Обреченные на жизнь. Глава 2. Часть 4

Предыдущая часть

4

Утром третьего дня поисковый отряд был готов к отъезду. Кроме обычного груза они взяли также дополнительные канистры с горючим. Группа, которая должна была перевозить людей, уехала еще вчера, поэтому обошлись без доклада майору о готовности выходить. Их группа на этот раз была вновь усилена: временно оставшихся без дела Кедра и Татарина присоединили к ним. Слон до сих пор находился на излечении в Ижевске, а Карась лежал с пневмонией.

- Не ходили бы вы сейчас. – прошептала Эльмира, которая по обыкновению вышла провожать Рината. – Что-то мне не нравится. Что-то тревожит меня.

- Глупая, это обычный рейд. Нечего переживать. Лучше начинай готовиться. – как можно нежнее ответил Ринат, прижимая ее к себе.

- Чтобы к новогоднему столу был дома. – она серьезно посмотрела ему в глаза.

- Буду. Я люблю «Оливье» - не забудь.

Тут Дима скомандовал:

- По коням! – и первым тронулся с места. Ринат быстро поцеловал Эльмиру и прыгнул на снегоход. Его тоже одолевали какие-то смутные предчувствия, но что это было: просто волнение или что-то еще - он не понимал. Они проехали частный сектор и выехали на железнодорожные пути. Конечно, сами пути были под толстым слоем снега, но они без труда ориентировались по столбам, которые стояли вдоль путей.

- Как же я по лету соскучился! Я в этом году всего два раза искупался. – сказал Миша во время очередной остановки. Было очень холодно, поэтому каждые тридцать-сорок минут приходилось останавливаться для того, чтобы разогреть закоченевшие конечности. Конечно, был выбор отправиться на лыжах, но при этом терялась скорость и вес возможной добычи. Кедр с Татарином устроили небольшую драку друг с другом. Само собой несерьезно, а для того, чтобы согреться.

- Пределы района мы покинули. – сказал Алексей, глядя на карту. – После следующей станции начинаются неисследованные территории. Смотрим по сторонам, ищем малейшие следы людей. Да что я вам толкую? Поехали!

Еще через две остановки они наткнулись на пассажирский состав, который ко всеобщему облегчению был абсолютно пуст. В пустых деревнях им несколько раз попадались собаки, но те вели себя осторожно и скрывались при приближении отряда. Дима по своему обыкновению исследовал магазины на станциях, но они были абсолютно пусты.

- Как будто Мамай прошел. – ворчал он, выбираясь из окна очередного магазинчика. – Ничего! Выскребли все подчистую.

- Может, какой другой поисковый отряд работает? – предположил Ринат.

- Нет. Еще до снега выгребли. Даже обычных на таких станциях давно пропавших пирожков и прочих чебуреков нет. – возразил Дима и, немного подумав, добавил: - Скорее всего, беженцы как у Самсонова. У них та же картина была: громили и уносили все что можно.

Быстро наступающие зимние сумерки настигли их в открытом поле. Уже затемно они доехали до крошечного полустанка из трех домов. После того, как с помощью подручных средств они откопали дверь, Кедр вскрыл ее ему одному известным способом. К радости Рината труба на крыше не была обычной вытяжкой, а продолжала большую печь, стоящую посреди дома. За прочисткой трубы от снега и разжиганием печи прошел еще час. В комнате они обнаружили закоченевшие тела стариков, которые осторожно вынесли в сени. Они, наверняка, умерли во сне и неизвестно, сколько времени так и продолжали лежать в своих постелях. Дом быстро нагревался. В старинном посудном шкафу Ринат нашел начатую пачку чая, из погреба достали банку яблочного варенья и маленькую баночку меда. Ринат сидел на широкой деревянной лавке, прислонившись спиной к теплой стенке печи, и задумчиво смотрел, как мерцает огонек в керосиновой лампе на столе. Лампу нашли рядом с постелью старика, а старая бутыль с керосином стояла под столом.

- Ребята, а вы чего до сих пор без позывных ходите? – нарушил молчание Кедр. – Вы ведь и так у Галеева особенными числитесь, а до сих пор по именам друг друга кличете. Не солидно как-то, да и не профессионально. – он хитро улыбнулся.

- А тебе, Витек, больше нравится, когда тебя Кедром кличут? – Алексей внимательно посмотрел на Кедра.

- Вот сейчас лучше по имени обращаться, а в эфире я могу и не отозваться – привык. – он развел руками и улыбнулся.

- Я согласен с Витькой. Несерьезно как-то получается. – вступил в разговор Дима. – предлагаю выбрать себе позывные.

- Что-то этот момент мне напоминает. Сидят несколько городских в глухой деревне и выбирают себе клички. Только бабки-знахарки за печкой не хватает. – усмехнулся Миша.

- Я вот себе уже подобрал. Теперь я на Диму отказываюсь в эфире отзываться.

- И что ты там подобрал? Хотя я догадываюсь. – Ринат хитро посмотрел на друга.

- Не томи, говори уже. – нетерпеливо спросил Алексей.

Дима встал со стула и, сделав торжественное лицо, объявил:

- Теперь зовите меня Снорк!

Комната сотряслась от неожиданного взрыва хохота. Ринат больно ударился затылком о печку и теперь, хохоча, потирал ушибленное место.

- Снова ты со своими играми! – успокаиваясь, сказал Алексей. – Ладно, если уж начали, то…

- То тебя мы будем называть Алеша Попович! – немного обиженным тоном перебил его Дима.

- Слишком длинно. – нисколько не обидевшись возразил Алексей. – зовите меня просто: Дядя.

Очередной взрыв смеха раздался в доме.

- Дядя – это про тебя, Леха. – вытирая слезы, сказал Кедр. – Думаю, приживется. Пойду Камиля сменю. А то, бедняга, наверное, мучается, не зная, с чего это мы тут смеемся. Очередь за вами. – он посмотрел на Рината и Мишу. Через два часа кто-нибудь меня смените.

- Дима, а почему именно Снорк? Почему не Меченый, скажем? – спросил Миша, ставя чайник на раскаленный металлический круг на печке.

- А не знаю. Первое что вспомнилось, то и назвал. – отмахнулся он. – Сам-то чего молчишь? Смотри – сам не придумаешь, тебе придумают другие.

- Ладно, подумаю. Хотя, что тут думать. Был Морозом, Морозом и останусь.

- Чего это вы тут ржете как кони? – спросил вошедший Татарин и прижался к горячей печке. – Всех покойников распугали. Еле по местам уложил.

- Да мы тут себе новые клички-позывные придумываем. – начал Алексей. - А то Кедр сказал, что несолидно поисковикам…

- Сталкерам! – перебил его Дима.

- Хрен с тобой, сталкерам несолидно без позывных ходить. Давай, чаю горячего попей. Очень холодно, что ли?

- Не то слово! Днем по сравнению с тем, что сейчас Бомбей был! Ну, и как вас теперь звать-величать? – он обнял кружку с чаем и, улыбаясь, оглядел всех.

- Итак. Дима у нас теперь Снорк. – Татарин лишь улыбнулся – он ведь не видел, как это было произнесено. – Леха – Дядя, Мишка – Мороз. – ответил ему Ринат.

- А сам?

- А себе я еще не успел придумать. Ты зашел как раз.

- Ну, значит, будешь Кромвелем! – придумал за него Татарин.

- Почему Кромвелем? – все недоуменно посмотрели на Камиля.

- А я откуда знаю? Первое что в голову пришло, то и сказал.

- Вас сегодня с Димой муза клички посетила что ли? Что он, что ты – оба с ходу прозвища придумываете. – заметил Миша. Все снова засмеялись, но в итоге решили оставить Рината Кромвелем. Ринат прошелся по комнате и открыл никем до этого не тронутый шкаф. Под одобрительные замечания друзей он извлек оттуда большой овчинный тулуп, который тут же был вынесен Кедру.

Ринату выпало дежурить последним. Как раз до семи утра. Миша растолкал его, и сам улегся спать в нагретый спальник. Ринат надел на себя чуть согревшийся на печи тулуп и вышел во двор. Снег противно скрипел под ногами, когда он шел к сараю, в который загнали снегоходы. Посветив фонарем и убедившись, что все на месте он снова выбрался во двор. Неожиданно сзади раздался громкий звук выстрела, Ринат инстинктивно упал на снег, пытаясь снять негнущимися пальцами, автомат с предохранителя, тяжелый и неудобный тулуп стеснял движения, лишая его маневренности. Как только ему, наконец, удалось приготовиться к отражению атаки, он тут же громко вслух выругался на себя. Ему уже не раз приходилось нести дежурство на улице до этого, но он никак не мог привыкнуть к тому, что деревья в особо сильные морозы начинают трещать так громко, что этот треск легко можно принять за звук выстрела. Он встал, злобно стряхивая снег с тулупа, и огляделся по сторонам. Замерев на месте, он прислушался. Ему показалось, будто слышит где-то звуки колокола. Ринат снял капюшон и снова прислушался. Из-за частых «выстрелов» в лесопосадке вдоль линии было слышно очень плохо, но звон не прекращался, и, казалось, он доносится дальше по маршруту их движения. Послушав еще немного, он надел обратно капюшон и стал быстро расхаживать по двору, чтобы не закоченеть. От дыхания на воротнике тулупа, по ободу капюшона и на маске образовался слой инея, который он, как ни старался стряхивать, все равно намерзал. К концу своего дежурства он окончательно замерз и только горячий чай из термоса еще спасал его. Ровно в семь утра из дома вышел Татарин и загнал его греться, а сам пошел копаться с техникой. Ринат с наслаждением прислонился к растопленной с утра печи, но его позвали к столу.

- Пока негусто. – сказал Алексей, разглядывая карту (точнее копию с реальной карты – оригинал хранился у майора). – Что мы имеем? Ремонтный поезд вот здесь, где Галеева спасли. Состав, в котором зэков везли – чуть дальше.

Пассажирский – здесь. И все. Ни одного товарного состава, если не считать того, что рядом с ремпоездом стоял. У нас еще три дня. А то Кромвеля его королева казнит, если он к Новому Году не вернется.

- Будто сам хочешь в сугробах встречать его? Тут такое дело – я колокола ночью слышал.

- Какие еще колокола? От мороза у тебя уши наверное звенели, вот и почудилось. – съязвил Кедр.

- Я не шучу. Дальше по маршруту. Может, почудилось, но мое дело предупредить, а пока давайте в дорогу, нечего время терять.

Миша загасил огонь в печи и закрыл заслонки. Татарин во дворе уже выкатывал снегоходы.

- Хорошее место. До базы день ходу, на пригорке, но не особо выделяется. Если что – можно использовать как перевалочный пункт. – сказал Кедр, последним выезжая за пределы двора.

Ринату было немного обидно за то, что его слова всерьез не восприняли.

- Леха, тьфу, Дядя! – кто-то издал смешок. – Я про колокола серьезно говорил. Не могло мне послышаться.

- Проверим. Говоришь дальше по линии движения?

- Да.

- Хорошо. Двигаемся дальше.

Ехать было очень холодно. Ринат с тоской вспоминал теплую стену печи и уже мечтал вернуться обратно. Несмотря на то, что они ехали, не слишком быстро, встречный ветер был ледяным. Они останавливались каждые полчаса, чтобы немного размяться и согреться.

- Представляю, что начнется в крещенские морозы! Ведь сейчас не меньше сорока! – сказал Дима во время одной из остановок. – Блин, найти бы транспорт подходящий. Как у вояк тех.

- Да так-то терпимо. Вот только если бы мы на лыжах шли – было бы теплее. А тут сидишь как ворона нахохлившись… Эх! Давай, поехали. – Там вроде состав стоит. – Миша указал в сторону моста, возвышающегося впереди.

Там действительно стоял состав. Но к всеобщему огорчению цистерн в нем не было. Половина вагонов была загружена лесом, несколько вагонов были загружены металлоломом. Зато первые два вагона их заинтриговали. На платформах стояло что-то накрытое брезентом. В первой на их пути платформе оказался катер.

- Даже на судостроительный ехать не надо. Как по заказу! – радостно воскликнул Дима.

- Погоди радоваться. Ты им управлять сможешь? – сказал Ринат, поднимаясь на борт. Хоть находка была стоящей, но что с ней делать никто решительно не знал. Какое топливо он использовал? Как им вообще пользоваться? Как доставить обратно? Первая радость сменилась легким разочарованием.

- Да уж, а когда с идеей выходили – об этом никто и не думал Ладно. Пока оставим. А что там? – спросил Алексей у Миши, которые уже возился у другой платформы.

- А здесь сбылась мечта идиота! Заказывали транспорт? Получите и распишитесь! – он с усилием потянул на себя брезент, едва при этом, не упав с платформы. Под брезентом оказалось два вездехода, которые по виду больше напоминали какие-нибудь марсоходы из фантастических фильмов. Вездеходы стояли на двух очень широких гусеницах, которые, казалось, были резиновыми.

- Болотоход? – спросил Ринат, но, не дождавшись ответа, поспешил к находкам. В салоне и грузовом отсеке вездеходов могли без проблем могли уместиться человек шесть. Оранжевый цвет кузова, гербы и надписи «МЧС России» не оставляли сомнений о предназначении груза, который так и не дошел до адресата. Дима поспешил сесть за рычаги.

- Не выйдет. На таком холоде ты долго будешь их заводить. – сказал ему Татарин. Греть надо. На чем же они ездят?

- Да на солярке наверняка. Трактор он и есть трактор. – ответил Дима, проводя рукой по ярко-оранжевому борту. – Вот только перекрашивать придется. На такой ездящей мишени далеко не уедешь. Кстати, я никогда таких ни видел, а вы?

Все отрицательно покачали головами, продолжая осматривать транспорт.

- Он и бронированный, по-моему! – восхитился Кедр, стуча кулаком по стеклу. – Смотрите, какая толщина! И двери! Теперь вешайтесь, твари! – он погрозил куда-то в сторону кулаком.

Все довольно расхохотались. На свой страх и риск они развели рядом с моторами огонь, согревая двигатели. Через час такой процедуры завелся первый вездеход, затем и второй.

- Управление по крайней мере внешне мало чем отличается от тягача. – сказал Дима, усаживаясь за рычаги. - Вот только одна гусеницы меня смущают, как себя поведут. Я на таких широких никогда не ездил. Это, наверное, если с обычной «Нивы» на какой-нибудь «Бигфут» пересаживаться. Надеюсь, справлюсь.

Ринат предусмотрительно вышел из кабины, доверив управление одному Диме, и отошел вместе с остальными к снегоходу. Вездеход развернулся на месте и мягко съехал с платформы на снег. Благо тот был почти на уровне платформы. Вездеход не проваливался. Дима сделал несколько кругов, привыкая к управлению, и остановился возле снегоходов.

- Я же говорил ничего сложного. Только вопрос: кроме меня механики-водители есть? Или механизаторы? – остальные растерянно смотрели на Диму. Никто из них никогда не сидел за рычагами управления. Ринат еще раз заглянул в кабину. Весь его опыт общения с подобной техникой заканчивался на коротких поездках на ДТ с дедушкой во время силосования. Да и лет ему было тогда слишком мало для получения навыков управления подобной техникой.

- Все ясно. – сказал Дима. – Тогда предлагаю слить из второго агрегата топливо и забить этот под завязку. Я с кем-нибудь возвращаюсь на базу и возвращаюсь с теми, кто сможет тронуться на этом. Заодно мореманов поищем. Может кто и сможет «спустить на воду» этот аппарат. – он кивнул головой в сторону катера, который снова накрыли брезентом.

- Не понял, Снорк. Мы тут мерзнуть остаемся, а ты в теплой кабине с музыкой домой? Нечестно! – Кедр сделал вид, что обиделся.

- Ага. – довольным голосом ответил Дима.

- Кто второй с ним пойдет? Хотя, Кедр, давай ты, раз уж так хочешь в тепле да с музыкой покататься. – Алексей решил за всех проблему.

Когда яркий вездеход скрылся из виду Миша, наконец, спросил:

- А мы как? На открытом воздухе?

- Почему на открытом? Вон наше временное пристанище. – Ринат указал на маленький домик, стоящий у самого въезда на мост. Был этот домик когда-то жилым или его использовали путевые рабочие, никто не знал.

- Теперь так. Мы сюда часа три добирались от места ночевки. Проехали не больше пятидесяти километров. Миша, Камиль, вернитесь обратно и привезите теплых вещей, одеял, а главное – тулуп не забудьте. – сказал Алексей.

- Лех, стоит ли? Наверняка поближе есть людское жилье. Две сгоревшие деревни, что мы встретили не в счет. Может, лучше поищем? А то на дорогу туда и обратно уйдет не меньше шести часов, а если гнать будут, то потом я за них не в ответе буду, если у них руки от холода отвалятся.

- Ладно, посмотрим. А пока лучше давайте эту избушку откопаем.

На откапывание ушло меньше получаса. В углу одной единственной комнаты стояла железная печка, которую Татарин тут же начал растапливать. От поездки за вещами отказались, так же, как от дежурства на улице: маленькие окошки выходили на три стороны, а четвертая стена заканчивалась обрывом в реку.

- Не успеют сегодня. – мрачно сказал Алексей, сидя на крохотной табуретке у одного из окон. – В ночь никто не поедет. Завтра только будут.

- Не спорю. – ответил Ринат, сидевший у другого окошка. К вечеру начался снегопад. Ринат видел, как снег покрывает накрытые брезентом снегоходы и заметает их следы. Миша сидел у печки и бросал в огонь старые, пожелтевшие от времени газеты.

- Тут подшивки аж с конца шестидесятых! И все «Гудок». Одни «ударные темпы» и «Слава КПСС». Никакой нормальной прессы. – сказал он, закидывая очередную газету в огонь.

- Да что ты их жжешь? Все равно от них толку никакого. Дрова же есть. – сделал ему замечание Татарин.

- С детства люблю я это дело. Меня хлебом не корми, дай пожечь что-нибудь. Я до пяти лет в доме с печкой жил. Каждый раз, как мама ее топила, я уже стоял рядом с кучкой бумаги. Однажды чуть дом не спалил, когда решил сам печку натопить. Я тогда…

В дверь громко постучали. Все схватились за оружие, Татарин подскочил к двери и взялся за ручку. Оглядев всех и кивнув, он резко дернул дверь на себя и тут же отскочил.

- Ой, ой!!! Ребятки! Не стреляйте! Не стреляйте! – в дверях стоял дед лет под семьдесят и улыбался так, что заподозрить в нем врага было невозможно. Он немного потоптался в дверях и спросил:

- Войти разрешите? – все лишь кивнули ему в ответ. Старым голиком он смел снег с высоких валенок и прошел к печке. Дед скинул большие рукавицы, протянул замерзшие руки к разогретому металлу печи и блаженно улыбнулся.

- Вы откуда? В смысле как подошли? Мы вас не заметили. – нарушил молчание Алексей.

- Ну не знаю. Это у вас надо спрашивать. Я же не прятался. Меня Юрий Иванович зовут. Я тут недалеко, в деревне живу. Ходил туда к куму. – дед махнул рукой куда-то в сторону. – Совсем плох стал.

Остальные скромно представились.

- Юрий Иванович. А бандитов здесь нет? – снова спросил Алексей.

- Нету, сынок. Были, да ушли куда-то. Здесь никого почти не осталось. Бабка моя, да еще пара стариков. Ну, кум в соседней деревне и тоже несколько старичков. Молодежь-то если не померла, то убежала вся куда-то. А мы остались, век свой доживать. – он присел на предложенную Мишей скамеечку.

- Ох, не думал я, что так все обернется… Да вы не глядите так в окна-то. Все равно никто не придет. Я и сам-то случайно сюда забрел. Дай, думаю, гляну, как там моя сторожка поживает. Я тут после ухода на пенсию работал. В Союзе с этим строго было – мосты охраняли. Не бог весть кто охранял, конечно, но охраняли. Всю жизнь на железной дороге проработал – он указал на старую эмблему МПС на груди телогрейки. - и еще бы проработал, да возраст не тот. Отправили на покой. Грамоты вручили, руку пожали и все. Свободен, товарищ Иванов. – он вздохнул. Миша в это время заварил чай и предложил свою кружку старику.

- Спасибо, сынок. Возьмите вот. – он вынул из-за пазухи протянул что-то завернутое в газету. – Не бойтесь. Малина это. Сушеная. Кума дала.

- А вы, я смотрю, ребята хорошие. Правильные. – продолжил он, прихлебывая из кружки. - Уж не обессудьте, что болтаю много. Такие уж мы, старики…

За рассказами старика никто не заметил, как за окном стемнело.

- Ой. Что-то я засиделся у вас. Старушка, небось, извелась вся. Пойду я. – засуетился старик. Напоследок скажу: дальше не ходите. Нехорошее там что-то. Особенно тебе аккуратнее надо быть. – сказал он, обращаясь к Татарину. – И другу твоему, что уехал недавно. Послушайте дедовского совета, не побрезгуйте.

Он натянул свои рукавицы и направился к выходу.

- Спасибо за чай. А дальше я настойчиво советую вам не ходить. Для вашего же блага.

- А что там? – спросил Ринат.

- Не стоит этого знать. Да и сам я не знаю. Вы не волнуйтесь. Топлива там нет. Что было давно либо сгорело, либо растащили. Уж послушайте старика.

Только спустя минуту, как старик ушел, Ринат опомнился.

- Какой странный дед. - сказал Ринат и направился к двери. Он открыл ее и встал как вкопанный: у порога виднелись только их следы, уже почти занесенные снегом. Следов старика не было. Остальные, увидев это, тоже недоумевающее смотрели на слой свежего снега. Наконец Ринат закрыл дверь и посмотрел на остальных.

- Это что было? Типа призрака что ли? Или он по воздуху ушел?

- Но ведь был он. – Миша растерянно держал в руках газетку с сушеной малиной.

– Вон, вода с его валенок стекла. – он указал на лужицу под скамейкой, где сидел старик.

- А чего это он так настойчиво не советовал нам дальше ходить? – громко спросил Алексей. – Не нравится мне это.

- Ребята, гляньте! – Миша держал в руках потемневший от времени и сырости листок бумаги. Подойдя поближе, Ринат увидел, что это была грамота.

- Грамота. И что? – спросил Ринат.

- Ты на имя посмотри, а потом на дату.

Ринат запутался еще больше. Грамотой в связи с выходом на пенсию награждался Иванов Юрий Иванович, дата же рядом с подписью значилась 16 октября 1967 года!

- Если ему это в шестьдесят вручали, то сейчас ему лет сто где-то должно быть! Или около того. – недоумевающее покачал головой Алексей.

Ему никто не ответил.

- Не нравится мне это. – хмуро произнес Татарин. – Откуда он про Кедра узнал, раз только пришел? Все равно, будем начеку. Дежурить предлагаю по двое.

Дежурить не пришлось – все равно никто ночью не спал. Они по очереди смотрели в окно, надеясь увидеть фары вездехода, но кроме темноты ничего не было. Ближе к утру, Ринат незаметно для себя задремал. Проснулся он от того, что Миша теребил его за плечо:

- Слушай! – тихо произнес он. Ринат услышал тот же колокольный звон. Теперь он раздавался громче, чем прошлой ночью. Остальные с удивлением смотрели на него. Ринат сделал движение руками, мол, «а вы не верили». Татарин в ответ пожал плечами, остальные так же молча переглянулись.

Утром вернулись отправленные за помощью поисковики. С ними приехал Валера, который и сел за рычаги второго вездехода, двигатель которого согрели на этот раз специально привезенным тепловозным прожектором.

- Не забывайте: я хоть и химик, но служил в танковых частях. Научился. – довольно сказал он, глядя на ребят. Катер подцепили к его вездеходу, так как никого не нашлось, кто бы был знаком с такой техникой.

- А теперь домой. Новый Год послезавтра.

- Эх, сразу бы нам такую технику! – восторженно сказал Ринат, сев рядом с Димой в кабину.

- Не говори. Это тебе не наша «мотолыга» армейская. Тут даже приборы, измеряющие уровень радиации и химического заражения есть. Вот здесь. – он указал на маленькие экраны на панели напротив сидения Рината. Когда снегоходы закрепили на крышах вездеходов и на катере, они тронулись. Ринат вкратце рассказал историю со стариком и о найденной грамоте.

- Не удивляюсь, честно говоря. После того, что произошло, всякое возможно. Я тоже как-то видел такое, только никому не рассказывал. Помнишь, мы как-то в одном из рейдов на заправке остановились? Так вот я как раз с полуночи дежурил. Забрался на крышу, закутался и сижу себе как всегда, музыку слушаю. Чувствую: не то что-то. Потом дошло: ветра нет. То был, а тут нет. Смотрю – из сгоревшего леса колонна выезжает. Несколько грузовиков, впереди БТР МЧСовский. Я хотел тревогу поднять, да так и остался смотреть как вкопанный. Стою, глазами хлопаю, но ничего сделать не могу. Тут как раз колонна подошла. И ведь тихо, будто звук вырубили: ни урчания моторов, ни скрипа снега под колесами. Тихо кругом. Я гляжу, а в грузовиках люди сидят, и рядом пешком идут. Одеты все по-летнему, идут и будто не замечают меня. Женщины, мужчины, дети, старики… Я так и стоял, пока они за холмом не скрылись.

- Да ну, заливать-то! – усмехнулся Ринат.

- Вот поэтому я никому ничего и не сказал. Все равно не поверили бы. – буркнул Дима и обиженно уставился на дорогу.

- Брось, Дим. Я же пошутил. После старика этого, во что угодно поверишь. Да еще колокола эти…

- Какие еще колокола? Это ты про свои глюки?

- Может и глюки, но прошлой ночью галлюцинации были коллективными. Вон, у ребят спроси.

- Интересно было бы глянуть, что это за перезвон стоит в пять утра. Когда нам в следующий рейд?

- Ты можешь сейчас же отправляться, а мне Эльмира уши отрежет, если я к празднику не появлюсь.

- Это точно! Она у тебя сможет! – Дима весело рассмеялся.

К обеду они были уже на месте. Дети с интересом рассматривали новую технику: в этот день их выпустили на улицу, так как температура была чуть больше двадцати градусов. Ринат потрепал по голове подбежавшую Таню и отослал ее обратно к остальным детям, вручив куклу, найденную в одном из брошенных магазинов. Игрушка ей очень понравилась, но уходить от Рината, к которому она очень привязалась, не хотела. Только когда появился майор она прошмыгнула в дверь: Галеева она очень боялась.

- Не опоздал. Значит будет тебе твой салат. – кокетливо сказала Эльмира.

- Я же обещал, что не опоздаю. – подмигнул Ринат. – Ладно, мы на собрание. Что там скажут интересно?

- Знаешь, милый, я на тебя почти готова обидеться. Ты про Таню не забываешь. Постоянно ей игрушки всякие привозишь, а мне ты что привез?

- Я? – Ринат озадаченно задумался. – Я себя привез. Неужели мое возвращение живым и вполне здоровым и еще полным сил не является для тебя самым большим подарком?

- То, что ты живой, я и так вижу, а вот здоровье твое и силы я после собрания один на один проверю. – подмигнула она в ответ. И добавила:

- Иди уже, опоздаешь.

- Познакомьтесь, старший лейтенант Волков. Был старшим у новоприбывших. – сказал Галеев, указывая на немолодого усатого мужчину. Все вежливо поздоровались, поочередно подходя к нему и представляясь. Майор подождал, пока эта процедура закончится, и продолжил:

- Цель последнего рейда хоть и не была выполнена, но то, что вы нашли, стоит большего. Дизельного топлива у нас в достатке, поэтому пока об этом можно не беспокоиться. Кроме того, нами решено пока сократить количество групп до одной, но усиленной. Я смотрю, вы неплохо сработались, поэтому оставляем вас в качестве единого поискового отряда.

- Так ведь вездеходов-то два… - недоуменно сказал Миша.

- Да два. Но наша основная задача на сегодняшний день – это создание постоянного транспортного сообщения с нашими соседями. Все свободные люди сейчас как раз этим занимаются. Вчера пустили первый паровоз. Правда, только по станции – дальше путеремонтные и снегоочистительные работы только начинаются. Нужна помощь в установке ветряков для питания кабелей электричеством, нужны руки для создания приемлемых условий для проживания там некоторого количества людей: охраны, ремонтников и прочих. Так что, пока вы работаете одни. А сейчас отдыхайте. Чуть не забыл! Ваш отряд увеличивается до семи человек.

- Кого это к нам еще приписали? – недовольно ворчал Дима, выйдя от майора.

- А тебе-то что? – заметил вышедший с ними Марат.

- Да дадут, какого шалопая, с которым возиться надо будет больше. Вот если бы ты с нами ходил…

- А я с вами и пойду. – спокойно ответил Марат. – Уговорил-таки Галеева. Волков вместо меня остается.

Ринат подошел к брату и похлопал его по плечу:

- Добро пожаловать в отряд, сынок. Привыкай к боевым будням, насе…

Закончить он не успел. Марат ловко подсек его ногой и уложил на полу, сделав захват.

- Дедовщину не потерплю. – весело сказал он и помог брату встать.

- Да я же шучу! – сказал Ринат, потирая локоть.

- Я тоже. Ну что? Может в баньку?

Незадолго до их отъезда во внутреннем дворе закончили строить две бани. Для этого просто разобрали две ближайшие к больнице и собрали срубы уже на месте.

Сидя на полке и вдыхая жаркий воздух, Ринат, наконец, понял, как же он соскучился по настоящей бане. Сруб был большой, поэтому все семеро без труда уместились внутри. Марат принес с собой еловые ветки и заварил их в горячей воде вместе с какими-то травами. Ринат узнал зверобой и мяту.

- Массаж бы сейчас! – мечтательно произнес Кедр.

- Сейчас будет! – ответил ему Алексей, бросил на камни целый ковш воды и схватился за веник. Ринат успел соскочить с полки, следом за ним в предбанник выскочили остальные. В парилке остались только Леха и Кедр, который немного скулил от жара, но с полки не слазил.

- И какую роль вы мне отведете в своем отряде? – спросил Марат, прихлебывая ароматный чай.

Дима, видя, что его никто не собирается перебивать, начал:

- Что мы имеем? Техника гораздо более удобная по сравнению со снегоходами, поэтому предлагаю утяжелить вооружение. Дядя пусть снова берет свою СВД, с эти споров, я думаю, не будет. Татарину, как пулеметчику в прошлой, настоящей и будущей жизнях - возить с собой пулемет. Надеюсь, Галеев разорится на один «Печенег». Остальные остаются при автоматах, ну и я с любимым дробовиком. Попросить еще пару «Мух». Ты, Марат, как старший по званию будешь координировать наши действия, но сразу говорю: без самоуправства. Ну, как? Согласны?

- Это понятно. А почему «Дядя»?

- А ты еще не знаешь! Это у Лехи новый позывной. Кстати тебе тоже надо будет придумать. Например «Мент». Как?

- Никак. В смысле не нравится. А остальные кто тогда?

- Я – Снорк, Мишка – Мороз, Леха – Дядя, Ринат – Кромвель.

- А почему Кромвель? – снова спросил Марат, обращаясь к брату.

- Это ты лучше у Татарина спроси. Он мне это пришил.

- А что? Пришло в голову, вот и сказал. Наверное, потому, что до рейда перечитывал всемирную историю, раздел про английскую буржуазную революцию. А может, и нет.

Все рассмеялись.

- Понятно все с вами, сталкеры. Зовите тогда меня просто: Пастырь.

- Пастырь?

- Буду вести ваши заблудшие души сквозь мрак невежества к покаянию и искуплению.

Все снова засмеялись. Из парилки выскочили Леха с Витькой.

- Слабаки! – выдохнул Кедр и залпом выпил половину ковша холодной воды. Решив опровергнуть это высказывание, остальные по очереди забежали в парилку

Следующая часть

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 91
Комментарии

Прошу великодушно меня простить за столь долгий перерыв. Остался без связи, м выкладвать новые части было проблематично. Переезд на новое место жительства, постоянные ссылки в отдаленные уголки региона, отсутствие инета на рабочем месте - все это наложило свой след. Думаю, дальше пойдет все без заминок. Тем более у потенциального безработного (да-да кризис мать его за ногу) времени на порядок больше.

Кстати спасибо за поддержку и критику.

>> Тем более у потенциального безработного (да-да кризис мать его за ногу) времени на порядок больше.

Лучше пусть будет длинный перерыв, но сохраненная работа.

А это уже не от меня зависит. Да и черт с ним, с банком. Работу всегда найти можно.

Все предыдущие части включая эту+10 :)

Ну а дальше еще не прочитал :)

снова добрый вечер. решил откомментить все части, если не против.

внимательно несколько раз почитал.вроде бы все в порядке но.

1.как мне помнится прожектор тепловоза питается напряжением 220/380в. самый минимум 110. где парни взяли напряжение такое?подумай как объяснить

2.как уже писал, про скрытность. ее НЕТ. Как я понял в команде есть бывшие военные. Сам прикинь, ты едешь на чужую территорию. И демаскируешь себя затопленной печью.дым из трубы которой, виден за много сотен метров.

Ребят бы почикали в момент прям в сторожке или устроили им засаду.

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Спасибо за комментарий.

1. Тот самый тепловозный прожектор стоит в отцовском гараже и греет двигатель "Нивы" во время самых диких морозов от обычной 220-вольтовой розетки. Мы детьми его через удлиннитель даже на улицу вытаскивали. Поверь - светит так, что мало не покажется. По поводу источника напряжения - вспомни, что люди собрались в больнице, где стоят собственные генераторы, которые могут питать аппаратуру без проблем при наличии топлива. В прототипе той больницы, о которой идет речь генератор способен питать даже рентгеновский кабинет, где необходимо напряжение до 380 В. Хотя насчет пояснений, думаю стоит этот момент добавить (в тексте промелькнуло как-то вскользь, согласен).

2. По поводу демаскировки. Согласен, что есть моменты, когда поведение героев напоминает "парад на Красной площади", но:

а) Для ночевок и остановок выбираются места либо на отшибе либо в безлюдных районах, а шанс нарваться на чужой поисковый отряд он всегда есть и при самом скрытном варианте передвижения.

б) Не стоит забывать про то, что всегда оставляется дежурный (часовой), который располагается на позиции с максимальным обзором (будка у моста - не в счет, там была изначально незаселенная территория)

в) Так называемые "бывшие военные" - срочники из пожарной части. Какого пожарного учат премудростям маскировки, разведки и т.д.?

Ответил на вопросы?

Как-то слабо прослеживается такое масштабное последствие ядерного удара - как радиационное заражение. Ощущение, как будто этот фактор полностью опущен и катаклизм обошелся без применения ядерного оружия.

По отптимистичным оценкам, радиация спадет до безопасного уровня в большинстве мест подвергшихся радиоактивному заражению в течение двух недель. Так что в этом плане все в рассказе нормально.

со старичком и колонной интересная задумка, требую раскрытия этой тайны :)

уже несколько дней трачу время на твоё произведение и весьма доволен!

+ 10

Не могу выразить своё восхищение буквами. Уже несколько ночей угробил на этот рассказ (или повесть, не знаю), Автор -- крут!!!

Отличный поворот сюжета! мне кажется,что немного мистики не повредит!

Про дедка вообще круть! У самого муражки аж.

Это великолепно.

Автору огромное спасибо

ето нечто!!!!!!!!!!!!

я знаю, это - Чорный путеец! ;)

Быстрый вход