Старый театр

Вечером в старом театре на улице Петра Великого, снова будет спектакль. Кто знает, чем порадует сцена — безумством короля Лира или неистовством Макбета, храбростью Сида или верностью Андромахи, скупостью дона Журдена или падением Федры?.. Этого не расскажут афиши. Все зависит от Андрея Викторовича — сторожа, костюмера, реквизитора и единственного актера старого театра на улице Петра Великого.

Жизнь Андрея Викторовича каждый день течет одинаково.

С утра в театре нет постановок, и все, кроме актеров, могут отдыхать. Актеры должны репетировать, чтобы продемонстрировать вечером публике все мастерство своей игры. Но старенький сторож помнит все роли наизусть, и репетиции ему не нужны. Он может посвящать утро прогулкам — в его возрасте это полезно, ведь годы-то уже не малые.

Андрей Викторович покидает свою каморку в театре и часами гуляет по городу. Он проходит вниз по безмолвной улице Петра Великого, вздыхая о том, что город — страшно шумное место.

 — То ли дело в деревне! — неизменно восклицает он, останавливаясь всегда возле потрескавшегося и покрытого плесенью памятника героям-подпольщикам. — Нет тебе машин, а то вечно везде гоняют, шум сплошной! А воздух, воздух-то какой!

Он качает головой и идет дальше мимо замерших у тротуаров ржавых остовов автомобилей.

Редко, когда заканчиваются какие-то продукты, Андрей Викторович заходит в магазины. Он никогда не лезет вне очереди, а смирно стоит и десять, и двадцать минут, осматривая пустые пыльные витрины.

 — Мальчик! У тебя глаз молодой, лучше видит… Сколько печеньице стоит тихорецкое? — спрашивает Андрей Викторович у свернувшегося возле прилавка калачиком маленького скелета. — Сколько? Пятьдесят? Ну, вот скажи пожалуйста, что за цены! — он всплескивает руками и печально качает головой, отводя глаза от коробки с черным окаменевшим печеньем.

Когда подходит его очередь, Андрей Викторович вежливо и очень тихо просит:

 — Девушка, колбаски мне "Московской" палочку… Нет? Ладно, тогда "Конской". И ее нет? Ну, что ты будешь делать! — Андрей Викторович снова сокрушенно качает головой и тихонько просит банку тушенки. Он сам берет ее с прилавка, не дождавшись, пока кто-то ее ему подаст. Да и подавать некому, кроме давно уже не белого колпака на прилавке и свернувшегося у витрины скелетика.

Деньги Андрей Викторович всегда отдает честно — зачем ему обманывать ни в чем не повинных людей?

Довольный своей покупкой, он выходит из магазина и идет в обратную сторону. По пути он с интересом осматривает уже давно знакомые обвалившиеся вывески, разбитые окна и разрушенные дома. Хоть он и пожилой человек, а новое строительство ему очень нравится. Его радуют яркие краски и красивые вывески, пусть от этих красок и вывесок остались жалкие пыльные обломки и труха.

 — Разойдись, малышня! — бодро приказывает он несуществующим развящимся ребятишкам, восторженно рассматривая переломившуюся пополам и уткнувшуюся верхушкой в землю антенну сотовой связи. — Эх, ну и высотища! Как только ее туда подняли? Молодцы!

Иногда Андрей Викторович позволяет себе отдохнуть на скамеечке в парке. Вокруг немыми часовыми замерли ржавеющие аттракционы и огромное колесо обозрения, в кабинках которого, в вышине, еще сидят последние его пассажиры, глядящие в небо пустыми черными провалами глазниц.

Андрей Викторович блаженно потягивается на скамеечке, искоса поглядывая на своего безмолвного худощавого соседа. Театральному сторожу нравится сидеть здесь, в тени голых веток каштанов, слушая одному ему слышный шум несуществующих листьев.

 — Хорошо как, — произносит Андрей Викторович блаженно и как-то печально, искоса глядя на соседа, словно приглашая его поддержать беседу. Но тот по-прежнему невежливо молчит, задорно скалясь чему-то своему.

Долго Андрей Викторович рассиживаться не привык. Он спрашивает у соседа:

 — Молодой человек, который час? Полвторого? Ой-ей-ей! Поздно-то уже как! Спасибо большое, молодой человек! Приходите к нам в театр! Я там работаю, да, — в дребезжащем голосе Андрея Викторовича проскальзывает нотка гордости. — Главную роль сегодня буду исполнять, между прочим! Да.

Без дальнейших разговоров Андрей Викторович покидает своего молчаливого улыбчивого соседа и по рыжему песочку парковой дорожки направляется обратно в театр.

Вечером в старом театре на улице Петра Великого спектакль начнется, как всегда, по расписанию.

Андрей Викторович уже развесил афиши на воротах внутреннего дворика театра. Сегодня, как сообщают черные неровные буквы, выведенные на куске какой-то ткани, будет "Гамлет, принц датский".

Андрей Викторович стоит внутри театра у входа и проверяет билеты. Он очень волнуется, ведь Гамлет — это роль-мечта для любого актера, и ее нужно не сыграть — в ней нужно прожить.

Больше входящих нет. Их и не было, но Андрей Викторович все равно подгоняет одному ему видимую толпу зрителей:

 — Дамы и господа! Спектакль начнется уже через несколько минут! Вы слышали звонок?

Он спешит по коридору за сцену. Спешит аккуратно, чтобы не затушить свечу, ведь даже ему, знающему театр как свои пять пальцев, сложно пробираться по нему в кромешной тьме.

За сценой Андрей Викторович ободряюще произносит:

 — Ну что, ребята, пора? — и выходит на скрипящие доски сцены.

При свете расставленных вдоль нее свечей Гамлет встречается с призраком своего отца, вслух размышляет и произносит свой знаменитый первый монолог. Зрители внимательно слушают и наблюдают за происходящим перед ними. Они так увлечены действием, что даже не дышат. Только пляшущие огоньки свечей изредка отражаются и бликуют на пластиковых лицах и гладких черепах. Неверный свет выхватывает из темноты очертания зрителей на первых рядах и тут же погружает их во тьму.

Как это подходит под происходящее на сцене! Гамлет доказал себе вину короля, и вот он произносит свой второй, бессмертный монолог.

Андрей Викторович поспешно переносит от одного столба к другому скелеты Розенкранца и Гильденстерна, внимательно слушающих своего друга.

 — Быть — или не быть? Вот вопрос! — с чувством восклицает Гамлет Викторович, а первый ряд в партере на секунду оказывается освещен и тут же прячется во мраке.

Офелия погибла. Поединок Гамлета и Лаэрта свершился. Королева Гертруда умирает. Король убит. Лаэрт убит, а следом за ними спокойно отходит в иной мир и беспокойный датский принц.

Зрители в восторге. Андрей Викторович счастливо кланяется безмолвному мраку. Никогда жители города, пусть и в виде скелетов, и пластиковые работяги бутиков и модных салонов — манекены, — не видали такого представления. Пусть актер местами забывал текст и путал "Гамлета" с другими пьесами — он все-таки уже немолодой, да и на его ошибки уже некому указать.

Вечером в старом театре на улице Петра Великого будет спектакль. Как всегда.

Иногда во время представлений Андрей Викторович вдруг словно просыпается. Он с ужасом осматривается и убегает за сцену, где в крохотной комнатке, в полной тьме, завернувшись в груды пыльных ветхих костюмов и обхватив руками голову, он лежит калачиком на полу, дрожит и жалобно плачет.

Но вскоре он поднимается, удивленный своим поведением, и с еще мокрыми глазами возвращается на сцену, к своим холодным безмолвным зрителям.

Ведь, как пел уже обреченный солист одной группы, которую так любил в молодости Андрей Викторович, show must go on. 

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 162
Комментарии

Молодца!!! Ново и на мой взгляд очень оригинально! Мне очень понравилось!!!

Спасибо на добром слове, тезка!

++++++++++++++++++++++++++++++

ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,

И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.

ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

Данте. Ад

С дебютом. 10

Виктор Александрович, родом из ненанесенного на карту РФ города Ульяновска, коий является исключительным в плане самобытности среди всех мало мальски населенных пунктов России, медленно, но уверенно, вчитываясь в каждое слово и находя среди строк глубокий смысл, читает рассказ как можно более вдумчиво и осмысленно. И дело здесь не столько в тугоумии, сколько в желании оттянуть тот момент когда придется дойти до финала и попрощаться с непередаваемой атмосферой оживленного города. Он дочитывает рассказ, не отрывая взгляда от экрана, не слышит ни единого звука, отказывается расставаться с театром великого города, в котором никогда не был.

И, мысленно стоя около недавно отремонтированного Драматического театра имени И.А. Гончарова, с улыбкой и некоторой горечью на лице вынужденно возвращается в реальность, чтобы поставить 10.

очень свое, очень- очень свое .

Мне было интересно дойти до финала

ЭТО ЖЕ ПРОСТО ГРАНДИОЗНЕЙШЕЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ НАШЕГО ВРЕМЕНИ... ОЧ ОРИГИНАЛЬНО... ЗНАКОВЫЕ ФИГУРЫ И МЕНЯ ОПЯТЬ УНОСИТ НЕ ТУДА... ПОД ВПЕЧАТЛЕНИЕМ НАХОДИЛСЯ СУТКИ ..... РУЛЕЗЗЗ

Понравилось. Браво!

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Достойный дебют. 10.

Молодчина,

Действительно очень хорошо, я очень много читаю, причем не абы что.... Это мне понравилось!

Чем-то напомнило фильм "Я-легенда", но все равно 10-ка!

Очень свежо! Ярко! Мне понравилось 10

Молодец парень,фантазия на высоком уровне,одно но-это немного пользуйся местоимениями,а то Андрей Викторович упомянут раз 300,замени его на "старичка" или допустим "страдальца".Ну а так естественно 10,отлично придумал!

Автору огромная благодарность за столь интересное произведение!

Спасибо Вам! Пишите ещё, прошу Вас!

Очень хорошо и самобытно! Слог радует! Вы молодец! Спасибо)))

---------------

It found a voice... Now it needs a body...

Достойное произведение.

Картина, показанная в рассказе, практически и не имеет красок. Вся стилистика построена на безумстве старика и его увлечением театром. “Праздник жизни” вместо характерных для многих п\а рассказов мрачного и обреченного повествования.

Вся прелесть произведения сводится к…абсурдности происходящего. Сухой и унылый реализм уступает место несчастному старику, играющего Гамлета в самых больших декорациях, название которых - Апокалипсис. Именно он становится самой жуткой, фантастической и яркой театральной площадью для главного героя.

“Старый театр” - мысли о противостоянии человека с одиночеством, однако автор, выбрав оригинальный сюжет, к сожалению, не до конца рассказывает эту тему в рамках постапокалипсиса. Но проба пера удалась, пусть даже некоторые части рассказа нуждаются в переработке.

Грамотное, неправдоподобное и от этого нисколько не теряющее своей индивидуальности произведение заставляет задуматься об Апокалипсисе с совершенно иной точки зрения.

Сюжет-8(оригинальная история, хромающая из-за своей смысловой незавершенности)

Стиль- 8(легкий слог и хорошо сбалансированное по своей художественной составляющей произведение)

Присоединюсь, очень хорошо написано. И коли все рады, значит рассказ действительно удался)

Dante!

Ваше произведение не без изъянов, есть несостыковки, как Вы любите выражаться, "шероховатости".

Но впервые(!) я не буду утруждать себя на них указывать.

Поскольку... словами все не описать! Но я попробую. Это невероятно! Буря чувств и эмоций! Взрыв экспрессии! Фонтан аллегорий! Вы не поверите, но первый раз такое со мной было. Забыл все дела, заботы и горести; полностью они вылетели из моей головы до самой последней точки!

10

Но не обольщайтесь. Еще раз повторюсь: кто-то на эти "скрытые минусы" внимание обратит. Но это точно буду не я.

Спасибо.

Сильное произведение! Легко читается, логичное, спокойно, не навязчиво. Спасибо!

очень хорошо написано)) красиво))грустно ведь старичка жалко)) Спасибо))

Смак в том, что Иван ни разу не ответил на коммент)

я тоже заметил :D

Вполне достопочтимый рассказ, в духе советской фантастики 60-70 х без экшена, вооружённых до зубов бравых сталкеров в натовской форме, безмозглых кровоохочащих зомби и др постапокалипстической"прелести"!

Что-то новенькое =) Не пойму - зачем это надо было деталь?

Спамер? - "Источник: по расссказам из магазина где продают гипсокартон в Самаре, там этот рассказ очень долго жил..."

Сильно.....цепляет....10 баллов .Респект.

интересно по добраму написан расказ

Отличное произведение!

Обычно, многое из духовности забывается, в "погоне за рад-дозировкой". Молодец.

Словно фрагмент - грамотно составленый советским фантастом.

Жду еще. =)

Великолепно! Дух постапокалипсиса передан отлично! Автору респект!)

Шедевр! Такие произведения нужно в курс школьной литературы включать. Просто вот нет слов описать чувство, когда сторож ходит, делает и разговаривает, а вокруг обломки и пустота. Автор, наверно, психолог неплохой

Классика.

Из всех коротких рассказов, какие я когда-либо прочитал, этот - самый страшный. Жаль безумного старичка. После прочтения представил себе, как встречал первые дни после конца света. Возможно, обезображенный сильными ожогами, а может, в беспамятстве от какой-нибудь болезни, унёсшей жизни всего остального человечества. Потом он встал на ноги, и стал промышлять остатками пищи, а также искал уцелевшие книги. Может быть, у него была надежда найти кого-либо ещё. Но напрасно.

...возможны тысячи путей и миллионы отдельных сцен, которые выстроились от момента гибели мира до этого вечернего представления. И вся мёртвая планета, затаив ветреное дыхание, с ужасом взирает на ужимки своего последнего чада.

В рассказе есть всё, что требуется. Шероховатость - это шарм. За этот яркий момент можно крепко уцепиться, и проложить от него дорожку как в прошлое, так и в будущее. В этом театре - весь мир!

Очень грамотно. Мне понравилось. Ощущение обреченности нагоняет.

Мне очень понравилось, как-то необычно ново, хотя казалось я что-то где-то читал, но это не важно, ведь show must go on

очень круто +10 реально надоел экшен) а тут... Так прямо страшно) я когда читаю вживаюсь в роль) ГГ ))) и представил себя на его месте) и прямо очень жуткО)

Редко такая вещь попадается. Пять с плюсом.

Жуть. 10

Быстрый вход