Дневник выжившего - Артем. Выжить любой ценой. 2-я часть

Несколько часов до конца. 23 Августа.

Часы верно и неуклонно отсчитывали оставшееся время. Я часто выходил на улицу и смотрел на небо. Сейчас трудно понять, что я там пытался увидеть – вражеские самолеты или последний раз посмотреть на звезды. Возникали и такие мысли – гульнуть в последний раз. Залезть на самое высокое здание, взять сигару в зубы, открыть бутылку дорогого коньяка и когда придет время – расставить руки в стороны, посмотреть последний раз на этот город, этот мир, это небо. Это было бы проще, чем стараться выжить. Но мне хотелось стать частью нового мира, его строителем и миссией. Много на себя взвалил, знаю. А зачем ещё жить, если и не ради этого. Я решил попрощаться со всеми. Позвонил родителям, сказал, что их очень люблю, уточнил, где они находятся. Они на даче – это значит, что у них будет шанс выжить. Отец чтоб не мотаться постоянно в город закупает продукты впрок – на месяц, два. Да и они такие люди – проще будет, есть консервы, чем заморачиваться, что-то готовить.

Позвонил Кате. Она впервые сказала, что любит меня, и я ей сказал тоже. Она согласилась приехать ко мне. Ещё она мне сказала, что беременна – от меня. Чертова дура! Ну, зачем же, зачем, она так долго ждала, что бы сказать. Что же она медлила. Говорит, не решилась раньше - была не уверена, а прошло то два месяца, за это время можно же понять, что что-то не так! Что я сейчас могу? Поехать за ней на машине – не доеду. Попросил её, да чего просил – умолял ехать сейчас на дачу к моим родителям, объяснил к чему готовиться. Надеюсь, что сделает так, как все сказал.

Что мне делать? Все, нельзя давать волю чувствам. Если чувства одержат верх над разумом - это приведёт к гибели. Об этом я так долго читал книжки. Этому меня учили последние два месяца знающие люди. После катастрофы у меня будет время, и если я ей не смог помочь раньше – не помогу и сейчас. Первую неделю нужно будет отсидеться – дождаться пока не упадет последняя ракета и не перестанет летать последний самолет. Когда большая часть облученных умрет, а остальные найдут себе новое место, когда станут свободными дороги и пройдут радиоактивные дожди, когда я буду готов к новому миру. Я её обязательно спасу, если такое будет возможно. Лучший вариант это забрать её оттуда в мое убежище.

Моих гостей нужно закрыть в гараже и самому закрыться. Пришлось это сделать всякими хитрыми способами. Закрылись в гараже, я запенил монтажной пеной ворота. Монтажная пена сохранит герметичность, радиоактивная пыль не попадет внутрь.

Машина. Я не знаю, как происходит ЭМИ после атомных взрывов, все, что мне удалось найти – из-за магнитных возмущений идет генерация гигантских токов в проводниках, это и выжигает схемы. Особенно страдают приборы, имеющие в своем составе, катушки индуктивности или трансформаторы. В моей машине - это катушки зажигания, стартер, все реле, все электродвигатели – приводы зеркал, сидений, дворников, печка, стеклоподъемники. Попросил мужиков вместе со мной сдернуть всю электрику – то есть отсоединить провода от блоков управления, все провода, которые можно было найти - отсоединили, реле все выдернул. Осталось только ждать, мужиков уложил спать. Вместо Б-190 им пойдет алкоголь. Я же и Семен съели дозу. Через пятнадцать минут начнется. Это квинтэссенция последних моих месяцев жизни. Только сейчас определиться стану ли я новым пациентом дурки или выжившим. Я залез в смотровую яму и накинул на себя одеяла из рентген кабинета. Если камера сверху уцелеет, то я смогу видеть происходящее. Камера и автомобильный монитор питаются от аккумулятора. Не исключено, что при ЭМИ их выжжет.

Первое, что мы услышали – несколько хлопков. Будто по земле прокатилась волна похожая на проходящий рядом гигантский поезд. Наверное, все стояли рядом с проходящим поездом и помнят эту вибрацию земли. Свет погас. Но на него я и не рассчитывал. Включил ручные фонарики и раздал их. В камеру видно нормальный город, раннее утро, никого нет. Прошло несколько минут, мы ничего не слышим. Через какое-то время камера залилась белым светом, ничего не было видно. Буквально через несколько секунд я почувствовал, как земля подпрыгнула, и рев реактивного двигателя окутал нас. Гости закричали. Стали винить меня в самых смертельных грехах. Кто-то смеялся и говорил, что такого розыгрыша ещё никогда у него в жизни не было. Я включил «Сосну». Сразу же я услышал неприятное попискивание, свидетельствующее о прохождении частиц через счетчик. Но фон составил всего 0,4 мР/ч. Это не много. Глядя на дозиметр, я постарался закутаться глубже в свою накидку и Семена пригласил к себе. Гости бунтовали. Двери я закрыл на ключ – их открыть без ключа не возможно, но пришлось популярно всем объяснять, что к чему. Пока пытался достучаться до этих неверующих, фон на «Сосне» поднялся уже до 0,6 мР/ч.

Мне повезло. На мою сторону я привлек Алика – это самый большой и самый уважаемый из их клана. Алику объяснил, что если кто-то сейчас откроет дверь – нам всем конец. Без вариантов. Все выпили Б-190 и затихли. Через сорок минут мы услышали новые удары. Эти уже прошлись кувалдой по гаражу. Подпрыгивали и летали гаечные ключи, само здание трещало по швам. От дверей пошёл пар – они парили, местами подгорела пена, но не загорелась. Мы слышали, как хлопают колеса у припаркованных рядом машин выживальщиков. Фон на «Сосне резко» прыгнул до 3,5 мР/ч. Я решил замерить у ворот. Вылез из смотровой ямы и подошёл к воротам. Сосна упорно показывала «9,99» мР/ч. Если фон составляет 10 мР/ч, то смертельную дозу я получу за пять лет. Это в теории, как в практике никто не знает, возможно, там 100-200 мР/ч. Как же я обманулся! Не проработал вопрос – получай. Дозиметр бытовой и не показывает больше этого значения. На всякий случай я решил не рисковать и залез в яму. Остальные поступили таким же образом. Самый смелый из выживальщиков отодвинул висящие одеяла «автотепло» и прислонился к воротам гаража рукой – «она горячая», отдернул он руку от неожиданности. В яме фон составлял 3,5 мР/ч. Терпимо. Гамма излучение проходит через гараж. Ну да – все, верно, не мог же я его свинцом обложить. А следовало! Запах гари потихоньку проникал в помещение, откуда – уже не важно. Сам факт, что помещение не герметично вызывал сожаление.

Мы сидели тихо. Через два часа мы не слышали новых ударов, но звук работающего ракетного двигателя не затихал, а набирал только новые обороты. Иногда в эти звуки вплетались душераздирающие крики, доносящиеся издалека. Таких криков я не слышал ещё никогда в своей жизни. Через несколько часов что-то рвануло в гаражах напротив и в нашу дверь отлетели осколки. Они громко пробарабанили по толстому железному листу, но железо не пробили. Может вражеская ракета, или взорвавшийся газовый баллон. Я ожидал меньших разрушений. В нашем месте ничего такого не должно было происходить. «Сосна» показала нам только «9.99» - если прибор перевернуть, то получается число дьявола.

Рев и шум за дверью только нарастал. В него вплелись кроме криков отчаяния людей, пожираемых живьем катастрофой и чудовищного воя стены огня и пожарищ ещё и звуки сирен. Они не напоминали организованные работы – скорее носились в хаосе, не зная с чего начать борьбу с городским пожаром.

Кто-то молился, кто-то перешептывался с другими членами группы.

Хоть мы и пытались уснуть – получилось это только у Алика. Я раздал противогазы. Сейчас применять их смысла нет, но пусть они внушают уверенность бойцам в моем новом отряде.

24 Августа.

Наутро двое взбунтовались – Коля и «Серп» - настоящего имени Серпа я не знал, так же и не понимал Серп он или Серб. Короче, совершил ещё одну ошибку и тут же за неё мы все отвечаем. Коля и Серп хотят на улицу и нужно их выпускать. Алик не может сдерживать их истерику. Договорились, что выпустим завтра. А вообще если отбросить моральные принципы я бы их связал и может даже надавал по роже – в стрессовых ситуациях должно помогать. Пытались слушать радио, но даже экстренную передачу не слышно, только помехи.

К вечеру кто-то очень громко орал возле ворот, да так орал, что волосы становились дыбом. Если бы я услышал эти крики задолго до войны – учитывая, что я работал с психами различных мастей – подумал бы, что кричит неизвестное животное. Это существо пытался пустить внутрь ещё один товарищ – тоже с сайта «Сварог», уж чего, а ему, бывшему спецназовцу, старше меня почти на пятерку, должно быть понятно – ворота открывать рано. Лучше дождаться, когда фон потеряет пару порядков.

Снова не спим. Да как тут уснешь!

25 Августа.

Мы сидели как мыши. «Сосна» стабильно показывала перевернутое число дьявола и только к вечеру стала показывать значения отличные от девяток. На улице наступило временно затишье – сирены мы слышали все реже, но звук проезжающих автомобилей доносился. Вечером решили идти на разведку. Собрали мою машину, завели, проверили – завелась. Ничего не сгорело. По радио в машине удалось поймать обрывки радиооповещения со списком пострадавших городов и текущим состоянием, но из-за помех было не разобрать. Список городов зачитывали очень долго. После чего Семен сел, опустил руки по швам и сказал «Как во сне. Во же жопа». Двоих, наиболее резвых Коляна с Серпом, мы поздно вечером выпустили – они сами вызвались сходить и посмотреть что да как. Поэтому с Семеном наш выход мы решили отложить на третий день. Я тогда ещё надеялся, что Николай и Серп – здоровые мужики, служившие один на черноморском флоте второй в погранвойсках смогут уж точно никуда не вляпаться и вернуться целыми.

Я не хотел брать машину – выкачу её из гаража и все, пути назад ей нет, она будет заражена радиацией, в гараж ее, если и поставишь - тогда жить в гараже уже не получиться. А такую команду к себе в основное убежище вести пока рано.

Когда открывали дверь – мы сделали из целлофановой пленки тамбур – чтоб снизить попадание радиоактивных веществ внутрь. Я мельком взглянул, что снаружи твориться. Город горел – видно красное небо, красные отблески на горизонте. Все черное. Где то видны языки пламени высотой с высотный дом. От машин выживальщиков остались только обгоревшие железные кузова. У того, который был на Ауди – даже кузов сгорел. Остались какие-то запчасти и все. Трупов пока не видно.

Николай и Серп шагнули в неизвестность. А мы легли спать.

Я первый раз за долгое время так легко спал. Все что могло – случилось, чего быть не должно – не случилось. Уже некуда спешить и не о чем сожалеть. Не стоит сожалеть о прошедшем, стоит думать только о будущем.

26 Августа.

Наши матерые разведчики должны были уже вернуться, но их не было. Никаких действий мы предпринимать на их счет не стали. Я и Семен собрали оружие, немного воды, запасные фильтры для противогазов. Взяли оружие и решили ехать на машине. Моя задача – посмотреть, что с убежищем и окружающую обстановку. Семену я ночью рассказал свой план про убежище в подвале. Он согласился, что компания у нас подобралась немного мутная и стоит подождать. Выехать решили ближе к обеду.

Двоим из нас - стало плохо, скорее всего, это от переизбытка противорадиационного препарата – перевел их на цистамин.

Как могли, заклеили машину от попадания пыли извне, надели противогазы и двинули в путь. Из оружия я взял свое помповое ружье, а Семену отдал короткую сайгу.

Когда мы выехали из гаража и за нами захлопнулись ворота. Я понял происходящее. Мысленно я себя готовил – смотрел фото, изучал записи с Хиросимы, но это все не то.

Город больше не встречал нас красками. Не было зеленой травы и деревьев, разноцветных витрин и рекламных баннеров, все было выжжено. Самые большие здания повалило, нижние этажи уцелели. Из обломков зданий вверх, многократно перекручиваясь, поднималась виноградной лозой арматура. Повсюду валяются обломки и сгоревшие машины. Не зря говорят самые широкие дороги в городах со стратегическими объектами, там дорога в шесть полос нормальное дело – это чтоб при ядерном ударе обломки домов не перекрыли движение. Видно кто-то думал, что это поможет людям спастись.

Все что мы видели, было покрыто пеплом, белым, серым, черным. Небо уже практически полностью затянуло чернотой, из которой изредка пробивались лучи света и терялись в поднимающихся вверх черных столбах дыма. Город до сих пор горел. Не смотря на противогазы - было дышать очень тяжело – мы с Семеном связываем это с выгоранием кислорода и наличием большого количества продуктов горения. Видимость была очень плохой – сто метров от силы, местами меньше, особенно в низинах.

Мы видели покойников. Они валялись в разных позах и по-разному разбросанных – их никто не собирал и не пытался хоронить. Видели так же и ещё живых, но умирающих от радиации – местами они попадались на обочинах – тянули руки в сторону машины и что-то кричали. По их внешнему виду можно было сказать – это те самые, получившие около четырехсот рентген. Остальные начнут умирать через одну-две недели. Были и те – что пытались запрыгнуть на машину, приходилось маневрировать и объезжать их, показывать демонстративно оружие. Семен держался молодцом, не проявил ни капли жалости и слабости. Им уже не помочь – а наши страдания ещё впереди.

Мы остановились у моего убежища. Я вышел и начал осматривать местность – Москвич стоял на месте, надежно охраняя вход, но теперь от него было видно только задние фары, остальное было завалено грудой кирпичей с разрушенных верхних этажей. Ни одного стекла не уцелело, здание выгорело. Как странно, но здание через дорогу, приблизительно такое же по конструкции уцелело и даже виднеются целые окна. В том, что в подвале все цело я не сомневался. Никакой пожар или удар сверху не мог причинить вред моему подвалу.

Я пытался зайти в подъезд, но железная дверь завалена осколками кирпича. Пробрался через окно квартиры. Большой зал, большая кухня, спальня, санузел с дорогой плиткой и санфаянсом. Тут раньше жили совсем не бедняки. Все вокруг выгорело. Мне повезло, что замок на входной железной двери имел возможность отпирания из квартиры. Я вышел в подъезд. В свете фонаря проплывала картина аналогичная той, что я тут видел и раньше. Под лестницей хлам и дверь осталась, ничего не тронуто, только лестница теперь упала и дверь открыть невозможно.

Единственный способ попасть внутрь, разбирать завал из кирпичей, где стоит Москвич.

Я просчитывал в уме варианты, ходя по выжженной квартире, как услышал выстрелы за окном. Немедленно я помчался к Семену.

Толпа голодных, грязных людей окружила машину, что-то требовали, просили, умоляли и предлагали. Среди них я видел много обожженных – такие долго не протянут, они уже живут в долг, просто ещё не знают об этом. У меня возникла пауза – могу тихо уйти и бросить Семена, тогда мне ничего не угрожает, и побороться за Семена и свою машину. Семен этим временем вышел и ещё раз пальнул в воздух, но толпа слеталась как мотыльки на свет фар нашей машины.

Тут один из толпы – лысый мужик в синем спортивном костюме, схватил за сайгу Семена и начал вырывать. Я помчался к ним. Моя нога со всего разбегу врезалась в низ грудной клетки мужика, удар я произвел сбоку в правый бок противника. Что-то хрустнуло под моей ногой, мужика согнуло пополам, он отлетел, но оружие из своих рук не выпустил. Повис на Семене, как уличная шавка. В это время Семен нажал на спуск, и выстрел выбил из мужика последнюю волю к сопротивлению. Этот самый смелый и наглый свалился, суча ногами по земле, расплескивая кровь из пробитого живота и дико воя на всю округу. Толпа на несколько секунд замерла, прошел шорох – «убили… убили… они его убили… убили… », этого замедления нам хватило, чтоб сесть в машину. Я начал закрывать дверь, как оцепенение с толпы спало, люди ринулись на нас, Семен заблокировал двери, но моя ещё была открыта и несколько рук вцепились в неё. Семен включил пониженную, надавил на газ, но проехать у него не получалось. Вокруг нас были люди. Кто-то забрался на капот, а другие сзади пытались разбить заднее стекло. Люди дергали за дверные ручки, кричали. Я начал разворачивать помповик, чтоб выстрелить в дверной проем и сбить обезумевших людей. В мое плече вцепились руки, среди которых были и женские, хватка их настолько была сильна – как укус большой собаки. Я чувствовал, что меня вот – вот выкинут из машины и растопчут. Я обернулся и посмотрел им в глаза – взгляд резкий, дикий, полный ярости и злобы, полный отчаяния. Они боролись за свою жизнь - нет в этом ничего странного. Звери, настоящие звери, бывшие всего четыре дня назад людьми. Я посмотрел в глаза молоденькой, когда то симпатичной девушке, чьи руки пытались разорвать мою куртку и вгрызться в мою плоть – я посмотрел в её глаза и нажал на спуск. Её и несколько стоящих за ней людей откинуло от машины, толпа заревела. Это позволило мне захлопнуть дверь. Семен надавил на газ со всей дури и машина, ворочая большими грязевыми колесами, рванула вперед. Замешкавшуюся бабку перед капотом затянуло под колеса, и я слышал, как её кости обрабатывает моя внедорожная подвеска, как они царапают по днищу внедорожника, проехав несколько метров вперед - мы вырвались из толпы, в это время с крыши свалился мужик прямо под переднее правое колесо, машину мотнуло в сторону - двигатель заглох. Плоть этого мужика забилась между колесом и колесной аркой. Семен пытался дать задний ход, а я закинул ружье в окно и открыл огонь картечью по нагоняющей нас толпе. Оружие было слишком длинным для таких целей и очень неудобно было целиться. Мне казалось, что люди шли на верную смерть с облегчением, было ощущение, что они занимали очередь перед моим выстрелом. Магазин опустел, а слух мой окончательно сменился писком в ушах. Семену, наконец- то удалось высвободиться из мертвецкой ловушки и мы двинулись вперед. В это время заднее стекло рассыпалось брызгами в салон, и внутрь залетела арматура длиной два метра с заостренным концом в виде треугольника. Самодельное копье, бывшее, когда то крашеным забором, неудачно попало в автомагнитолу, полностью испортив её. Всем своим видом арматура показывала решительность наших преследователей. Один из преследователей, наиболее удачливый, парнишка запрыгнул на нашу машину и вцепился руками в дверь багажника, руки его резало разбитым стеклом, но он ни в какую не хотел отпускать. Тогда Семен развернулся и сделал выстрел из Сайги прямо через дверь багажника в этого парня. Он отлетел и кубарем покатился по дороге. От этого выстрела внутри салона я окончательно потерял слух.

В гараже ничего не изменилось, нам пришлось вскрывать один из выгоревших гаражей напротив и прятать в нем машину.

Всем рассказали о нашем сегодняшнем походе, практически все нас осуждали, но никто не сказал ничего против – все понимали, по другому выжить нельзя. Мирное население стало совсем не мирным и совсем скоро они найдут оружие – тогда будет самое веселье.

Я отчасти радовался, что так все хорошо получилось с моим убежищем, теперь маловероятно, что кто-то туда полезет, а если и полезет - то ему придется очень долго возиться, разгребая завалы, чтоб попасть внутрь.

На следующий день мы запланировали вылазку за оружием для всех членов нашей «банды», оружие можно достать в отделах полиции всех ведомств, в охотничьих магазинах и различных сторожках предприятий, офисах ЧОПов. Начнем с простых вариантов – оружейных магазинов, потом отделы полиции, ну а дальше уже как получиться.

Я так устал, что сразу после совещания лег спать.

Серп со своим корешем Коляном так и не появились.

27 Августа.

Мы вчетвером поехало искать оружие, поехал Я, Семен как водитель, Сварог и Алик. Оставили в гараже очкастого типа – как он ко мне попал и сам не знаю, Аватар, наверное, крутой был на форуме и фотки с оружием, а сам настоящий ботан. Звать его Никита. Я за глаза называю его «Очкун».

Проходит пять дней с момента удара. На улице темнеет. Ничего не изменилось, пожаров стало меньше, крупных совсем не видно. Улицы опустели. Уже редко где можно встретить живых. Валяются одни тела. Холодает, нужно будет набрать теплой одежды.

Оружие добыть удалось только в четвертом по счету оружейном магазине, но мы сорвали банк. Я не стал себе брать нарезное, зато другие вооружились по полной. Оружием и патронами мы забили весь багажник. Хватит вооружить не меньше тридцати человек.

Магазин был завален, поэтому туда никто и не полез. Еще взяли снаряги. Мои компаньены переоделись и мы стали походить на отряд рейнджеров из Техаса.

Видели картину издалека возле супермаркета.

Там толпа как муравьи кишели внутри крупного торгового центра и тащили все подряд, бытовую электронику, стиральный порошок, холодильники, еду. Даже стройматериалы выносили и садовый инструмент. Все это продолжалось пятнадцать минут. Потом к зданию комплекса подкатил БТР с кучкой военных на броне, военные рассредоточились, взяли в кольцо мародеров, тех, кто не успел убежать. Главный что-то кричал новоявленным мародерам, но мне не было слышно. Потом толпа попыталась разбежаться, но это быстро пресекли, дав несколько очередей в воздух поверх голов. Мы наблюдали. Ещё через сорок минут приехали четыре тентованых военных грузовика, на которые весь собранный мародерский сброд начал грузить добро из магазина, но уже систематично, с чувством, тактом и расстановкой. Мы не стали долго высматривать процессию, уж не хватало нам попасть в железные лапы нового порядка.

Приехали на базу. Перетаскали оружие.

Этот день запомнился хорошо. Теперь мы можем осуществить захват моего основного убежища и переселиться в него. Оно хоть как-то предназначено для длительного пребывания. А в гараже у нас уже скоро кончится запасы питьевой воды.

28 августа.

Рано утром к нам заявились Серп и Колян, чертовы уроды, они привели за собой военных, самое главное Серп и Колян искренне улыбались и радовались, мол, спасли Вас мужики, можете нас на руках носить. Сволочи. Кто бы мог знать заранее, что у этих двоих ребят совсем нет мозгов.

Военные сразу повели себя как хозяева, их было двадцать человек. Огрызаться или ввязываться в авантюры смысла не было – исход бы был очевиден. Нас обвинили в мародерстве и почти уже начали судить, как я этим сукам сунул документы на гараж, машину и половину добра, находящегося в гараже, в том числе и разрешение на оружие и сказал, что у меня на все тут разрешение. Военные выяснили, кто мы и чем занимались. Гребанный Серп снова влез и сказал им, что я врач. Нас забрали и по законам военного времени, по приказу новой власти - немедленно мобилизовали. Гараж выскребли до последней нитки, причем все оружие и все припасы мы самостоятельно загружали в машины. Военные даже не думали помогать. Серп и Колян молчали. Возможно, они и сами не ожидали такого исхода событий. Была бы возможность – я бы их застрелил.

Безоружные мы поехали на борту грузовика даже без противогазов, зато солдаты нацепили их, не стесняясь, на нас не хватило. Серп и Колян ехали как короли в кабине.

Палаточный лагерь представлял жалкое зрелище. Огороженное колючей проволокой поле, на котором куча палаток. Некоторые палатки были сделаны из деревянной рамы с натянутым полиэтиленом поверх. Жалкое подобие палатки. Грязь, нечистоты. Драка возле полевой кухни. Концлагерь. Нас записали, выдали квитки временного удостоверения. Мне тоже выдали, несмотря на то, что у меня был паспорт. Забрали всю одежду.

Вместо моей, хорошо подобранной одежды для таких условий, я получил старый солдатский бушлат, берцы, шапку из искусственного меха и даже не дали ремень для штанов. Его я потом ещё полчаса выпрашивал и доказывал, что не получал. Мне удалось сохранить немного таблеток индралина – таблетки вынул из картонной упаковки, и в блистере засунул в карман – сообщил, что у меня эпилепсия, а это от неё лекарство. Разрешили оставить.

Кормили так себе. Рецепт – несколько банок тушняка с экспроприированных магазинов, макароны на большую бочку воды. Вода в этом всем вареве у меня вызывала большое опасение, но посетители лагеря говорили, что военные берут её из специальных запасов и чистят через специальные фильтры. Хорошо если так на самом деле.

Принимали нас легко, допросов или ещё каких-то действий не было. Изначально нас солдаты заставили вступить в «отряд самообороны», чтоб избежать участи, приготовленной для всех мародеров.

Первую ночь совсем не спал. Вокруг были палатки, набитые пострадавшими людьми. Они все время орали, плакали, ругались и о чем-нибудь просили. Постоянно кто-то подходил и что-нибудь спрашивал. Меня поселили в палатку с другими врачами. Палатка была сорокаместной, но нас там помещалось ещё больше.

29 августа.

Наступили первые трудовые будни. Ко мне подошел хирург и сказал, что буду ему ассистировать. Он дал мне треть стакана спирта. Я пытался отказаться, но он сказал, что без этого долго не протяну – не потому, что это может быть защитой от радиации, а потому, что увижу.

Ещё узнал, что НАТО уже высадилось у нас. Сейчас рота натовцев удерживает контроль над аэропортом. Их задача – расчистить взлетную полосу, перед тем, как будут приземляться основные силы на транспортных самолетах. Наши держат их в осаде, направляя безнадежных людей на безнадежный штурм, практически без оружия. Задача штурмующих – не захват здания, это они и не смогут сделать, их задача – отвлекать врага, чтоб тот не успел подготовить взлетно-посадочную полосу к приему самолетов. Как вторая задача – расход патронов на безнадежных, и патронов меньше останется тем, кто ещё может жить. Жестокая реальность. Скоро начнется основной штурм.

Мы пришли в палатку больницы. Операционных таких я ещё не видел. Никого тут не волновало, что я ничего не умею – врач он и есть врач, а какой уж он это не волнует, хоть зубной, хоть педиатр. На больших школьных партах, покрытых целлофановой пленкой, лежали больные, а врачи бегали возле них как пчелы вокруг матки. Постоянно кого-то заносили, кого-то выносили. Уже никто не обращал внимания на крики больных.

Так быстро меня ещё никогда не учили. Помню, спросил я – а вдруг ошибусь. Хирург ответил мне – тогда человек умрет. Первые два часа я старался аккуратно срезать коросты, обрезать некроз и пострадавшие ткани, максимально стараясь не задеть целые, старался сгладить будущие шрамы пациента. Чистил раны от гноя и грязи. Хирург посмотрел на это и покачал головой – у нас больных столько, что мы не сможем им всем помочь. К нам приносят уже тех, у кого есть шанс на спасение. Моя задача максимально быстро все делать, не считаясь с аккуратностью. Скорость- вот чего от меня хотят. А выживет или нет – господь рассудит. У кого организм сильнее обязательно выживет. Но все они без моей помощи умрут. Так продолжалось шестнадцать часов. Больше я не мог и валился. Меня отвели в палатку, накормили и я готовился ко сну, но сон не шел. Я был потрясен увиденным. Люди – взрослые, подростки, дети, мальчики и девочки, мужчины и женщины, девушки. Война дотронулась своей рукой до всех. Престарелых людей я не видел. Им было отведено место как в хосписе для онкологии – с краю лагеря, вдали от основных палаток. Там лежали те, кто уже не могу ходить, безнадежные. Люди, у которых уже шла рвота с пеной, отказ нервной системы или просто были обречены по другим причинам. Они ухаживали сами друг за другом. Их кормили и давали воды, детям давали обезболивающее из запасов – скорее всего морфий. Его так же и применяли при сложных операциях – зачастую при ампутациях конечностей.

Наша операционная запомнилась мне как лавка мясника. На наш стол, покрытый целлофаном, укладывали человека. Мы его оперировали, потом его снимали с целлофана, бинтовали и уносили, а пока его бинтовали, санитарка с ведром воды смывала кровь. Вода со стола стекала прямо на пол, создавая лужи. Эти лужи к концу дня начинали вонять разложением и их замывали к концу дня. Инструмент дезинфицировали в банках со специальным дезинфицирующим раствором. Подозреваю, что это был простой раствор борной кислоты.

Ещё я научился оперировать огнестрельные ранения. Суть заключается в том, что не следует рассматривать огнестрельное ранение как простой прокол кожи и других тканей. Пуля, при попадании в тело, передает свою энергию тканям, из-за этого кроме раневого канала, ткань вокруг раны подвергается некрозу – то есть просто умирает. Лопаются капилляры, сосуды, рвутся клетки. Чтоб было все хорошо с такой раной, нужно обрезать ткань вокруг самого канала, зашить и обязательно оставить дренаж, чтоб стекала кровь и сукровица, а ткани срослись. Легко с пулями средних калибров, например семь шестьдесят два – они просто протыкают человека как шпагой и улетают дальше. Хуже с калибром пять сорок пять, эта пуля попадает в человека и, пролетев около пяти сантиметров, разворачивается и вылетает донышком наружу. Оперировать такие раны тяжело. Самое плохое с пулями от американской винтовки – они, попадая в тело, кроме разворачивания – очень часто разваливались на части, нанося существенные увечья. Попадания из пистолетов, девяти миллиметровые пули часто разрывали внутренние органы, хотя до них не доставали и люди умирали от внутреннего кровотечения.

Так в лагере я провел четыре дня, в одинаковом ритме жизни, и на четвертый день уже было очень холодно, в палатке невозможно спать. Думал - рехнусь. Сколько я тогда получил радиации я и сам не знаю, надеюсь – не так много.

3 сентября.

Я первый раз встретил Семена – его поставили с Очкуном Никитой учить стрелять новобранцев. Ещё он видел Серпа с Коляном – им повезло, они были в охране лагеря. Охрана лагеря – это те дармоеды, которые ничего не делают и следят, чтоб никто ничего не выносил и никто ничего не вносил. Вносили в основном алкоголь, медицинские наркотики, которые можно было достать в аптеках и больницах, и меняли это на оружие и воду, еду. Нам иногда с хирургом приходилось с такими менялами работать, т.к. люди часто умирали без анестезии, а персональную бригаду за медикаментами, когда отправляли – военные ничего по нашей части нужного не привозили. Хирург на них грешил, что это они же и сбывают нам в лагерь. Процветала проституция.

Облученных к нам поступало все меньше и, как правило, только все особо тяжелые. Из - за постоянно сжигаемых за территорией трупов в лагере стоял запах горелых волос. Этот запах пропитал все палатки и одежду от него невозможно было спрятаться.

Вчера к нам прибыла колонна бронетехники в виде двух танков и нескольких боевых машин – БТР или что-то такое. Военные планируют штурм аэропорта. Что удивительно, но нашим врагам за это все время никакая помощь не пришла. Только некоторые отбросы пытались им обменять еду на оружие.

Были и хорошие новости. Несколько женщин прошли в лагерь к натовцам и подорвали себя поясами шахидов. По слухам враг понес значительные потери от этого.

Ещё вчера ночью к нам в палатку забежал солдат и успел расстрелять четырех врачей, пока охранники, дежурившие у входа, не снесли ему башню очередью. У парня врачам не удалось спасти жену и ребенка. Возможно, таких персонажей я бы с успехом вычислял, если б работал тут по специальности.

Думал убежать, на третий день почти удалось. Поймали и вернули. Никто меня отсюда не отпустит. Беженцев тоже не отпускали. А сегодня лагерь окопали вообще рвом глубиной с человеческий рост.

За попытку побега я теперь лишаюсь права лечить в лагере больных, а прикрепляюсь к группе, собирающей вещи в городе, выживших и тому подобное. Солдат часто ранят в стычках с мародерами, и простое накладывание жгута могло бы спасти многим жизнь. Как венец моей карьеры – я пойду на штурм аэропорта послезавтра. Слава богу, не в первых рядах. Задача – вытаскивать раненных и спасти тех, кого получится.

Спасибо тому хирургу, что давал мне спирт, а то бы я свихнулся в первые дни пребывания тут.

Иногда возникает желание найти, где разместили Серпа и ночью потихоньку его удавить в палатке.

4 сентября.

Если бы кто-то думал, что патрулировать по городу вместе с военными безопасно, посмотрел бы я на этого человека в деле. Мы ходили колонной – два Урала или Камаза, редко когда БМД или БТР.

Мы садились в кузов и катались по городу. Иногда собирали уцелевших выживших. Но таких - было мало. В основном, добывали еду и таскали её в кузов. Но за каждый такой источник еды приходилось драться не на жизнь, а насмерть.

Однажды мы высадились у разрушенного небольшого магазина и начали раскапывать вход. Как внезапно что-то хлопнуло, а рядовой, стоявший напротив меня, медленно завалился на бок. Это был или снайпер или опытный охотник. Он прострелил человека по диагонали. Шансов выжить у молодого парнишки просто не оставалось. Пуля прошла насквозь, а стрелявшего гада, мы так и не нашли. Где то засел в руинах. В другом месте пришлось отгонять уже вполне формирующуюся банду и предъявляющую свои права на небольшой супермаркет. Из оружия у них были только два охотничьих ружья, но их было почти двадцать человек. Здоровых, готовых стрелять. Дай им сейчас оружие как у нас - они нас расстреляют и глазом не моргнут. Когда у них появится оружие это только вопрос времени.

5 сентября.

Нас подняли в четыре утра. На улице уже совсем темно, а это позволяло не бояться натовских снайперов. Выпал первый снежок, он был вперемешку с пеплом и было трудно заметить, что это за такое непонятное падает. Я ехал в последней группе штурмующих солдат. Нам дали, по меркам этого времени, хорошее оружие. Мне достался старый автомат АК47, ещё первых образцов, со скошенным дулом. К нему шло два рожка, больше патронов не дали. Из медикаментов дали настоящий жгут, несколько кусков веревки, палочек, старых бинтов ещё восьмидесятого года выпуска в бумажной упаковке, которая рассыпалась, когда к ней прикасался, бутылку с дезинфицирующим раствором и нашатырь.

Я видел, кто идет первыми на штурм. Это были все те же облученные, некоторым давали по пять шесть охотничьих патронов и ружье. Их задача была собрать все растяжки и мины на подступах к окопавшемуся врагу. Я спрашивал – почему танками нельзя накрыть это здание – мне никто на это не ответил, говорят, два наших танка натовцы уже сожгли, а военные не хотят вести обстрел издалека – хотят аэродром оставить целым. Стратегический объект.

Первые побежали вперед, во тьме я слышал только разрывы, хлопанье гладкоствольных ружей и видел вспышки от разрывов мин и снарядов. Трассеры расчерчивали небо строчками из окон здания аэропорта, пули пролетали прямо над нами. Один пулемет бил очень точно – тепловизор или ночной прицел. Его удалось уничтожить огнем из пулемета КПВТ с бронетехники. Вторая волна пошла в атаку. Всего нас четыре волны. Я четвертая. Бронетехника идет перед нами.

Смотря, как люди вылетают в атаку - мое напряжение нарастало. Семен, Серп, Колян и Никита со мной в одной группе. Всего нас приблизительно сорок человек. Как говорил командир – смысла больше нет – будут друг другу мешать. Больше людей – нет возможности рассредоточиться, врагу будет проще нас выкашивать пулеметным огнем. Я перед боем впервые пожал руку Коле и Серпу.

Шло время. И как гром среди ясного неба прошла команда – вперед. Я побежал вместе со всеми, от страху мы стреляли в сторону здания. Но в темноте ничего не было видно кроме вспышек. По вспышкам и ориентировался в направлении куда бежать. Я видел, как падают мои товарищи и некоторым помог, а вместе со мной остался и Семен. Двоих раненых мы вынесли вместе, после чего рванули к зданию. Бой шел уже внутри здания аэропорта, а снаружи изредка постреливали. Внутри шла шквальная стрельба. Пока мы таскали раненных - вся наша группа втянулась внутрь здания.

Мы решили не рисковать, а чтоб сделать хоть что-то полезное и исполнить свой долг мы выбежали на рулежную дорожку. Тут я видел – валялись остатки от самолета, различный хлам, бывший когда-то машинами. Через несколько минут мы выбежали на саму взлетную полосу, но никого не встретили. Это глупо было бежать по открытой местности, но адреналин затмевал наш разум с Семеном. Мы пошли на звук выстрелов, и подошли к зданию с другой стороны. И сразу же напоролись на двух солдат. Я сразу вжал спуск, автомат выпустил очередь смерти в их сторону. Расстояние между нами было только метров пятнадцать, и я видел, как пули разрывают их экипировку в клочья, вырывают куски ткани из бронежилета и рвут врага на части. Эти не были солдатами в моем понимании. Внешне они походили на роботов – их снаряжение создавало такую иллюзию. Куча коробочек обшитых тканью на теле, трубки, провода. Очень странный противогаз со специальной маской на лице – киборги. Я думал, что делать дальше. Такой легкий успех окрылял нас. Даже захотелось идти в бой в здание. Но разум упорно предлагал обобрать трупы врагов, пока есть такая возможность и двинуться с Семеном в сторону убежища.

И тут Семена зацепило шальной пулей. Мы отбежали и залегли за ближайшим хламом. Семен смеялся, шутил, что ему только ногу поцарапало. Когда я посмотрел на его ногу – сразу понял дело очень серьезное. Ему перебило бедренную артерию, и он с каждой секундой терял массу крови, первые двадцать секунд в пылу боя он даже не заметил сильных повреждений, а вот потом, когда мы уже залегли - и я стянул с него штаны - ему стало очень плохо. Из разорванной ноги кровь выстреливало ровными порциями. Я пытался приладить жгут, но ранение было высоко и зафиксировать жгут никак не получалось, тогда я пытался зажать рану всеми способами и как то прекратить кровотечение. Семен бледнел. Он начал отключаться. Я нашёл рядом валяющийся ящик и поднял его ноги, чтоб создать приток крови к голове. Но все, что я смог – это продлить незначительно мучения Семена.

Сожалеющий и горюющий я потерял время, и свой план по побегу. Сейчас можно было свалить вместе с оружием, но я притормозил, и мы уже одержали победу. Из нашей группы осталось всего семнадцать человек. Серп и Коля остались живы. Именно они потом и ещё один парень совсем мальчишка восемнадцати лет нашли меня на поле. Я сказал им, что ухожу и тут же случилось, чего не ожидал. Эти крысы отобрали мое оружие и забрали меня с собой в лагерь.

Все повторилось как в первый день. Мы оперировали и оперировали, перевязывали и лечили. Спать лег только к вечеру и проспал до обеда следующего дня.

6 сентября.

На улице совсем плохо. Ветер, дождь со снегом. От этого дождя пытаюсь прятаться, как могу. Кто не знает – смеется надо мной, что я как кошка – воды боюсь. Долечиваю больных, в этом ничего интересного нет. Уже видно, кто из пациентов выживает, а для кого пора готовить ведро солярки и капать яму. Многих ребят уже начало полоскать – не ожидал, что радиация так быстро будет убивать людей, причем раньше они были как огурчики.

Еда в лагере кончается. По секрету один из врачей, бывший терапевт, сказал мне, что в лагере начинается вспышка кишечной инфекции. По всем признакам – дизентерия. Мойте руки перед едой. Не ешьте из одной посуды, соблюдайте гигиену. Простые правила, но не выполнимые в наших условиях. Ещё он меня обрадовал – грешит на воду, сам будет пить только кипяченую. Короче полная веселуха.

Ещё меня укусил пациент, укусил - до крови и пришлось бинтовать руку. Зачем он это сделал я и не понял. Но получил от меня в нос и в ребра. Хорошо получил. А поскольку как он меня кусал – никто не видел, а как я его бил - все видели, то теперь я снова проштрафился. Завтра еду в город на поиски еды и всякой дребедени.

Я решил сбежать. Готовлю план.

7 сентября.

Выехали утром. Зная, что мы уже знакомы командиры совали нас всегда в одну группу, меня Коляна и Серпа. Остальных кстати не видел. Серп говорит, что их всех убили при штурме. Я решил проверить убежище и дал наводку на большой магазин продуктов по адресу с ним рядом. Согласитесь, что лучше пробежать пару кварталов вокруг любимого дома, чем тащиться в убежище из поселка Мошково. Вот так и поехали.

Пожаров уже не было, вместо них топились самодельные печи в подвалах. Некоторые люди восстанавливали свои жилища – было видно заколоченные досками или затянутые полиэтиленом окна. В городе осталось очень мало людей. Остальные разъехались и разбежались в первые дни.

Сижу, размышляю пока едем. Все правильно я сделал, только не рассчитал с компаньонами, взял дебилов – получай. А что бы было, если бы я уехал в лес и сейчас там выкопал землянку? Наверное, замерз бы, когда наступит ядерная зима. Не, землянка не вариант, её строить уметь нужно. А запасы? Вот так как можно оставить их в землянке без присмотра пока едешь за новой партией? Тут все леса изъезжены, исхожены вдоль и поперек. Идеальный вариант была бы глухая деревня – но сейчас все беженцы по деревням разбежались, там не продохнуть. Тяжело бы было жить по соседству с кучей голодных бездомных ртов. Они опасны. Вот только сейчас бы попасть в убежище.

Подъезжаем к объекту убежище – внешне все цело. Зато дом напротив, тот, что уцелел, теперь вообще превратился в крепость. Окна заложены мешками с песком, первый этаж вообще наглухо заколочен. В самых верхних этажах бойницы. Когда проезжали мимо – на улицу выбежал парень и нас тормознул. Он предложил сдать оружие, отдать машину, часть личных вещей и пешком идти, откуда пришли. То, что у нас на базе есть военная техника, танки и куча солдат его совсем не вразумило.

Да и вообще нас в машине восемь вооруженных людей, а они тут вообще посмели такое сказать. Командир слова парнишки не воспринял в серьез, а я сел как можно ближе к заднему борту машины и пригнулся – сделал вид, что тошнит, и я делаю свое дело из кузова военного Зилка. Серп бесцеремонно несколько раз выстрелил в сторону парня для острастки. Но, мелкий, даже вида не подал, что ссыкнул. Не дернулся, а когда пули попали рядом, даже не обернулся. Мы поехали, но проехали всего лишь пять метров. С верхних этажей по нам открыли огонь с четырех точек. Пулеметы. Я сразу спрыгнул и рванул к ближайшим развалинам. Серп сделал тоже самое – успел гад. Остальные так и остались в машине. Ни один солдат не успел выстрелить, машину изрешетили как дуршлаг. У засевших мародеров пулеметы, но крупнокалиберного ничего нет.

Что мне делать с Серпом. Я мог бы его незаметно сейчас убить. Все наше оружие осталось в машине – и мы уже смотрим, как тот парнишка его неторопливо собирает и обшаривает трупы. Хоть и нет оружия – у меня остался ножик от Семена. Семен взял его на шашлык с собой в мой гараж. Хороший ножик, Семен делал его сам.

Он взял простой плоский напильник по металлу, хороший напильник. Отпустил его в костре – разжег костер и бросил ножик, чтоб он остыл вместе с погасшими углями. Потом с заготовки он сточил на наждаке шершавую поверхность. В своей деревне, грея на огне эту заготовку, он выковал из неё лезвие и отшлифовал его до зеркального блеска. Лезвие с двух сторон острое – что противоречило закону об оружии. В качестве рукоятки он сделал из водопроводной трубы зажигалку по принципу бензиновой «зиппо». Только отличие было в том, что колпачок нужно было скручивать с трубы каждый раз, когда пользуешься. Зато никакая вода не попадет внутрь. После чего приварил сваркой ручку к ножу. Само лезвие обложил дроблеными свежими свиными костями, завернул в асбестовую тряпку, обмазанную глиной. Этот сверток он бросил в сильно растопленную деревенскую печь и жарил там несколько часов подряд.

Получился аккуратный, тяжелый клинок – черный как перо ворона. Его осталось только окончательно заточить и закалить на газовой горелке. Что Семен и сделал.

Ему этот ножик вернули перед штурмом – он сам просил, а теперь ножик перешел ко мне.

Так, что мне делать с Серпом, я даже не знал. Этот гад всегда выходит сухим из воды и подставляет всех вокруг. Я могу его сейчас незаметно убить, но он мне поможет. Его направлю на базу, скажу, чтоб звал подмогу. Я тут типа сам останусь в засаде и, когда военные подъедут - доложу о силах противника, оружии, может, возьму «языка». На самом деле я мог только доложить лапши на уши Серпа.

Когда мой компаньон скрылся из поля зрения – я пошел искать себе пристанище. Пришлось залазить в чужую квартиру. Все было вынесено уже давно – в основном еда. Но было много одежды, нашел старый китайский фонарик на светодиодах, набрал к нему батареек из пультов к телевизору. Нашел себе теплую одежду. Поверх надену белую женскую норковую шубу.

Удалось из бачка унитаза добыть пригодной для питья воды. Я наполнил полтора литровую пластиковую бутылку и ещё, мне осталось воды помыться. Литров пять там было, не меньше. Заночевал в чужой кровати, разжег небольшой книжный костер. Сгорали бесценные произведения классиков русской литературы. Не хотела гореть только «Война и мир». Обугливалась, но никак не горела.

8 сентября.

Я весь день наблюдал за убежищем и домом напротив. Там засела банда мародеров не меньше тридцати рыл. Детей не видел, а вот отвязных прошмандовок было достаточно. Люди веселятся, что им ещё остается делать после конца света. Вот только место для веселья и проживания они выбрали совсем неудачно, тут у них вернулись из отпуска соседи, которые очень любят тишину.

Военные так и не приехали. Даже не было слышно, чтоб каталась техника по району. Зато видел, как парень действует на дороге. Шел мужик и вез в коляске продукты. Коляску забрали, мужика отпинали, но отпустили. То же произошло и с двумя другими прохожими. Это навело на кое, какие мысли и если завтра никто не приедет чистить логово мародеров - этим займусь я. Как? Не зря же я все это время потратил на чтение сайтов и учебу на медика.

Я решил взорвать их дом. Это самый правильный вариант. Но где взять взрывчатку и как её подложить под стену, если дом все время пасут?

9 сентября.

Я обжил соседний подвал. Соседство с врагом – самый безопасный вариант проживания. Враги из своего логова не вылезают, а никто в здравом уме в такой близости от логова отморозков селиться не будет. Это простая истина. Я начал сбор необходимых мне ингредиентов.

Первым делом навестил все ближайшие магазины автозапчастей. Там я взял несколько автомобильных аккумуляторов. Они мне нужны для освещения подвала. Несколько упаковок зимнего электролита, пару автомобильных сигнализаций с большой дальностью, нашел несколько ручных фонарей - прожекторов на двенадцать вольт с зарядкой от прикуривателя, взял несколько реле подворотников – старых, ещё такие ставили в советское время на зилы и газики. Большинство магазинов было растащено, но авто товары пострадали меньше всех на мой взгляд.

Выдернул несколько штук двенадцати вольтовых реле из брошенных автомобилей.

Например, в аптеке, дела совсем были плохи, я там хотел достать таблетки аспирина, таблетки гидроперита – кучу. Но ничего этого не было, все растащили. Зато нашел еду, всякие сухофрукты, смеси, травяные чаи, гематоген и витамины. С нужными компонентами проблему я решил – они входят в состав красок для волос, а красить волосы сейчас никто не собирается. Я обошел все парикмахерские и магазины, собирая краску для волос. Ещё получилось взять соды.

Следующим в списке была тара. Мне удалось найти несколько больших пластиковых канистр, железных ведер, жестяную ванну.

На этом в этом дне можно поставить точку.

10 сентября.

С самого утра начал поиски по магазинам с лакокрасочной продукцией. Набрал растворителя.

Ещё нужны спички, их нужно много.

Все это нашел в промтоварах. Вернулся в подвал и принялся за работу.

Сначала я слил из бутылок электролит в пластиковую канистру, туда добавил компоненты краски для волос и жду, когда они растворятся. Когда смесь приготовилась – поставил канистру в ванну с водой остыть до минимальной температуры. Достать воды было большой проблемой, но я это сделал – слил со стояков в подвале. После того, как бочка остыла я начал постепенно вливать в неё растворитель. Все хорошо перемешал, открыл крышку канистры и оставил. Теперь готовлю техническую часть.

Из старого реле поворотников я взял нить накала – она там держит контакт – нагрелась, поворотники загорелись, остыла – выключила и так по циклу. Раньше же не было такой сложной электроники как сейчас.

Из фонаря я взял маленький аккумулятор, предварительно зарядив фонарь на максимум. После чего стал разбираться с сигнализацией. Прочитал инструкцию, посмотрел провода. Сигнализацию я брал с самым маленьким блоком и автозапуском. Подключил сигнализацию к питанию от аккумулятора из фонаря – получилось работать и без дополнительного реле. Цепь автозапуска держала большой ток, сигналка уверенно сжигала нить накала от реле поворотников.

Это устройство я компактно собрал, в баллончике от дезодоранта, вывел только три провода, а остальное залил автомобильным герметиком. Два провода пойдут на спираль накала, а ещё один – антенна от блока сигнализации.

Остальное время – искал санки и сливал бензин с всех машин подряд, набрал полную пластиковую канистру на пятьдесят литров.

Завтра я закончу свою задумку.

11 сентября.

Проснулся – посмотрелся в зеркало. У меня выросла за все это время уже большая борода. Только не хватает фотографии сейчас – белый халат, тапочки, полотенце на голове и автомат Калашникова на груди или гранатомет на плече.

Реактивы сработали, как и писали на форуме химиков. Я процеживал жидкость через тряпку и собирал белые хлопья смеси получившегося вещества. Хлопьев получилось много – как и задумывалось. Полученную мокрую массу я загасил от излишней кислотности содой и промыл водой.

Теперь или пан или пропал – переплавляю массу на водяной бане в полутора литровой бутылке. Это самый опасный момент, сейчас может все закончится.

Но у меня получилось. А вот читал историю про то, как такое же делали в общаге парни – учащиеся химики, так там одному неповезло. Он из этой ерунды хотел сделать фейерверк. Решил в железную трубу забить перекиси. Забил. Написали, что труба эта пробила перекрытия четырех этажей, а изготовителю всего-то кисть оторвало. Повезло – никто не погиб.

Расплав я залил в пустой баллон от монтажной пены – баллон длинный такой. Оставил остывать.

Детонатора мне не требуется, моя ерунда взрывается от любой искры, но я накрошил спичек в бумажку, засунул в эту бумажку нить накаливания от реле поворотников, завернул и приделал к дырке в баллоне. Все залил герметиком.

Ещё раз проверил работу дистанционного подрыва – работает, соединил проводки с зарядом, положил в целлофановый пакет, привязал груз и заложил в пятидесятилитровую канистру с бензином. В бензин пришлось добавить слитой отработки, чтоб он был черным, и дно канистры не просматривалось.

Ну, что, господин Вольфенштейн, пора и мне воспользоваться вашим чудесным изобретением?

Я поставил канистру на саночки, сделал грустный вид и пошел в сторону врага. Брелок от сигнализации выложил – будут шмонать - вдруг нажмут.

Все так и случилось, как я планировал. Забрали канистру и на пинках прогнали проч.

Время уже восемь вечера, пора моих соседей угостить пищевой добавкой Е929! Я отошел на безопасное расстояние и нажал на запуск двигателя на брелке сигнализации.

Ничего.

Ещё раз нажал – ничего!

Расстроился, думал - не сработает, собрался подходить ближе, как …

Огненный смерч обрушился на здание, с первого по четвертый этаж вылетели все щиты из окон. С первого и второго этажа в оконные проемы вырвалось гигантское пламя, из некоторых окон его длина достигала пятнадцати метров.

Через семь секунд пламя полностью скрылось, но лишь для того что бы жахнуть через три минуты с такой силой, что вспышка ослепила меня и озарила весь район. Шифер с крыши полетел в небо, фасадная стена рухнула, обнажив выгорающие квартиры, входная дверь в подъезд отлетела на сорок метров, при этом скосила остатки молодой березки. Сидя на своем наблюдательном пункте меня самого подкинуло и пихнуло назад. Что это было? Скорее всего, рванули газовые баллоны - вспышка похожа на ацетилен. А возможно мародеры хранили взрывчатку. Огонь охватил весь дом.

Ни одного из жильцов дома я не видел выбегающим или вылетающим из окна. Их там было много и возможно, когда я приду в ад - с меня попросят купить пару багажных мест, чтоб сложить туда свои грехи. А в прочем, я уже в аду – что мне терять, кроме собственного ребенка, который возможно будет, а возможно и нет его совсем.

Да здравствует одиннадцатое сентября. Бен Ладен, будь ты не ладен!

Все это время я очень плохо питался и сильно истощился. В лагере кормили абы как. А где то самому добыть не получалось – никто никуда не пускал. Сейчас живу на жрачке из аптеки, а какая там еда – самая хреновая, для диабетиков и для всяких проблемных. Одно спасение – гематоген и настойка лимонника. Этот лимонник реально тонус поднимает.

Завтра ещё придется раскапывать завалы и пытаться проникнуть в убежище.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 66
Комментарии

Как обычно жду отзывов и комментариев.

Супер, просто ачешуительно.

Жду продолжения.

Прикольно дом взорвал.Новот лучше "рецептик" убери, забанят.А часть супер!!!

Стоит убрать? Ведь материалов куча по этой теме и по гмтд и другим подобным. Даже в википедии статьи есть.

Ну коль администрация сочтет материал "нехорошим", конечно уберем.

"Мессия", а не "миссия".

АК-47 со скошенным дулом - АКМ, а дуло - компенсатор отдачи.

"Рецепт" убирай. Не подставляй сайт формулировкой "в сети куча сайтов с подобной информацией".

Остальное - молодец. Лови плюсы.

Чертов ворд меня подставляет, он столько слов правит, что за ним пятнадцать раз приходится переправлять.

Угу, есть такой АКМ. Интересно кстати этой заточкой можно проткнуть человека или прицельная мушка помешает?

Рецепт удалил. Наверное не стоит так больше подробно расписывать приготовления и некоторые моменты ноу-хау.

Разве что глаз компенсатором выбить, а убить(проткнуть) - вряд ли, т.к. тупой и короткий. Лучше в зубы прикладом, а он у АКМ деревянный. 8)

Высший класс.)

Как всегда хорошо

Пошёл полный бред из раздела "Антиамериканская фантастика". Такой откровенной лажи не ожидал :(((

Бред №1: Описание действия поражающих факторов ядерного взрыва.

Бред №2: Действия военных по поиску каких-то идиотов в сгоревших гаражах чёрт знает где на третьи сутки после атомного удара по городу. СМЫСЛ таких действий со стороны вояк ?

Бред №3: Наземная операция сил НАТО в условиях ядерной войны да ещё в районе Новосибирка. В чём смысл данной затеи ?

Можно продолжить, но просто уже даже не смешно...

Опишите в чем нашли ошибки.

1. Основные параметры соблюдены. Есть проникающая радиация и пораженные ей, есть жертвы вспышки и немного подгоревшие, есть те, кого вытащили из завалов, есть те кто нахлебался пыли с осадков.

2. Серп и Коля отправились куда? На разведку. Кто они - бывшие военные. Вернулись с кем? С военными - спасать (по их мнению) остальную группу.

Военные к этому времени уже развернули лагерь для беженцев и спасают людей - вывозят из зоны радиационного поражения.

3. Возможно, пока их С-130 вылетал с десантом с базы ещё никаких ядерных ударов небыло. Смысл? Расчистить и охранять платформу для высадки контингента, захватить страт. позицию. Найти и уничтожить неотстрелянные тополи в НСО и ближайших регионах. Найти базы хранения ЯО и уничтожить - иначе, через неделю Россия соберет законсервированные боеголовки и отправит их по оставшимся целям.

"ABI" пишет:
1. Основные параметры соблюдены. Есть проникающая радиация и пораженные ей, есть жертвы вспышки и немного подгоревшие, есть те, кого вытащили из завалов, есть те кто нахлебался пыли с осадков.

Основные параметры безбожно искажены. В начале дневника говорится, что гараж ВНЕ ЗОНЫ ПОРАЖЕНИЯ и к тому же расположен В НИЗИНЕ. После - "машины, припаркованные рядом, горят и на них лопаются покрышки, а стены гаража ходят ходуном от ударной волны"... Определись: или ВНЕ ЗОНЫ поражения или ОКОЛО ЭПИЦЕНТРА воздушного взрыва большой мощности.

Про пострадавших: если взрывная волна в состоянии разрушить КИРПИЧНУЮ КЛАДКУ, как в случае с домом-"убежищем", то представь, что будет при таком раскладе с человеком из мяса и костей ? Плюс - поражение вторичными осколками от стекла и кирпича + первичные ожоги от взрыва и вторичные от пожаров. При таком раскладе возле "дома-убежища" на третьи сутки (26 августа) будут одни трупы - у людей комбинированные травмы и они погибнут в течении нескольких часов без медицинской помощи.

"ABI" пишет:
2. Серп и Коля отправились куда? На разведку. Кто они - бывшие военные. Вернулись с кем? С военными - спасать (по их мнению) остальную группу.

Теперь посмотри на это глазами командира взвода. У тебя (как у командира) могут стоять три задачи:

1. Радиационная разведка местности, для определения дальнейших путей эвакуации.

2. Расчистка этих путей от обломков зданий и тушение пожаров на прилегающих участках (весь город всё равно уже не потушить).

3. Организация самой эвакуации из ОПРЕДЕЛЁННОГО района (а не из всего города).

И тут к тебе приходят два "оленя", без документов, вообще не понятно кто и говорят: "Мужик !!! Спаси наших корешей !!! Они в гараже живы-здоровы, шкерятся от атома !!!" А у тебя в это время уже хренова туча покоцаных гражданских разной степени тяжести ждут эвакуацию. Их надо грузить на машины и вывозить из очага поражения - счёт времени идёт на минуты. Дольше тянешь - больше умрёт. Ты, лично, отправишь 20 солдат на поиски 6 оставшихся в гараже "оленей" ???

"ABI" пишет:
3. Возможно, пока их С-130 вылетал с десантом с базы ещё никаких ядерных ударов небыло. Смысл? Расчистить и охранять платформу для высадки контингента, захватить страт. позицию.

Про взаимодействие войск и планирование операций надо объяснять или сам прочитаешь ? Какой дурак высадит тактический десант в зону возможного ядерного удара ? Любой аэродром, способный принимать тяжёлые самолёты, является такой целью.

Благодарю, буду учитывать в продолжении.

1. Именно соблюдены. ВНЕ ЗОНЫ поражения Артем считает на основании дневника Сергея, который не отражает реальной картины. В начале даже есть строчка "Из этого рассказа я понял одну истину – человек предполагает, а судьба располагает." Хоть мне довелось рассчитывать все это на бумаге начиная с производства (на основе ВОУ) никто из нас не видел реального разрушения города применением ЯО - и слава богу:)

Люди болтаются по городу, из пострадавших районов в не пострадавшие и наоборот. Соответственно туда они пришли по какому -то из соображений не указанных Артемом.

2. Наверное следовало в машину добавить ещё выживших, которых военные собрали по пути. Понятно, что военные ехали не ради кого-то там в гараже, но в гараж попали по наводке своих коллег.

3. Поверьте, когда будут задницы честных налогоплательщиков на сковородке, отправят и негров и албанцев и этих самых налогоплательщиков на заведомо невыполнимую задачу. Но начнут с менее ценных партнеров по блоку.

"ABI" пишет:
Хоть мне довелось рассчитывать все это на бумаге начиная с производства (на основе ВОУ) никто из нас не видел реального разрушения города применением ЯО - и слава богу:)

Зачем тебе лично видеть реальные разрушения города, если легко можно посмотреть статистику по Хиросиме ? :) Простой пример: берём давление ударной волны в 0,035 МПа - сильные разрушения кирпичных зданий (как в случае "дома-убежища") - 90% людей на открытой местности и 25% людей в УБЕЖИЩАХ ! ПОГИБЛИ. Вот и опиши поездку двух "чудаков" по разрушенному городу (вояки уже успели за трое суток расчистить дорогу) с тенями от сгоревших на асфальте и горами трупов во дворах. Будет вполне реалистично и за душу будет брать. А после "чудаки" нарвутся на армейский блокпост, их возьмут за жопу, отберут машину и ружья и отправят разгребать завалы. Там (на работах) они и встретят своих потерявшихся корешей. Вроде как логично ?

"ABI" пишет:
Поверьте, когда будут задницы честных налогоплательщиков на сковородке, отправят и негров и албанцев и этих самых налогоплательщиков на заведомо невыполнимую задачу. Но начнут с менее ценных партнеров по блоку.

Ээээ ??? На фига ? Это не Вторая Мировая и не Ирак с Афганистаном. Любую цель на территории России можно достать авиацией и ракетами без наземной операции. А "партизаны" сдохнут от "Ядерной Зимы"...

а мне нравится.Автор пиши еще

очень даже приключенчиски нормально!зрительно,заразительно,тех.ошибки можно списать.в начале правда озверевшие люди,уж больно озверели,как то чересчур..

Тож так думаю,прошло 2-3 дня со дня катастрофы.И уже на столько озверели.

Все дело в машине. Люди через 3 дня мечтают выбраться из радиоактивного ада и готовы на все чтоб заполучить рабочий транспорт.

Просто интересно.Неужели город на столько большой что его нельзя пешком пройти?)

автор пиши ещё!

Несмотря на нестыковки читается отлично! Продолжайте!!!

Вот только огромная просьба к автору, уберите из описания приготовления "сюрприза" пластификацию плавлением. Так как, школьники почитают, погуглят, найдут всем известную статью о хозмаге и ... им поотрывает руки... как минимум, а состав то, ведь, и так работоспособен.

Если у них хватит ума прочитать как получить, то уж прочитать про пластификацию плавлением или при помощи смеси парафинов тем более.

Дело не в том что, в произведении имеется рецепт, У Ж. Верна в "Таинственном острове", например, получение нитроглицерина описано. Но попытка пластификации кисы, есть верный путь к самоподрыву. Тем более, что герой делал приличное количество и при описанных раскладх, в 90 случаях из ста взорвался бы. А ведь он учился у знающих людей. Да и зачем собственно пластификация, свареный и слегка спресованый состав отлично выполнил бы свою работу.

Ну то что ядерная зима это абсолютно не научное утверждение я думаю все слышали,так что никто бы от неё не помер

по изготовлению ВВ-кому надо,тот найдет,тем более рецепт довольно известный

ABI,продолжение то когда?

ядреная зима не начнется от простых взрывов.

Продолжение всегда на выходных. Сейчас на работе завал, могу писать только на выходных.

kuleshoff.a

1. Уважаемый, а Вы спец по МБР США? Или человек, который достоверно знает все факторы применения ЯО, что можете ТАК смело утверждать о искажении фактов

Все факты - интернетовская информация, как все будет на самом деле - вряд ли кто то знает, да и неизвестно, каким ихз широкого спектра наличиствующего арсенала по нам бахнут

И как бэ не забываем - это художественное произведение, а не отчет военспецов

2. Военные - такие же люди, которым сообщили что есть гараж с большим количеством ништяков, который они успешно и прихватизировали

Вот и все, это на бумаге они будут осуществлять защиту и че то там еще с населением, по факту скорее всего осознав безнаказанность своих действий, превратяться в обычных шакалов

3. А вообще смысл военных действий с применением ЯО? Возможно удар то и не планировался, а планировалась тихая мирная зачистка как в мародере, а кто то в рашке решил писькнуться, и "ракеты пошли"

"CAHEK387" пишет:
1. Уважаемый, а Вы спец по МБР США? Или человек, который достоверно знает все факторы применения ЯО, что можете ТАК смело утверждать о искажении фактов

Спецом себя не считаю, но вот на "любителя" - вполне потяну :) Во времена моего детства был такой предмет в школах "Гражданская Оборона" (по крайней мере в моём регионе). Ближайший стратегический объект был от моей школы в 17 км. и мы (школьники) развлекались "чёрным юмором", рассчитывая радиусы поражения при различных мощностях заряда. ЛЮБОЙ человек в состоянии взять карту Новосибирска и гипотетически рассчитать эффект от трёх взрывов по 100 кт (или чуть больше). Приблизительная картина будет хорошо видна с "косяками".

"CAHEK387" пишет:
2. Военные - такие же люди, которым сообщили что есть гараж с большим количеством ништяков, который они успешно и прихватизировали

Военные действуют на территории с ВЫСОКИМ РАДИАЦИОННЫМ ФОНОМ. Лишние "бродилки" (которые не имеют к тому же никакого отношения к боевой задаче) дадут лишнюю дозу радиации. И вопрос: что в гараже есть такого особенного , чего нет у "вояк" ? Оружие и боеприпасы ? Жратва ? Горючее ? Всего этого у армии будет гооораздо больше, чем у гражданских. Скорее гараж - приманка для мародёров, но воякам на него "положить с прибором". В Чернобыле или Припяти военные, что по-твоему, вместо своих задач грабили гаражи ?

"CAHEK387" пишет:
3. А вообще смысл военных действий с применением ЯО? Возможно удар то и не планировался, а планировалась тихая мирная зачистка как в мародере, а кто то в рашке решил писькнуться, и "ракеты пошли"

Смысл применения ЯО в том, что противник после таких ударов УЖЕ НИКОГДА НЕ ПОДНИМИТСЯ. "Зачистка" уже будет не нужна - инфраструктура будет разрушена и дальнейшее организованное сопротивление будет невозможно. Как могут толпы голодных и раздетых беженцев, часть из которых с лучевой болезнью, угрожать США ??? Зачем посылать войска, когда уже игра сыграна ?

Кулешов и Санек.

Извеняюсь за то, что влезаю в спор.

Теперь факты.

В времена моего детства был тоже такой предмет как Гражданская оборона, да мы рассчитывали радиусы поражения в зависимости от розы ветров и т.п.. Это все ерунда! Когда ты проектируешь в дипломе технологическую цепочку от поступления ВОУ до получения металла для изготовления зарядов - это уже не ерунда. С полным соблюдением радиационной безопасности.

Потом ещё и посчастливилось соблюдать какое то время эту самую безопасность.

Дальше про спецов. Не надо ничего придумывать! Есть вполне конкретный раскрытый план атаки США за 2001 если не ошибаюсь год. Открываем, читаем - там все написано, куда, сколько, каким способом и что делается если не попали. Даже они посчитали предполагаемый радиационный фон в зонах. Во как! Круче любого детектива читается.

"ЛЮБОЙ человек в состоянии взять карту Новосибирска и гипотетически рассчитать эффект " могу только вот что ответить, чтоб без полемики -

http://ru.wikipedia.org/wiki/%DF%E4%E5%F0%ED%FB%E9...

В википедии "Ядерный взрыв" - открываем, там есть - все типы взрывов, фото и видео взрыва, посчитан эффект для различных боеприпасов, выведены данные по поражению - причем фото с Хиросимы и т.п. дано даже давление в фронте ударной волны и ДБ шума в зависимости от расстояния! Описаны все эффекты поражения в зависимости от расстояния.

Ну и теперь. Про Армию - никто не ехал в гараж. Просто очередной рейд за выжившими и забор выживжих из определенного известного места а ништяки - ништяки.

Про припять я вообще молчу, тогда страна была другой. Еслиб такое произошло во времена СССР то каждый бы гражданин кинулся спасать бабушку, соседку не считая сил и своей жизни. Ни один бы не стал расстаскивать тот же хлеб с разбитого магазина. А щас вы пойдете спасать соседского мальчика получая дозу радиации или пойдете тащить воду и кансервы с ближайшего магазина чтоб своей семье было чего жрать? Я вот знаю ответ на этот вопрос. А вы?

"Смысл применения ЯО в том, что противник после таких ударов УЖЕ НИКОГДА НЕ ПОДНИМИТСЯ. "Зачистка" уже будет не нужна - инфраструктура будет разрушена и дальнейшее организованное сопротивление будет невозможно."

Долбить будут до последней ракеты, а потом ещё прилетят и остатки простыми бомбами закидают! Зачем?

Затем чтоб уцелевший русский Иван не пошел на склад хранения ЯО оставшийся и не зарядил с этого склада хранения плюшку типа "Кузькиной матери" с мегатонным зарядом.

"Как могут толпы голодных и раздетых беженцев, часть из которых с лучевой болезнью, угрожать США ??? Зачем посылать войска, когда уже игра сыграна ?"

Как могли толпы голодных беженцев в лице тех же осадных Ленинградцев сдерживать натиск хорошо обученных экипированных немцев? Или как могли кучка ободранцев боевиков в первую чеченскую сдерживать продвижение Российских войск!! колонн бронетехники, кучи солдат к Грозному?

Игра сыграна когда? Когда враг добился цели - т.е. захват ресурсов. И сопротивление полностью отсутствует. Это не карты, это то, когда вы пойдете мстить за соседа, за свою мать и отца, за своих детей. И профиг что 99% мстителей погибнет.

Противник не поднимится - поднимится, ещё как поднимится. При нашей плотности населения ЯО не хватит чтоб уничтожить. США планировали 40000 целей, это примерно 70% населения. А что будет с 30%?

"ABI" пишет:
Извеняюсь за то, что влезаю в спор.

Лично я не против :) Давай ещё !

"ABI" пишет:
А щас вы пойдете спасать соседского мальчика получая дозу радиации или пойдете тащить воду и кансервы с ближайшего магазина чтоб своей семье было чего жрать? Я вот знаю ответ на этот вопрос. А вы?

"Вода и консервы" - заманчиво, но и я и моя жена - военнообязанные, нам нужно будет турить в военкомат (если он конечно будет в наличии :) ).

"ABI" пишет:
Долбить будут до последней ракеты, а потом ещё прилетят и остатки простыми бомбами закидают! Зачем?

А я про что ? Зачем наземная операция ?

"ABI" пишет:
Как могли толпы голодных беженцев в лице тех же осадных Ленинградцев сдерживать натиск хорошо обученных экипированных немцев? Или как могли кучка ободранцев боевиков в первую чеченскую сдерживать продвижение Российских войск!! колонн бронетехники, кучи солдат к Грозному?

Про Грозный и "чехов" - лучше не пиши, будет срач. Давай лучше на отвлечённых примерах, типа блокадного Ленинграда. Пример не удачный: останавливали немцев полноценные войска + морская пехота Балтийского Флота при поддержке крупнокалиберной корабельной артиллерии.

"ABI" пишет:
Игра сыграна когда? Когда враг добился цели - т.е. захват ресурсов.

В ядерной войне - захват ресурсов ? Мне в это вааще не верится :) Про оставшиеся 30% населения: с точки зрения "военщины" проблема решаема путём применения химического и биологического оружия. Та же самая чума, холера, сибирская язва в условиях разрушенной инфраструктуры и системы управления распространяться , как лесной пожар. Хрен остановить. Где брать вакцины и антибиотики ? Кто организует карантин ? Кто хотя бы выявит возбудитель болезни, чтобы знать, что лечить ?

Запасы вооружений на складах - даже если таковые и будут, то нужны профильные специалисты. А где их взять ? Вот , допустим , в порядке бреда в наши руки (руки пользователей "ДеадЛенда") попала пусковая установка "Тополь-М", исправная , всё на мази и одна ракета в ТПК. Попробуй даже гипотетически собрать команду из присутствующих и произвести пуск в сторону США. На мой взгляд - НЕРЕАЛЬНО !

Угу, пустить нереально.

Единственный шанс подорвать - разобрать боеголовку, добраться до заряда и привязав детонаторы в ручную пробовать подорвать, но вероятность низка что сработает т.к. нечем обеспечить синхронизацию подрыва. Доставка - только в ручную, например на грузовике до атлантики а потом на судне.

"Вода и консервы" - заманчиво, но и я и моя жена - военнообязанные, нам нужно будет турить в военкомат (если он конечно будет в наличии :) ).

Везет Вам, после случая как офицер закрыл собой гранату на учениях, у меня появилась надежда, что остались нормальные кадры, знающие что такое честь и долг.

Да вот еще!

"Зачем тебе лично видеть реальные разрушения города, если легко можно посмотреть статистику по Хиросиме ? :) Простой пример: берём давление ударной волны в 0,035 МПа - сильные разрушения кирпичных зданий (как в случае "дома-убежища") - 90% людей на открытой местности и 25% людей в УБЕЖИЩАХ ! ПОГИБЛИ."

В хиросиме в убежищах людей небыло. Объявили воздушную тревогу, потом посчитали самолеты США как разведывательные и тревогу отменили. А в убежищах и подвалах никто не выжил из за огненного смерча- высасывался воздух и людям нечем было дышать.

Во как.

"ABI" пишет:
В хиросиме в убежищах людей небыло.

Прямо сейчас ответить не смогу, но точно помню, что по статистике - были. Попробую найти, где видел.

были. Там был постоянный штат лаже. Бабку по дискавери показывали, которая там медсестрою была в одном из убежищ рядом с эпицентром. Там говорила, шо она в живых осталась лишь потому, что ее вовремя не сменили на посту, причем на большое время задержали. Сменили бы вовремя, она бы не была в убежище, и 100% погибла бы. Типа была потом там де ее халупа стояла.

23 августа...день освобождения Харькова...психи шонить по оклахомщину писали, не?

Усе будет ОК!

Я вот например с пневматикой тренироваться начал. На огнестрелы чтоб так потренироваться в стрельбе денег не напасешься, а мелкашка у нас в стране - злейшее нарезное оружее.

Кстати, говорят у вас спокойно продаются пугачи под патроны флабера, что за штуки?

"Флобер". Револьвер. Как правило, восьмизарядный. Калибр 4-4,5 мм. "Боеприпас" - гильза, похожая на капсюль "Жевело", с дробиной вместо пули. ИМХО - лучше пневматики(почти, как боевой 8)) или "резинострела"(разрешение не требуется). Стоимость в Крыму, примерно, 200-300$. От бродячих собак отбиваться, для развлечения и т.п. - хорошая штука...

Быстрый вход