Дом на краю ледника. Глава 22. В доме Шамана.

Глава 22. В доме Шамана.

Долгое время снег заполнял все пространство от горизонта до горизонта. Затем пелена сжалась до двух точек. Через миллион лет, я заметил как в них блеснула зеленая молния. Мгновенно пришло осознание двух глаз, смотрящих на меня в упор.

- Денис, тебе опять плохо? - обеспокоенно спросила Аня.

Я помотал головой, оглядываясь вокруг. На полу комнаты разложены одеяла. Мы сидим на них напротив друг друга. Это комната в доме Шамана.

- Мы выбрались из колодца? - Собственный голос показался мне едва слышным. Пришлось повторить фразу погромче.

- Что произошло? Где Шаман?

Машинально ощупал рукой живот, левый бок — ничего не болит и никаких следов ран.

Аня дотронулась до моего плеча.

- Не бойся. Шаман скоро вернется. Он велел передать — у тебя все получилось. - Ее голос звучал мягко и успокаивающе. - Ты справился!

Постепенно память возвращалась ко мне. Со снами обычно все наоборот — по пробуждении помнишь четко, а затем они исчезают, рассеиваясь, как дым. Неужели произошедшее было не сном?

- Какой сегодня день? - спросил я.

- Третье марта.

Один день до зарплаты. Обычно ее перечисляли четвертого. Неожиданно возникшая мысль из прошлой жизни, заставила улыбнуться.

- Похоже, я чуть копыта не отбросил. Если бы не Шаман...

- Нам всем очень повезло. - Улыбнулась Аня, погладив меня по колену.

В замерзшее окно заглянуло солнце, осветив комнату. Я невольно заметил синяки под глазами у Ани, ее усталость. Беспокоилась обо мне... Да и вообще, молодой девушке сейчас нелегко. Одни посреди тайги, рухнувшего мира и невесть откуда взявшихся смертельных врагов. Повезло...

Аня принесла горячий чай и конфеты. «Белочка» и «Мишка на севере». Видеть их здесь и сейчас столь же удивительно, как если бы в комнату заглянул привидевшийся мне единорог.

Лучики солнца купались в бронзового цвета напитке. Аня набросила себе на плечи плед. Рука отвела назад попавшую на лицо прядь темных волос — точь-в-точь, как делала Наталья, которой частенько не удавалось справиться со своими вьющимися волосами.

- Ты обычно хорошо запоминаешь свои сны? - Ее вопрос вернул меня к реальности.

- Раньше никогда не запоминал. Но это путешествие с Шаманом неотличимо от бодрствования. Ярче обычных ощущений раз в десять!

- Это потому, что ты еще не до конца пришел в себя. - Чуть улыбнулась Аня. - Такие вещи сложно долго помнить в повседневном мире. Но постарайся сохранить в себе главное — то, за чем ты ходил. Это велел передать тебе Шаман.

Прикрыв глаза, я хлебнул из кружки. Терпкий напиток отдавал горечью трав. Их аромат успокаивающе ласкал ноздри, проникая в легкие и принося туда тепло и покой. Огромный белый волк, как живой, стоял передо мной. Его Имя и танец — без сомнения были тем, что имел ввиду Шаман. Нет, их не забыть никогда.

Состояние и вправду было необычным — расслабленное и медитативное. Все проблемы будто отошли даже не на второй, а на сто первый план.

Раскрыв глаза я увидел свое отражение в кружке. Автоматически потрогал щетину. Сколько уже дней не брился? Аня рассмеялась надо мной.

- А кружка не моя. - Заметил я. - У меня олеговская «экспедиция», двойная. А эта наверное кого-то из ребят, обычная нержавейка.

- Твою выкинул Медведь. - Аня кивнула в сторону двери. - В суматохе боя кто-то прострелил твой рюкзак и проделал в кружке дыру. Хотела оставить ее тебе в качестве сувенира, но он выкинул ее на одном из привалов. Лишний вес.

- А мой нож?

Аня сунула руку в карман и одним движением подбросила нож в воздух. Я едва успел поймать его.

- Реакция есть! Выздоравливаешь! - рассмеялась она. Прядь волос снова вылезла на лицо и она вновь убрала ее, слегка наклонив голову и взглянув на меня из-под надлобья.

Я взмахнул рукой — лезвие легко выскочило. Щелкнул стопор. Солнце блеснуло в серой стали. Осторожно попробовал пальцем и ощутил приятную боль укола. Хороший нож. Остается все меньше вещей, которые связывают меня с Домом. С прошлым.

- Бабушка говорила, что болезнь, от которой вылечиваешься благодаря Силе — знак. - Произнесла Аня.

- И что мне теперь делать?

- Выпал шанс начать новую жизнь — нужно не упустить его.

Я рассмеялся.

- Такой шанс дан всем нам, выжившим при конце света. Только вот похоже, что единственно возможное занятие — выживать дальше. Какой-то замкнутый круг... Автомат мой хоть не выбросили, как лишний вес?

- Нет. Скорее выбросили бы тебя. - Мы улыбнулись друг другу. - Но здесь он тебе не понадобиться, в доме безопасно — так сказал Шаман.

Последняя фраза была сказана серьезно.

- А собственно, кто он такой, это Шаман? - я высказал давно мучивший меня вопрос. - На манси или представителя какой-нибудь малой народности не похож. Выглядит, как обычный русский — смесь татарина с хохлом.

Я чуть не рассмеялся собственной шутке, но вместо этого закашлился — у Ани в жилах явно тоже присутствует восточная кровь — ее выдают чуть раскосые глаза. Впрочем, ей это очень идет.

- После произошедшего с тобой, ты еще сомневаешься, настоящий ли Шаман? - Улыбнулась Аня, ничуть не обидевшись моей шутке.

- В его способностях не сомневаюсь, но что он за человек и откуда здесь, в доме посреди леса?

- В этом как раз нет ничего необычного. Это дом лесника, а он, собственно, официально и является лесником уже много лет. Очень удобная, кстати, профессия.

Нельзя было не согласиться с Аней. Одинокий дом посреди леса — ни соседей тебе, ни коллег, ни начальства, ни городских пробок, шума и пыли. Большинство людей свихнулись бы здесь в первую же зиму, от одиночества. Нужно быть очень сильным человеком, чтобы жить в таких местах добровольно.

Впрочем то, для чего был здесь Шаман, не снилось и богатейшим людям планеты. Способность посещать другие миры открывала ему возможности, которых не предоставит никакая яхта и собственный самолет.

Эх, надо было в свое время пойти в лесники — пятилетний опыт автономной жизни в лесу дал бы практичные навыки для нынешней жизни в сто раз более полезные, чем учеба на программиста в университете...

От горячего травяного чая меня разморило. Аня что-то говорила, но я не слышал ее, словно находился уже где-то далеко. Поняв мое состояние, она помогла мне лечь и накрыла одеялом. Кончики пальцев слегка коснулись моих волос.

Проснулся я лишь следующим утром.

Мне удалось встать самостоятельно — болезнь окончательно отступила.

На кухне уже сидела Аня и Шаман.

- Садись за стол, - с улыбкой пригласил хозяин, - проголодался поди.

Я и правда был чертовски голоден.

- А где ребята?

Аня улыбнулась.

- Спят, раньше обеда вряд ли проснуться, - они переглянулись с Шаманом. - Устали, после вчерашней прогулки.

Я удивился, но подробности решил выяснить позже. Если Медведь так вымотался, что до сих пор спит, то сорокалетний щуплый Шаман должен был бы валяться без задних ног.

Вареная картошка с солеными огурцами. Чертовски приятно отдохнуть от магазинных консервов! Во мне проснулся волчий аппетит. Я ел не говоря ни слова. Сидящий напротив Шаман потягивал из кружки чай и тоже молчал. Дождавшись, пока Аня выйдет по какому-то делу, я наконец задал мучивший меня вопрос.

- Скажи, то, что с нами происходило после попадания в колодец, где это было? Это сон, галлюцинация или мой болезненный бред?

Шаман усмехнулся.

- Когда тебе снится сон, где это происходит?

- Со сном все просто — в моей голове.

Он кивнул.

- Галлюцинации и бред, как ты вероятно думаешь, происходят там же?

- Ну да.

- А то место, где мы сейчас разговариваем, где?

Я уже открыл было рот, чтобы ответить «в доме, в лесу», но остановился, поняв, к чему он клонит.

- Уверен, что этот дом со всеми обитателями тебе не снятся?

Его глаза улыбались. Опустив взгляд на свои руки я демонстративно ущипнул себя за предплечье. Рука отозвалась болью, но это ничего не доказывало.

Шаман засмеялся. Встав из-за стола я несколько раз высоко подпрыгнул.

- А это зачем? - удивился он.

- Когда-то давно, - объяснил я, - читал в одной книжке, про такой способ отличить явь от сна. Подпрыгиваешь и пытаешься «зависнуть» в воздухе. Если это получается — значит ты во сне.

- Но в нашем недавнем путешествии ты не мог летать. И все же не считаешь его явью, ведь так? - спросил Шаман.

- Подземная река, водопад, единорог. Солнце, как будто сейчас лето — под землей не может быть такого. Это нарушает все законы физики.

Шаман налил нам воды из вскипевшего чайника.

- Ты материалист. Это нарушает лишь один закон — не вписывается в твою привычную картину мира. Но туда же никогда не вписывались НЛО, телекинез, экстрасенсорика, многие другие вещи. В снежных людей ты, видимо, уже веришь — они проникли в твою картину мира силой. То же может произойти и с другими вещами.

Я почесал щетину на подбородке. Скорее это уже маленькая борода. В связи с исчезновением дресс-кода все ходили небритыми, а лишь несколько месяцев назад, совсем не следить за щетиной, могли позволить себе только бомжи.

- Расскажи, что ты там видел. - Попросил Шаман.

Я подробно рассказал обо всем, что произошло с момента моего падения в колодец. Кое-где Шаман подсказывал и поправлял меня. Стало ясно, что он действительно был рядом. Это разрушило теорию сна — ведь не бывает сна, который снится нескольким людям.

Услышав о Волке, Шаман тепло улыбнулся.

- Это хороший знак. Волк — тот, кто прокладывает путь. Тебе очень повезло, Дом.

Он назвал меня прозвищем. Видимо услышал его от ребят.

Днем, мы с Шаманом пошли в лес — проверить капканы. Ребята еще спали, а Аня хозяйничала на кухне.

В воздухе уже чувствовалась весна — в окна ярко светило солнце. Однако, оно еще не способно существенно прогреть воздух — первым же вздохом я довольно точно определил температуру — минус двадцать пять. Такой мороз бодрит, не давая расслабиться, как можно сделать при минус двадцати, но и не обжигает холодом, как бывает при минус тридцати. Впрочем, ночами еще стояли сорокаградусные морозы, поэтому я взглянул на Солнце с благодарностью.

Воздух чист, прозрачен и свеж. Высоченные сосны не шелохнутся — стоит полный штиль.

Кар! Кар-р-р! Услышав знакомый крик птицы, я повернулся к крыше дома. Там действительно сидит черная ворона, что-то зажав в лапах.

- Ворона в лесу? - Удивленно спросил я Шамана.

Он рассмеялся.

- А что в этом такого? Думаешь, это только городская птица? Нет, они здесь тоже встречаются. - Он тоже посмотрел на крышу. - Впрочем, на счет этой ты прав — скорее всего гостья из города.

Отсутствие мусора, конечно же стало большой проблемой для паразитов. Для крыс, ворон и бродячих собак год выдался не легким.

Между тем, ворона делала что-то странное. Положив голубоватый предмет на край крыши, она уселась на него и покатилась вниз по склону, лишь на самом краю расправив крылья, затормозив.

Мы внимательно наблюдали за ней и она, будто бы стремясь показать, что это не случайность, снова взлетела на вершину крыши и вновь съехала с нее, словно на скейтборде. Я разглядел предмет, которым она играла — это майонезная банка, вероятно найденная на свалке. Но тогда выходит, что она пролетела немало километров, неся ее с собою.

- Что делает эта ворона? - спросил я Шамана. - Это не ты ее научил?

Он помотал головой.

- Впервые ее вижу. Она просто играет. Вороны изобретательны и многому научились, живя бок-о-бок с нами.

- Но зачем? - Удивился я.

- А зачем ты играешь? Для развлечения. Они живут долго и придумывают всякие игры, чтобы весело провести время — совсем, как мы.

- Не замечал этого...

- Это свойственно людям. Думать, что животные лишь тупые механизмы постоянно занятые поисками пропитания и удовлетворением естественных надобностей. Но на самом деле таковы лишь двуногие жители городов, - Шаман усмехнулся, - у них нет времени, чтобы видеть происходящее вокруг каждый день. Живя в городе ты бы должен был хорошо изучить вороньи повадки, но ты просто не обращал на них внимание.

Каркнув на прощанье, ворона улетела в лес, не забыв прихватить с собой свою игрушку.

- Заметь, - продолжил Шаман. - Можно сказать, что вороны и другие дикие животные всегда живут в условиях «конца света». Ничто не защищает их от жестокого внешнего мира. И при этом они находят время еще и на игры, вряд ли считая, что «выживают» в экстремальных условиях.

Надев лыжи, мы пошли проверять капканы. Все они оказались пусты.

- Ночи стоят холодные, - проворчал Шаман, - даже лисы не хотят вылезать из нор.

У последней, самой дальней, ловушки, я заметил чьи-то следы, уходящие в заросли молодого ельника.

- Здесь проходила лиса? - спросил я, не умея их различать.

- Да, - согласился Шаман. - Старый, опытный лис увидел капкан и обошел его. Ловушку можно убирать, сейчас звери будут обходить это место за версту.

- Откуда они узнают? - Удивился я.

- Лис рассказал им. - Шаман улыбнулся. - Он отметил это место так, что любой зверь будет знать, что здесь его поджидает смерть.

Сняв капкан, Шаман бросил его в рюкзак.

Вернувшись в дом к ужину, я наконец-то увидел Мохыча и Медведя. Обнимая, ребята заставили затрещать мои ребра. Слова не требовались. Только сейчас я осознал, что стал полноправным членом команды. Нежданно-негаданно исполнилась детская мечта о дружбе, сравнимой с мушкетерской. Такой, которая не рождается в проведенных вместе пьянках, шашлыках, барбекю или совместно выполненных проектах на работе. Лишь битва плечом к плечу против самой смерти делает ее возможной.

Засматриваясь в детстве фильмами о мушкетерах и гардемаринах все мечтали о таких друзьях. И у меня они были — верные спутники в лазаньях по деревьям, дракам с ребятами из соседних дворов и путешествиям в незнакомые районы. Все это исчезло, стоило нам повзрослеть. Гоша повесился из-за наркотиков, едва закончив школу, а Паша попал в тюрьму. Но мне уже к тому времени давно не было до них никакого дела. Наши дороги разошлись.

Долгие годы «взрослой жизни» только смотря фильмы и читая книги, можно было испытать чувства братства и безусловной решимости умереть за «своих». Удивительно, что сейчас все это обрело реальность.

За ужином, я вспомнил, о чем с самого начала хотел спросить Шамана.

- Получив посох, ты сумеешь остановить то, что происходит?

Шаман взглянул на меня. Его образ в моих глазах внезапно трансформировался. Я видел обычного уставшего человека. Пожилого, не блещущего ни физической, ни какой-либо другой силой. Что он один может сделать такого, что не под силу всей армии, МВД и МЧС вместе взятым?

- Свершившегося изменить невозможно. - Тихим голосом ответил Шаман. - Человеческая цивилизация, какой мы ее знали, разрушится до основания — уже ничто не способно остановить начавшийся процесс.

- Зачем же тогда нужен посох? - Разочарованно спросил я.

- Если мы сумеем принести его к черному камню, ко дню весеннего равноденствия, то у человечества будет шанс выжить в начавшейся войне. Речь не идет о том, что вновь оживут города-мегаполисы с торговыми центрами, казино и кинотеатрами.

- Казино давно запрели. - Вставил Мохыч.

- Но у нас, - продолжил Шаман, - появится шанс начать строить свою цивилизацию заново.

Внутри у меня похолодело. Я автоматически продолжал есть и в пол уха слушал продолжающийся разговор, но постепенно рождающаяся в сознании мысль лишила аппетита. Неужели то, что происходит сейчас, навсегда?

В первые дни в доме Олега мы ждали спасателей — казалось, что скоро они приедут за нами и вывезут в город, где есть еда, свет и тепло. Постепенно стало ясно, что помощи ждать неоткуда. Все стали ждать весны — ухода холодов, нового урожая, тепла. Казалось само-собой разумеющимся, что летом кошмар закончится. Со снежными людьми и прочей чертовщиной разберутся те, кому полагается — армия, полиция, внутренние войска. Мы же заживем обычной жизнью — будем каждый день ходить на работу, вечером смотреть телевизор, а два раза в год выбираться куда-нибудь в отпуск.

И вот теперь, я вдруг понял, что все эти мысли были глупой инерцией мышления. Мир никогда не станет таким, каким он был в прошлом году.

Погруженный в эти мысли я не заметил, как пролетел вечер. В доме зажгли свечи. Все начали готовится ко сну.

Мы с Аней и Шаманом располагались в его маленькой комнате, ребята — в большой.

К вечеру дом хорошо протопили, но жара обманчива — утром можно было проснуться изрядно озябшим.

Я лег первым, Шаман ворошил дрова в печи, а Аня мыла посуду. Но сон не шел, не смотря на изрядную усталость, чувствующуюся в теле.

Перед моим мысленным взором пролетали многочисленные «жизненные планы»: переезд в другой район города, ремонт квартиры, продажа старой машины, покупка новой, давняя мечта — собственный дом... дети... Наташа. Несмотря на одеяло и спальный мешок, меня бросило в холод. Незнакомое прежде, чувство тотального одиночества дотронулось до меня липкой рукой. Я тяжело вздохнул, в попытке развеять наваждение.

Скрипнула дверь. Послышались мягкие шаги по половицам. Не нужно открывать глаз, чтобы догадаться — вошла Аня.

Я чуть приоткрыл веки. Лишь холодный лунный свет освещал комнату, однако глаза уже привыкли к темноте.

Был виден лишь силуэт. Аня сидела на своем спальнике спиной ко мне. Ее руки медленно стянули с головы свитер и она осталась лишь в подчеркивающей великолепную фигуру, шелковой водолазке.

Кровь прилила к моему лицу и я закрыл глаза, стыдясь собственных мыслей.

Сердце глухо застучало в груди. Тепло, отхлынув от лица, согрело измученное постоянными холодами тело.

Перед мысленным взором предстал образ Ани — как она освобождает черные, как смоль волосы и они водопадом падают на спину и плечи. Зеленые, чуть раскосые, глаза словно прожигают меня взглядом так, что становится жарко. Она медленно снимает со стройных ног унты, потом штаны. Длинные пальцы скользят по икрам, а затем возвращаются наверх и стягивают через голову водолазку...

Услышав шорох падающей на пол одежды, я не выдержал и приоткрыл глаза.

Аня по-прежнему сидела спиной ко мне. Но теперь никакая одежда не нарушала плавности линий ее тела. Нежный лунный свет лишь подчеркнул серебром контуры — шею, изгибы плеч, талию, линию бедер — оставив фантазии пространство для творчества.

К сожалению, температура в комнате не способствовала дальнейшему стриптизу. А эпоха кружевного нижнего белья, чулок и прочего гламура прошла навсегда. Наступило время практичных теплых вещей. Поеживаясь от холода (я прямо-таки ощутил мурашки, которые наверное выступили на ее коже), Аня натянула на себя безразмерный шерстяной свитер.

Услышав скрип открывающейся двери, я мгновенно закрыл глаза. Судя по звуку шагов — вошел Шаман. Но мне хотелось, чтобы он думал, что я сплю.

Душевное состояние не располагало к длинным ночным разговорам. Тем более с Шаманом, чьи манеры иногда пугали. Частенько казалось, будто бы он читает мои мысли и видит меня насквозь. От таких его взглядов тебя словно разрезали ледяным ножом, обнажая самую сущность.

Послышался едва различимый шёпот. Шаман с Аней о чем-то говорили. Отдельные слова никак не хотели связываться в осмысленные предложения и расслабившись, я прекратил прислушиваться, вновь пытаясь уснуть.

Однако голоса соседей по комнате все же не давали окончательно расслабиться. Они долго говорили о чем-то. Внучка ведьмы и самопровозглашенный Шаман. Я чуть усмехнулся, почувствовав на губах нотки горечи. Как ни крути, не смотря на разницу в возрасте, они хорошая пара.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 71
Комментарии

Уже и не ждал. А тут - пожалуйста :)

Возник только один вопрос: малосольные огурцы посреди зимы ? Откуда ? :)))

Спасибо, ошибка будет исправлена :)

А роман, надеюсь допишу до конца.

С уважением, dib.

Супер, без экшена. Но нужная глава, для всей картины книги. Надеюсь продолжение последует пораньше.

Надо ж

+10

как неожиданно.

+1

Спасибо! Здорово! +10!

________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Апокалипсис - это сейчас.

Пожалуйста.

Новая глава будет опубликована на этой неделе (она уже написана, возможно будет чуток отредактирована) и следующая тоже не за горами (уже в работе).

С уважением, dib.

Оказалось что за горами)

Да, к сожалению пишу очень медленно.

Но к конце следующей неделе точно будет опубликована одна глава (уже готовая), и следующая.

С уважением, dib.

Оооо, прекрасный цикл...

Быстрый вход