Белый куб. Часть 4

Начало, Часть 2, Часть 3

Помню еще, как обрадовались педофилы, узнав о сверхбыстрой клеточной регенерации. Ведь им, помимо внушительных сроков заключения и химической кастрации, по решениям судов всех Конфедераций отрезали большой крыловидный хрящ носа, чтобы в общественных местах люди могли видеть - кто перед ними. Немногие безносые недочеловеки успели воспользоваться возможностью восстановить свою внешность. Под давлением общественности, разработчики быстро внесли изменения в программное обеспечение медицинских пикоботов и те, впоследствии, перестали регенерировать клетки носовых костей и хрящей.

Возникали и еще какие-то конфликтные ситуации, но они быстро разрешались. Новейшие методики взаимодействия пикоботов с клетками организма многим ученым открыли тогда глаза.

Изучив опыт своих коллег, все крупные госкорпорации, производящие продукты питания, пошли схожими путями. Зачем производить отдельные виды провизии, если можно непосредственно в желудке человека синтезировать нужное количество белков, жиров, углеводов и витаминов? Для этого достаточно было просто доставлять в организм некую питательную субстанцию с повышенным содержанием свободных синтез-ядер и электронов. Вскоре она появилась на всех пунктах распределения продуктов питания. Внешне она походила на молоко - белая и жидкая, а вкусом напоминала солоноватую воду.

К всеобщему удивлению, разработчики заявили, что употреблять новую пищевую смесь достаточно в количестве 200-300 миллилитров в сутки, потому как она, в отличие от обыкновенной пищи, усваивается организмом на сто процентов. К примеру, сахар усваивается только на 25-30 процентов. Неусвоенная же часть уходит в шлаки.

Помню массовые протесты населения Конфедераций. Людям нравилось ощущать вкус пищи, пережевывать ее и выплевывать попавшиеся косточки, а не пить соленую ряженку, как ее быстро нарекли в народе. Но правительствам было значительно легче поставлять на распредпункты цистерны с пищевой смесью, вместо нескольких десятков наименований продуктов, поэтому со временем пункты плавно начали сокращать свой богатый ассортимент, несмотря на недовольство потребителей. Впоследствии осталась одна ряженка, но к тому времени это уже никого особенно не напрягало. Люди были заняты другим.

К тому же, помимо противников новой схемы питания, у нее были и сторонники. Особенно ясноглазые граждане вообще призывали к отказу от физического тела. Но над этим никто из ведущих разработчиков тогда даже не начал работать. От старого доброго секса отказаться не был готов никто.

Никто, кроме нас, разработчиков проекта “Белый куб”. Мы уже прекрасно осознавали, что в скором будущем не будет не только секса или жареной курицы. Не будет ничего. Поэтому нам, во что бы то ни стало, необходимо было освоить технологию бестелесного существования активного сознания. Работа над этим неустанно велась в десятках “наших” лабораторий по всему миру. Негласно, разумеется. И тогда нам на помощь пришли мюоновые фемто-трубки. Да, здорово все тогда обрадовались. Мы даже позволили себе небольшой отдых. И я впервые попробовал получасовую бирюзовую “Эйфорию”

Ах, да! “Эйфория” - новый вид наркотика. Смешно вспоминать, как и кто его изобрел. Наркокартели и производители алкоголя испугались, что правительства перехватят у них инициативу и первыми запатентовали новый, совершенно революционный способ получения наслаждений. И это несмотря на то, что количество наркозависимых и алкоголиков только увеличилось за последние годы - ведь теперь можно было употреблять любую дрянь без малейшего риска для собственного здоровья. Медицинские пикоботы заботливо выводили все отравляющие вещества из организма, не спрашивая у человека - почему их так много.

Так вот, после проникновения новых технологий на клеточный уровень, наркобароны с головой кинулись в науку, создав несколько подпольных лабораторий с превосходным штатом ученых, отвергнутых научным миром из-за их сомнительных разработок. Не прошло и полугода, как на свет появилась она - “Эйфа”

Взяв на вооружение новейшие принципы взаимодействия пикотехнологий с человеческим организмом, они изобрели сервисных пикоботов, стимулирующих активность участков головного мозга, отвечающих за удовольствие.

К тому времени в медицинских лабораториях Конфедераций уже научились синтезировать чистейший серотонин и дофамин, с помощью бесплатной раздачи которых планировалось отвадить химически-зависимых больных от употребления ядовитых веществ. Но преступный мир здорово утер нос государственным медструктурам.

Состав с дозой стимулирующих пикоботов назвали “Эйфорией” и она вполне официально поступила в продажу в виде небольших красненьких капсул. Наркодельцы неожиданно для самих себя легализовались. Я тогда долго смеялся над выражением лиц высокопоставленных начальников из органов сил правопорядка - самые страшные представители преступного мира стали одними из самых успешных предпринимателей, основав несколько частных медицинских корпораций.

От покупателей не было отбоя. Сначала в продаже были только красные капсулы “Эйфории”, но постепенно ассортимент расширялся. Бирюзовые, малиновые, ядовито-оранжевые. Каждый новый цвет дозы отвечал за свой вид кайфа. К примеру: желтые имитировали наркотическое опьянение от тяжелых наркотиков, бирюзовые - алкогольное опьянение и так далее. Затем ученые бывших подпольных лабораторий, в одночасье превратившихся в официальные исследовательские центры, придумали составы “Эйфы”, отличающиеся по продолжительности воздействия. Хочешь – “тащись” десять минут, хочешь - сутки. Удобно. И, главное - абсолютно безвредно для организма.

Правда, происходили в первое время и трагические случаи. Некоторые, особенно жадные до удовольствий граждане, просто умирали от обезвоживания, закинувшись винегретом из разноцветных капсул, кайфуя сутками напролет. Что поделать, в семье не без урода. Тогда выпустили блок-ботов, которые прекращали действие наркотика через определенные промежутки времени. “Торчать” стало совершенно безопасно, и на “Эйфу” подсели если не все, то почти все, включая тех самых высокопоставленных начальников из сил правопорядка и высшее командование вооруженных сил.

Кстати, о военных. Вот уж кто-кто, а эти ребята использовали в своих целях новейшие технологии на полную катушку. Страшно вспоминать, какие разработки выдавали их лаборатории и научные центры. Скорбно вспоминать.

Боевые пикоботы, уничтожающие людей, основываясь на расовой или возрастной принадлежности. Эти адские пико-машины без эмоций и устали превращали внутренние органы неугодных Конфедерациям дикарей в кашу. Вирусные биоботы, вызывающие хронические заболевания на нужных территориях, поражая сотнями тысяч бедных варваров. Эксперимента ради. Просто чтобы посмотреть, как будет развиваться пандемия. Твари!

Вершиной научной мысли военных ученых явились наниты. Они рыскали в поисках органической сложно структурированной материи, которая идентифицировалась ими как “человек” и разбирали найденные объекты, удовлетворяющие указанным условиям, на атомы. После бомбардировки ампулами с нанитами населенной дикарями местности, например, агломерации из нескольких деревень, через час-два от обреченных людей оставалась лишь сероватые облачка пыли, которая постепенно оседала. А в местах массового скопления “объектов” образовывались целые ковры из серого праха, устилавших землю. Первый же дождь смывал причудливые рисунки сотканных из пыли “ковров”, и только примитивные постройки напоминали о том, что на этой территории еще совсем недавно жили обыкновенные люди. Военные, с присущей им злой иронией, прозвали нанитов “ткачами”.

Жутко! Мерзко! Некогда действительно необходимая оборона границ превратилась в бесчеловечное истребление. Избиение младенцев. Было бы у меня сейчас сердце, его бы обязательно защемило.

- Аура, стоп! Не хочу это больше вспоминать... Аура! Отключи режим!

- Режим воспоминаний не активен, доктор Грин. Это ваши воспоминания. Они возвращаются сами по себе. Я вас об этом предупреждала...

- Черт! Нужно отвлечься. Что там у нас с путешествием в соседний куб, все готово?

- Да, доктор. Вам достаточно мысленно представить пункт назначения и выразить желание туда попасть.

- Выразить желание?

- Да, на уровне намерения.

- Хорошо. А ты отправишься со мной?

- Нет, доктор Грин. Я - центральный процессор этого куба. Согласно одинадцатому параграфу инженерного обеспечения проекта “Белый куб”, в целях экономии положительной материи я не могу путешествовать с вами.

- Нормально, а если соседний куб пустой? Как я вернусь без тебя?

- В каждом кубе есть свой центральный процессор. Любой из них к вашим услугам, доктор.

- Ну ладно. Кстати, сколько материи израсходуется на этот перелет?

- На преодоление четырехсот двух километров и сто одного метра нанитовой среды потребуется четыре целых шестьдесят восемь сотых грамма унуноктия-118. С учетом возврата потребуется двойное количество материи. Итого…

- Да понятно, понятно. Прожорливые твари! Хорошо, Аура, я готов.

Так, нужно изъявить желание. Просто изъявить же...

На мгновение исчезло ощущение того, что я заполняю какой-то объем, затем резкий хлопок и вспышка света. Через долю секунды я находился уже совершенно в другом месте. По крайней мере, я был абсолютно в этом уверен. Даже свет, льющийся от граней этого нового, чужого куба был другим. Темнее, что ли.

- Ух, ты! Новые лица. Всегда приятно познакомиться с кем-то эммм... незнакомым. - Пробасил чей-то голос в моих “ушах”, после чего владелец голоса громко рассмеялся. - Я сейчас!

Вскоре ко мне приблизилось небольшое облачко, отсвечивающее голубым светом и голограмма мужчины, которая, судя по всему, являлась местным аналогом моей Ауры.

- Я Том. Том Крайчек. При жизни работал в научном центре Балтимора, на территории Американской Конфедерации. Старшим инженером-разработчиком агротехнологий. Аграрий, короче. А это - мой ЦП. Я назвал его Сойфером.

- Очень приятно. Я Альберт. Твой ЦП, он...

- Мужик? Да, знаешь ли, приятно о делах поболтать с мужиком. Была у меня сначала баба - красивая, жуть! Отвлекался на разные мысли, ну, ты меня понимаешь? - Он снова расхохотался.

- Да, понимаю. А это облачко...

- Это я. Сформировал его из жидкого кислорода и собрал внутрь все свои фемто-трубки. Хоть какое-то подобие тела. Так привычней. Слышал от одного пролетавшего транзитом физика, что основная масса активных сознаний делает себе тела, вот и решил тоже... Следуя моде, так сказать. - Крайчек хохотнул. - А ты, смотрю вообще на эту тему не заморачивался?

- Да я как-то и не думал даже... А ты многих уже видел? Ну, в смысле людей.

- Прилично. Человек тридцать. Да и сам кое-где побывал. Путешествовал по другим мирам, хехех. Ведь можно так сказать? По сути, каждый куб - это уникальный мир. Правда?

- Да, пожалуй...

- Вот и скитаются по ним все кому не лень, растрачивая материю попусту. Не сидится на месте-то, понимаешь? Скучно! Хоть оно и неправильно.

- Почему неправильно?

- Ну, дык же ж... Это прямо противоречит основным задачам проекта.

- Задачам проекта?

- О, дружище, да я смотрю - ты совсем недавно очнулся. Сойфер, расскажи нашему новому приятелю об основных задачах проекта “Белый куб”, давай, не ленись.

- Слушаюсь, верховный повелитель.

Крайчек нервно хохотнул.

- Это он шутит так. Давай-ка без этих штучек, мы же не одни. Тараторь уже.

- Цели и задачи проекта “Белый куб”. Задача номер один. Подвергнуть детальному анализу...

- Не-не-не, Сойфер! Стой. Не нужно с самого начала. Давай с места про то, что один вид не может ставить под угрозу существование экосистемы Земли и бла-бла-бла, всякое такое прочее...

Сойфер начал что-то рассказывать, но я его уже не слышал. Я вспомнил эти слова. Их произнес профессор в одном из наших многих полночных разговоров в пустой лаборатории. Еще до того, как мы основали проект.

Вспышка, перемещение. Селантьев.

- Да, мой мальчик. К этому все и идет. Человечество уничтожит и себя, и природу, и всю планету целиком. Но один вид не может поставить под угрозу существование остальных видов, существование всей экосистемы Земли, понимаешь?

- Да, профессор. Я полностью с вами согласен. Если бы мы только могли что-то изменить...

- Человечество не изменишь. Тяга к самоуничтожению у него в крови. На генном уровне. Мы не можем предотвратить катастрофу, зато мы вполне могли бы попытаться восстановить утраченный мир. После неизбежного конца. Воссоздать его по чертежам, но уже без человека. Вернуть Земле то, что мы отнимали тысячи лет и тихо удалиться.

- Не понял. Как это?

- Есть у меня пара идей. - Профессор лукаво усмехнулся и заговорщически подмигнул мне.

- Ааа-ууу, Альберт! Ты тут, со мной? Слышишь меня?

Облачко Крайчека мерцало голубыми переливами. Его настойчивый бас выдернул меня из воспоминаний. Сойфер молча висел рядом.

- Эммм, да. Я тут. Извини, память еще возвращается вспышками.

- Ааа, это бывает. Ты, похоже, прослушал все, что тут Сойфер рассказывал. Короче, в двух словах: тот унуноктий, который заложен в каждом кубе, нужен для того, чтобы мы, сохраненные руководителями проекта сознания, восстановили прежний мир в его первозданном виде. Все вроде просто.

- Эммм, сейчас не понял. Как восстановили?

- По чертежам, дружище. Чертежи, необходимые для восстановления экосферы загружены во все ЦП. Я, например, отвечаю за воссоздание гумуса.

- Чего?

- Ну, это такой плодородный слой почвы, с мощностью горизонта около 10-15 сантиметров. Состоит из органики в основном. Перегной, анаэробы, аэробы и прочая муть. Фактически, без гумуса не прорастет ни одно зернышко.

- Я не знал этого.

- Да и ладно. Я тоже многого не знаю. Ты, кстати, так и не сказал, в какой области ты спец?

- Я? В области нано-технологий. Спец.

- Ясно. Так вот, воссоздал я слой гумуса по чертежам, синтезировал слой воздуха, высотой около ста метров над получившейся почвой. Создал две тысячи семян пшеницы, засеял их, полил водичкой. Провел все анализы. Все в порядке - и гумификация, и минерализация. И как ты думаешь, проросла пшеница?

- Не проросла?

- Нет!

- Почему?

- Ну, видимо, есть все-таки области, в которых мы, люди, со всеми своими революционными технологиями бессильны. Зерна - точная копия тех зерен, которые тысячелетиями сеяли наши предки. Но нет в них одного, самого главного. Жизни в них нет. Видимо, вдохнуть в них жизнь может только он...

- Кто?

- Бог, кто! А ты до сих пор в него не веришь? После всего, что произошло?

- Я всегда верил. Теперь не верю.

- Зря.

Том замолчал, и очень кстати замолчал. Своими словами он инициировал новую порцию воспоминаний, нахлынувших на меня из глубин подсознания. И они снова были о профессоре. На этот раз мы сидели с ним на песке протвинского карьера - излюбленного места отдыха жителей близлежащих городков. Протвино находится, кхм, находился недалеко от Обнинска, и мы решили выбраться в один из редких выходных - покупаться и просто поваляться на пляже.

- Ты же верующий, Альберт? Я имею в виду веру в Бога.

- Да, Антон Сергеевич. - Я смущенно потупил взгляд. В нашей Конфедерации вообще было не принято веровать. Атеизм и личный успех - вот высшие ценности общества, в котором я вырос.

- Не смущайся, не нужно. Как раз поэтому я тебя и выбрал, когда мне предложили возглавить ОМИ. Не считая твоего научного потенциала, конечно. - Старик усмехнулся. - К тому же, как тебе должно быть известно, в Русской Конфедерации нет ничего зазорного в том, что человек верует. В России много набожных людей.

- А вы, профессор? Мне казалось, что вы не...

- Не верю? Да, ты прав - уже не верю. В последние годы я все больше склоняюсь к теории о том, что мы, человечество, обыкновенный вирус, созданный кем-то для изменения структуры одного химического элемента - кислорода, на другой - азот. И нет в этом никакого Бога.

- ???

- В нашей планетарной системе восемь планет, верно? Можно предположить, что это электроны. Почему нет? Они вращаются вокруг ядра-Солнца. У атома кислорода восемь электронов. Но, судя по всему, скоро мы уничтожим один из них. Оставшиеся семь будут характерны для атома азота, не так ли? Получается, что мы просто такие же фемтоботы, каких создали в своих лабораториях шустрые ребята магистра Кройцлера. Но ведь никто, находясь в здравом уме, не станет называть Кройцлера Богом.

Профессор недолго помолчал, посмотрел на меня, и, явно довольный произведенным эффектом, продолжил:

- Вот сидит где-то там макроученый, - Селантьев со злобой запустил небольшим камешком в небо, - приложившись к своему туннельному микроскопу, и проводит рядовой опыт по превращению кислорода в азот на фемто-уровне. А когда мы все-таки уничтожим свою планету, он также помпезно станет возвещать на весь свой макромир о прорыве в фемтотехнологиях. И где же в этой бесконечной цепочке Создатель всего сущего?

Я помню, как страшно мне стало в тот момент. Нагнал на меня тогда профессор ужаса. Я, было, подумал, что старик окончательно тронулся от постоянного умственного перенапряжения. Благо, что я ошибся.

К тому времени, используя свои связи по всему миру, активисты проекта “Белый куб” уже разместили первый триллион нано-маячков, запрограммированных передавать один единственный сигнал. Жуткий сигнал “Чистая Реальность”, говорящий знающим людям лишь о том, что прежней планеты - их дома, больше нет.

Проект набирал обороты с каждым днем. Мы проникли во многие государственные и не очень структуры. Да, хорошее было время. Последние месяцы электрона-Земли. Или сотая часть мгновения до триумфа макро-Кройцлера?

***

На картинках: сверху - нанитовый туман, снизу - атом кислорода

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 21
Комментарии

гхм... да.. не стал читать первые части, однако, после ознакомления с настоящей главой.. перечитал всё заново. укладывается, вот что я могу сказать! несмотря на всю гиперфантастичность (анахронистичность данного направления фантастики, я для себя это назвал так, потому что это уже не кибер-панк нам!), в ту модель мира, которую я для себя вынес из стен меда (военно-медицинского института:)), взрощенную на любви к творчеству фантастов (фантастов всех эпох! начиная с Урсулы Ле Гуинн и Уэллса, фантастов американской Классики (тут и Хайнлайн и Желязны и Брэдбери и десяток еще из Плеяды, тут и Европа (в первую очередь Лем!) и СССР (Стругацких - не очень! честно!) и Россия (От творчества некоторых воротит - четсно! даже про 90-е годы если говорить), укладывается вполне!

пы.сы. прошу прощения за навороченнность комментария! "Чукча не писатель, чукча читатель";)

Мозг надтреснул, но не лопнул )

Благодарю за отзыв. Прочитал его семь раз, и все же для себя понял так, что вам больше понравилось, чем не понравилось )

Осталось дописать заключительную часть, но уже скоро месяц, как руки не доходят (

Быстрый вход