Обреченные на жизнь. Глава 3 часть 3

Предыдущая часть

3.

- Эй, вставай, давай! – Рината разбудили пинком в грудь. Над ним стояло три человека, направив стволы автоматов в его сторону. Тот, кто его пинал, обратился к стоящему в дверях молодому долговязому бойцу в синей телогрейке и такого же цвета ватных штанах:

- Этого к остальным.

Ринат поднялся на ноги и сделал пару неуверенных шагов, как его толкнули в плечо. От дикой боли он взвыл и осел на пол. Тут же адской болью напомнила о себе нога. Его бесцеремонно подняли на ноги, вытолкали на улицу и бросили в крытый брезентом фургон на полозьях, который был прицеплен к гусеничному тягачу. У него начался жар, рука и нога нестерпимо ныла, и он снова провалился в беспамятство. Несколько раз он приходил в себя, и чувствовал, что их куда-то везут. Рядом с ним сидели и лежали пленные фанатики, некоторые из них бросали косые взгляды в его сторону и о чем-то перешептывались, но окрик конвоира, чей силуэт угадывался на задке, заставлял их замолкнуть.

В следующий раз он очнулся от резкого запаха нашатыря. Женщина в белом халате водила ваткой у него перед носом. Позади нее стояло двое вооруженных людей. Ринат мысленно поблагодарил неизвестных врачей, увидев, что ему наложили на руку гипс и аккуратно перевязали рану на ноге.

- Очнулся? Значит выписываем. – заявил один из них, увидев, что Ринат открыл глаза.

- Он еще слишком слаб. – пыталась возразить врач.

- Достаточно того, что мы и так на эту мразь медикаменты переводим. В Управление его! – второй немедленно стащил Рината с койки, но, увидев, что тот не может самостоятельно двигаться, все же подставил плечо. Его вывели из здания, которое было действительно больницей, и усадили в милицейский УАЗ. Рядом с ним сел тот самый боец, что помог ему дойти.

- Поехали! – приказал старший, и УАЗ медленно выехал за пределы больницы.

- Долго я в отключке был? – слабым голосом спросил Ринат. Конвоир пристально посмотрел на него, но ничего не ответил, лишь демонстративно отвернулся.

- Кто вы? – последовала та же реакция. Ринат решил, что задавать вопросы бесполезно и решил сосредоточиться на своих ощущениях. Сделать это надолго ему не удалось – уже через 10 минут машина остановилась и старший открыл им дверь. Его провели в трехэтажное здание, над входом в которое висела от руки нарисованная вывеска «Управление безопасности». «Так, где же я?» - мучительно спрашивал себя Ринат. Коридоры были пусты, только иногда навстречу попадались люди в одинаковой серой униформе без всяких знаков различия, которые не обращали на них никакого внимания. Его завели в небольшой кабинет и пристегнули наручниками к стулу, который в свою очередь был прикручен болтами к бетонному полу. Ему начало казаться, что про него забыли, но в этот самый момент дверь открылась, и в кабинет вошел мужчина очень высокого роста с несуразно длинными руками и ногами. Он был одет в точно такую же униформу светло-серого цвета без всяких знаков различия, но в отличие от тех, кого Ринат видел в коридоре, на голове у него была пилотка. Его давно небритое лицо было красным - видимо, только с мороза. Никакого оружия, кроме резиновой дубинки на поясе у него не было. Следом вошел охранник с карабином на плече и молча встал у выхода.

- Давай сразу. – без всяких лишних слов начал неизвестный. – В какой группировке состоишь? Сколько вас? Каким образом вам удалось подложить заряды на базе… эээ… рыцарей.

- Это глупость! – слабым тоном начал Ринат и сам удивился тому, насколько жалко звучит его голос.

- Ты давай, отвечай на заданные вопросы! А глупость это или нет – решать мне. Итак, кто заслал тебя и твоих подельников на базу Ордена? – повысил на него голос неизвестный.

- Мы поисковый отряд. Наткнулись на Орден случайно. Они попросили нас помочь им в отражении нападения, а конкретно: зайти в тыл фанатикам и уничтожить их главного – Пророка. Нас никто не нанимал, мы ничего не миниро… - неизвестный выскочил из-за стола и с размаху ударил его табуреткой, на которой он только что сидел. Ринат сразу почувствовал горький вкус крови во рту и сплюнул на пол. «Зубы целы» - с облегчением подумал он. В этот момент неизвестный ударил его резиновой дубинкой по перебинтованной ноге. Ринат закричал и от боли потерял сознание.

Удар в лицо заставил его очнуться. Человек в серой униформе стоял над ним и, дико вращая зрачками, закричал:

- Говори!!! Говори, гнида!!! Кто? С какой целью заслал тебя, мразь? - и снова ударил по лицу.

- Я же говорю, - с трудом выдавливая слова, начал он - никто...

Новый удар заставил его снова отключиться. Потухающее сознание выхватило последнюю фразу:

- Повесить. Завтра...

В следующий раз Ринат очнулся уже в подвале. Он лежал на сыром и холодном бетонном полу в полной темноте. Кроме темноты в комнате стояла мертвая тишина. «Уже похоронить успели?» - подумал он про себя с горькой усмешкой. Нога и рука нестерпимо ныли, его начало лихорадить. Несколько раз он проваливался в забытье, но каждый раз просыпался от невыносимой боли. Во рту пересохло, он был весь в холодном поту и через некоторое время уже не понимал, где он находится, и как вообще он сюда попал. Перед его глазами проплывали картины мирной, довоенной жизни и моменты уже следующие за тем злосчастным днем в лесу. То и дело ему представлялась Эльмира в запачканной кровью форме медсестры, которая что-то ему говорила, но он не слышал ее слова. Он что-то пытался ей ответить, но слышал лишь свой сдавленный хрип. Ей на смену пришла Александра, в закопченном и изорванном маскхалате. Она лишь улыбалась и смотрела на него, в ее глазах он видел тоску и усталость. Следом появился образ брата, которого сменили по очереди все его друзья. «Помоги мне, мама!» - прошептал он, когда перед ним возникло лицо матери, но она лишь улыбнулась, отвернулась и ушла куда-то в темноту. Сам не зная отчего, он заплакал. Вернее он почувствовал, что по его лицу текут соленые капли и скатываются по щеке на пол. Когда он успокоился, Ринату стало намного легче, и он уснул. Просто провалился в глубокий сон.

На этот раз его разбудил громкий звук открывающейся двери. В его камеру ударило несколько лучей от фонариков, и ослепили Рината.

- Поднимите его. Чувствую, сам он встать не сможет.

Две пары рук подхватили его и подняли на ноги. Затем его провели по коридорам и выволокли на улицу. Через пару переулков они вышли на центральную площадь города, полную народа. Его подвели к высокому помосту, на котором буквой «П» были укреплены толстые жерди. На поперечине он увидел пять веревочных петель, назначение которых не оставляли ни малейшего сомнения в том, что ему сейчас предстоит. Следом за ним вывели еще четверых, по внешнему виду которых, было понятно, что это были пленные фанатики. Все они, как и Ринат, были раздеты и разуты. На Ринате оставался только легкая камуфляжная пара, но холода он больше не чувствовал. Их начали затаскивать на помост. Перед лестницей один из пленных стал сопротивляться, его силком втащили на помост, где он упал под ноги конвоиров и, навзрыд плача, принялся целовать их обувь и умолять о прощении. Под радостное улюлюканье толпы конвоиры без лишних эмоций вновь заставили его подняться и поставили на табуретку под первой петлей. Следующий фанатик оттолкнул от себя руки сопровождающих и сам поднялся на свое место. Рината ввели на помост последним. Стоять сам он не мог, поэтому его слегка поддерживал один из палачей. На шею надели веревку. Она жгла так, будто была сплетена из огня. «Надо же, какой порядок. Даже табуретки под ногами все одинаковые!» - подумал Ринат и посмотрел на толпу. В оцеплении стояли люди в одинаковой серой форме с красными бантами и автоматами. В толпе Ринат разглядел мужчин и женщин почти всех возрастов. Немало было среди них и детей. Некоторые мужчины держали детей на плечах. Он пытался найти в их глазах хоть каплю сочувствия, но его взгляд натыкался только на взгляды, горящие ненавистью и страхом. В этот момент на помост перед ними вышел мужчина в черном ватнике с красным бантом на груди. Он развернул перед собой лист бумаги. «Даже отпечатано!» - подумал Ринат, увидев ровные ряды напечатанных на машинке строк. Выступающий слегка откашлялся и громким голосом начал читать:

- Товарищи! Все мы знаем о дерзком нападении сектантов на общину лояльных по отношении к нам людей, наших союзников в борьбе с бандитами. В неравном бою с превосходящими силами противника наши союзники были полностью уничтожены. Только благодаря героическим усилиям мотострелкового батальона «Возмездие» товарища Керимова преступники не ушли от справедливого наказания и были рассеяны либо уничтожены. Их база также полностью сожжена. Но наши товарищи понесли потери, а наши союзники были стерты с лица земли. Что же стало причиной такого ужасного поступка? Предательство, товарищи! Да-да! Предательство! – толпа возмущенно загудела. – Наши союзники потеряли бдительность и, воспользовавшись этим, враг проник в самое сердце их общины и лишил их управления уже в самом начале штурма. Наши друзья героически сражались, но были обречены. Так пусть каждый из вас подумает: а нет ли рядом с ним агентов? Не может ли случиться того, что сегодня ночью наши жилища взлетят на воздух, а затаившиеся где-то враги войдут в город и перережут всех оставшихся? Мы не должны ни в коем случае не терять бдительности, товарищи, чтобы не повторить печальную судьбу Ордена. Пусть каждый из нас станет еще бдительнее и еще подозрительнее ко всему. «Паранойя?» - возможно, подумает кто-то из вас? И он будет неправ. И, увы, когда он поймет, что он был не прав, будет уже слишком поздно. Его дети будут живьем гореть в подожженных домах, его близкие будут убиты, и всему тому, что мы так упорно строили на протяжении всего этого времени, будет стерто и уничтожено. Так пусть каждый из вас задастся вопросом: а что же он лично сделал для обеспечения безопасности своего дома и своих близких? За мной стоят преступники, которые своими руками сотворили тот ужас на севере. Постановлением Совета Народных Комиссаров все они приговорены к смертной казни через повешение. Приговор должен вступить в силу здесь и сегодня!

Толпа радостными возгласами одобрила это решение. Из толпы раздались крики:

- Зачем вешать? Четвертовать их надо!!!

- В проруби утопить!!!

- Пусть помучаются!!!

- Смерть им!

Выступающий поднял руку, и толпа немного успокоилась.

- Постановлением Совета Народных Комиссаров от 27 апреля сего года, номер 67 данные лица обвиняются в

1. Бандитизме.

2. Убийстве мирных граждан.

Народным судом обвиняемые признаны виновными по всем статьям и приговариваются к смертной казни через повешение. Приговор окончателен и должен быть приведен к исполнению 30 апреля.

Над площадью повисла тишина. Ринат услышал всхлипывания самого крайнего фанатика, и лишь усмехнулся про себя. «Что же это такое? Сейчас тебя убивать будут – а тебе все по барабану! Привык уже умирать что ли?» - подумал он про самого себя. В голове стучала барабанная дробь, как в фильмах, где кого-нибудь казнят перед толпой, и отсчитывала последние секунды жизни. Он поднял глаза в сторону низкого серого неба. Одинокая снежинка опустилась ему на нос, он вздохнул и прошептал:

- Так и не увидел я Солнца…

На головы всем надели темные мешки. Темнота. Барабанная дробь в голове стала громче и заглушила внешние звуки. Внезапно наступила тишина. Он услышал, как выбили табуретку из-под первого пленного. Раздался хруст ломаемых позвонков. Рев толпы. Второй. Звук падающей табуретки и покачивание жерди под тяжестью дергающихся тел ощущались очень остро. Третий. Снова звук падающей табуретки и хрип. Четвертый. Все внутри остановилось. Дыхание перехватило, и только сердце было готово выпрыгнуть из груди. Время потянулось очень медленно. Звук удара ногой о табуретку. «Почему же она не падает?». Стук падающей табуретки. Ощущение напряжения слева. Тело дергается. Хрип. Миг. Даже не секунда. Миг. «Я хочу жить!!!». Звук шагов. «Мама, Эльмира, Марат!!!». Еще миг. «Ну, еще немножечко, еще секунду!!!». Вот сзади он ощущает дыхание палача. Сейчас под ногами исчезнет опора и… все…

Кто-то схватил его и снял петлю с шеи. Его стащили с табуретки и поставили на помост. Мысли в голове смешались. «Что происходит? Я умер? Еще нет! Неужели так и приходит смерть?». С его головы стащили мешок. «Я еще жив. Но почему?» - толпа вопросительно смотрела на человека в черном ватнике.

- В честь предстоящего великого Дня всех трудящихся Совет решил помиловать одного из преступников и заменить смертную казнь на каторжные работы.

- А зачем тогда весь этот концерт? – выкрикнул кто-то из толпы.

- Чтобы это ничтожество – он указал рукой на Рината. - Почувствовало вкус близкой смерти и то, что возмездие неотвратимо придет к нашим врагам!

- Правильно! – поддержали его из толпы.

- Верно, говоришь!

- Точно!

- Увести его. – сказал выступающий вполголоса охранникам. Рината, который до сих пор не осознал происшедшего, поволокли тем же путем, который еще недавно казался ему последним. Как оказалось, его вели не обратно в камеру. Рината подхватили и положили на кушетку в машину скорой помощи и отвезли в больницу.

Он лежал на больничной койке и глядел в потолок. Без всяких мыслей, просто смотрел. Пришла медсестра, вставила капельницу и так же ушла. Через полчаса его начало страшно лихорадить, его рвало, тело разрывалось от ужасных болей. И дальше он уже ничего толком не помнил. Кто-то приходил, что-то спрашивал, как-то ему показалось, что перед ним промелькнуло лицо брата. То и дело мелькали силуэты в халатах. Он приходил в себя, чтобы увидеть перед собой все тот же белый потолок и снова проваливался в полусон. Сколько он так пролежал – он не знал. Но в одно утро (почему-то ему казалось, что это было именно утро) он открыл глаза и почувствовал, что ему гораздо лучше. В палату вошел седой врач с усталым морщинистым лицом и присел рядом на стул. Размотал бинты на ноге, осмотрел рану, затем послушал легкие и измерил температуру.

- Как чувствуешь себя, герой? – врач еле заметно улыбнулся. Ринат сделал движение губами, но ничего не смог сказать.

- Ты лежи, лежи пока. Ох, и повезло тебе, парень. Повезло. – он легонько похлопал его по тыльной стороне ладони и молча вышел. Ринат проводил его взглядом и увидел, насколько же измучен этот человек. Он шел так, будто ему на плечи давил огромный груз, который он еле выдерживал. Дни тянулись очень медленно. Приходили медсестры, меняли ему повязки и делали анализы. Несколько раз приходили врачи. Почти всегда разные. Ринат мог уже приподниматься с кровати и самостоятельно есть, поэтому трубку с раствором из его рта вынули. Еще через неделю, когда в палате никого не было, он попытался встать. Ему это почти удалось, но от долго нахождения в горизонтальном положении, его голова закружилась, и он упал на холодный линолеум, который еще хранил запах утренней уборки и дезинфицирующих средств. Вбежала медсестра и принялась его ругать, но, поняв, что смысла в этом нет, с помощью санитаров уложила его обратно.

Утром следующего дня в палату громко постучали. Ринат еще дремал, и, не дождавшись приглашения войти, кто-то решительно открыл дверь. Он приоткрыл глаза и увидел, что на пороге стоят Александра и Олег. На их плечи были накинуты больничные халаты, сами они широко и открыто улыбались. Ринат вымученно улыбнулся и сделал жест рукой, чтобы они проходили. Александра тут же подбежала к нему и обняла. На своей шее он почувствовал горячие струйки ее слез. Олег стоял сзади и немного смущенно улыбался. Когда она немного успокоилась, Ринат спросил:

- Где брат?

- С ним все в порядке. Они сейчас на пути к вашей базе. Не волнуйся, их сопровождает целый взвод «черных». – ответил Олег.

- Кого? – переспросил Ринат.

- Анархистов. Они подоспели чуть раньше красных и помогли многим нашим. Я же говорил, что они хорошие ребята. – подмигнул Олег.

- Хорошо. А Дима?

- Ты же сам все видел. – ответила Александра, держа его ладонь в своих горячих руках. – Мы похоронили всех твоих ребят вместе с рыцарями и послушниками на окраине города, на холме.

- Тогда кто же меня вытащил из-под снегохода? – прошептал Ринат.

- Что ты сказал? – не расслышала Александра.

- Ничего, Саш, ничего. – он улыбнулся и вжался в подушку.

- Ну ты, Кромвель, везучий. – сменил тему Олег. – Это ж надо выжить после такого!

- Расскажите.

- Олег давай рассказывай. У тебя лучше получится. – улыбнулась Александра.

- Так как тебя снарядом накрыло, ребята к тебе рванули. Я уж не знаю где они и что смотрели, но пульса у тебя не было. Стас кое-как оттащил Марата от тебя. БМП те мы остановили…

- Я видел. Точнее видел уже потом, догорающими.

- Ага. Ну вот. В это время анархисты как раз по фанатикам ударили. Те побежали. Красные только к утру подтянулись, они-то вместе с черными и спалили логово фанатиков. Мало кто выжил. Наших тогда в живых осталось пятнадцать человек. Анархисты всю ночь рыскали по городу, вытаскивая раненых. Поместили нас в своем лагере. С утра зачистку красные начали. Они же понятия не имели, что вы с нами были. Вот и решили, что ты один из фанатиков: герба у тебя нет, обмундирование не наше. А на расправу они скоры. И тут тебе опять повезло. Если бы не первое мая, тебе бы сейчас точно пришлось болтаться на площади. – Ринат вспомнил свои ощущения и сглотнул комок, появившийся в городе. Олег помолчал и продолжил:

- Мы твое тело… Точнее тебя долго искали. Нет тебя нигде! Среди мертвых тебя нет, среди живых и пленных, что анархистам попались, тоже. Ну, мы и сюда сразу. От местных торговцев узнали, что всех пленных казнили на площади. Целую неделю, говорят, на виселицу людей таскали. И про троих, что освободили, разумеется, рассказали. То есть тебя тридцатого и еще двоих первого. Мы бегом к комиссару безопасности. Там мы все и рассказали про вас. Он так странно на нас посмотрел и вызвал следователя, что тебя допрашивал. Ох, он и орал на него!!! При нас папкой с делами отколотил и приказал рапорт на списание во внутреннюю охрану по собственному желанию написать. Потом нас долго к тебе не пускали, вот только сегодня прорвались.

Ринат лежал и счастливо улыбался. Его глаза встретились с глазами Александры. Ее взгляд излучал такую нежность и любовь, что он немного смутился и отвел глаза.

- Извините, но вам пора. – сказала вошедшая медсестра.

- Хорошо. Мы еще зайдем. – сказал Олег и на прощание подмигнул Ринату.

- Мы зайдем. – подтвердила Александра и только в самый последний момент отпустила его руку.

- Саша! – окликнул ее Ринат, когда она стояла уже в дверях. Та резко обернулась и с надеждой посмотрела на него. Он понял, что не может сказать этого, и сказал первое, что пришло на ум: – Вы где сейчас? Я про Орден?

- Ведем переговоры о присоединении к красным. – с заметным огорчением ответила она и тихо добавила. – Пока, Ринат.

Когда дверь закрылась, он в бессильной злобе стиснул зубами край одеяла и вжался в подушку так, что голова заболела.

- Дурак, какой же я дурак! – вслух сказал он и закрыл глаза.

На следующий день никто не пришел. Только когда стемнело, и почти весь медперсонал разошелся по домам, дверь открылась, и Ринат с надеждой посмотрел на того, кто вошел. В палате было темно, но по силуэту было понятно, что это была ни Александра, ни Олег. Свет в палате включился и он, наконец, увидел, что на пороге стоял незнакомец в серой униформе, но в отличии от остальных, кого он видел до этого, у него на рукаве была вышита красная звезда.

- Добрый вечер. Не помешал? – голос у вошедшего был твердый, волевой, но спокойный. Ринат отрицательно покачал головой. Он присел рядом с его койкой и представился:

- Комиссар безопасности Касимов. От лица Комитета безопасности разрешите извиниться перед вами за тот печальный инцидент с… вашей казнью. Виновные наказаны. Вы чего-нибудь хотите?

- С каких пор чекисты извиняются? – удивился Ринат.

- В той жизни такое предположить было трудно, но, зная, какую пользу вы принесли всем нам, уничтожив Пророка и учитывая все сложившие обстоятельства, прошу вас принять официальные извинения.

- Принимаю, чего уж там? – вздохнул Ринат.

- Рад был познакомиться. Так вам ничего не нужно? – Ринат покачал головой.

Касимов пожал ему руку и вышел из палаты. Ринат остался вновь в темноте.

На следующие дни Олег и Александра приходили постоянно. Иногда вдвоем, но чаще по одному. Оказалось, что после гибели Магистра остатки Ордена возглавил Станислав, который после убийства Пророка стал героем в глазах не только своих соратников, но и в глазах их союзников. Олег, наконец, получил свой меч и теперь не скрывал своей радости по этому поводу. В одно из таких посещений Олег вдруг запнулся на полуслове и сказал, глядя прямо в глаза Ринату:

- Ты меня извини, пожалуйста.

- За что это? Я что-то не пойму тебя! – удивился Ринат.

- Я все время думаю, что это я виноват в том, что с тобой вышло. Помнишь, когда наш штаб подорвали, я вас в диверсии обвинил. Так вот я думаю…

- Ты чего? – возмутился Ринат. – Ладно бы ты у чекистов местных против меня показания давал! Придумал он извиняться! Да на твоем месте я бы то же подумал.

- Все равно извини. Вот бы узнать, кто же эта шкура, что заряды заложила. Ведь свой кто-то был! И, скорее всего из рыцарей, ведь мы – послушники – хоть и были членами Ордена, но не могли вот так просто это сделать. А у непосвященных (торговцев там и других вольных) на территорию штаба вообще доступа не было! Только по приказу Магистра.

- Проехали. – грубо ответил Ринат и, немного подумав добавил:

- Ни ты, ни я не виноваты в том, что случилось. – Олег в ответ кивнул и замолчал.

Врачи сказали, что через пару дней ему можно будет вставать на ноги. Ринат был рад, конечно, но его смущал вопрос того, как же он будет передвигаться. Рука была в гипсе, а рана на ноге еще не зажила окончательно. Его все называли «счастливчиком», потому что только по воле случая у него не началась гангрена, но, тем не менее, Рината что-то постоянно угнетало. Ему очень хотелось вернуться на их базу, где все были свои, и все было родное. Однажды утром Ринат почувствовал, что кто-то сидит рядом с ним, и проводит рукой по его волосам. «Саша пришла?» - подумал он про себя и, не открывая глаз, сжал руку.

- Проснулся… - прошептал кто-то рядом. Он открыл глаза и увидел, что перед ним сидит Эльмира, по ее щекам текли слезы. От удивления он даже подскочил с места. Она сидела и молча смотрела на него, но вдруг неожиданно зарыдала, обхватив его своими руками. Ринат тоже обнял ее здоровой рукой, не в состоянии сказать ни слова. Эльмира продолжала рыдать, когда Ринат собрался с мыслями и тихо сказал:

- Здравствуй, зайчонок. – она отняла свое лицо от его груди и сквозь слезы посмотрела на него.

- Ты… Ты… - и снова упала уму на грудь.

- Хватит, хватит уже. Я жив, все будет хорошо. – шептал он ей, пытаясь хоть как-то успокоить. Наконец, она немного успокоилась и, все еще всхлипывая, и вытирая все еще бегущие слезы рукавом.

- Я так рада, что ты жив! – прошептала она и поцеловала его в губы.

- А я всегда помнил о тебе. Даже когда отсчитывал последние, как я думал, секунды, я думал о тебе.

- Что же за тобой совсем не ухаживают? – неожиданно рассердилась она.

- За мной хорошо ухаживают. – оправдывался Ринат, будто он был в этом виноват.

- Да ты посмотри на себя! Небритый, нестриженый. Будто из тайги вылез! – она укоризненно посмотрела на него, все еще всхлипывая.

- А так теплее. – попытался отшутиться Ринат.

- Ничего не знаю. Сейчас позову медсестру и скажу, чтобы принесли что-нибудь, чтобы тебя хотя бы побрить. Ладно бы у тебя борода нормально росла, а тут прямо кошмар какой-то! – она встала и направилась к выходу. В дверях она столкнулась с Александрой. Они секунду молча смотрели друг на друга, пока Ринат не разрядил обстановку.

- Александра, знакомься – это Эльмира, моя невеста. Эльмира – это Александра. Командир отряда, совместно с которым мы воевали.

Взгляд Александры сразу потух, но она нашла в себе сил, широко улыбнулась и протянула руку Эльмире:

- Очень приятно.

- Взаимно. Помогите мне найти бритву и прочие принадлежности, чтобы привести это чудище лесное в человеческий вид. – Эльмира сказала это несколько веселым тоном. Ринат глубоко выдохнул, как только они обе скрылись за дверями.

- Как же ты все-таки тут оказалась? – спросил чисто выбритый Ринат, пережевывая очередную ложку гречневой каши, которую подала ему Эльмира. Александра задерживаться не стала и очень быстро ушла.

- Как Марат и Леша вдвоем вернулись, я думала, что не переживу. Меня Лилия откачала и в себя привела. Марат мне все рассказал про то, что ты в госпитале раненный лежишь. Когда отряд пошел обратно, Валерий Георгиевич отправил Марата и Евгения Николаевича в качестве послов или что-то вроде того. Они сейчас у рокеров или как их там? Ну и я с ними увязалась. Сказала, что пешком дойду, но лишь бы до тебя дойти. От базы рокеров меня первым караваном отправили сюда. Вот так я и здесь.

- Я сначала-то и не понял что за Евгений Николаевич. Только сейчас дошло, что ты про Самсонова говорила. И называй ты этих рокеров «черные» или «анархисты». Их тут так называют. – рассмеялся Ринат. – А ребята сюда скоро забредут?

- Сказал в любом случае их дожидаться. Ну-ка ешь, давай! – повысила она голос на него, когда Ринат отвернулся от очередной ложки каши.

Следующая часть

Ваша оценка: None Средний балл: 9.1 / голосов: 92
Комментарии

10

отлично только медленно выкладывает!

безусловно 10+

Диму жалко(

Быстрый вход