Белый куб. Начало

Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй нас, грешных...

***

Параллельная Земля. Названия континентов схожи с нашими, отличий в их расположении нет. Идентичные климатические условия. Животный и растительный миры большей частью гибридизированы человечеством.

Параллельное человечество расколото надвое. Высокотехнологичная цивилизация, с крайне развитой наукой состоит из трех Конфедераций: Американской (Североамериканской), Немецкой (Европейской) и Русской (Азиатской).

На Африканском, Австралийском и Южноамериканском материках зоны отчуждения, основным населением которых являются дикие племена, отвергнувшие научный путь развития общества. Помимо этих обширных зон, существуют еще три: Британские острова (цивилизованное население было окончательно вытеснено на материк варварами), Дальневосточная (малонаселенная область) и Японская (цивилизованные острова постигла та же участь, что и Великобританское общество). Антарктида считается никем не заселенной.

Между Конфедерациями заключены договора о взаимопомощи и союзе. Войны (локальные стычки) ведутся только по границам Конфедераций. Цивилизованное общество защищается от набегов на их форпосты диких племен варваров. Внутри границ, в глубине территорий, контролируемых конфедератами, относительно спокойно.

Цивилизованное общество в массе своей атеистично, верующих в Высшую Силу практически нет. В роли Бога выступает Наука. Варвары - язычники, поклоняются множеству местных божков и священных духов.

Цивилизованное общество не гуманно. Варвары уничтожаются войсками Конфедераций как больной скот, над пленными проводятся бесчеловечные опыты. Благодаря этим опытам семнадцать лет назад немецкие ученые изобрели газ, состав которого пагубным образом влияет на центральную нервную систему варваров, отбивая у них тягу к жизни. При возрастании количества набегов из какой-либо зоны отчуждения, этот газ распыляется авиацией развитой цивилизации над приграничной областью зоны, что снижает агрессию диких племен в разы. Набеги прекращаются на несколько месяцев.

Ученые развитого мира находятся на пороге нового открытия, способного решить практически любые проблемы всего человечества, населяющего Землю. Жителям Конфедераций оно должно принести немыслимое процветание и решение проблемы нехватки ресурсов, жителям зон отчуждения - быструю, безболезненную смерть, без загрязнения окружающей среды.

***

Белый свет. Яркий белый свет. Ничего не вижу. Боже, где я? Странное ощущение, что есть объем. Я будто заполняю весь этот объем, находясь в каждой его точке. Нет ощущения тела.

Невероятно! Я не чувствую привычного, но ощущаю новое и при этом не испытываю дискомфорта. Скорее даже наоборот. Как будто всегда так и было. И совсем не страшно. Спокойствие...

Интересно, я могу двигаться? Сейчас попробуем, та-а-ак... Великий Боже, это поразительно! Такое впечатление, что я сдвинулся с места, и при этом словно по-прежнему заполняю каждую точку этого замкнутого объема.

Новое ощущение. Нарастает. Все сильней и сильней. Теперь можно с уверенностью сказать, что это ощущение присутствия. Присутствия кого-то подобного мне. Разумного. Способного мыслить. Любопытно...

А сейчас он сфокусировался на мне. Будто смотрит мне в глаза. Но я ничего не вижу кроме этот яркого слепящего белого света отовсюду. К тому же я не уверен, что у меня есть глаза.

Он смотрит и молчит, хотя я абсолютно уверен, что он может заговорить со мной. Теперь и я как-бы смотрю на 'него'. А может - это 'она'?

- Приветствую вас, доктор Грин! Вы понимаете мою речь? - Металлический голос. Непонятно - мужской или женский, что-то среднее.

- Да, я понимаю. Кто вы? - Если бы я мог его видеть, мне было бы спокойней.

Прямо передо мной проявилась фигура. Судя по очертаниям - женская. Почти прозрачная, отливающая голубоватым свечением, она просто висела в воздухе. Едва заметные черты лица красивой молодой женщины.

- Я Аура. Путеводитель по вашей памяти и Чистой Реальности. - Голос стал более мелодичным и тонким, но металлический оттенок по-прежнему резал слух. - Если желаете, я могу принять вид мужчины. Как вам угодно?

- Нет-нет, лучше пусть будет девушка. Ты голограмма?

- Да. Я помогу вам заполнить пробелы в вашей памяти и проведу небольшую экскурсию по новому миру, в котором мы с вами сейчас находимся. Вы осознаете себя? Помните, кто вы?

Воспоминания смутными вспышками начали озарять сознание. Это даже немного испугало меня. Я действительно доктор. Кажется, доктор высоких технологий из Американского конфедеративного университета. Доктор Грин. Альберт Грин. Я ученый. Что еще? Странно, не могу вспомнить. Что за новости?

- Да, я помню кто я. А что случилось? Почему воспоминания неполные?

- Ваша память в скором времени восстановится сама. Частично. Я помогу вспомнить то, что не получится естественным образом. В любой момент времени мы можем переключиться в режим воспоминаний и вы просмотрите те отрезки прошлого, сведения о которых способствуют восстановлению целостности вашего сознания. Вам достаточно лишь изъявить желание. - Облик Ауры окончательно сформировался. Привлекательная молодая девушка, как и заказывал. Немного прозрачная и светится изнутри, но в целом - мило.

- Можно немного приглушить этот яркий свет? Спасибо.

Ага, кажется, на подходе новая порция воспоминаний. Последние несколько лет. О, славно. Я ученый третьей ступени. Разработчик Отдела Мирных Изысканий. Работал под руководством русского профессора Селантьева. Антон Сергеевич, кажется. Хороший руководитель и честный человек. Мы работали над каким-то проектом. Мммм... Не помню. Какая-то научная конференция. Съехались научные светила со всех трех Конфедераций. Мюнхен?

- Аура, мне нужно просмотреть участок, связанный с мюнхенской конференцией.

- Какой из четырех, доктор?

Вот дура! Откуда же мне знать, какой? Хорошо, что я выбрал женский облик путеводителя. Так легче на нее злиться.

- Ну, давай попробуем просмотреть первую. Кстати, возврат из режима стандартный?

- Да, вам достаточно просто назвать мое имя и сказать 'Стоп'.

- Хорошо, я готов.

Вспышка, иллюзия мгновенного перемещения, ага, приехали.

Колонный зал Мюнхенского Собора Науки был поистине фантастических размеров. Его отгрохали первые роботизированные стройтехники, когда Общий Совет Конфедераций принял доктрину развития человечества, окончательно утвердив двигателем прогресса цивилизации Науку. Мне тогда и десяти не было. А теперь я - молодой доктор нанонаук, сижу в этом зале в числе прочих, подающих надежды и уже состоявшихся ученых различных степеней и слушаю историческое обращение Кройцлера. Точно! Вильгельм Кройцлер, академик немецкой Конфедерации. Что же он тогда нам такое важное говорил?

- Друзья! Коллеги! - Пожилой мужчина, возвышающийся на трибуне перед десятком микрофонов, окинул возбужденным взглядом зал. - Полвека назад лучшие умы Союза Конфедераций совершили открытие, благодаря которому мы научились продлевать биологическую жизнь наших граждан на двадцать-тридцать лет! Это позволило пионерам нанотехнологического сектора наук продолжить свои изыскания и передать бесценные сведения своих наработок нам, их потомкам.

Торжественные слова академика разлетались по всей площади огромного колонного зала, благодаря изумительной акустике. А выше, над головами присутствующих, парили десятки, если не сотни визиокамер, которые передавали визиотрансляцию обращения во все уголки цивилизованного мира.

- И вот сегодня, с нескрываемой гордостью и безмерным уважением ко всем, кто работал над проектом Первого Наноассемблера, я имею честь объявить жителям всех Конфедераций о том, что очередные испытания прошли успешно! Репликатор создан!

Зал зашумел, послышались чьи-то выкрики, но нараставший вал аплодисментов заглушил их. Я помню тот день. Я даже помню, как подумал о том, что сейчас должно твориться в барах рабочих кварталов моего родного Йорка. Ведь ученые столько лет обещали, что после создания первого нанобота, способного творить себе подобных, работать не нужно будет вообще. Никому и никогда. Наступит эра всемирной халявы. И у всех будет все. Эх. Сказки, сказки. Удивительно, но я и сам тогда в это верил.

- Аура, стоп! Промотай на два года вперед. Покажи мне лабораторию нашего университета.

- Да, доктор Грин...

Ага, вот и я. В белом халате, с напыщенным выражением лица. Мне двадцать пять, и я только-только получил приглашение от профессора Селантьева принять участие в работе над каким-то незначительным проектом, в недавно созданном Отделе Мирных Изысканий в России. Коллеги смотрели на меня с завистью, ведь я ехал туда, где любой талантливый ученый мог вписать свое имя в книгу истории. Любой, да не любой. Выбрали именно меня. Не знаю, почему.

Я помню это золотое время. Люди поверили в то, что им рассказывали седые академики с экранов визиостен. Как раз в эти дни появились первые результаты серийного производства наноботов. Это было так захватывающе. И так впечатляюще.

Каждую неделю лаборатории выдавали нанозаводам новые чертежи, а уже через несколько дней, с их крошечных конвейеров выходили партии новых модификаций наноботов.

Все газеты крупнейших электронных издательств пестрели одинаковыми заголовками: 'Сенсация! Выпущен новый вид сервисных наноботов - бот-стилист. Теперь нет необходимости ходить в парикмахерскую. Задав единожды вашему индивидуальному комплекту ботов чертеж любимой стрижки, наностилисты круглосуточно будут поддерживать ее внешний вид, сотни раз в секунду подрезая кончики отрастающих волос. В любую погоду ваша прическа будет выглядеть безупречно. Звоните, и всего за пять кредитов, вы получите не только индивидуальный комплект нано-стилистов, но и консультацию наших специалистов, которые помогут выбрать чертеж наиболее подходящей вам прически из нашего профессионального каталога.'

Или еще один, пожалуй, самый любимый мой заголовок того времени: 'Боитесь лечить зубы? Стоматологи наводят на вас ужас? Звоните, и за сумму, которую вы бы потратили на один визит в зубоврачебную клинику, вы получите индивидуальный комплект сервисных наноботов-дантистов. Комплект поставляется в виде ополаскивается для рта! Применив его всего один раз, вы забудете о кариесе и зубной боли навсегда! С этого момента миллионы ботов-дантистов будут восстанавливать поврежденную эмаль ваших зубов, отбеливая их и исправляя микротрещины.'

Это меня жутко веселило. Я-то, как ведущий работник ОМИ, уже тогда знал, что это только цветочки. Детские шалости. Но даже этих глупых применений новому открытию людям оказалось достаточно, чтобы поверить в скорый рай на земле.

На улицах женщины вдруг стали чаще улыбаться своими белоснежными улыбками, игриво поправляя и без того безупречные прически. А мужчины, всегда идеально выбритые, как только пришла весна, вдруг все поголовно переоделись в обтягивающие футболки, показывая красивую мускулатуру. Как раз после того, как зимой выпустили ботов-массажистов.

Да, а потом пошло-поехало: медицинские, исследовательские, климатические. Одни лечили от болезней, другие помогали найти любую пропавшую вещь - будь то радиоключ от сейфа или сам сейф. В домах и квартирах поселился идеальный микроклимат - зимой тепло, летом прохладно. В любой комнате теперь был чистый, ионизированный воздух. Не нужны стали ни обогреватели, ни кондиционеры, ни освежители воздуха. Да много чего еще враз стало ненужным.

Это повлекло за собой и первые проблемы. Закрывались больницы, салоны красоты, спортивные комплексы, частные предприятия, производящие продукцию, на которую спрос упал до нуля.

Уволенные люди начали проявлять недовольство, требуя от своих правительств предпринять срочные меры, направленные на их социальную поддержку.

- Аура, стоп! - Воспоминания захлестнули меня.

Чуть придя в себя, я попытался оглянуться по сторонам, уже успев отвыкнуть от того, что не обладаю телом. Ощущение огромного замкнутого пространства, в каждой точке которого я нахожусь одновременно, снова вернулось. Аура находилась рядом, покорно дожидаясь моих команд.

- А что это за место? Какой-то ограниченный объем?

- Да, доктор Грин, это куб.

Точно! Белый куб. Проект 'Белый куб'. Что-то до боли знакомое. Но вспомнить не получается. Мммм... Проект как-то связан с неожиданным прорывом в нанотехнологиях тех лет. И с профессором.

- Аура! Покажи мне начало работы в Отделе Мирных Изысканий в Обнинске.

- Да, доктор...

Вспышка, перемещение. Селантьев.

- Надеюсь, хотя бы вы, Альберт, не верите в эти вздорные россказни нашей пропаганды о Золотой эре человечества? - Антон Сергеевич любил поговорить со мной на эту тему, когда последние сотрудники лаборатории уже расходились по жилым блокам наукограда, и только мы вдвоем, как обычно, оставались заполнять суточный отчет.

- Не знаю, профессор. По крайней мере, не вижу в этом ничего плохого.

- Да поймите же, юноша! - Он привычно вспылил, но тут же взял себя в руки. - Даже когда Отдел Передовых Исследований научится делать из, простите, экскрементов золотые слитки, людям это не принесет никакой пользы. Скорее наоборот.

- Ну почему же? Ведь если у каждого гражданина общества будет все, что он только сможет пожелать, исчезнет преступность и нужда. Все станут равны...

- Нет! - Резко оборвал он меня.

- Почему нет? - Ему нравилось со мной спорить, а мне нравилось подначивать его, делая вид, что действительно не понимаю, к чему в конце концов могут привести наши последние разработки.

- Потому что уже пожил в этом мире. Пожил достаточно для того, чтобы понять природу человека. - Он ненадолго задумался о чем-то. - Вы же проходили в школе краткий курс истории параллельных миров?

- Разумеется, как и все.

- Тогда окажите мне услугу, вспомните мир, в котором человечество еще в двадцатом веке изобрело оружие массового уничтожения. Ядерное оружие. Помните?

- Да, припоминаю. Это произошло как раз после того, как у них закончилась война, в которой участвовали все три наши, то есть их нации.

- Верно! А теперь ответьте мне, пожалуйста, на вопрос - когда они поняли, что обладание таким страшным вооружением может привести их страны к взаимному уничтожению, вплоть до уничтожения всего живого на Земле, чем это закончилось? Не всеобщим ли разоружением? - Последние слова он произнес с ехидцей, лукаво прищурившись.

- Нет, профессор.

- Так чем же?

- Взаимным уничтожением.

- Вот! У человечества это в крови. Запомните, Альберт, человечество никогда не придет ко всеобщему братству и равенству. Всегда окажется кто-то, кто немного ровнее остальных.

А ведь старик как в воду глядел тогда.

Все началось с военных. Союзу Конфедераций не давала покоя возможность применения новых технологий в окончательном решении вопроса с населением зон отчуждения. От их постоянных набегов устали все. А тут появился шанс отвадить неразвитых язычников от пограничных форпостов раз и навсегда. И наши лидеры дали военным лабораториям зеленый свет.

Не прошло и года с тех пор, как был получен Первый Наноассемблер, а у них уже был готов первый боевой нановирус. Достаточно было распылить содержимое небольшой колбочки с этим вирусом над нужной территорией, и целые поселения варваров превращались в кладбища.

Вирусные наноботы были запрограммированы на то, чтобы после удаленной активации найти нужный объект и разрушить в нем определенную деталь. Затем, если новых объектов поблизости обнаружить не удавалось, программа предписывала им самоуничтожиться. Нужный объект - бьющееся человеческое сердце, определенная деталь - стенка аорты. Все три ее слоя в считанные минуты превращались в дуршлаг. Смерть была мучительной, но военных это не смущало.

Затем, к уже опробованному вирусу, военные разработчики и ученые добавили новую разновидность наноботов. Скаутов. Фактически, они стали глазами и ушами пограничных форпостов. Являясь системой раннего оповещения, они обнаруживали 'объекты' и отправляли запрос на командные пункты близлежащих аэродромов, с которых незамедлительно в воздух поднимались беспилотники со штаммами вируса на борту.

Первый же опыт использования такой схемы на Дальнем Востоке показал ошеломительные результаты. И вот тут уже испугались сами военные. При таких методах проактивной защиты границ, вооруженные силы становились практически не нужны. А это несколько миллионов военнослужащих.

Всего за два месяца правительственные войска всех Конфедераций сократили свою численность в четыре раза. Почти шестьсот тысяч пограничников заменили на дюжину миллиардов ботов-скаутов. Такие объемы производства стали довольно быстро возможны благодаря тысячам микрофабрик, производящим ботов к тому времени уже не штучно, а кассетами по сто-двести единиц в каждой.

Скаутов просто распыляли с самолетов в приграничной зоне, глубиной до трехсот километров вглубь отчужденных территорий. На некоторых участках из заносило еще глубже, благодаря удачной розе ветров.

Вскоре закрыли девяносто процентов форпостов, оставив функционировать только автономные аэродромы. Армию следовало сокращать и дальше, но политики опасались делать это резко, не зная, что делать с таким количеством безработных. К тому же, служащие еще одного силового ведомства в скором времени могли оказаться не у дел.

Силам правопорядка оставалось все меньше и меньше работы. Преступность по некоторым категориям преступлений сходила на нет. Не имело никакого смысла воровать вещь, которая маркирована ботом-меткой. Можно было угнать автомобиль и спрятать его в самом неприметном гараже глухого спального района, как его тут же обнаруживали благодаря передатчику метки и возвращали хозяевам. Разбирать авто на запчасти или снимать колеса, стало также бессмысленно, потому что вскоре маркировалось уже практически все, что представляло хоть какую-то ценность для своих владельцев.

Разумеется, другие виды преступлений никуда не делись, но, заглядывая в будущее, политики уже понимали, что это ненадолго и безработными окажутся еще шесть с половиной миллионов граждан.

Воспоминания понесли меня дальше, и я чуть не забыл, для чего просматривал разговор с профессором.

- Аура, стоп. Отключи режим воспоминаний.

Поток картинок и мыслеобразов остановился.

- Тебе знакомы слова: проект 'Белый куб'? В твоей памяти нет никаких записей на этот счет?

- Есть, доктор.

- Я внимательно тебя слушаю.

- Проект 'Белый куб' был разработан на случай глобальной терра-, гидро- и аэроформации Земли. При получении от семидесяти процентов из двух триллионов наномаячков, размещенных по всей территории планеты, сигнала 'Чистая Реальность', проект был инициализирован. Сохраненные сознания и данные с их воспоминаниями были активированы. Пространственные кубы защищены аннигиляционными горизонтами. Восстановление началось.

Господи Боже, хорошо, что я ученый, у обычного человека сейчас бы мозги вскипели.

- Так, давай по порядку. Кто разместил эти наномаячки и для чего?

- Маячки были размещены по инициативе руководителей проекта 'Белый куб'.

- Зачем?

- Для онлайн-мониторинга состояния окружающей среды. Как только она аннигилировалась, маячки передавали сигнал 'Чистая Реальность'.

- Куда?

- В центр инициализации проекта 'Белый куб'.

- Ладно, с этим разобрались. Вроде бы. Что за сохраненные сознания? Чьи они хоть?

- Сознания, отобранные руководителями проекта. В основном - это сознания ведущих в своих областях ученых и узких специалистов: физиков, химиков, механиков, строителей, биологов, зоологов, животноводов...

- Погоди, погоди, затороторила. Кто такие, эти таинственные руководители проекта?

- Почетный профессор Союза Конфедераций, старший разработчик ОМИ Селантьев Антон Сергеевич. Доктор нанонаук первой ступени, ведущий разработчик ОМИ Альберт Грин.

Приплыли... По всей видимости, планеты больше нет. Я руководитель проекта, о котором ничего не помню, а рассказывает мне об этом безмозглая голограмма. Ну что ж, хотя бы один положительный момент из услышанного вынести можно - до первой ступени я все-таки дослужился.

***

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 24

Быстрый вход