Две дороги

… Всё было не правильно. Так не должно было случиться. Всё должно было быть иначе. С такими мыслями я полз по сырой и холодной осенней траве. Глаза почти ничего не видели сквозь застилавшую их багряную пелену. Дождь беспощадно колол моё почти ничего не чувствующее тело тысячами ледяных игольчатых струй, но мне было наплевать на это… Господи, столько усилий, и ради чего?!Олег был прав, надо было укрыться и ждать помощи, но на кой-то хрен они послушали меня, и теперь они погибли, а я живой!"Недолго ещё живой"-мысленно поправил я себя. Сил уже не было, были лишь тупое упорство и пронзающее мою душу чувство отчаяния. Видимость из-за дождя была нулевая. И тут сквозь всё нарастающий шум в ушах я услышал гул, похожий на звук приближающихся автомобилей. Когда я различил силуэт какого то автомобиля вдали, сознание покинуло меня.

1

Я шёл домой из школы, подёргиваясь в ритм музыке, доносившейся из наушников плеера. Под ногами шелестели пожелтевшие листья, возвещавшие приход Госпожи Осени, да изредка попадались лужи, оставшиеся после вчерашнего дождя. Минут через двадцать я подошёл к своему дому и набрал на домофоне номер своей квартиры, поскольку ключи мне было доставать лень, а батя должен был быть дома. Из динамика понеслись гудки. Дверь мне никто открывать не торопился, что меня сильно удивило-когда у отца выходной, он обычно никуда не уходил, предпочитая спокойно отсыпаться дома после рабочей смены. Мы жили вдвоём, я никогда не спрашивал его, куда исчезла моя мать, а он никогда не рассказывал об этом, и меня это вполне устраивало, поскольку он всегда заботился обо мне так, как не каждая мать заботится о своём сыне. Недоуменно пожав плечами я скинул сумку с плеча и начал копаться в ней в поисках ключей. Через пару минут знакомая связка с брелоком-эмблемкой "Rammstein" обнаружилась на дне сумки. Я открыл дверь подъезда и вошёл внутрь. Поднявшись на 4й этаж я открыл дверь и вошёл в квартиру. В ноздри мне ударил запах яичницы с помидором. Не снимая тяжёлые "гриндерсы" я протопал в кухню. Отец обернулся и подпрыгнул от неожиданности:

— Саша? Ты чего в домофон-то не звонил?!Так ведь и инфаркт огрести недолго!

— Па, я звонил, а ты не отвечал! Ты сам-то где был? — я, постепенно успокаиваясь.

— Я???А, я наверно в ванной был. — смущённо ответил отец. — уж дурака старого… Ну ладно, давай раздевайся, есть будем, я тут яичницу пожарил.

Я пошёл к себе в комнату и кинул сумку рядом со столом, повесил куртку на вешалку, оставшись в джинсах с многочисленными карманами и в чёрной футболке с фотографией нашей компании-Меня, Макса, Олега и его девушки Любы. Мы все знали друг друга с первого класса и были друг другу как родственники. На фотографии мы были запечатлены на фоне дачи Макса во время прошлого Нового Года. Не то что бы эта фотография чем-то отличалась от кучи других подобных, но вот сколько мы мучались, когда ставили цифровик на автоспуск и наводили его на место, в которое тут же бежали… На память об этой уникальной в своём роде фотографии мы заказали три футболки и один топик с этой фотографией. Поев и поговорив с отцом о всяких мелочах, я вернулся в свою комнату и сел за компьютер. Дождавшись, когда "Мелкомягкие Форточки от Дядюшки Билли" загрузятся, я надел наушники и включил музыку. Запустив читалку текстовых файлов, я погрузился в миры ужасов Стивена Кинга. Так я убил около часа. Затем я потянулся за диском, чтобы поиграть в "Космических Рейнджеров" и тут я вспомнил, что Олег в школе попросил меня, чтоб я передал диск с музыкой заболевшей Любе. Выключив компьютер, я встал со стула, вынул из сумки диск, крикнул отцу, что сейчас приду и, не дождавшись ответа, вышел на лестничную площадку. Люба жила со мной в одном подъезде, я-на четвёртом этаже, а она на пятом. И тут наверху раздался крик. Девичий крик. Крик Любы. Я одним рывком поднялся наверх, и тут дверь Любиной квартиры распахнулась, чувствительно ударив меня по лицу и откинув меня к двери напротив. Из проёма выбежала Люба. На лице её было написано изумление, смешанное со страхом. Увидев меня она прокричала торопливо:

— Саша, что то случилось с моими родите… — она это прочастила, как за её спиной показался её отец. Его одежда была залита чем-то бурым. В его глазах стояла такая ненависть, что моя спина невольно покрылась холодным потом. В руке его был молоток.

— Вниз, на мой этаж! — я подтолкнул её к лестнице. Она тут же последовала совету. Я обратился к Дяде Игорю, который шаг за шагом подходил к двери:

— Дядя Игорь, чё с вами такое?!Успокойтесь! Дядя Игорь!

Внезапно он рванулся ко мне с яростным оскалом. Выхода не было, я отскочил назад и резко закрыл тяжёлую металлическую дверь, и отец Любы со всей силы ударился об препятствие лбом. От удара он упал, но тут же начал медленно подниматься. И тут на меня словно нашло помутнение рассудка. Мои глаза застлало дымчатой пеленой. Я ударил его дверью. Ещё раз. Ещё.И ещё.Я бил его тело дверью, его кровь из переломанного носа заляпала мои джинсы. А Люба стояла и смотрела, как я убиваю её отца… Наконец, я опомнился и в ужасе попятился назад, пока не уперся спиной в ту же дверь, к которой меня отбросило, когда Люба выскочила, спасаясь от отца…

В полной прострации я спустился к дрожащей Любе. На ней был топик с точно такой же фотографией, что и меня на майке.

— Ч-ч-что с н-н-ним? — меня Люба.

— Незнаю точно, но думаю, что я его убил. — голос показался мне до неприличия спокойным и безразличным.

— Что случилось? Из-за чего он тебя убить хотел?

— Я… Я незнаю, я просто слушала плеер в наушниках, писала Олегу смс, потом пошла на кухню, смотрю, а в комнате родителей мама на полу лежит в луже крови, а ко мне спиной стоит папа с молотком в руках, и не двигается. Я дотронулась до него, а он медленно поворачивается, а в глазах у него такая дикая злоба… Он на меня кинулся, я едва успела увернуться, хотела выбежать на площадку и соседей позвать, а тут ты… — это, Люба уткнулась лицом в мою грудь и застряслась в беззвучных рыданиях.

— Слушай меня, сейчас мы идём ко мне и говорим всё моему отцу. А там и "Скорую" и милицию вызовем. Самое главное сейчас-успокоиться и не дергаться. — легонько потянул её за собой, в мою квартиру. Проводив её в свою комнату, усадив на диван и велев успокоитыся, я пошёл в комнату и отцу. Он сидел в кресле спиной ко мне и смотрел телевизор, на экране которого шёл очередной детектив, до которых мой отец был большой любитель.

— Па, у нас тут проблемы большие… — не последовало.

— Па? Ты меня слышишь? Па? — дотронулся рукой до его плеча, и оно показалось мне словно раскаленным. Внезапно его рука вцепилась в мою руку так, что я взвыл от боли. Отец повернулся лицом ко мне, и на нём я увидел то самое ненавистное выражение, что и на лице отца Любы… Отец резко рванул мою руку с такой силой, что я пролетел мимо кресла и упал рядом с телевизором. Отец медленно поднимался из кресла, и я с ужасом понимал его явные намерения… Когда я попытался рывком встать, отец обрушился на меня всем своим весом, вцепясь руками в мою шею. Судорожно пытаясь разжать смертельные обьятья, я чувствовал, что сознание начинает меркнуть. Из последних сил я сумел оттолкнуть отца, и он упал, ударившись виском об то самое кресло, на котором только что сидел, прямо об крепкий деревянный подлокотник… Издав непонятный всхлип, он неподвижно распластался на полу… Подползя к нему, я с всё нарастающим смятением и страхом понял, что ему уже ничем не помочь… В полузабытьи я встал и пошёл в свою комнату. Едва я взглянул на лицо Любы, я понял, что она всё слышала и обо всём догадалась.

— Тоже самое, что и с моим? — голосом поинтересовалась она.

— Да… Он пытался меня убить, я лишь защищался, я… — голос приобретал всё более и более истерические нотки, я совсем забыл, что надо было любой ценой успокоить Любу, не дать ей сойти с ума… Собрав последние остатки воли в кулак, я попытался собрать мысли в кучу, которые так и растекались, словно кровь из-под дяди Игоря… Мы ни в чём не виноваты, мы лишь защищались, хотя непонятно, что произошло с нашими родителями, отчего у них на лицах появился такой дьявольский оскал… Решительно встав, я проронил:

— Собираемся. Сейчас пойдём и возьмём твои мобильник, одежду и документы…

2

Люба стояла на лестничной площадке, наблюдая за тем, как я матерясь пытаюсь дозвониться до ментов. До Макса. До Олега. Никто не ответил мне, даже когда я набирал МЧС и пожарных… Да что же происходит?!Убрав мобильник в чехол на ремне сумки, я взял Любу за руку и мы вышли навстречу осенней листве… Мы торопливо шагали к дому, в котором жил Макс, молчаливо надеясь, что у него всё отлично, что с ним ничего не случилось. Над нами с какими-то совершенно неестественными звуками билась в небе стая ворон, и мы поспешили уйти как можно дальше… Через пару минут, показавшихся мне вечностью, мы подошли к дому Макса. Он жил на первом этаже. Я встал на оградку около двери в подъезд, и заглянул в окно. Моему взору предстала комната Макса, отлично было видно плеер, кпк и мобильник, лежащие на тумбочке, включенный компьютер… Вот только обладатель этой техники лежал около тумбочки с неестественно вывернутой шеей, а вполоборота ко мне на диване Макса сидел мужик, напоминающий внешне сантехника. Судя по всему, меня он не заметил. На лице было всё та же зловещая гримаса. Молча спрыгнув с ограды, я бросил Любе:

— Пойдём.

— Так он дома или нет?

— Нет. Его нет.

— Ты уверен? Там, кажется, свет горит…

Люба резво влезла на оградку и заглянула в окно. По её изменившемуся лицу я понял, что она всё увидела. Бесшумно спрыгнув на землю рядом со мной, она прошептала:

— Так нельзя… Этого не должно быть… — продолжала бормотать, но остальных слов я разобрать не мог. Внезапно рядом с нами затормозил чёрный уаз"буханка", и из его окна высунулась женщина на вид лет 35. На шее её болтались наушники плеера.

— Садитесь.

— Почему это мы должны садиться и куда то ехать с вами?! — вдруг словно с цепи сорвалась. — кто вообще такая?!

Задняя дверь уаза распахнулась, и на асфальт спрыгнул мужик лет 30. Тоже с плеером.

— Живо залезайте, так будет безопаснее для нас всех. Переведя взгляд на Любу, я кивнул ей и тихо сказал:

— Хуже врядли будет.

Она зыркнула на меня свирепым, диким взглядом, но промолчала и залезла внутрь уаза. Я влез следом за ней и закрыл дверь. Хмыкнув, парень влез в машину на место пассажира. Внутри машина показалась мне более чем странной:по одной стене висела разнообразная электроника самого разного вида, напротив неё была привинчена скамья, на которую мы с Любой и уселись. Машина бесшумно (что опять-таки удивительно для уаза) тронулась с места. Минут пять мы ехали молча, затем я подал голос:

— Так может объясните, чё такое творится, вы же явно не просто так тут катаетесь и школьников подвозите? Вы наверно какие нибудь люди в чёрном? Парень повернул голову к нам :

— Ну, на деле мы из ФСБ, но что случилось мы знаем лишь примерно:около двух часов назад по территории Российской Федерации прошел звуковой импульс, после которого все словно с ума сошли…

— Это вы о том, что они пытаются убить любого, кого видят? Они что, типа зомби стали?

— Ты смотришь много ужастиков, парень, хотя в чем то ты прав, только эти не разлагаются и не такие живучие, они просто как бы под гипнозом. Поэтому убить их можно довольно легко. В отличие от тех же зомби, они не ищут пищу и тому подобное, они просто хотят убивать. К тому же, если мы с Викой правильно поняли, они ещё и глухие, что даёт нам небольшое преимущество…

— Это всё просто отлично, но почему мы не стали такими? Что, мы уши затыкали в это время?!

— Ты будешь смеяться, но это так. — кивнул на Любу, которая уже сидела в наушниках, и когда только умудрилась плеер взять с собой?!

— То есть ты хочешь сказать, что из-за плеера на нас не подействовал этот импульс?

— Всё идёт к этому, мы с Викой возвращались с задания, она слушала музыку, я связывался в наушниках-он кивнул на аппаратуру-с центром, а потом всё словно всё вымерло…

Я сидел и переваривал инфу, которая была хоть чем-то за последнюю пару часов. Люба тоже молчала, слушая плеер. Раздался звонок. Мой мобильник. Звонит. Привычным движением я выхватил его из чехла на ремне сумки и, неглядя на экран нажал кнопку ответа.

— Алло! — трубке был хрипевший голос Олега, словно он бежал

— Саня, я незнаю что за хрень происходит, я был на рынке, стоял в ларьке музыкальном, прослушивал диск новый "статиков", а Колян, ну там так продавца звать, накинулся вдруг на меня, я еле свалил, а на рынке просто бойня какая-то, все друг друга месят, какой то придурок меня увидел и за мной погнался, я уже на пределе был, когда ещё один появился и на того накинулся.

— Где ты?

— Ща я иду пешком к Максу по Малой.

— Жди! Я резко повернулся и заорал:

— Поворачивайте!

— Парень, ты сдурел?!Нам надо ехать как можно дальше отсю…

— ЖИВО ПОВОРАЧИВАЙТЕ, ТАМ ЧЕЛОВЕК ЖИВОЙ-Люба, услышавшая голос Олега сразу всё поняла. В её становившемся было диким взгляде вновь затеплилось нечто вроде надежды…

Вика тяжело вздохнув спросила:

— Куда ехать?

— НА МАЛУЮ! — с Любой хором заорали.

Жалобно взвизгнув тормозами, машина выполнила лихой разворот, и уазик поехал в обратном направлении…

3

Олега мы увидели издали. Вот только не так, как ожидали. Он стоял на крыше остановочного ларька, зажав в левой руке невесть где взятый металлические прут. По разорванной в клочья лёгкой куртке можно было понять, что ему пришлось нелегко, потом я заметил стекающую по его правой руке кровь…

а под ним кипела настоящая Варфоломеевская ночь. Два здоровых мужика яростно рыча пытались забить друг друга, жару прибавляла девка лет двадцати пяти, то и дело пытавшаяся вцепиться в одного из них, но тут же откидываемая назад. Посреди всего этого валялся труп женщины с проломленным черепом и молодого парня, на вид чуть старше нас. Коротко матернувшись, мужик, который так и не представился. вынул из-за пазухи ствол. Тремя точными выстрелами он добавил ещё три трупа к уже имеющимся. Я выпрыгнул из тачки и крикнул

— Олег, живо сюда, это я и Люба!

Тот медленно повернулся ко мне, на его исцарапанном лице отобразилась целая гамма чувств:радость, надежда, усталость и боль. Он молча спрыгнул, не выпуская из руки арматурину, и подошёл к уазу:

— Саня? Ты тут чё делаешь? И где… Напрыгнувшая на него Люба не дала ему договорить:

— Олежек! Как ты?!Боже, у тебя кровь!

— Всё нормально, это я об стекло порезался чуток. С тобой всё в порядке?..

Я стоял рядом и чувствовал себя лишним на этом празднике жизни. Моя единственная девушка по имени Света уехала в другой город полгода назад. Куда именно, я не знал, да и она не пыталась каким-нибудь образом связаться со мной. Ну да и ладно. Их идилию безжалостно перебила Вика:

— Ладно, Ромео и Джульетта, залезайте живее, нам ещё сваливать отсюда надо.

Олег нехотя оторвал от себя обнимающую его Любу и проворно залез в машину, по-прежнему с арматуриной. Люба втиснулась между мной и Олегом, и уаз вновь двинулся в путь. В машине Олег расслабился и обратился ко мне:

— А чё вообще происходит-то? А то я вообще не в курсе, тока на практике испытал.

— По территории РФ прошёл звуковой импульс, который, очевидно, воздействовал на подсознание. Насколько мы поняли, те, кто во время импульса были в наушниках, не подверглись влиянию импульса. — вместя меня мужик-кстати, меня Андреем зовут.

— Ну хорошо, это я всё понял. Так куда мы едем-то? За Максом?

— Олег… — было трудно говорить-Макс погиб, как и любины родители, как и мой отец…

— Макс, о боже…

В полнейшей тишине мы проехали пару часов.

— А вот и неприятный сюрприз. — Вика и указала рукой на зеркало заднего вида. Я, выгнулся и заглянул туда. Моему взору открылась "нива", догоняющая наш уаз. Прильнув к окошку двери я полностью убедился в масштабах проблемы. За рулём "нивы" сидело лицо кавказской национальности с оскаленным лицом… Андрей скомандовал:

— Держитесь, ща тут рок'н'ролл будет. — вновь достал пистолет, и, высунувшись из окна несколько раз выстрелил по "ниве". Судя по его реакции, он промахнулся. Внезапно Вика подала голос:

— А вот это проблема-бензина у нас на пару минут езды.

— Что?!

— Что слышал, ща придётся пешком идти!

— Я ведь говорил, что надо было быстрее отсюда, а ты послушала их, теперь все подохнем!

— Я СДЕЛАЛА ТО, ЧТО ДОЛЖНА БЫЛА СДЕЛАТЬ. МЫ ДОЛЖНЫ ПОМОГАТЬ ВСЕМ, КОМУ МОЖЕМ, МЫ ПРИНИМАЛИ ПРИСЯГУ…

— ДА НЕТ УЖЕ ПРИСЯГИ, НЕТУ! И СТРАНЫ, ГДЕ МЫ ЕЁ ПРИНИМАЛИ ФАКТИЧЕСКИ ТОЖЕ НЕТ ТЕПЕРЬ, ТЕПЕРЬ МЫ ДОЛЖНЫ ДУМАТЬ ЛИШЬ О ТОМ, КАК СПАСТИ СВОЮ ЖИЗНЬ!

— Я так не могу. — обернулась к нам:

— Прыгайте, когда машина при замедлится.

— Но…

— Я сказала-прыгайте. Иначе вы обречены. Андрей, тебя тоже касается.

— Вика, что ты задумала?!

— Ты спасай свою жизнь. О своей я позабочусь.

Машина сзади приближалась. Я, Олег и Люба привстали на скамье, и я открыл замок на двери, готовый в любой момент прыгнуть. Машина чуть сбросила скорость.

— ПРЫГАЙТЕ!

Я рывком распахнул дверь и прыгнул, попытавшись сгруппироваться в полёте, что плохо получилось. Я упал на осеннюю листву и несколько раз перекатившись, при этом в кровь исцарапав лицо и руки, сильно ударился затылком. Перед глазами поплыли звёзды, и сознание померкло…

4

Женщина за рулём крикнула:

— Прыгайте! И Саня прыгнул. Упал он на землю, и, перекатившись по инерции несколько раз, ударился затылком об камень и распластался на холодной осенней земле. Хотя всё это произошло за считанные секунды, время словно замедлилось, через мгновение я заметил, что между "нивой" и нашей тачкой расстояние стало около 30 метров и мы с Любой прыгнули, упав на дорогу. Уже когда мы пытались подняться, мимо нас на дикой скорости проехала машина с кавказцем. Через минуту уаз выполнил так называемый "милицейский разворот" и "нива" на полной скорости врезалась в машину, в которой остались так и не выпрыгнувший Андрей, и женщина, пожертвовавшая собой ради нас. Рядом со мной Люба тихо шипя от боли отдирала клочья порваной от встречи с асфальтом куртки от кровоточащих ссадин. Гулко бухнул взрыв и стёкла разметались в осколки. Завороженно я смотрел на горящие обломки машин. Закончившая своё дело Люба коснулась меня:

— Пойдём, найдём Сашу.

Я осмотрелся вокруг, пытаясь увидеть свой металлический прут, который я выронил во время падения, но так и не заметил его…

Минут через 15 мы нашли Саню, который распластался на земле неподалёку от нас, я присел рядом с ним на корточки и пощупал пульс. Он был жив. Люба затормошила его:

— Саша, очнись, нам надо идти! Саша! Саша!

Позади нас я услышал яростный рык. Обернувшись, я заметил невысокого мужика, который неторопливо приближался к нам со ставшим уже привычным дьвольским оскалом. Времени на раздумья не было-схватив валяющуюся рядом со мной крепкую на вид доску с торчащими из нее гвоздями я кинулся на агрессора в надежде повалить его на землю. Тот отшатнулся, но устоял и наотмашь ударил меня по лицу, из разбитого носа у меня брызнула кровь. Увиденная кровь словно прибавила мужику сил, и издав дикий рык он навалился на меня, покрывая градом мощных ударов. Падая, я выпустил доску из рук. Хрипя от боли я пытался отбросить обидчика от себя, чувствуя, что мне с ним не справиться, однако ничего не выходило… Внезапно нападавший вздрогнул и безвольной тушей обмяк на мне. Рывком я откинул тело и увидел Саню с моей доской в руке, стоявшего надо мной. Он молча протянул мне руку, помогая подняться земли…

***

Очнулся я от того, что кто-то беспрестанно тряс меня и что-то отчаянно тараторя. С трудом разлепив глаза я увидел Любу.

— Саша ну вставай же, там Олег… Олега… Быстрей…

Повернув голову я увидел, что Олег явно из последних сил сопротивляется какому то мужику, придавившему его к земле и то и дело наносящему Олегу жестокие удары. Увидев кровь, струящуюся по лицу Олега, я, словно получив заряд ярости, вскочил на ноги и подбежал к борящимся. Схватив доску, валяющуюся рядом с ними, я изо всех сил нанёс удар доской по голове мужика, искренне надеясь, что не промахнулся и не попал в Олега. Судя по всхлипнувшему и обвисшему на Олеге мужику, я ударил точно в цель. Я молча протянул Олегу руку, помогая встать. Он также молча поднялся, и мы быстрым шагом пошли прямо по дороге туда, куда мы должны были уехать на машине, в руках у меня была доска, Олег окровавленной рукой держал какой то булыжник, а во второй руке у него была Любина ладонь. Минут 15 мы брели. На улицах словно смерч пронёсся, однако никого из людей видно не было, лишь когда мы проходили мимо девятиэтажки с характерным рычанием вылетела из окна восьмого этажа женщина и с глухим шлепком упала на асфальт в сопровождении мелких осколков стекла. Никто из нас даже не дёрнулся. Мы были на подходе к выезду из города, когда Олег нарушил тишину:

— достало уже пешком тащиться!

— И чё ты предлагаешь? Такси поймать?

— Да тут же кругом тачки стоят!

— А заводить ты их чем будешь?

— Ну, незнаю… Нам ведь и открытые попадались…

Он замолчал и мы пошли дальше. Похоже, фортуна была на нашей стороне. На обочине была припаркованна точно такая же "нива", как и та, что унесла жизни Вики и Андрея… Водитель безжизненно откинулся на сиденьи, его шея была покрыта бурой жёсткой коркой. Стараясь не смотреть на шею водителя, я ухватился за его руку и дёрнув со всех сил, извлёк труп наружу. Олег заглянул внутрь салона:

— Это… Ну… Там короче ключей нету.

— Блин, так поищи, он же не угонять её собирался!

Тяжело вздохнув, я залез в карман брюк мужчины, потом в другой. Там ничего не было, я расстегнул его пиджак, и тут же напоролся взглядом на подмышечную кобуру…

Ключи нашлись во внутреннем кармане пиджака, и пару минут спустя машина тронулась с места, увозя нас из города, ставшего могилой для многих хороших людей…

5

Мы ехали около двух часов, Олег довольно успешно вёл авто, рядом с ним на пассажирском сиденьи находился я, поглаживая найденный пистолет. Поскольку я несколько лет ходил в секцию стрельбы, я настоял, чтобы он был у меня. На заднем сиденьи дремала Люба, укутанная пледом, который Олег нашёл в багажнике.

— Сань, слушай, ты как считаешь:мы свалим, или у нас ничего не получится? Не хотел при Любе, но мне кажется, не выйдет у нас нихрена, слишком далеко, может лучше набрать провизии и воды, и засесть где нибудь?

— И что? Чего мы этим добьёмся? Мы ж даже не знаем, знают ли об этом другие страны, будет ли какая нибудь помощь…

— Но ведь так мы рискуем нарваться на таких же "шахидов" что и в тот раз!

— Ты видел хоть одного?

— Ну… нет… А бензин у нас ведь скоро кончится!

— А вот это как раз не проблема! Притормози около ближайшей заправки…

Внезапно Люба, вроде бы спавшая, подала голос:

— Зачем?!

— Если мы остановимся сейчас, тогда можем нарваться максимум на одного-двух буйных, а если бензин кончится посреди какой нибудь деревни, тогда мы-покойники.

— Делайте как знаете…

Минут через 15 мы подъехали к заправке, рядом с ней был маленький магазинчик, какие обычно бывают на таких дорогах.

— Люба, вылезай и иди между мной и Олегом, если кого видишь, тут же покажи рукой.

— Угу.

Перехватив пистолет и сняв его с предохранителя, я переложил его в правую руку. Мы вылезли наружу, метрах в тридцати от магазинчика. Уже стемнело, и заправка была освещена фонарями. Около дверей, спиной к нам, стоял мужик, судя по одежде-дальнобойщик. Люба тут же указала молча на него рукой. Я кивнул ей, и оглянулся, больше вокруг никого небыло видно.

— Папаша, закурить не будет?!

Я осознанно кричал, чтобы точно проверить, глухие они все, или нет. Водитель не реагировал, видимо действительно не слышал. Я тихо сказал:

— Подойдём поближе, Олег, будь наготове… Люба, встань за нами.

Когда мы подошли почти на два метра, я поднял с асфальта небольшой камушек, и кинул в дверь, водитель тут же обернулся, видимо почувствовав колебания в воздухе. Опять оскал… Я выстрелил, и попал ему в шею. Судорожно хрипя и хватаясь руками за шею, пытаясь зажать фонтанирующую ярко-красной кровью рану, водитель начал оседать на асфальт.

— Думаю, ща можно не торопиться, сейчас вместе заходим в магазин, берём всё нужное, потом заправляемся. И уезжаем. Резко пнув дверь, я влетел внутрь и чуть не задохнулся от царящего внутри смрада, при этом чуть не упав, подскользнувшись на бурой густой жидкости, обильно растёкшейся на плиточном полу магазинчика. Заглянув за прилавок, я убедился в своей догадке:На полу, плавая в собственной крови, лежало тело продавщицы. Больше никого не было. За моей спиной сдавленно вскрикнула Люба, Олег же молча отвернулся. Решительным движением я перелез по другую сторону прилавка.

— Ты чё делаешь?!

— Провизию запасать будем, им она не понадобится. Короче, вы с Любой таскайте в машину всё,а я тут пошарю. Да посматривайте вокруг. Может продавщицу и дальнобойщик убил, а может ещё кто…

Первым делом я плюхнул на прилавок ящик бутилированной воды, стоявший рядом с лужей крови, через пару минут выложил кучу разных банок с консервами. Подумав, вынул из холодильника несколько палок копчёной колбасы. Хлеб. Магазинчик, как и все, ему подобные, был по совместительству и хозяйственным. На крайней витрине были выставленны радио приёмники, батарейки, скотч, дешёвые китайские часы, стеариновые свечи, спички и другие товары подобной тематики, включая бумажные полотенца и туалетную бумагу. Секунду подумав, я сгрёб всё и сунул в свою сумку. Потом вытащил из под прилавка упаковку одноразовой посуды, коробку сникерсов и вытащил с другой витрины несколько ножей и открывалку для банок.

— Сигарет тоже возьми.

Хмыкнув про себя, я заглянул под прилавок и увидел лежащие блоки сигарет, а затем дал все Любе, выгреб кучу одноразовых зажигалок.

— Думаю, можно отваливать, хотя… С этими словами я достал с полки пару бутылок "Путинки"

— Сань, тебе водяра-то зачем?!

Это Олег вернулся от машины.

— Ща выжру! Ну вообще то пригодится. Ща, погодь…

Выхватив пистолет, я заглянул за дверь в углу, видимо это была подсобка. В маленькой комнате были коробки и ящики, а на стене висело то, что я искал. Белый ящичек с красным крестом. Сняв его со стены, я бережно положил его в сумку, а потом вернулся в помещение магазина и вернулся по ту сторону прилавка, к Любе и Олегу.

— Пойдём заправляться.

Олег ухмыльнулся:

— Пока ты тут всё ворошил я уже залил бак и пару канистр налил!

— Тогда тикаем…

… Теперь наша машина больше напоминала передвижной магазин. Весь багажник был усеян консервными банками и другой провизией. Поверх всего этого лежали две канистры с бензином. Поскольку всё в багажник не влезало, воду и несколько банок а также одноразовую посуду они положили на заднее сиденье, рядом с Любой. Туда же я брякнул коробку со Сникерсами. Я запихнул в сумку бутылку водки и несколько зажигалок. Тут Олег хлопнул себя по лбу:

— Бляха-муха! Совсем забыл!

— Чего ещё?

— А вдруг у тачки аккумулятор сядет?

— Ты не умничай, ты у нас в тачках спец вроде, и где нам его взять?

— Так там пустая тачка ещё одна стоит, с неё можно снять.

— Это долго?

— Да пару минут всего.

— Люба, заблокируй двери и не вылезай, мы ща вернёмся.

Я пошёл вслед за Олегом…

Всё прошло неплохо, вдобавок мы разжились GPS-навигатором, который Олег азартно вынул из салона иномарки… Спустя пару минут наш дом на колёсах опять двинулся в путь…

Судя по упёртому Олегом Навигатору, мы были относительно недалеко от места, куда я стремился попасть-границы с Финляндией. Согласно покойным Вике и Андрею, чёртов импульс прокатился только по России, а значит, был шанс добраться до безопасного места, и им следовало воспользоваться…

— Ну что, куда поедем?

Я ткнул пальцем в навигатор:

— Согласно ему, мы где то в паре тысяч километров от границы с Финляндией. Олег, у нас насколько бензина?

— Так, у нас на что-то около трёхсот километров, я расход горючки незнаю точно у этой тачки. Но тут же попутно ещё должны быть заправки, так что проблем с топливом не будет.

— Мальчики, вы серьёзно? Думаете, что такое прокатит?

— Люб, я незнаю, я Сане доверяю, он вроде мозговой центр у нас.

— Люб, а почему не попробовать? Вода и еда у нас есть, Олег вот насчёт транспорта обнадёжил. Я думаю, стоит попробовать. А у тебя есть какие-нибудь идеи?

— А какие у девушки могут быть идеи? — вымученно, впервые за этот день, улыбнулась. — доверяю вам, у меня ж теперь кроме вас никого нет…

При этих сказанных Любой словах у меня защемило в груди, я чётко, как никогда, понял, что теперь у меня никого нет никого, кроме тех, кто сейчас был в машине. Я утёр лицо рукавом порванной куртки и поморщился-под рукой захрустела засохшая бурая корка. Я перевёл взгляд на Олега, у него видок был не лучше моего:жуткая рваная рана, змеящаяся по руке, разбитая нижняя губа, распухшая как оладья, рассечённая левая бровь и распухший нос.

Я раскрыл сумку и извлёк аптечку. Открыв белый ящичек, я стал копаться в его содержимом. Анальгин,марганцовка, аспирин, зелёнка,корвалол, валидол, ага, вот и йод и перекись водорода, как раз то, что я искал.

— Притормози.

— Нахрена?

— Будем раны залечивать. — усмехнулся-К тому же, похавать неплохо бы.

Олег послушно притормозил…

… — с**а, жжёт-то как!

— Терпи, а то ещё какой нибудь столбняк подцепишь.

Сказав это, я вылил ещё немного перекиси на руку Олегу. Вылитая жидкость попав на рану тут же закипела и забурлила в сопровождении прямо-таки воя, испускаемого Олегом. Я знал, что это весьма болезнено и неприятно, но ничем не мог ему помочь. Наконец рана была обеззаражена, и я забинтовал раненого найденым в аптечке бинтом. Тоже самое проделав с Любиными ссадинами, я достал одну бутылку воды и с шипением соскоблил кровавую корку со своего лица. Когда медицинские работы были окончены, я последовал примеру Любы и Олега, съевшим уже по банке тушёнки с хлебом и по сникерсу, и запивающими сейчас всё это минералкой. Ещё через полчаса все нужные дела были улажены, и машина вновь тронулась в путь…

… Я извлёк радиоприёмник из сумки и запихнул в него батарейки. В радиоэфире стояла тишина. Во всех диапазонах. Запихнув бесполезный приёмник обратно в сумку, я привычным движением вынул свой Siemens-M65 из кармана на ремне сумки. Аппарат был цел-видимо не зря отец купил мне его, насмотревшись рекламы о его ударостойкости и надежности. Он всегда ценил надёжность…"Спасибо тебе, папа"-мысленно поблагодарил я его. Сеть ловилась, батарейка была полностью заряженная. Я набрал милицию-трубку никто не снимал. Скорая-тишина. По номеру МЧС мне неожиданно повезло.

— Да, кто это? — трубке раздался басовитый мужской голос.

— Что за хрень происходит, почему все словно сошли с ума и друг друга убить пытаются?!

— Пацан, я сам не понимаю чё творится, мы тут с ребятами в диспетчерной сидели, потом Колян вышел по нужде, а там на него все парни в холле накинулись, мы их всей толпой кое как утрамбовали, но там ещё их полно, у них словно бешенство, и рожи у всех были какие-то зверск…

— На рожах написано желание убить кого-либо, знаем. По всей России прошёл какой-то импульс, вы не обезумели потому что сидели в наушниках все. Мы уже выяснили, что все буйные оглохли, и успокоить их нельзя, только убить. Пытайтесь как нибудь подать сигнал бедствия за границу, всюду, куда сможе… На экране трубы высветилось"Поиск сети". Незнаю, на что я надеялся, звоня в МЧС, но странным образом моё настроение самую малость поднялось, самую малость. Быть может из-за того, что узнал, что есть ещё нормальные люди, а может потому, что своим рассказом спас кому-нибудь жизнь…

Последующие несколько часов мы сидели в машине возле следующей заправки. Олег мирно посапывал на водительском сиденьи, Люба тоже погрузилась в объятия Морфея. Я же остался за часового по трём причинам:нельзя было всем сразу спать, только я умел стрелять, да и спать мне совсем не хотелось. По натуре своей я был совой, поэтому ложился спать поздно ночью, а то и вовсе не ложился, предпочитая отсыпаться после школы. Секунду подумав, я вынул из бардачка пачку сигарет и вышел из машины. Чиркнув зажигалкой, я запалил кончик сигареты и неумело затянулся. Неприятный горьковатый дым заструился, простираясь лучами к чёрному осеннему небу, по которому ползли мрачные тучи. Я никогда не курил, считая это покупкой ускорения смерти, но решил попробовать, будучи неуверенным в том, что доживу до послезавтра."Должен дожить, просто обязан, если не ради себя, то ради тех, чей сон сейчас охраняю."

Я включил плеер, тоже чудом уцелевший после падения из автомобиля наших спасителей, кому мы с Любой были обязаны жизнью Олега. Наушники я всё-таки потерял, поэтому включил музыку через динамик… Включилась песня, которую мне скинул покойный Макс, и которую я ещё не успел послушать.

Наивные, как дети

Опасные, как волки

Мы бродим по планете

И ветер в голове

Колёсами по трассам

Как крыльями по небу

Искали в жизни красок

И золотую рыбу

НО ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ,

Я НЕ ЖЕЛАЮ ЗНАТЬ!

ДАЖЕ И НЕ ПЫТАЙСЯ ХОТЬ ЧТО НИБУДЬ ПРЕДСКАЗАТЬ!

КТО СЛОМАЕТСЯ, КТО ОСТАНЕТСЯ-Я НЕ ЗНАЮ КУДА МИР ВЕСЬ КАТИТСЯ!

А ведь автор песни прав, подумал я, иногда и вправду не стоит знать, что будет дальше… Вообще, эта песня очень подходила к нам сейчас, хотя я бы предпочёл, чтобы все эти сутки оказались лишь кошмарным сном, чудовищным гротескным плодом воображения, но, очевидно кто-то наверху решил, что так и должно быть. С такими немудрёными мыслями я стоял и вдыхал никотин до самого утра, слушая музыку и дожидаясь холодного осеннего рассвета. Первой заворочалась Люба.

— Олег, дай сигарету… Она осеклась, увидев меня.

— Саш, ты же не курил вроде?

Я криво ухмыльнулся, что, наверно, жутко выглядело со стороны:

— Ну вот попробовал, и убедился, что правильно делал, когда не курил. Давай, буди водителя нашего, ехать надо. Ты, кстати, чё так рано проснулась? Музыка разбудила?

— Да не, — Любы омрачилось-сон плохой приснился.

— Так расскажи, тогда не сбудется.

— В общем, доехали мы до этой… границы, а там никого нету, мы выходим из машины, вдруг мне под ноги катится нечто вроде гранаты, а ты идёшь впереди нас, и ничего не видишь, Олег отталкивает меня и кидается на неё,раздаётся взрыв, и на месте Олега лишь какие-то ошметки остаются, а я вся в крови… Я тебе кричу, а ты идёшь вперёд и ничего не слышишь… Слова Любы перешли в непонятные обрывки фраз, и я перебил её:

— Всё,всё,спокойно! Это лишь сон, который не сбудется, да и самое опасное, что мы можем встретить-это глухие, а от них как-нибудь отобьёмся.

Проснулся Олег. Наскоро позавтракав бутербродами с колбасой и сникерсами, мы поехали…

… Мы миновали околы половины пути, попутно останавливаясь у каждой заправки. Первые две были пустыми, несчитая трупов, а вот в трёх последующих мы нарвались на неприятности в лице нескольких мужиков, так что патронов для пистолета у меня не осталось, и я выбросил его, почувствовав при этом нечто вроде жалости. Кроме бензина и потраченных патронов, стычки принесли разорванные джинсы и фингал под глазом Олегу, и жуткий рваный шрам через всю щеку у меня, когда я отлетел от удара здоровенного пожилого мужика, и упал на разбитое стекло. Люба отделалась лишь лёгким испугом, когда в боковое окно резко ударил молодой парень. Стекло треснуло, но не разбилось, когда же он собрался нанести ещё удар, я ударил его булыжником, попавшимся мне под руку, по затылку. Под рукой мерзко хрустнуло, словно я разбил яичную скорлупу, и буйный обвалился на асфальт…

… Судя по навигатору, мы были в километре от границы. Я задумчиво смотрел на мелькающие за окном деревья, среди которых иногда можно было видеть застывшие фигуры, ещё вчера утром бывшие обычными людьми. Шёл дождь, ударяя тугими струями по опавшей листве. Внезапно я увидел милицейский "жигуль", стоящий у обочины.

— Остановись.

Олег притормозил. Мы вышли из машины. Я зажал в руке нож, два других отдал Любе и Олегу, оставшийся взял в другую руку. Мы подошли к автомобилю вплотную.

— Олег, Люба, постойте на шухере, я внутри пошарю, может чё ещё найдём.

Те согласно кивнули. Я осторожно заглянул в тачку. Внутри никого не было. Моё внимание привлекла рация, лежащая на полу салона. Я влез в салон и поднял её с пола. Рычажок был в положении выкл. Я перевёл его во включенное положение. Загорелся зелёный огонёк. Я принялся нажимать кнопки на ней, сам незная, чего хочу. Дальнейшее я помнил смутно. Хлопок, крик Любы. Я выскочил из машины. Олег обвис на Любе, нож выпал у него из рук, из уголка рта стекала тонкая красная струйка. Хлопок, ещё шесть хлопков. Я увидел человека в милицейской форме, в руке у него был пистолет, и он явно хотел перезарядить его, до меня доносилось глухое рычание… Люба ошалело перевела взгляд на нападавшего, перехватила нож в руке.

— Олег! Олег!!ОЛЕГ!!!АХ ТЫ, ТВАРЬ!

Она накинулась на агрессора, вытянув руку с ножом, пылая желанием отомстить за потерянную любовь, но тот уже успел зарядить пистолет… Выстрел. Ещё.С яростным криком я одним прыжком сократил расстояние между нами, а затем, воткнув один нож ему в шею, а второй в грудь, оттолкнул истекающего кровью противника на сырую осеннюю землю, а затем склонился над лежащей на земле Любой.

— Люба!!!

— Саш, скажи, я умру?

— Нет, всё будет нормально, слышишь?

— Так ты и не научился врать как следует, Саша, так и не научился. Мне так холодно… Надеюсь, ты выберешься из этой передряги, а то иначе получится, что мы с Олегом зря пропали… Она продолжала что-то шептать, но я уже не слышал. Меня захлестнула горькая обида, мир словно рухнул во второй раз, единственные, кто у меня остались в этом мире покидали меня…

… Я стоял над неглубокой сырой ямой, в которой лежали тела Любы и Олега. Единственным, что я мог для них сделать, была хоть какая-то могила. Четыре часа я копал сырую землю двумя ножами, потом перетащил туда уже холодные и мокрые тела своих друзей. Подумав, я перенёс из "нивы" плед, и укрыл тела им. Взяв из машины сумку и навигатор, потом вынув у трупа из ладони пистолет, я пошёл по нашему маршруту дальше. Мне уже было всё безразлично, я просто шёл. Со стороны я был похож на зомби, какими их изображают в фильмах:Оборванный, забрызганный кровью, лицо распухшее, походка шатающаяся. Подскользнувшись на жидкой грязи, я упал в лужу. В сумке что-то жалобно звякнуло. Я, не вставая из лужи, открыл сумку и запустил в неё руку. Удивительно, но бутылка "Путинки" была совершено целая. Сковырнув ножом пробку, я сделал маленький глоток. Сонливость и безразличие исчезли. Завинтив крышку, я положил бутылку назад…

Издали пограничный пост казался ничем не примечательным домиком. Я перехватил "Макаров" в другую руку. Со стороны поста доносилась музыка, очевидно погранцы, в нарушение инструкций, веселились на посту. Забыв про усталость, я дал спринт до домика. Внезапно меня кто-то окликнул:

— Стоять!

Возле угла постройки стоял мужик в форме пограничников. В руках его был автоматический карабин. Ствол был направлен в мою сторону.

— Ты кто такой? Почему там, откуда ты пришёл, стреляли?

— Да ты что, ничего не знаешь?!Всё,нету России! Все или погибли, или с ума сошли.

— Чё то ты мне лапшу вешаешь, если всё так, как ты говоришь, то почему ты нормальный и живой? А пистолет ты откуда взял?

Боковым зрением я заметил какое-то движение сбоку. Я нырнул влево, но капитан, истолковав это как попытку атаки, резанул короткой очередью в мою сторону. Ноги и правый бок пронзила резкая острая боль, и я как подкошенный рухнул на асфальтированный пятачок. Погранец навёл на меня ствол, и осторожно шагнул вперёд. И тут на него налетело то, что я принял за "глухаря". Здоровенная овчарка кинулась на моего противника и вцепилась ему в руку. Отчаянно заорав от боли, тот еле смог, дёрнув стволом, выстрелить в нападавшее животное. Жалобно заскулив, та повалилась ему под ноги. Погранец перевёл взгляд на меня, и тут же получил пулю в грудь, затем ещё одну, ещё.Всего шесть. Враг медленно, словно в замедленном действии, завалился на бок. Я пошевелился, что тут же болью отозвалось по всему телу. Из левого бока торчал осколок разбитой бутылки. Хрипя от боли, я поднялся на раненые ноги, и пополз в Финляндию…

***

… Всё было не правильно. Так не должно было случиться. Всё должно было быть иначе. С такими мыслями я полз по сырой и холодной осенней траве. Глаза почти ничего не видели сквозь застилавшую их багряную пелену. Дождь беспощадно колол моё почти ничего не чувствующее тело тысячами ледяных игольчатых струй, но мне было наплевать на это… Господи, столько усилий, и ради чего?!Олег был прав, надо было укрыться и ждать помощи, но на кой-то хрен они послушали меня, и теперь они погибли, а я живой!"Недолго ещё живой"-мысленно поправил я себя. Сил уже не было, были лишь тупое упорство и вновь пронзающее мою душу чувство отчаяния. Видимость из-за дождя была нулевая. И тут сквозь всё нарастающий шум в ушах я услышал гул, похожий на звук приближающихся автомобилей. Когда я различил силуэт какого то автомобиля, сознание покинуло меня.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 24
Комментарии

Неплохо только конец не понравился.Доделай и будет классно

А я в наушниках по 3-4 часа вдень нахожусь, так что у меня есть шанс)))

Молодец, мне понравилось, ведь я так понимаю 1993 год рождения?

http://deadland.ru/blog/310

выживем, куда денемся =) только я не понял откуда они ехали 2000 км? я-то сам из Питера ))) мне тут до Финки 200 км))

Так Питер близко очень к границе,а персонажи из небольшого провинциального городка довольно далёкого от Границы или даже Москвы.Конец изменять не буду,поскольку уже есть полностью готовая вторая часть(продолжение "первой дороги") и практически дописанная(осталось только концовку добить) третья часть("вторая дорога").

Владимир,правильно понимаешь ))) .

Вот только сейчас заметил,что выложил не "финальную" версию этой части,кое-какие важные детали тут отсутствуют либо есть моменты,эти детали напрочь перечёркивающие.Как допишу до конца третью(скорее всего 1го или 2го) часть-выложу её и вторую.Общая суть всех частей в том,что в первой и второй повествование от одного персонажа идёт,в третьей-от другого,а в четвёртой-всё вместе(чётвёртая будет развязкой).Вот такой вот текст я написал за год(хотя собственно процесс написания весь вместе займёт от силы неделю,больше обдумывал идеи,переписывал плохие на мой взгляд участки,удалял эпизоды или добавлял новые.)Ещё в наработке есть другой рассказ,но он к постапокалипсису не относится,просто мистика/ужасы.

Спасибо всем за отзывы !! С наступающим новым годом всех!!

Молодца, нормалек придумано. Только!

1. Ну прямо ФСБшники поджидали их под хатой, чтоб сообщить весь расклад. В эпизоде с телефонном разговоре с МЧСником эта инфа дублируется. ФСБшников следует вообще выбросить.

2. Почему к границе с Финляндией? Он, что, финский знает? И зачем бежать в ту же Финляндию, если по пути встретился вменяемый погранотряд?

3. Тупая какая-то смерть Любы и Олега. (В смысле, сцена не очень. Вроде и не ключевая, а герои, которые сопровождаю главного героя пущены врасход).

Видно что автор с 1993 года рождения. Настолько поверхностно и непродуманно все написано. "Мы убили, мы встали, мы съели сникерс....".

Нет ни сути, не смысла. Чувства, эмоции героев смазаны, поверхностны, не описаны. Не прописана, не предана общая атмосфера произошедшего, не прописаны детали, а ведь это главное в рассказе.

Ты же просто перечисляешь действия, кто куда пошел что сделал, этого мало. Это всего лишь структура рассказа, сюжета, главное же передать чувства, эмоции людей, то как выглядел город, передать атмосферу отчаянья, опустошения, надежды и.т.д

а ты сам(а) смог такое сделать. попробуй, выложи, а потом говори

классный рассказ, с интересом дочитал до конца, но:

-иногда непонятная концовка и правда вписывается в сюжет. но не в этом случае =) допиши пожалста.

-перекись водорода не жжется))

Жжёт,поверь мне ) Я 8 лет занималс фехтованием,мне однажды во время соревнований до кости палец рассекли,так вот,когда кровь похлестала,мне залили всё это дело перекисью.Реально СТАЛО ОЧЕНЬ ГОРЯЧО и кровь запенилась ))) Так что это из личного опыта ) Концовка вписана в продолжение )) просто связанно со второй частью )

Я конечно извиняюсь, но мне кажется что у подростков не настолько гибкая психика чтобы в молодом возрасте убить родителей и быть в порядке морально

Никто и не говорил,что они остались в порядке.В продолжении это заметно :) .

Рассказ не читал, пока нет времени. Пока только пробежал глазами, но напишу 1 замечание.

Очень многие люди не понимают когда и главное зачем необходимо добавлять прилагательное "покойный", говоря об умершем челорвеке, которое автор неоднократно употребляет в рассказе в отношении своих героев.

Очень часто в семьях родители говоря об умершем человеке, добавляют прилагательное "покойный":

"покойный ...(например, Василий) любил быструю езду, кушать картошку, слушать музыку (все что угодно...)",

они так говорят потому, что так говорили (говорят) их родители, тем говорили их родители и так далее до самого начала.... Никто, как правило, не задумавается о смысловой нагрузке данного слова, просто "так все говорят, значит надо". Именно поэтому автор, скорее всего, и употребил данные эпитеты, которые в данном случае не нужны, также как они и не нужны в большинстве случаев в жизни.

"Покойный" уместен и необходим только в том случае, когда речь заходит об умершем человеке, при условии, что в беседе принимает участие человек, который не в курсе, что объект разговора мертв. Это делается во избежании различных недоразумений и вопросов .

А тут получается, что мы читатели присутсвовали при смерти героев, мы в контексте. К тому же, когда герой скидывал музыку, он не был "покойным", он был живее всех живых.

Спасибо за внимание. Я еще вернусь.

Рассказ так себе. Множество ошибок по тексту, например "выхватил пистолет", пистолет выхватывают если есть опасность в противном случае надо писать "вытащил". Описываете одну и ту же ситуацию от разных лиц (конец 4 части). В каждом предложении "я", "мы", "нам", "они", в целом текст на уровне школьного сочинения.

Быстрый вход