине. В кабине поставили сиденья от Крузака. Мужики почти закончили кузов и собираются делать люки и окна.

С Артемом много тренировались, он учил меня стрелять из АКСу, это оказалось гораздо сложнее, чем я думал. С моего дробовика попасть гораздо проще. С дробовика Артем меня заставил снять мой самодельный фонарик - целеуказатель. В принципе он прав, это игрушки.

Ещё я примерил разгрузку и получил от Артема четыре рожка, пятый будет в автомате. Все-таки я выбил себе один из АКСу.

Строительство подходит к концу. Вот-вот поедем. Завтра с Артемом и остальной командой планировали готовить одежду и оружие.

55 день выживания. 17 октября.

Проснулись очень рано. Не удивлюсь, если это было пять утра по нормальному времени. До обеда работали все вместе с машиной. Получилось вставить окна, сделать двери. Установили ещё пару фар с другого Урала в крылья. С Камаза фару искатель на крышу. Кабина стала намного шире и само авто получилось как автобус, только окон мало. Спереди четыре оконных блока, по бокам в кабине по блоку в салоне по блоку и сзади один на двери. Двери тоже – с правого бока нормальная дверь, метра полтора в высоту, сзади такая же, где кабина только люки – получается в ногах водителя. Вылезти можно очень быстро, а вот залезть не так быстро получается. На крыше люк и в днище люк. Все люки и двери запираются на шпингалеты. Двери мужики хорошо подогнали, использовали, чтоб не было щелей конвейерную ленту с касс. Она хоть и тонкая, но сгодилась. Саму машину осталось только утеплить. Ещё Артем сказал сделать щиты из этой брони на окна и вырезать в них только прорези для минимальной видимости. Щиты нужно сделать так, чтоб можно было снимать.

В обед отправили старичков на поиски утеплителя, и дед обещал добыть теплую одежду и всяких туристических принадлежностей. Пошли с оружием, и нам пришлось им дать противогазы.

Через час после их отсутствия мы услышали звук машины и к нам в дверь гаража постучали. Мужиков мы выводили на улицу только через дверь гаража, других выходов они не знали, да и ключи были от верхнего только у меня, а от нижнего у меня и Артема. На улице было всего минус двадцать пять, но сильный ветер и метель.

Я честно скажу - уже думал открывать. Если бы незнакомец не сказал глупую фразу - я бы открыл думая, что возвращаются мужики. Через мгновение – громкий стук, похоже, какой-то железякой и крик. Крик сопровождал дикий ржач и отборные маты. Я сам сильно струхнул, услышав совершенно незнакомый голос.

- Сова, открывай, Медведь пришёл!

Срочно кинулись с Артемом к двери. Пока сидим тихо. Артем сказал вести переговоры мне, а сам кинулся через минуту собираться. Оделся весь в белое, взял АКСу и обрез ружья, зарядив его картечью. Мне же приказал сделать всеми силами так, чтоб они собрались у двери и тянуть время. Он планирует выйти наружу, незаметно подползти и посмотреть, что там твориться. Возможно, Деда и Охотника взяли в заложники, и они разболтали про наше убежище. Есть другой план – Дед и Охотник при возвращении могут попасть на этих уродов – их нужно предупредить.

- Кто такие и что нужно?

Артем стоял рядом, слушая, кто говорит и, пытаясь понять, сколько их там человек.

- Тебя дорогая надо, открывай, а то хуже будет.

Фразу сопровождает ржач с матами. Какие-то совсем не интеллигентные товарищи.

- Бегу и тапочки теряю. Кто такие?

Вот сам пытаюсь казаться крутым, а всего трясет как от отбойного молотка в руках. Артем послушал и двинулся наверх. Сказал шепотом, что их как минимум четверо там. По голосу видно, что малолетки, не опытные. Я и сам малолетка.

- Короче, давай по-хорошему, а то сейчас дверь твою взорвем нахрен.

Дальше они пытались мне объяснить, что-то по пацански, что я не прав и не хочу пускать их погреться. Обещали, угрожали. В итоге через тридцать минут стали чем-то пытаться открыть ворота, подсунуть монтажку. Слышал, между собой они говорили, что будут дергать КАМАЗом.

Давайте, удачи Вам, я тут не зря со сваркой упражнялся. Слышно было, как КАМАЗ подъехал к воротам, и началась возня возле ворот. Я схитрил и сказал, что открываю, но типа замок двери застыл и не открывается, демонстративно ключом там пошевелил, нужно ворота открывать целиком, для этого их следует откопать снаружи. Поверили, пришли копать.

В это время я услышал выстрел дуплетом из обреза. Несколько автоматных очередей патронов по семь, крики и очереди у самой двери. Потом ещё длинная очередь на весь рожок у самой двери - через десять секунд после установившийся тишины. Пули пробили ворота гаража, высекая искры из бетонного пола и стен. Но не машины, не ни ничего серьёзного не зацепили. Мне пришлось затаиться за стенкой. Потом я услышал повторяющиеся мычание, стоны, звук хрустящего снега у ворот и четыре хлопка.

Через минуту Артем постучал в дверь и сообщил, чтоб я открывал.

Он стоял как ребёнок на день рождение, перед тортом задувая свечи, держа в руках, новенький АК74М. Я видел, что Артем улыбается и, похоже, было, что он рад до беспамятства. Черный, блестящий, с толстым ремешком цвета хаки и капающими каплями тающего снега с дула, он просто был как флаг в руках Артема. Я заглянул за спину Артема – возле двери валялись четыре фигуры в пуховиках, недалеко стоял КАМАЗ, светя фарами на дверь. Как сказал Артем – КАМАЗ «Батыр». Где то из снега торчал и светил в соседний сугроб большой фонарик. Вокруг все было красным от крови. Я стал присматриваться, ещё было видно, как снег тает под телами и красные пятна уходят глубже в снег, протаивая в нем дырочки. Вдруг у одной фигуры задергалась нога. Я дернулся. Артем резко обернулся, но махнул рукой и сказал:

- Так бывает, это нормально.

Неужели ему нормально четырех людей убить. Да и как он так смог их быстро уничтожить. Вот ещё вопрос кто опаснее он или два дедушки. Они хоть миролюбивы в отличие от Артема. Я оделся, вооружился, и мы пошли на улицу собирать трофеи и ждать новых гостей. Всего нам досталось четыре одинаковых автомата АК74М с черными пластиковыми складывающимися прикладами. Как сказал Артем, с них даже не стреляли толком, осталась консервационная смазка. Как вообще у этих отморозков на морозе они не заклинили или того хуже – стволы не раздуло. Один был испорчен, две пули попали в приклад, безнадежно его испортив. Были и рожки. Их отморозки рассовали по карманам набитые патронами. Всего досталось четырнадцать рожков из черного пластика, но два были испорчены попаданием. Большая часть рожков были в крови.

К концу нашего мародерства подоспели Дедушки, и им досталась роль сгребать трупы в КАМАЗ и увозить их к чертовой матери вместе с машиной. Машину хотели сжечь, но решили, что огонь привлечет лишнее внимание.

Дед долго смотрел на трупы, потом сказал: «Один генерал добился успеха, а кости тысячи гниют», сгрузил свои вещи и пошел таскать трупы. Трупы он закидывал как мешки картошки, без всяких чувств. Даже не обратил внимание, что он весь измазался в крови.

Дедушки принесли газовые баллоны Ковеа целый мешок, теплую одежду и охотник тащил кучу пуховых одеял. Больших таких белых два на два метра.

Одежду с Артемом мы использовать не будем - хуже нашей, да ещё и радиоактивная походу.

Артем выбрал нам два автомата и по пять полных рожков к ним, остальное отдадим дедушкам.

До вечера обсуждали планы, думали о последствиях сегодняшнего нападения и когда ждать беды. У отморозков не нашли больше ничего, а это говорит о том, что они целенаправленно ехали к нам. К нашему убежищу больше никто не сунулся. Следы у ворот замело через четыре часа.

Вечером Артем мне показывает, как разбирать, чистить и собирать автомат. Ещё разрядил все магазины и протирал патроны. Артем говорит, капля крови на гильзе – верный клин для оружия во время стрельбы. Примерно тоже мне говорил Александр. Не могу с ними не согласиться, особенно с Артемом – уж он-то точно знает как клинит оружие, измазанное в крови.

Вспомнилось от армейской мудрости Ивана:

-Откуда дровишки?

-Сарай разобрали.

-Так он же железный?

- Так нам приказали.

56 день выживания. 18 октября.

Проснулся от кошмара.

Во сне Иван, Инга и Алина мне упорно твердили, что я им что-то должен. Что не хорошо вот так уходить, а их бросать, оставлять здесь.

По этой проблеме посоветовался с Дедом, он единственный верующий в бога в нашей компании. Дед говорит, что я по скотски поступил с ними, бросив вот так трупы в машине, нужно было похоронить. Теперь их души будут метаться, и мучить меня всю жизнь. Да, он ещё добавил – всю оставшуюся жизнь. Нужно ещё если церковь увижу где - целую - поставить свечку. Да и где ж их хоронить в такое время то! Ну а насчет церкви – найду, сделаю. Ох, чёртов пердун, совсем с ума меня решил свести.

Мужики продолжили работать над машиной, а я занялся оружием и сборами в дорогу. Посовещавшись с Артемом, решил делать, как он мне сказал. То есть рюкзак первой необходимости, потом рюкзак второй необходимости и просто вещи. Выдвигаться планируем завтра без всяких ходовых испытаний машины.

Рюкзак первой необходимости объем 60 л:

Патроны картечь – три пачки по десять штук в каждой это килограмм триста грамм.

Патроны ПММ около тридцати штук – положил их в боковой кармашек, около трехсот грамм.

Спички охотничьи три пачки, сигнал охотника, зажигалка, огниво на всякий случай, около трехсот грамм.

Фонарик с радио и возможностью зарядки телефонов и коммуникаторов. Работает от крутящейся ручки – сто грамм.

Маленький фонарик от одной пальчиковой батарейки и четыре литиевых батарейки к нему около ста грамм.

Лекарства: бинты четыре штуки; зеленка, марганцовка, йод; вата стерильная – сто грамм пачка; двадцать пачек активированного угля; антибиотики – эритромецин, ципролет пятьсот, левомецитин; таблетки от кашля; парацетамол, аспирин; пенталгин; тюбик синтомициновой и тетрациклиновой мази; пара пачек гидроперита, две пачки АЦЦ, присыпка какая-то противомикробная и жгут. Все вместе ушло пол килограмма.

Противогаз, два фильтра, комплект незапотевашек – килограмм.

Два аккумулятора к коммуникатору, зарядка от батареек, солнца и с аккумулятором, карты памяти, батарейки, все вместе четыреста грамм их сложил в кармашек.

Патроны к АК девяносто штук – девятьсот грамм.

Ножик аквалангиста с светящейся ручкой в темноте – пятьдесят грамм, он ещё должен плавать.

Котелок алюминиевый с ручкой как сковородка, ложка и вилка – сто грамм.

Фильтр для воды – два штуки и стакан для фильтров наполовину обрезанный – сто пятьдесят грамм.

Две пары: термоноски и перчатки, два комплекта термобелья, трусов и футболок, лыжная шапочка – два с половиной кило.

Кусок мыла – девяносто грамм.

Зубная паста и зубная щетка – сто тридцать грамм.

Белый целлофановый дождевик и компас – почти ничего не весит.

Итого на барахло ушло восемь килограмм.

Еда:

Десять банок отборной тушенки – три килограмма четыреста грамм.

Две банки сгущенки – восемьсот грамм.

Леденцы, запаковал пол литровую бутылку от воды, чтоб не намокли – четыреста грамм.

Гречневая крупа – полтора килограмма в пластиковой бутылке.

Вода – два литра, два килограмма.

Сухари, сушил сам, триста грамм.

Газовая горелка на баллон и баллон на четыреста пятьдесят грамм газа - четыреста семьдесят грамм.

Шоколадные батончики – пятьсот грамм.

Итого на еду девять килограмм четыреста грамм.

Чай, весит совсем ничего.

Сам рюкзак весит килограмм.

Итого рюкзак, который всегда будет при мне, и который я буду хватать при любой ситуации - весит восемнадцать килограмм, четыреста грамм. Еды в нем хватит на десять дней, не обламываясь и на месяц в режиме голодания, но воды только на два дня, остальное время придется использовать плитку. Газа в баллоне хватит ненадолго, два-три дня в очень экономном режиме – то есть погреть руки и разогреть банку тушенки. Так же одежда, на случай если моя промокнет – например, вспотею или на экстренный случай, т.е. дополнительно одевать поверх уже надетой одежды. Рюкзак померил – нести можно, осталось много места – например под спальник.

Личные вещи и оружие.

ПСМ и кобура и патроны – шестьсот грамм.

Макаров и две обоймы – килограмм, не меньше, кобуру для него брать не буду, просто сложу в карман пуховика.

Мой дробовик заряженный – три килограмма семьсот грамм.

Поясной ремень с тридцатью картечными патронами – килограмм четыреста грамм.

АК74М с магазином – три килограмма шестьсот грамм.

Разгрузка и четыре магазина – полтора килограмма.

Ножик охотничий – двести грамм.

Налобный фонарик пецл, капроновый тонкий шнур – менее ста грамм.

Фонарь – прожектор, более трехсот грамм.

Итого личных вещей и оружия двенадцать килограмм с лишним.

Итого тридцать один килограмм.

Оделся, экипировался, тащить могу этот вес, но лучше что-нибудь скинуть. При необходимости избавлюсь от дробовика, к нему патроны очень тяжелые, но он эффективен. Я спросил Артема - как ему удалось четверых так сразу, он сказал, что они как драчки в кучу собрались, с одной стороны ворота, по бокам сугробы высокие. Выстрелил по ним из дробовика, там почти всех покоцало, шокировал их, потом очередью всех добил. Его даже не видели – вспышка, да и все.

Так что дробовик вполне хорошая вещь, к тому же этот дробовик меня спас, и я бородача из него завалил, что мне в принципе жаль. А если выкину, то освобожу сразу почти семь килограмм.

Поговорил с охотником, тот мне сказал, что и больше таскали, например кабана завалят, а туша говорит сама, что ли летит домой, вот так и тащишь её по частям километров десять.

Походил, и вправду все это подъемно, ещё не хватает одеяла и спальника сверху, но это небольшой вес. Не зря я каждый день в своем убежище тренировался по Сашиной технологии. Нет, мышцы не наросли как у Шварценеггера, даже более того я похудел. Но руки и ноги стали твердыми как камень и многие вещи мне стали даваться гораздо легче.

Второй рюкзак забил едой и водой, ещё лекарствами, противогазами и фильтрами, газовыми баллонами, остальное своей одеждой и взял необходимую вещь – туалетную бумагу. Весит он значительно больше – килограмм сорок не меньше. Но его задача как вещмешок, с машины до места, где буду жить.

57 день выживания. 19 октября.

Проснулся снова ночью раньше всех. Иван снова снился. Кошмар примерно такой же, как и вчера.

Побыстрей бы убраться из этого города.

Сегодня машина будет окончательно закончена и загружена вещами. Все не влезет, но на четверых - год точно можно будет протянуть, а там дальше что-нибудь придумаем.

Я готовлюсь, вещи, которые буду надевать сверху - крашу белой краской, дробовик и автомат красить было жалко и чтоб не угроблять - я их обмотал медицинским белым лейкопластырем.

В машину загрузили много всего, в том числе наш мотоцикл и две двадцатилитровые канистры бензина к нему. Ещё накидали шмоток на крышу и накрыли пленкой.

Задал вопрос Артему, почему вообще мы решили куда-то ехать, почему нам не остаться тут? И насколько он уверен, что в Иркутске будет лучше.

Артем мне ответил примерно следующее:

Тут не выжить. Мы можем тут жить в тепле и спокойствии, какое-то время, пока не соберутся достойные нам враги. И тогда нам конец. Ещё у нас проблема с питьевой водой, её взять тут неоткуда. Ядерная зима продлиться до весны и начнет все таять.

Что будет, когда начнет все таять? Трупы, тут тысячи трупов которые начнут разлагаться и скорее всего этот подвал затопит. Трупы это зараза, крысы и трупный яд. Вода с улицы это радиация, фон в этом подвале будет такой, что безопаснее будет жить в палатке в центре воронки. Радиация имеет свойство собираться в низинах и, как правило, вместе с водой уходит в почву.

Когда потеплеет – дороги раскиснут, многие потом размоет, мосты в основном разрушены, Артем там был и знает, о чем говорит, переправы исчезнут. Почему именно сейчас? Сейчас ещё не так сильно холодно и по дорогам ещё катаются выжившие люди, проехать можно.

Что будет с людьми тут? Я и сам знаю ответ на этот вопрос, те, кто выжил, начнут делить остатки. Трудно представить, где в городе можно найти еду кроме магазинов. Ведь в городе не посадишь картошку или не заведёшь корову. Деревни уцелели и скорее всего там остались и нормальные люди, и зачатки власти.

А Байкал – даже в самом плохом варианте, поставим палатки на озере, пробурим лёд, и можно будет воду пить, даже не фильтруя. Радиации не хватить, чтоб сделать воду непригодной для питья.

Артем мне предложил заехать по пути в Томск, но я отказался. Это слишком тяжело для меня, пускай судьба родного города останется неизвестной, так же как судьба моих родителей.

Когда собирал палатку Алины, нашел её дневник. Открыл, читал почти всю ночь. На каждой странице у неё нарисован или цветочек или игрушечный медведь. Почерк ровный, красивый, я могу такому почерку только позавидовать. Мысли Алины, которые она записала, мне показались совсем ещё детскими, словно привет из школы. Она писала, как они с мамой ходили по магазинам, как ходили в зоопарк. Ничего напоминающее случившееся я в дневнике не нашел. Про меня писала только хорошее, доброе. Мне понравилось, что она написала, типа Сергей заботится обо мне.

Алина, как жаль, что все так вышло.

Идет время, я выпил красного вина, утром мы будем выезжать. Но сон не идет ко мне никак. Заснуть не могу – боюсь. Боюсь, что ко мне во сне придет Иван и не отпустит никуда.

Пришлось будить Артема, он взял с собой двадцатилитровую канистру и мы пошли. Артем согласился идти со мной без лишних уговоров и объяснений. Я беру с собой мой рюкзак и оружие, попробую ночью сделать то, что я должен был сделать ещё давно.

Мужикам он ничего не объяснил, сказал только дежурить у двери, будем через несколько часов.

На улице холодало, но мне было жарко и от тяжеленного рюкзака и от выпитого вина, автомат я решил не брать, ограничился только дробовиком. На удивление ветра совсем не было, снег тоже не шел, и обычную тишину никто не потревожил. Тишина и только хруст снега под ногами. Я уже и забыл где стоит тот самый Крузер, пришлось петлять по районам и искать его.

Вокруг картина была не затейливой. Казалось, сегодня, луна помогает мне и светит что есть мочи через эти черные облака, помогая найти нужную дорогу. Стало светлее и это ночью. Я уже могу различать неплохо дома вдоль дороги. А может - это моя память дорисовывает нужную картину. Я тут был много раз.

Вот мы вышли на Красный проспект, тут все так же осталось, прошли мимо инкассаторского броневика, где я был вынужден бороться за свою жизнь. Броневик так и стоял с грустным видом и открытой дверью. Никто его не взял. Справа и слева однотипные выгоревшие дома с обрушенными балконами, пугали нас черными провалами окон. А вот пробивается сквозь снег, чудом сохранившаяся доска почета, можно даже разглядеть весёлые лица людей, смотрящие с заросших инеем фотографий. Напротив неё вывеска с большими буквами «НАДЕЖДА». А вот и станция метро «Гагаринская», интересно, что там, в метро, как обстоят дела. Когда-нибудь обязательно посмотрю и даже погоняю местных радиоактивных мутантов. Тут большой рекламный щит, с правой стороны дороги, упал на легковушку и полностью её раздавил. Думаю, пассажирам повезло, им досталась легкая смерть. Торговый комплекс «Зеленые купола», да только там я видел кроссовки за тридцать тысяч. Комплекс, похожий на мечеть, выстоял, видно выгорел только до основания. Пошли под мостом, и вышли на открытое пространство. Видно тут разрушений гораздо больше. Дома в своем большинстве старые и досталось им очень сильно.

Вот, наконец, дошли до станции метро «Красный проспект», большая открытая площадь.

Вот наша машина. Стоит там же, где и стояла. Замело её всю снегом, пришлось откапывать. Окна покрылись инеем, были так же видны красные потеки на окнах. Никто не додумался залезть в машину или снять аккумуляторы. Было видно, что она во многом выделяется от других автомобилей, которые были полностью сожжены.

Иван сидел на водительском сидении, облокотившись на спинку, и замерзшей рукой как будто курил. Так было, похоже, сбоку, когда я посветил фонариком через окно на него. Его единственный глаз был направлен вдаль.

Ключи были в замке зажигания, Нам пришлось включить зажигание, чтоб опустить окна, иначе поджигать машину было неудобно. Когда мы включили зажигание, на панели приборов зажглись лампочки, в аккумуляторах ещё оставался заряд. После включения, заиграла музыка, любимый диск Ивана так и оставался в магнитоле. На заднем сидении как будто спали Алина и Инга. Помада на губах Алины так и не потеряла свой цвет и блеск.

Артем облил машину из канистры бензином, мы сделали дорожку, отошли и подожгли. Машина загорелась с хлопком и очень ярко освещала площадь вокруг.

Через какое-то время пламя стало утихать, а мы двинулись домой. На часах Ивана, подаренных Александру, и им подаренных мне - сработал будильник – шесть утра ровно, так начался 58 день выживания. 20 октября.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 61
Комментарии

Жду комментариев, это последняя лирическая часть в дневнике. Дальше только жесткое выживание. Да, ещё их ждет сюрприз, то что вы просили про Охотника в коментах.

Да, ещё решили проблему с закипающим антифризом у генератора. Проблема решилась кулибинским способом – поставили обычный вентилятор комнатный дуть на батареи. Проблема ушла. Только жужжит ночью гад.

Идея здравая..но как может закипеть ралиатор, когда там батарей 10 штук+ разводка металлическими трубами+ холодина по сути..я или чето пропустил, или чето не понял..

кроме бронированного корпуса они делают два бака топлива по тонне

Логично, но их же тоже нужно защищать. К томуже не ясно что с колесами. Это самая уязвимая часть. В бронемашинах идут спецовые колеса с ободами+подкачка+резина не простая. Тут как минимум нужно еще тянуть пару запасок.

Вообще. самое здравое что можно придумать - это действительно использовать или готовую инкассаторку, или сто-то из военного, или изотермический фургон усиленый.

, молюсь на генератор – заглохнет – замерзнем

Но ведь их две штуки..подсоединить к существующей системе не так уж и сложно+ там же еще всякой хери валом, которой можно грется. Лишь бы тепло не выдувало.

На такой машине работы много. Там же и подвеску усиливать, и вообще всем работа найдетсЯ, и делать такое в 4 головы не один месяц (я в общем бронетехнику собирал, кой че секу), а тут за неделю все..анриал.

зы

глава какая-то сумбурная. Местами набор букав, и автар усилено хочет свалить из убежища любым путем, особо не развивая сюжет. Чето меня не прет, короче.

Радиатор генератора, как первого так и второго, раздавлен плитами и находится на улице, вместо него подключены комнатные батареи. Соответственно объем антифриза больше чем нужно, а эффективная площадь теплопередачи меньше.

Подвеску нет смысла усиливать, ГП данной машины 10 тонн.

Котелок алюминиевый с ручкой как сковородка, ложка и вилка – сто грамм

УГшное приспособление. Если речь о нашем - советском. Куда лучше просто миска люминевая, и маленькая кастрюлька такая же. А ложка ваще в разгруз меж подсумков втыкается на ура.

Десять банок отборной тушенки – три килограмма четыреста грамм.

Как так...одна банка весит минимум 450г это если говорить о хорошей. Есть говеная в банках как из под сгущенки. Ваще, самый цинус на такие вещи - ветчина в квадратных банках. У нее срок меньше, но да тут пох. ЗАто куда вкуснее.

Нетто 338 грамм. Стандартная банка ещё с советских времен.

Вода – два литра, два килограмма мало воды. Минимум 3. Два литра - это даже не суточная норма. А если готовить там крупы, или жрать в сухомятку, то в от минимум 3

Автра, ты про термос писал, чтоб крупу готовить. Где он в списке?

зы

я тя уже прикумарил, наверна.. :)

Лекарства:

.

Перекись (есть в пластике), и ченить от дрысни в таблетках , и от тошноты - церукал , и пластырь в виде изоленты - вещь. Из обезбаливающих ченить. В таблетках самое сильное - кетанов, он даже просроченый лет на 10 - помогает - проверил на себе. Витаминки, а то зубы повыпадают одну тушенку и леденцы жрать. Шевный материал - обязательно с иглами

кстати, зеленый горошек и кукуруза в жестяных банках - это вещь. Ибо и жажда и голод утоляются на раз, и готовить не нужно.

На месте ГГ я бы еще доработал мотоцикл на предмет багажника и рюкзака по типу велосипедного буквой П (хотя я по сей день не могу понять как на нем ехать по глубогому сгнегу, впрочем как и на урале...реально не то шо даже застрянешь, а прсто не видишь куда едишь, проваливаешся в кювет на раз).

Оделся, экипировался, тащить могу этот вес, но лучше что-нибудь скинуть

волокушу типа санок. Я автора задолбаю, но это явно лучше, чем нести все на себе. Лучше распределить. Уж если там броневики варят за неделю, санки как-то можно сварганить

Я готовлюсь, вещи, которые буду надевать сверху - крашу белой краской, дробовик и автомат красить было жалко и чтоб не угроблять - я их обмотал медицинским белым лейкопластырем

Извращенец. Почему нельзя просто сделать накидку как во второй мировой, из обычной простыни с дыркой для головы?

пластырь..ну да,е сть такие, но на автомате...он плавится на раз на стволе, ухудшая его охлаждение. А остальное нужно юзать активно...разбираьт, чистить..уж лучше красить. В М серии - там да. Там расборка через "жопу", и ствол закрыт до самой мушки. Там мотай - не хочу. В общем хз..как-то не однозначно и не надежно...

Ключи были в замке зажигания, Нам пришлось включить зажигание, чтоб опустить окна, иначе поджигать машину было неудобно

анриал. При таком морозе аккумулятору жопа давно настала.Да к томуже машину никто и не глушил ни свет ни двигло...он сел 100 раз. Да и крузер..там полушки безопасности должны были сработать...иван бы не сидел в таком положении.

бенз дорожкой хероеов на снегу горит. Реально пропитуешь сиденья, и дорожку делаешь на капоте, лучше всего при помощи пропитаной тряпки. Ну или ваще не ипать мозг, и лупануть сигналом охотника или фаер кинуть

Нет, Fram, пишите. Ваши коментарии в любом случае влияют на содержание.

Но я пишу художественное произведение, а не пособие по выживанию Беркем Аль Атоми :) именно поэтому герои должны совершать ошибки и поступать иногда на основании чувств а не холодного расчета.

мне очень нравится первая часть мародера :) Имхо, он очень умело смог все расписать, при этом не впадая в фанатизм тогоже круза с его описанием стволов. А мир и бытовуху очень расписал грамотно, и не занудно. Имено из-за бытовухи люди и убивают...повседневная жизнь ... а когда непонятно, или типа сами догадайтесь че кто кого убивает - это уж не то. КорочЕ, очень атмосферный рассказ, очень. Жаль, что вторая часть - муть какая-то пошла.

Более того, несмотря на некоторую абсурдность крепостей из 5 этажек в 21 веке, рассказ очень гармоничный, и ничего почти не хочется добавить...вот ща пишу и заново перечитать захотелось. Взаимоотношения между людьми также расписаны очень, и рассказ держит...ну блин...релаьно класс

При любом раскладе, можно даже отбросить придирки, очень интересный и захватывающий рассказ!!! Автор, пожалуйста не прекращайте.

+10, добавьте им пару девушек, дабы сделать сюжет еще интересней.)

Исключительно по вашей просьбе герои отложили свою поездку на неопределённый срок и все из-за девушек.

шикарный рассказ с нетерпением жду продолжения

с уважением из Сибири

6ая глава. Завтра заценю.

Все как ты просил.

Быстрый вход