Конкурс № 8. Show must go one

Empty spaces

What are we living for?

Abandoned places

I guess we know the score

On and on, does anybody know

what we are looking for?

Freddie Mercury

До начала концерта было еще изрядно времени, поэтому бар был почти пуст. Скучал за стойкой бармен, да парочка местных сидела за угловым столиком, потягивая пиво и бросая в мою сторону косые взгляды. Никакой агрессией от них не пахло, только любопытством с терпкими нотками восхищения – парни явно пришли поглазеть на заезжую звезду. Ну что ж, как говорит ударник нашей банды, Тощий Джо, - дерьмо, а приятно. Я зевнул и отхлебнул еще пива.

- Я жалею, что индустрия звукозаписи оказалась одной из тех вещей, не переживших Войну и Чумной Хаос, - раздался за моей спиной хриплый голос.

Вздрогнув от неожиданности и плеснув на себя пивом, я обернулся. черт! Как же я проворонил-то, что кто-то подходит ко мне сзади?

Впрочем, повода для беспокойства не было. Это был Старик – один из крупнейших плантаторов Южной Возрожденной Конфедерации, а по совместительству, но о таком вслух говорить не принято, – большая шишка местного отделения Обновленного Ку-Клунс-Клана. Также он являлся бооольшим фанатом «Старины Синнера и Банды Страшного Суда», и денег нам перепадало от него немало. Старику, или же мистеру Сэмюелю Карвину, было лет за 60, однако на вид и сорока не дашь. Высокий, подтянутый, стройный как юноша, ни намека на лысину, волосы – «перец с солью», собраны сзади в пышный конский хвост. Сегодня, несмотря на довольно жаркую погоду, он был одет в вытертую кожанку с кучей нашивок и значков – наверняка еще «тех времен», кожаные штаны и остроносые сапоги. Неофициальный прикид – явно ради концерта, но он всегда оправдывался, мол, чтобы «в глаза не бросаться». Ага, как же – не бросается он! Все и так в лицо его знают! Плюс еще вечно с телохранителями. Вот и сейчас за его спиной маячили двое парней, по-любому - Рыцари Ордена. Тоже одетые, чтобы «в глаза не бросаться». Однако у каждого на поясе – внушительная кобура, явно не пустая. Рисуется старик, ведь наверняка уверен в своей безопасности, да и городок-то – тихий, из цивильных. Я потянул воздух носом. Ага, он уже и навеселе… Сейчас начнет нудить про старые времена…

- Не помешаю? – спросил мистер Карвин.

- Да нет, присаживайтесь, - я кивнул на свободные стулья за столиком. – Так почему же не переживших? Я же вам дарил пластинку нашу.

- Все вернулось к истокам, - хмыкнул Старик. – Винил. Да и качество ужасающее. Вот слушаю – и не цепляет совсем. Вам бы в студии хорошей записаться…

Блин, каждую встречу он – об одном и том же! Впрочем, как и все из музыкальной тусовки, заставшие еще довоенные времена. Нет, а что поделаешь, если Реставрация Цивилизации за тридцать лет еще не взялась за это? Спасибо, хоть уровня начала ХХ-го века за это время достигли… И ведь само это старичье во всем и виновато – раздолбали все, засрали, а теперь сокрушаются!

- А где остальные ребята, Хэнк? – мистер Карвин окинул взглядом бар.

- Вилли дрыхнет, Джо, Алекс и Айвен бродят где-то. Приключений ищут.

- Ручаюсь, что в этом городе они их вряд ли найдут. Добрались нормально?

- Да, поездом. На железке вроде сейчас спокойно. Ни банд, ни дикарей.

- А у меня минутка свободная выдалась, решил послушать тебя живьем. Ты ведь у нас принципиальный, не приедешь, не сыграешь специально для старика… Пришлось вот на самолете лететь… - мистер Карвин скривился. – Комфорт – ну совсем не Боинг…

- Ну я же вам говорил, - я постарался напустить на себя виноватый вид. – Не могу я играть в пустом зале. Мне публика важна.

Почему важна- я конечно умолчал. Как и почему записи наши не цепляют.

А Старик видать опять решил удариться в воспоминания:

- Ээх, Хэнк, опоздал ты родиться… Какие фестивали были! Какие концерты. Стены аппаратуры, усилителей… Да бывало, что одна сцена – с весь бар этот! А группы какие… Ты и не слышал половины, да и записей-то их не сохранилось…

Бла-бла-бла, я все это слышал уже миллион раз! И не только от этого старого зануды. Ну каждую встречу – одно и тоже…

- Мистер Карвин, - я допил пиво и встал. – Извините, я вас оставлю на время. Пойду к концерту подготовлюсь.

- Конечно-конечно! – старик замахал руками. – Иди! Задай им тут сегодня жару.

- Ага, - я рассеяно кивнул, поймав на себе сочувственный понимающий взгляд одного из телохранителей. Мистер Карвин их, видать, регулярно этим достает!

- Парни, это, черт побери, лучшая современная кантри-группа! – заорал мне вслед Старик, ни к кому не обращаясь. – Радуйтесь, что слушаете ее!

…По скрипучей лестнице я поднялся в наш номер, по совместительству – гримерку. Еще в коридоре услыхал раскатистый храп Вилли, нашего скрипача, но едва я скрипнул дверью, как храп прекратился. И первое, что меня встретило в комнате – это дуло обреза, за которым маячило небритое, мятое со сна лицо Вилли.

- Ааа, это ты, - протянул он, опуская ствол. – Что, пора уже?

-Да нет, можешь еще дрыхнуть. Там просто опять Зануда приперся и начал.

- Мистер Карвин, что ли? – ухмыльнулся Вилли. – А смысл спать уже? Пойду умоюсь да протрясусь перед концертом.

-Смотри, тогда попроси через кухню тебя выпустить, а то нарвешься на него.

- Да мне Зануда побоку, - Вилли принялся натягивать ботинки. – Он даже забавный, когда нудит по -пьяни.

Да уж, вот такой у нас скрипач. Всегда наготове – даже спит с обрезом. Нет, а что вы хотели, там, откуда он, по-другому – никак. Он вырос на ранчо, у самой границы Пустой Территории. Тех самых земель, что официально признаны ненаселенными, и на которые не распространяются законы Объединенных Штатов. Точнее, закон там один – или ты, или тебя. Интересно, что он взял в руки первым – ствол, или скрипку? Все время забываю спросить.

- Эй, Вилли, - окликнул я уже выходящего музыканта. – А ты первое что в руки взял? Смычок или обрез?

- Я уж и не помню, - наморщил лоб Вилли. – Может, и одновременно. Но первый скальп я точно помню – в четырнадцать лет снял. С конокрада одного, из пустых земель. А на скрипке я уже тогда возюкал хорошо. Дед шерифа нашего еще восхищался – вот, мол, вундеркинд, любого выпускника Нью-Йоркской консерватории за пояс бы заткнул!

Вилли вышел из номера, на ходу засовывая обрез в заплечный чехол.

Вот такая у нас отличная группа. «Старина Синнер и Банда Страшного Суда». Гитара, банджо, скрипка, контрабас и ударные. Молодые виртуозы-самоучки, лихие музыканты, а еще - меткие стрелки и прирожденные убийцы. Уж в такое время мы живем…

Эх, нам бы не кантри с блюграссом в пропитых барах лабать, а классику в лучших концертных залах мира. Только что сейчас эти залы? Радиоактивные руины, выжженные пустоши, пустыни, со спекшимся в стекло, от неимоверного жара, песком… Вымершие города, пересохшие реки… Весь мир снова отброшен во времена Фронтира – стреляй первым, или умри. Так что суровые бесхитростные мужские песни востребованы, как никогда!

А еще лидер бэнда – Хэнк Синнер – мутант. Хорошо, хоть внешне это незаметно, иначе болтаться мне на ближайшем столбе – Обновленный Ку-Клунс-Клан свое дело знает. Безобидная в общем то мутация – эмпатия. Ловлю чужие эмоции, навязываю свои. Потому-то нам и не проблема завести зал с пол-оборота, оттого-то и на записи мы так пресно звучим.

А вообще, по сути, мы в группе все - мутанты. И мутация-то, сразу не поймешь, - полезная или никчемная совсем. Просто мы не можем не нести музыку, пускай даже в этот изуродованный войной и смертью мир. Не можем не играть каждый вечер, ведь люди нас слушают, торчат в барах до последнего. Казалось бы, им должно быть важнее, дойдут ли они после концерта домой, не утащит ли их по дороге какая-нибудь пустынная тварь из новых, да и вообще, не встретят ли они вместо дома груду головешек – результат налета очередной банды…

Впрочем, какое мне-то до этого дело? В любом случае, шоу должно продолжаться. Вот написал же человек песню так, что она и сейчас по полной отражающая все происходящее… А ведь где он сейчас? И могилы-то следов не найти. А музыка - таки, как ни крути, живуча, как та крыса на радиоактивном пепелище….

Я достал банджо, пристроил его на колене, и замурлыкал под нос:

…пустые пространства,

Для чего мы живем…

* В тексте использован текст группы «Queen»

Ваша оценка: None Средний балл: 5.3 / голосов: 12

Быстрый вход