Рассказ «Они уже здесь»

«...29 апреля. Понимаю, что нет ничего парадоксальней отечественного участкового, ведущего дневник. Но ничего с собою поделать не могу, это стало для меня традицией с третьего курса училища.

Сегодня сломался сотовый телефон, а другой связи в поселке нет. Телефонные провода давно украдены, почта и рейсовый транспорт забыли сюда дорогу. Да, Иван Семенович знал, куда меня ссылает...

Внезапная отрезанность от внешнего мира и удручающий вид поселка напомнили мне фильм «Письма мертвого человека». Подумал, может мне тоже написать что-то в этом роде?

Не дает покоя тот случай в кустарной «копальне». Что же там на самом деле произошло? Почему после возвращения оттуда повесился Мишка Шубарь?

Вчера ночью слышал за окном треск, но остался в доме. Если выйти одному в темноту, могут и прибить, не посмотрят что мент. Народ еще тот, днем тихий и забитый, а ночью преображается! Стыдно признаться, страшно. Одно дело, когда за спиной райотдел, и другое, когда ты тридевять земель от ближайшего патруля, в незнакомом месте. Бобриков здесь родился и вырос, и ему ни одна собака на помощь не пришла, что уж обо мне говорить! Кстати, о собаках - только сейчас обратил внимание, что в поселке их нет!»

«...29 апреля - поздно вечером. Тоска. Есть телевизор, но он ловит только одну программу.

Попробую описать поселок, если получится. Основали его, наверное, еще при царе-батюшке. Когда-то тут была шахта, потом ее закрыли, а шахтеров возили на автобусах, за 30 км, на «Красноармейскую». В 90-х началось сокращение, и все золотаревцы потеряли работу. Половина разъехались кто куда, оставшиеся стали ждать лучших времен. В процессе ожидания разворовали все до болтика. Брошенные дома разбиты, разграблены, несколько даже сожжены. Воровали у соседей, тех, кто пытался завести живность, имел большой огород. Половина мужиков - пьянь, пропились до ватников, многие уже отсидели (карикатурная рожица). Красть тут уже нечего - пропивают пособия, родительские пенсии. На весь поселок всего несколько детей. Кто еще цепляется за жизнь, придумывает разные штуки. Пробили шурфы на месте старой шахты, копали нелегально уголь (подчеркнуто). Бобриков, мой предшественник, сволочь, все знал - у него весь сарай этим углем забит! Его жена киоск открыла, разной дрянью торговала, неплохо нажились. Киоск, кстати, тоже уже разграбили - когда они успеют?

Поселкового совета давно нет, в брошенном здании мужички водку лакают. Сначала золотаревцам обещали построить тут чудо-фабрику, японскую, потом про фермерство что-то рассказывали. Какое здесь фермерство - глина да россыпи шахтной породы? Затем собирали подписи, чтобы поселку войти в состав соседнего района, мол, тот богаче, он поможет. В общем, морочили голову, пока не объявили: извините, поселок неперспективный и будет расформирован, ждите переселения. И уехали, а эти до сих пор ждут (смеющаяся рожица). Одно время собирались церковь строить. Поставили вагончик, пригласили попа. Но к религии все быстро охладели - поп только кадилом махал, да деньги брал за все, что можно и нельзя. А когда они кончились, уехал вместе с вагончиком. Сейчас один верующий остался, и тот адвентист. Сидит, книжки старушкам пересказывает.

По делу Бобрикова глухой висяк. Рассказывают какие-то небылицы. Опросы вести крайне тяжело: половина золотаревцев привычно ноют «начальник, я не при чем», половина отрешенно молчит. У всех на лицах одно - «дайте умереть спокойно»! Иногда становиться страшно - будто среди зомби каких-то находишься.

Опять эти странные звуки. Словно кто-то медленно и тяжело прошел мимо дома...»

«...30 апреля. Еще одно ЧП! Пропала старушка, проживающая одна. Уверенности пока нет, но, по словам соседей, она всегда предупреждала их, если отлучалась надолго из поселка. Да и до ближайшей трассы километров 12, старики обычно ждут какой-нибудь попутки.

Днем снова встретил местного сумасшедшего, Колю Калиткина. Говорят, он помешался, спасая своего кума, которого как-то завалило в шурфе. Калиткин схватил меня за рукав и бубнил: «они там, внизу, они придут». Бред. Жалко человека!

«...1 мая. В поселке не просто ЧП - катастрофа! Подробнее позже..»

«...Вечером того же дня. Попробую по порядку. Поздно ночью, почти к утру, услышал крики. Выбежал на улицу - темнота полная, на одной лампочки, ни одно окно не горит. С фонариком поспешил на шум. Кричали из дома Маликовых, это почти полкилометра от опорного пункта. Пока я добежал, крики переросли в рыдания. Причитала пожилая Маликова, лежа на пороге дома. Моя первая мысль - ограбление. Поднял женщину, попытался расспросить, в чем дело, но у нее была истерика. Тут во двор с опаской вошли соседи (сволочи, сидели как мыши!), я не выдержал, стукнул одного. С их помощью организовал осмотр места происшествия. Все до боли осень напоминало случай с бобриковым: следы борьбы, выбитое окно. Пропал сын Маликовой, непутевый алкоголик (какой-никакой, а сын). Соседи на предложение осмотреть участок за домом перепугались, кто-то бросился наутек. Пошел осматривать сам - ничего...

В эту ночь исчезли сразу 7 человек! Поселок замер, несколько человек бежали, люди прячутся по домам. Хуже всего, что сегодня днем несколько групп пьяных вдрызг отморозков попытались начать грабежи. Чтобы унять их, я прострелил одному ногу - в ответ кто-то пальнул в меня из двустволки. Мою «Таврию» разбили, порезали колеса. Некого и не на чем отправить за помощью».

«...3 мая. Вчера несколько скотов ворвались в дом Нечепоруков, которые издавна приторговывали самогоном. Хозяев избили, забрали самогон и брагу, которые тут же на месте и распили, да еще подожгли хату. Плясали вокруг огня, орали матерные частушки, потом устроили потасовку. Увидев меня, бросились врассыпную, угрожая вернуться и «поставить на перо».

Вчера уговорил одного мальчишку на велосипеде отвести в райотдел записку. Он еще не вернулся. Волнуюсь за него. Впечатление, будто кроме нас никого нет на всей земле.

Собираюсь сходить к заброшенной шахте. Возможно, разгадка там...»

«...4 мая. Господи Боже мой! Сегодня я был в районе шахты. Возле шурфов, раскопанных местными, нашел следы крови и обрывок одежды. Кого-то волокли внутрь шахты. Я прошел немного по штреку - потом вернулся. Очень страшно. Надо подождать опергруппу.

Мальчишка так и не вернулся. Наверное, завтра пойду сам, пешком. Поселок вроде бы успокоился. Кто напился, кто схоронился...»

«...6 мая. Вот я и попался!

Позавчера ночью снова крики. Кто-то снова напал на жителей поселка. Чудовищ я не боюсь, но вот старую поговорку «бояться нужно людей» я позабыл! Не успел добежать до места происшествия, как дорогу перегородили двое, из тех, кто устроил на днях грабежи. Я предупредил их, что буду стрелять, потянулся к пистолету - и тут меня сзади грохнули по голове.

Очнулся я только сегодня. Видимо, меня еще долго били - болит все тело. Но кто-то меня подобрал, принес сюда и перевязал. Оставили на столе записку: «начальник, выздоравливай, мы сами разберемся».

О том, как они разобрались сами, я узнал, проковыляв на крылечко. Опорный пункт, где я разместился, находится в центре поселка, перед ним небольшая площадь. Так вот, на площади лежат рядком шесть трупов, а рядом, на старом щите написано белой краской - «грабители». Самосуд, мать их так! Хотя многие считают, что такой вот способ наказания преступников является проявлением самопорядка, это может привести к расправе над любым. Вспомнят старые обиды, начнут выяснять, кто из них самый главный. Нужно что-то делать. Может быть, смогу собрать людей - кто нормальный, организовать дружину...»

Это была последняя запись в небольшом дневнике в. и. о. участкового инспектора Павла Олейникова. К ней, несомненно, следовало бы добавить и сообщение из Н-ской районной больницы о мальчике-велосипедисте, сбитом 2 мая на шоссе возле райцентра, и находившегося долгое время без сознания. Что же касается дальнейшей судьбы жителей Золотарева и капитана Олейникова, то о ней более чем красноречиво говорит запись сообщения патрульной машины, высланной в поселок 11 мая:

«... Первый, седьмая машина на связи... Мы в Золотарево. Мужики, что тут было-то (далее нецензурные выражения), махновцы, что ли побывали! Разгром полный, в домах двери-окна выбиты. И нет никого... В поселке НИ ОДНОЙ ЖИВОЙ ДУШИ»!

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 24
Комментарии

Интересный рассказ, мне нравятся дневники, только он как будто вырван откуда-то. Концовка ничего не объяснила, но заинтриговала.

Только как это с темой постапокалипсиса связано?

Или умирающая деревня, это и есть модель конца света?

Мне тоже рассказ понравился, и хотя привязка к постапокалиптике непрочная, всё-таки решил автора поддержать и опубликовать. Во-первых, можно считать, что «умирающая деревня, это и есть модель конца света».

А, во-вторых, концовка открытая, позволяет предположить самые невероятные вещи о конце человеческой цивилизации из-за вытеснения видов, как в романе «Метро-2033» или в фильме «И грянул гром».

Это конец света в отдельно взятой деревне. Локальный вариант.

У меня еще один рассказ в таком же формате.

Насчет вырван - да, такая задумка. Предлагается обрывочное свидетельство происшедшего. Минимум нужной информации. Смысл в том, что остальное вы придумываете сами - создавая собственные гипотезы событий.

Ведь в остросюжетных история когда самый самый интересный момент? Когда что-то произошло, но полная картина причин еще не известна. И вот тут человек начитает мучиться догадками. :))

а где можно посмотреть свой рассказ

Так и так уже замучался)) Но своя история кажется выдуманной, а чужая как-будто реальней. Ее и желаешь услышать. И спроецировать себя в нее. Стараешься не придумывать концовку, а переживать вместе с главным героем, когда на следующие пять минут действия соображаешь, как бы начал действовать сам, а автор каждый раз подкидывает новую задачу.

не,история интересная, но мне нравятся истории с продолжением. а еще интересно, автор когда писал думал о том, что на самом деле случилось или нет.

извените истории без продолжения

Ну, это такой жанр - история без продоложения.

Впервые я сним столкнулся в 1993 году, прочитав у Лавкрафта "Музыка Эриха Цанна". До сих пор мучаюсь догадками, что именно таилось за окном скрипача. :)

А всё-таки интересно, у вас есть мысли о том, что было на самом деле ;)

Я пытался изобразить неких существ, которые ночами выходят из шахты - и похищают людей. Хотя бы намеками.

Но не смог изобразить их достаточно ужасными.

Отлично! Жалко очень участкового, хотя не факт, что все погибли... только у меня впечатление создалось, что бандюг перебили те, кто из шахты лазил=))

Да, живописные уроды не прокатят. Если у меня нет воображения, то мне ничего не понравится. По мне реально, если они будут группой или рассой болтающей диалектом тюремного жаргона ( слыш, начальник, ты полежи пока, а мы тут их перемочим). Ну вот, эти гоблины перемочили всех плохих,а остальных уработали как свидетелей. Вот и думай, что у них в башке.

Да, живописные уроды не прокатят. Если у меня нет воображения, то мне ничего не понравится. По мне реально, если они будут группой или рассой болтающей диалектом тюремного жаргона ( слыш, начальник, ты полежи пока, а мы тут их перемочим). Ну вот, эти гоблины перемочили всех плохих,а остальных уработали как свидетелей. Вот и думай, что у них в башке.

Да, живописные уроды не прокатят. Если у меня нет воображения, то мне ничего не понравится. По мне реально, если они будут группой или рассой болтающей диалектом тюремного жаргона ( слыш, начальник, ты полежи пока, а мы тут их перемочим). Ну вот, эти гоблины перемочили всех плохих,а остальных уработали как свидетелей. Вот и думай, что у них в башке.

А почему бы не дописать рассказ или сделать вторую часть, ну скажем к примеру как в фильме "У холмов есть глаза" или действительно с удской тварью?

Захватывает!блин так нехочу веритьв скорый конец света!но весь сайт и вообще все кто могут только об етом и твердят.........

Быстрый вход