Глава 1. Две Жизни.

Ну вот, собственно... Спустя год, а вот и я =)

Глава 1. Две Жизни.

Редко кто решался пересечь пустыню, боясь заблудиться, нарваться на изгоев или, что еще хуже, однажды потерять сознание от обезвоживания, скатиться с горки песка и через несколько минут оказаться засыпанным им. Большинство людей, так или иначе опасавшихся за свою жизнь, стремились обходить ее по Северной Дуге – дороге, пролегавшей вдоль основания гор и вторую половину дня находившейся в постоянной тени. Последнее, наверное, принесло большую славу, чем безопасность, ибо в этом мире она принимала все сильнее абстрактный смысл.

Диксон же не сторонился пустыни и даже наоборот, предпочитал ее Северной Дуге. Это избавляло его от назойливых попрошаек, от дурных людей, и, самое главное, в пустыне нет наглых продавцов, что пытались при встрече с ним впихнуть все подряд. Наверное, тот факт, что он держал путь в основном один, привлекал их куда сильнее.

Теперь же, когда пустыня осталась позади, а солнце медленно подкатывало к горизонту, оставался последний марш-бросок в семнадцать километров до небольшой деревушки, расположившейся у края Дуги и начала дороги до Города.

Не то, чтобы путь был короткий или легкий, но, пройдя по дюнам более ста и пяти десятков километров, проваливаясь, скатываясь, вставая вновь на ноги и снова падая в песок в течение пяти суток, последний рывок казался сущим пустяком, и Диксон, облегченно выдохнув, взглянул назад, а через мгновение уже направлялся легким шагом на восток.

Жителей в деревне с каждым годом становилось все меньше и меньше. Уменьшались и запасы воды, еды, скота, посетители появлялись теперь не так часто в местной гостинице, что стояла по центру деревни, а торговцы и вовсе обходили деревню стороной, направляясь в Город прямиком.

Нередко здешние пустующие дома занимали бродяги, и если раньше на улицу они высовывались лишь ночью, то теперь свободно расхаживали и днем. А ведь еще несколько лет назад деревне пророчили большое будущее, и перед гостиницей даже возвели дерево из черного камня с белыми птицами, как символ переходящего темного сегодня в светлое завтра.

-Во-ды. – Один из бродяг дотянулся до Диксона, схватил за ногу и попытался потянуть к себе, как тот в одно движение вырвался из слабой хватки, развернулся к бродяге лицом, уже держа его сморщенный лоб на прицеле пистолета. Это был нищий. Умирающий нищий. Его тело исхудало настолько, что под кожей кроме костей ничего не оставалось, а сил хватало разве что ухватиться за штанину, да и то, чтобы привлечь внимание.

Диксон сжал губы, аккуратно отдернул нищего и направился в магазин оружия, что располагался недалеко от гостиницы. Еще несколько раз он оборачивался, глядя на немощного, пока не достиг крыльца обветшавшего одноэтажного дома.

Магазин больше напоминал огромную коробку с одним окном, витриной, покрытой крепкой металлической решеткой, и настенными полками, на которых аккуратно были разложены два дробовика и маленький автомат. Но в глаза бросались не они. Винтовка, которую хозяин магазина держал намного выше всего прочего, привлекла внимание Диксона – средство лишения жизни на больших расстояниях с облегченным корпусом из алюминия, длинным стволом, ручным взводом и мощным оптическим прицелом.

-Красивая, не правда ли? – То ли продавец здесь уже стоял, то ли он проскочил незаметно из комнаты рядом, но снайпер искренне удивился, что не заметил его сразу. Свет лампы, что одиноко свисала на тонком проводе в центре потолка и питалась от генератора в другой комнате, распространялся по магазину слабо, и потому по лицу старика, покрытому морщинами и шрамом на щеке, было трудно определить его возраст. Лишь басистый жесткий голос выдавал в нем уверенного в себе и в силе товара продавца, все еще способного надрать задницу любому, кто посягнет на его собственность. – Баррет девять восемь Б. Немного переделанный корпус, приклад покрыт полиуретаном, прицел новый. Детальки, правда, почистить нужно, и иногда заедает затвор. Но она стоит домика в Городе.

-Кто променяет оружие на жизнь?

-Видно, не ты… Особенно, если за спиной свисает М два-ноль-ноль. - Задумчиво произнес продавец, и единственный за всю неделю посетитель инстинктивно поправил ремень, на котором держалась его винтовка. – Меняю пол магазина на твою. Быть может, кто-то согласится отдать за нее и два домика.

-Да, вещь не плохая, только патрон к ней практически не достать. Как и Дизерт Иглу. – Согласился, усмехаясь, Диксон, похлопав по пистолету, закрепленному в кобуре на левой ноге. Он еще раз осмотрел товар, представленный на полках, потом взглянул на витрину, а после спокойно произнес: – Роман, можете убрать руку с обреза. Выстрелив в меня оттуда, вы, разве что, витрину испортите и штаны мне. И никому от этого хорошо не станет.

Старик в ответ ничего не сказал. Выдержав паузу, он лишь кивнул, достал двуствольное ружье со срезанным дулом и положил его на стол, все еще крепко сжимая рукоять и держа наготове курок.

-Действительно, - подытожил Диксон. - Зачем портить витрину?

– Есть желание что-то купить? Или на выставку зашел посмотреть? - На каменном, совершенно лишенном чувств лице продавца на мгновение проблеснула улыбка, но тут же уголки губ вернулись в суровое выражение.

-Да, сходство с братом у вас и в правду сильное. – Диксон бережно, без резких движений достал из внутреннего кармана куртки сверток бумаги и столь же аккуратно положил его на стол перед продавцом, а потом, чуть склонив голову, добавил: - Мне очень жаль, Роман. Ваш брат скончался две недели назад.

Роман молча положил обрез в сторону и потянул к себе письмо. Он с минуту, а может, и больше, смотрел на оберток, словно пытаясь прочесть последние слова брата сквозь конверт, но, в конце концов, он отложил его в сторону и отвернулся.

-Я загляну к вам чуть позже, если вы не против. – Диксон развернулся, уже успел сделать несколько шагов к выходу, как старик его остановил.

-Так зачем ты пришел? Письмо – не единственный повод, не так ли? – Нет, этому нельзя научиться в актерской школе. Этому не научит и сама жизнь, если только в тебе нет столь сильного стального стержня, который с каждым годом не ржавеет, но укрепляется. В глазах Романа уже испарилась последняя капля скорби, руки не дрожали, складывая письмо половинкой и засовывая в карман рубахи, а взгляд, холодный, твердый взгляд требовал дела, дела и еще раз дела. Без лишних слов. Без лишних эмоций. Ведь, ничего личного.

-Я не заметил, есть ли у вас очки ночного виденья? – Роман кивнул, и Диксон продолжил. – Один экземпляр. Потом, девятимиллиметровый, если будет глушитель, то его тоже. Пять сотен грамм патрон к нему, два десятка световых палочек, две гранаты противопехотные, и, если есть патроны сорок четыре магнум, хотя бы пачка – буду крайне признателен.

-С Дизертом последнее время туго становится. Патрон мало, пистолеты словно испарились. Да и не эффективные они в бою - весят много, большие в габаритах, огневая мощь конечно больше, чем у того же глока, но все-таки удобнее взять на вооружение пистолет-пулемет, нежели носиться с этой… дурой. Или два юсп. Более точные, с глушителем и лазерной указкой. И патроны сейчас к ним есть практически у каждого.

-Возьму один вместо девятимиллиметрового, если глушитель будет. – Без промедления согласился Диксон.

-Глушители – не проблема. Проблема их прикрутить. Тащат старье в основном. – Старик резво нырнул под витрину, вытащил небольшую коробку и начал рыться в ней, перебирая железные трубки. – Сейчас-сейчас… Этот дерьмо, этот тоже… этот… вот-вот развалится. А, вот. Один вменяемый под юэспи вроде бы есть… А сам потом в гостиницу? Иль сразу в путь?

-Останусь здесь на ночь, потом в Город.

Продавец немного задумался, почесал подбородок и, в конце концов, предложил:

-Артем не доверил бы кому попало письмо. Поэтому сейчас расплатишься, утром зайдешь – заберешь. Если получится найти на складе нужный металл, я тебе и сорок четвертый магнум сплавлю коробку, две.

-Меня устраивает. Сколько с меня? – Диксон скинул с плеча сумку, достал небольшой мешочек монет и приготовился уже выкладывать деньги на витрину.

-Так. Пистолет и глушитель, считай, подарок от Артема, а остальное - восемьдесят золотом и сорок серебром.

Снайпер высыпал небольшую горку медных и алюминиевых монет разных размеров и значений. На каких-то были нарисованы двуглавые орлы, на каких-то – знаменитые некогда лица. Встречались и те, на которых были вырисованы огромные строения, встречались и просто рисунки природы. Диксон отсчитал нужное количество, остальное убрал обратно в мешочек, который тут же оказался в рюкзаке.

-Замечательно. – Произнес Роман. Он не стал проверять количество монет, вместо этого продавец их сбросил в карман и, похлопав по нему, вовсе забыл про них. – Значит, договорились. Утром уже все будет готово.

-Хорошо. – Диксон пожал старику руку, поправил винтовку и направился к выходу.

Жара. Не смотря на то, что по улице растянулись тени от домов и гор, что уже покрывали большую часть деревни, а восточный ветер, чувствуя постепенно нарастающую свободу, вовсю разгуливал, поднимал стены пыли с сухой земли, и солнце почти спряталось за горизонтом, на улице было душно и жарко. Хотелось пить, а песок, оседавший на губах, будто назло оставлял неприятный привкус, усиливал жажду и портил от того настроение на оставшийся вечер.

Гостиница, еще недавно отстроенная волонтерами из Города, уже имела вид столетней давности: обои, которые, видимо, приклеивали на скорую руку, вот-вот должны были оторваться, лестница, что располагалась в центре зала и вела на второй этаж, уже обветшала, скрипела под ногами. Казалось, еще немного, и обвалится. Красная ковровая дорожка, прибитая рейками на каждой ступеньке по всей лестнице, давно померкла, местами была ободрана и скомкана, а на высохшие деревянные стены с каждой минутой, проведенной здесь, становилось страшно смотреть – чиркни спичкой, и весь дом сверкнет и испепелится.

-Давно я здесь не был. – Буркнул себе под нос Диксон, подходя к высокой стойке, за которой сидел мальчик лет десяти и что-то рисовал на листочке бумаги карандашом. – К кому я могу обратиться, чтобы снять комнату на ночь?

Мальчик резко поднял голову и большими карими глазами посмотрел на гостя. Потом он обернулся назад, спрыгнул со стула и бросился бежать в другую комнату, в которой, по всей видимости, и находились хозяева гостиницы.

-Деда, там еще один. – Громким голосом оповестил ребенок владельца, и через мгновение к посетителю подошел еще один старик.

-Видимо, деревня и в правду вымирает. – Вновь буркнул Диксон, когда старик молча достал из-под стойки толстенную книгу и положил ее перед собой. – Добрый вечер, мне бы комнату.

-Хорошо, молодой человек. – Ответил владелец, раскрыв книгу на закладке в виде тряпичной красной ленты. Он ткнул пальцем в страницу и медленно, прочитывая еле слышно фамилии всех гостей, спускался все ниже и ниже. Когда старик дошел до последней строчки, он перелистнул страницу, и повторил то же действие. Так продолжалось несколько раз, пока наконец-то он не остановился и не заявил: - Ребенок вечно путает страницы. Могу вам предложить комнату на втором этаже с видом на восток. Правда, под стеной с той стороны яма с мусором, но запаха нет, и практически не заметно, если вниз не смотреть.

-Я не на вид пришел смотреть, мне бы просто отдохнуть и умыться. – В ответ улыбнулся Диксон, и старик тут же заполнил пустую графу, а через мгновение спросил:

-Как вас записать?

-Диксон. Диксон Линблейли.

-Линблейли… - Задумчиво произнес старик, вписывая фамилию в книгу. – Ты, случаем, не сын ли Алана Линблейли?

-Он самый.

-О как. – Старик так удивился, что чуть карандаш не выронил из рук. – И как поживает твой отец? Я помню, он, когда ты еще под стол ползал в пеленках, часто у нас останавливался, ходил то на восток, то на юг, все искал чего-то, да не мог найти. Сейчас-то, нашел?

-Нет, все еще в поисках. Только теперь меня постоянно посылает.

-Ясно. Нам, старикам, куда теперь в таком мире ходить? Разве что дома сидеть под десятью замками, да внучат растить.

-Радует, что не цветы.

-Эх, - вздохнул глубоко владелец. – Пойдем, я тебя до номера провожу, ключи дам, да расскажу, что да как тут у нас теперь. – Старик вышел из-за стойки, захватив ключи из небольшой полочки в виде ячеек под каждый номер, и направился к лестнице на второй этаж. - Вон, северная сторона обвалилась в прошлом году, - Указал он вправо на развалины в коридоре перед лестницей, - Теперь боимся, как бы все не рухнуло. Сейчас, этот месяц, может быть, следующий доработаем, да уедем в Город. Там и сын поможет, и внуку безопасней. А то, привез его ко мне, бросил тут на неделю погостить, а сам куда-то в горы подрабатывать поехал. Говорит, много заплатят. – Они уже успели подняться на второй этаж, и старик остановился у двери в номер, открыл ключом проржавевший замок и толкнул дверь, - Ну вот, твоя комната. Помыться если хочешь, скажи, я тебе воды побольше дам.

-Не мешало бы, конечно. Спасибо вам. – Диксон чуть кивнул и уже направился внутрь, как владелец добавил:

-Ты, если сильно проголодался, спускайся ближе к десяти вниз. Мы организуем ужин сегодня – уж слишком много народу нынче остановилось на ночь, грех не погулять.

-Много? – Снайпер огляделся по сторонам. – Как-то тихо здесь для большого количества народу.

-Может быть, отдыхают после тяжелого пути. – Пожал плачами старик и развернулся к лестнице, - Но на ужин ты быть обязан.

-Хорошо, я приду. – Вновь улыбнулся в ответ Диксон и закрыл за собой дверь.

Номер оказался маленьких размеров и состоял из двух комнат. В стене напротив двери разместилось небольшое окно, покрытое толстым слоем пыли и практически не пропускавшее ярко-красный свет закатывавшегося солнца, двуспальная кровать, поперек которой стоял комод с большим зеркалом и шкаф для верхней одежды. Вторая комната была смонтированная под ванную. И, надо заметить, очень удачно для этого времени – белый кафель, померкший от грязи, зеркала над умывальником, и сама ванна стандартных размеров. Не номер, а сказка.

-Ну, что тут у нас? - Произнес Диксон, еще раз внимательно осмотрев комнату, и направился к окну, сбросив все вещи на кровать, от чего в воздух поднялось небольшой облачко пыли. За окном вид представлялся не особо впечатляющий – несколько крыш одноэтажных домов, песок, земля, земля, и еще раз земля... Мертвая. Выжженная мощными лучами солнца, потерявшая последние капли воды, отдавшая все силы миру, и внизу большая куча мусора, накопившегося, наверное, за очень большой срок. – Да, лучше бы с другой стороны.

Умыв лицо, руки, и вылив остатки воды из крана на голову, Диксон утерся полотенцем и, смахнув ладонью пыль с зеркала, уставился в свое отражение.

-Ну что, зверушка? Побегал, попрыгал, пострелял? – Спросил он сам себя, но ответа как-то не последовало, и Диксон руками оттолкнулся от стены и уставший побрел к кровати. Главное сейчас – это сон.

Открыть глаза получилось не сразу. Почему-то веки на секунду обрели такой вес, что все направленное на них желание не помогло, и только через пять минут, когда сон постепенно начал отходить на задний план, Диксон привстал на локти и медленно открыл глаза.

Солнце уже давно спряталось, и маленькие блеклые точки распрыгались по небу, заполоняя своими еле заметными тельцами все его свободное пространство, однако их света не хватало для разрыва пелены тьмы, и сейчас что-либо разглядеть в окне было практически невозможно. Впрочем, то же самое можно сказать и о комнате, в которой не предусмотрен не только свет – здесь не додумались установить хоть какой-нибудь светильник, и Диксон первым делом, встав с кровати, неохотно начал собирать ногами все, что только попадалось.

Задев плечом шкаф, пнув босой ногой ножку кровати, снайпер постепенно вспоминал планировку и, самое главное, куда он забросил рюкзак. Кажется, он находился на комоде, на пути к которому…

-Да что же это такое?! – Вскрикнул Диксон, схватившись за ногу. Удар с размаху по прикладу винтовки пришелся на мизинец левой ноги, и, кажется, палец сломался.

Прохрипев, пробормотав несколько ругательных слов, снайпер таки достал рюкзак, бросил его на кровать и уселся рядом. Осмотрев палец и, убедившись, что с ним все в порядке, и это лишь простой ушиб, он достал из бокового кармана фонарик и включил его. Первое, что бросалось в глаза, так это большое количество мелких частиц, пронизывающих луч светила со всех сторон и плавно спускавшихся на пол. Второе – комната оказалась настолько маленькой, что слабой лампочки хватало на то, чтобы осветить ее всю целиком. Повесь фонарик на потолке, и это будет полноценный светильник. Только вот в батарейке оказалось недостаточно заряда, и лампочка быстро начала мигать.

Чтобы не терять времени даром, пока фонарь еще выжимал из батареи последние капли, Диксон в темпе оделся, прицепил кобуру к ноге, сунул в нее Дизерт Игл и вдел в ножны ремень, оттянув их за спину. Они держались параллельно ремню, и тем самым рукоять ножа смотрела не вверх, а в бок, что позволяло выхватить его на несколько мгновений быстрее обычного.

Еще раз осмотрев комнату, убедившись, что винтовка припрятана за шкаф, он вышел в коридор, запер дверь и направился к лестнице на первый этаж, где, как обещал владелец, его будет ждать ужин. Коридор в эпоху отсутствия энергии освещался вполне прилично – по центру над лестничным пролетом свисала огромная люстра в несколько уровней, на каждом из которых держалось до двадцати свечей, и раздавала свет практически по всем этажам, кроме углубленных коридоров, куда лучи пробивались без особого желания.

Впереди уже спускалось несколько людей – молодая парочка, толстый мужик с походной сумочкой через плечо, и девушка с мальчиком в возрасте четырех, пяти лет в забавных синих шортиках.

-Я рад, что вы решили к нам присоединиться. – Внизу Диксона встретил владелец гостиницы, и Диксон молча кивнул ему в ответ. – Прошу налево по коридору до конца, и опять налево. Увидите наше достояние.

-Благодарю вас. - Кивнул Диксон и уже повернулся к направлению двери в зал, как легкий звон в ушах остановил его. Он обратился к старику – Вы не слышали?

-Что не слышал? – Старик все так же любезно улыбался, держа руки перед собой.

-Н… Ничего. – Диксон еще раз осмотрел помещение, но теперь взгляд его изменился. Он изучал. Изучал каждый уголок, прикидывал расстояние от дверей к лестнице, размер холла, считал ступеньки, высоту потолка и даже приблизительный вес люстры. – Сколько человек в гостинице?

-Наверное, двадцать. Я как не считал. – Растерянно ответил старик. – А это так важно для вас? - Проигнорировав вопрос, Диксон уверенным шагом направился в зал, где принимали гостей.

Всего 7 столов. Расположены сразу после входа в хаотичном порядке. Около сорока квадратных метров. Темное помещение. Свет, разве что от свечей, которые уже выгорели наполовину. В зале и вправду разместились двадцать человек - семь женщин, девять мужчин, два старика и два ребенка.

Диксон еще раз внимательно все осмотрел и направился к выходу из гостиницы.

-Что случилось, мистер Линблейли? – владелец уже забеспокоился, наблюдая, как Диксон с хладнокровным выражением лица осматривал помещение и бормотал себе под нос расстояния от одного угла, до другого. – Вы меня настораживаете.

-Прикажите людям разойтись. Те, у кого есть оружие… - Хлопок с улицы прервал снайпера. Следом раздался второй и третий. Диксон бросил быстрый взгляд на владельца, руки которого уже начали трястись, и направился к выходу, вынимания серебряный пистолет из кобуры. – Прикажите всем вооружиться. На деревню напали.

Диксон выскочил на улицу и короткими, но быстрыми шагами направился прямиком к магазину Романа. Шум, раздававшийся из помещения, продолжался до тех пор, пока парень не подошел к самому входу. Грохот резко перелился в шорох. Похоже, Диксон опоздал.

Немного погодя, мысленно вспомнив, где и, как и что располагалось у Романа в магазине, он аккуратно выглянул из-за косяка и, никого не рассмотрев в кромешной тьме, вступил в помещенье.

Тишина. Абсолютная тьма не позволяла увидеть ровным счетом ничего. Отсутствие каких-либо звуков вызывало сильный фон в ушах, и нужно было что-то делать, как-то пролить свет на происходящее, но Диксон не успел даже задуматься об этом, как рядом проявился силуэт и с замахом ударил его по рукам чем-то тяжелым, похожим на металлическую дубинку. Пистолет выпал и тут же растворился во тьме, а противник продолжил движение и хотел было ударить парня по голове, как Диксон резко сделал шаг чуть в сторону и, с разворотом выхватив нож из-под пояса, всадил лезвие по самую рукоять в горло, при этом моментально провернув его и выдернув с мясом обратно. Вор пролетел вперед к выходу по своей инерции и с кряканьем свалился на землю, подняв небольшое облако пыли.

Вроде бы и все. Больше желающих нападать не было, никто не стрелял, и лишь где-то в углу кто-то начал с оханьем и вздохами шевелиться.

-Роман? – Диксон вслепую направился по звукам, постоянно обо что-нибудь, да запинаясь.

-Свет… - Еле выдавил из себя продавец. – Справа… Вклю…

-Сидите тихо, я понял. – Парень вернулся к выходу, нащупал выключатель и нажал его. Во второй комнате тут же загудел генератор, и зал сначала тихонько, словно просыпаясь, осветила слабая лампочка на потолке, а потом заработала и другая лампа, прикрепленная к стене над входом в комнату.

Почти все здесь было разбросано. Три десятка пистолетов, гранаты, ружья, кучи патронов разных калибров. Витрина была разбита, а настенные полки сорваны и брошены в угол. Во второй комнате беспорядка было не меньше - защищающая вход сюда решетка лежала в стороне от Романа, который уже изрядно потерял крови и находился в одном шаге к смерти. Вокруг него, словно выполняя ритуал по вызову нечисти, сложились три трупа в черных куртках. Все трое совсем недавно побрились, видимо, чтобы наглядно показать другим, какими могут быть красивыми дырки в головах. Один из них это продемонстрировал воочию.

-Я зна… - Попытался он заговорить, когда Диксон вошел в комнату, но кровь забила горло, и ему пришлось откашляться. – Я пыт… ался…

-Тихо, Роман. Они все мертвы. – Снайпер присел возле торговца, но, увидев кровь на лице, быстро встал и осмотрелся в поисках какой-нибудь тряпки. А когда нашел ее - вернулся к Роману и вытер ему лицо. - Вы молодец. Троих запилили и при этом почти выжили.

-Там… Это… - Роману становилось все трудней и трудней разговаривать, кровь подкатывала к горлу, мешая нормально дышать. Он даже начал захлебываться, но Диксон приподнял ему голову, и кровь на мгновение отошла. – Были… Рей…

-Я знаю. – Он бросил резкий взгляд к выходу, но, убедившись, что никого нет, повернулся обратно к Роману. – Их было четверо?

Роман отрицательно помотал головой и сплюнул кровь себе на грудь.

-Сколько их было? – Диксон начал осматривать комнату в поиске хоть какого-нибудь оружия массового поражения.

-Валь… - Попытался выговорить свое последнее слово Роман, как кровь еще раз хлынула изо рта, и он, расслабившись, окунулся в сети вечного сна.

-Валь… - Повторил почти про себя Диксон. – Валь… Валь… Твою ж мать. Вальтерьеры.

На улице у входа уже собрались пятеро мужчин с ружьями. Каждый держал на прицеле вход в магазин, а самый смелый из них медленно пробирался ко входу, периодически останавливаясь и взглядом проверяя, жил ли труп, вылетевший из магазина.

Снайпер спокойно вышел из магазина, не обращая внимания на ошарашенных мужиков и чуть не упавшего смельчака, державших его на прицеле, прошелся до трупа, осмотрел его и схватил мертвого за ногу. Затащив тело на свет, он быстро обшарил карманы куртки, проверил нашивки на плечах, груди, на спине. Нигде не было того, что он искал. А когда парень собирался уже бросить поиски, то в голове его мелькнула одна мысль, которая расставила все точки по местам – он вновь присел у трупа и отдернул рукав…

На предплечье была вытатуирована заглавная буква «V».

-Это не хорошо. – Диксон встал, оглядел мужиков, собравшихся возле трупа, и зашел в магазин. Здесь он схватил первое попавшееся ружье, а это оказался дробовик, и быстрым шагом направился к выходу, но тут же остановился, заметив у одной из разбитых витрин черную сумку. В ней оказался заказ. Все, кроме патрон сорок пятого калибра.

-Вы, как ваш брат, перед смертью оставили мне подарок, Роман... счастливого путешествия наверх. – Он посмотрел на труп продавца, мысленно поблагодарил его, после чего парень схватил сумку, ружье, несколько гранат и выбежал на улицу.

Люди все так же молча стояли перед магазином. Трое взяли на прицел Диксона, четвертый сидел возле трупа мародера, а пятый что-то бормотал себе под нос, постоянно оглядываясь по сторонам.

-Правильно. – Сказал последнему Диксон, остановившись у трупа. – Сейчас здесь будет бойня. Мне искренне жаль вас, но вы все умрете, если не поторопитесь и не попытаетесь сейчас же сбежать из этого места. Сюда несется банда Вальтерьеров, и если кто-то из вас с ними сталкивался, то должен знать, что им плевать на все. Главное для них – мясо и рабы.

-А ты кто вообще? – Спросил один из тех, кто не убирал прицел с Диксона ни на мгновение.

-Да, откуда нам знать, что ты не один из них? – Подхватил второй. – С чего нам тебе доверять?

-Я один из гостей. Спросите у владельца гостиницы. Этого парня зарезал я. Остальных перестрелял Роман, владелец магазина. Можете проверить – на руке этого поддонка татуировка – бренд их банды. – Немного поколебавшись, один за другим они медленно опустили ружья и направились к трупу. Обойдя их, Диксон направился в гостиницу, попутно дав один совет, - Если будете драться, то деритесь насмерть. Живыми им не попадайтесь.

-Диксон, что случилось? – Владелец гостиницы был настолько взволнован, что руки его тряслись, как никогда раньше. Он был готов обнять парня, когда тот вошел в холл. Многие посетители разбегались по своим номерам, оставшиеся мужчины доставали свои ружья и помогали женщинам собрать свои вещи. В Гостинице постепенно наступал какой-то маленький, но неприятный хаос. В воздухе царило напряжение такой силы, что казалось – черкни спичкой, и все без разбору начнут палить во все стороны. – На магазин Романа напали?

-Он мертв. Собира… - Диксон не успел договорить. От трупа до гостиницы расстояние составляло не более десяти метров. По времени путь занимал чуть больше пяти секунд. Пять секунд – это то время, за которое мало что можно успеть сделать. Или то время, за которое можно успеть сделать все.

В оставленную открытой дверь ударил мощный луч прожектора, осветив холл так ярко, что стоявший спиной к нему Диксон на мгновение прищурился.

-Ваши люди на улице мертвы. – Раздался скрипучий, басистый голос. – Хотите жить – выходите на улицу. Не хотите – умрете вместе с домом.

Медленно, но уверено Диксон шагнул в сторону, выйдя из поля зрения прожектора и остановился у стены.

-Повторять больше не буду. У вас есть десять секунд. Сдавайтесь или умрете.

Снайпер бросил сумку перед собой и открыл ее.

-Десять.

Двое парней с ружьями, что помогали женщинам собраться, хотели уже направиться к выходу и открыть огонь, как Диксон остановил их рукой и приманил к себе.

-Девять.

Достал две гранаты и вручил их парням.

-Восемь.

Достал пистолет «юсп», проверил обойму.

-Семь.

Одна девушка попыталась спуститься по лестнице, но споткнулась и чуть не упала.

-Хаха. Беги, крошка. Пять. Никто не хочет сдаться?

-Брось гранату на улицу, когда я скажу. – Приказал Диксон, встав в позицию для выстрела и прицелился в угол стены, за которым находилась дверь, а чуть дальше и прожектор.

-Четыре.

Парень оторвал чеку от гранаты, сжал крепко металлический шарик и приготовился к броску.

-Три.

-Бросай.

Был ли этот парень чемпионом по броскам, или же он всю жизнь занимался на заднем дворике своего дома бросанием гранат, или это все-таки дар, это не известно. Но бросок оказался настолько точным – граната полетела не просто в дверь, парень бросил ее так, что она подлетела почти до самого потолка и дугой, невидимо для всех, кто находился на улице, пролетела через весь холл и вылетела на улицу ровно сверху проема так, что заметить ее можно было только в самый последний момент. Но не заметили. Не успели даже разглядеть, потому что в этот момент Диксон выстрелил в угол стены, и пуля, пробив две тоненькие досточки, пройдя сквозь гипсокартон, вылетела на улицу на долю раньше гранаты, пробив толстое стекло прожектора и разбив его.

-Да вы охре… - Кричавший явно расстроился случившимся, но это был еще не предел.

Взрыв.

Мощный поток взрывной волны ворвался в холл с улицы, разорвав дверь в клочья. Огромный сгусток сухой земли пронесся по всему залу и наполнил его облаком пыли. Все вокруг вздрогнуло, люстра качнулась, и почти все свечи потухли, с потолка посыпался мусор, а на улице резко все замолчали.

Не дожидаясь расплаты, Диксон схватил сумку и побежал по лестнице на второй этаж. Двое парней, растерявшиеся в полной темноте, надышавшиеся пыли, побрели назад в обеденный зал. Наверное, искать тех, кто еще мог остаться там. Но это не важно. Главное правило выживания - тратить время на других – самоубийство в битве с мародерами. Особенно, когда численный перевес в их сторону.

Добравшись до комнаты, закрыв дверь, он подпер ручку стулом, пододвинул шкаф и, достав веревку из сумки, начал привязывать ее к кровати.

-Как сердце чувствовало. – Завязывая веревку в морской узел, произнес он. – Надо было идти сразу в Город. Хрен бы кто посмел напасть на Город. Нет, приспичило остаться здесь, дождаться утра. Чертова дыра в пустыни.

Он закончил с веревкой, проверил ее на крепость и, открыв окно, сбросил другой конец на улицу. Раздались первые выстрелы, крики, и даже взорвалась граната, вновь заставив дом вздрогнуть. Диксон посмотрел вниз – на заднем дворе никого, и лишь небольшой овраг смущал прямо под стенами гостиницы, заполненный грязью и помоями. Но снайперу в тот момент хотелось выжить, а не следить за чистотой, и, схватив сумку и рюкзак, он обвязался веревкой вокруг себя, перелез через подоконник и начал спускаться вниз, когда рядом распахнулось окно, и из него выглянул ребенок – мальчик в забавных шортиках, который приехал с женщиной.

Диксон удивленно покосился на него и хотел продолжить спуск, как из окна появилась и мама. С секунду недоумевая, она вдруг со слезами на глазах решительно протянула малыша ему.

-Прошу вас, возьмите его. Прошу вас, он – единственное, что у меня осталось. Помогите нам, пожалуйста. – Она плакала, пыталась сунуть малыша Диксону, умоляла, и даже постепенно переходила на крик, но парень, стиснув зубы, молча продолжал спуск, стараясь не обращать внимание на просьбы женщины. Главное правило выживания - тратить время на других – самоубийство. – Прошу вас, ему еще нет и пяти лет. Он же совсем ребенок. Они убьют его, они… - Из окна женщины послышались сильные удары по двери. – О боже! Они идут. Скорей, возьмите моего сына! Пожалуйста, прошу вас, помогите!

В этот момент дверь с хрустом вылетела с петель, раздался грохот и женщина, вскрикнув, отпустила малыша в руки судьбе…

Тело мальчика пронеслось пулей мимо Диксона, но в последний момент, когда уже дотянуться становилось почти невозможным, парень отпрыгнул от стены, моментально пропуская в руке несколько метров веревки, достиг малыша в воздухе и, схватив его, ударился в стену плечом, повиснув одной рукой на веревке, в другой держа малыша.

Через несколько секунд, почувствовав землю под ногами, Диксон упал, бросив рядом с собой сумку и рюкзак, прижал к груди ребенка и одним движением выдернул из рюкзака темную ткань, полностью накрыв себя, оставив лишь маленькую щель, через которую можно было видеть, как мать беззвучно произносила всего одно слово «Спаси».

-Что стоишь, сука?! – Рейдер высунулся из окна, посмотрел вниз и, не заметив никого, вернулся обратно в комнату. – Нагибайся, мразь.

В окно вновь просунулась голова женщины, но на этот раз она молча терпела, когда ее насиловали двое, а может, и трое уродов.

Диксон посмотрел ей в глаза сквозь щель в ткани и тут же отвернулся. Мальчик напугано прижался к нему и молча глядел на него, словно понимал, словно знал, что нельзя сейчас выдавать себя.

Нет. Так нельзя.

Парень аккуратно, почти незаметно сверху, сунул руку в сумку, достал «юсп» и прицелился вверх, точно в лоб. С секунду помедлив, он достал из сумки глушитель, привинтил его к стволу и прицелился вновь.

Свист. Легкий, почти неслышимый свист пронесся вверх…

В мертвых глазах женщины застыло облегчение, пустота и свобода одновременно. Словно, она вновь повторила последний раз свое «Спасибо»…

-Что за... Какого хрена она мертва?! – Раздалось из окна. – Что за… Да как так?! Я уже почти кончил!

-Да тихо ты. – Раздался второй голос, и Диксон увидел, как рейдер высовывается из окна. – Снайпер похоже.

Второй раз Диксон не решился стрелять. Он просто переждал в этой куче мусора, пока те двое не вышли из комнаты, и начал собираться в путь до города… только теперь не один.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 16
Комментарии

Ой, три года прошло... Как же время летит.

Да... Ну и продуктивность у тебя, я так скажу.

★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★★

Если вы это читаете, то вам нужно немедленно обратиться к своему психиатру. Не, ну реально, какой смысл в подписях и их чтении?

знаешь почему швейцарские часы стоят миллионы, особенно модели ручной работы, потому что они собираются в ручную, изо дня в день одним мастером.Время не имеет значения

_______________

Ешь,гуляй,ни хрена не делай,сри где хочешь-Это твоя страна!!!Голусуй за единую россию!

Быстрый вход