Обреченные на жизнь. Глава 3 часть 4

Предыдущая часть.

4.

- Уже год прошел… - сказал Самсонов, глядя на то, как дворник расчищал площадку перед больницей от снега. – Целый год, а столько всего было. Что одному человеку на десять жизней вперед не пожелаешь.

- Пойдемте? – сказал Эльмира, не дав ответить Марату на высказывание лейтенанта.

- Давай, давай, болезный. Активнее. Почти три месяца же на койке провалялся, сил, наверное, набрался. – поддразнил Марат брата, который вышел вслед за ней.

- Ты его не трогай! Илья Муромец, тот тридцать лет на печке лежал, так что подумай перед тем, как поддразнивать. Глядишь, не станет Ринат тобой размахивать и народ в улочки да переулочки складывать. – рассмеялась Эльмира.

Ринат стоял на крыльце и сминал в руках снег. Он еще неокончательно оправился и был довольно слаб, но убедил врачей в том, что сможет без последствий перенести дорогу. Марат и лейтенант Самсонов уже месяц жили в маленькой гостинице, ожидая его выздоровления, и то, что они ждали только его, давило на Рината.

Выход был запланирован вместе с первым караваном, направлявшимся к ним в город. Основной целью была прокладка постоянного маршрута на север с организацией перевалочных пунктов и разведкой местности.

На центральной площади, где когда-то его хотели повесить, стояло несколько саней на широких полозьях, прицепленных к «Буранам». Караван был смешанным. У своих легких снегоходов стояли «черные» и курили, нарушая тишину на площади взрывами хохота. В руках одного из них появилась гитара, и над площадью разносились слова песни: «Я так люблю свою страну, но ненавижу государство!». Чуть поодаль у единственного вездехода стояла группа «красных», которые так же курили и бросали неодобрительные взгляды в сторону своих «коллег» по предстоящему путешествию. Когда они подошли к каравану, от каждой из групп отделилось по человеку, и направились в их сторону.

- Командир отделения разведки Радимов. – представился подошедший первым невысокий мужчина в белом маскхалате поверх ватника. На левом рукаве ниже локтя у него красовалась красная звезда с вышитым на ее фоне черным серпом и молотом и красным же треугольником под ней.

- Лева! – коротко представился подошедший «черный». В отличии от своего визави из красных, он был одет во все черное, а на спине его пуховика красовался вышитый знак анархии.

После короткого инструктажа колонна начала движение. Ринат сидел на санях, завернувшись в тяжелый тулуп и молча, взглядом, провожал редких прохожих, которые с интересом оглядывали такую странную процессию. Рядом примостилась Эльмира и один из «красных» торговцев. Они проехали массивные металлические ворота, закрывавшие въезд в город. Он весь был обнесен высокой стеной из стройматериалов, кузовов машин и даже вагонов. Часть зданий и домов в городе были разрушены самими обитателями, тем самым была сокращена его площадь и получен материал для строительства укреплений. Всю стену опутывала бесконечная колючая проволока, а на расставленных через каждые сто метров вышках виднелись силуэты дозорных. Вдоль стен с внутренней стороны тянулись дощатые настилы, похожие на строительные леса, для обороняющихся. Ворота были повешены на два массивных железных столба, и, по-видимому, были сняты с какого-то производственного цеха. Справа и слева от ворот возвышались кирпичные башенки, из которых на поле уставили свои дула два крупнокалиберных пулемета. На утрамбованной площадке у ворот их ждали рыцари. Проходящий мимо Марат сказал, что они решили присоединиться к ним и со всем своим небольшим скарбом отправляются вместе с ними. Ринат помахал рукой Олегу, но тот, казалось, этого не заметил. Чуть позже, после начала движения, они по очереди догоняли их сани, только ради того, чтобы поздороваться. Пожалуй, только Александра на какое-то время задержалась, но, чувствуя некоторую неловкость, ушла к своим, обратно в хвост колонны

Шоссе, по которому они двигались, петляло между холмами. «Черные» то и дело попарно уезжали вперед для разведки, но никаких следов человеческой активности не обнаружили. Впереди колонны шли легкие мотосани, на которых на высокой сошке был установлен пулемет. Пулеметчик, что стоял за ним то и дело водил стволом по сторонам. Замыкал колонну гусеничный тягач, на крыше которого на поворотном механизме тоже был закреплен пулемет, но не РПК, как на мотосанях, а тяжелый НСВ. Ближе к полудню сломался один из «Буранов», всей колонне пришлось остановиться. Люди воспользовались этой остановкой, чтобы приготовить горячую еду и чай.

- Женя! – окликнул Самсонова Ринат. – С таким черепашьим ходом мы и за месяц не доберемся!

- А ты чего хотел? Обоз он и в Африке обоз. На-ка лучше чаю горячего хлебни. – он протянул Ринату алюминиевую кружку, от которой клубами шел пар.

- Спасибо. – поблагодарил он лейтенанта и сделал глоток их кружки, но тут же выплюнул весь только отпитый чай на снег.

- Горячий же!!! – воскликнул Ринат, открыв рот, что все произнесенное было больше похоже на «Оящий вэ!!!». Самсонов рассмеялся:

- А ты думал я тебе содовую со льдом предлагал?

Ринат ничего не ответил и продолжил пить чай маленькими глотками. Марат о чем-то разговаривал в стороне с Левой, то и дело, заглядывая в карту. К ним присоединились Самсонов и Радимов. Ринат посетовал на то, что не попросил дополнительно себе снегоступы или лыжи, а идти, проваливаясь в снег, совсем не хотелось. Наконец, через час колонна двинулась дальше. Холмы вокруг стали выше, и дорога часто стала врезаться в узкие пространства между ними. «Черные» в такие моменты поднимались наверх, чтобы предупредить возможные засады. В очередное «ущелье», особенно узкое и отвесное, они въехали уже в сумерках. Прямо за ним располагалась брошенная деревня, в которой планировалась ночевка. Холмы были сложены из глины, и в самых отвесных местах, на которых так и не смог закрепиться вездесущий снег, она красными пятнами смотрела наружу, местами, перерезаемая прожилками залежей песка. Их сосед по саням оказался не очень-то разговорчив, поэтому после нескольких попыток начать беседу, Ринат оставил это занятие. Колонна почти полностью въехала в узкое пространство между холмами. Эльмира мирно дремала, устроившись в ногах Рината. Воспользовавшись тем, что подруга дремала, он достал пачку сигарет с зажигалкой, и наклонился, чтобы укрыть пламя зажигалки от ветра. В этот момент где-то наверху раздалась стрельба. Рядом свистнула пуля, и в него брызнуло что-то теплое. Тут же раздалось два взрыва. Тягач, шедший сзади тряхнуло и опрокинуло на бок. Ринат инстинктивно столкнул ничего не понимающую Эльмиру с саней и сам спрыгнул за ней. Оказалось – вовремя. Место, где они только что сидели, прошила автоматная очередь. Он затолкал Эльмиру под сани, а сам мельком взглянул на соседа. Тот ногами и половиной тела лежал на санях, другая часть свисала на снег. В этот момент Эльмира в криком стала выползать из-под саней.

- Лезь, дура!!! – заорал он на нее.

- Нет!!! Нет!!! – кричала она, пытаясь высвободиться из рук Рината. Он заглянул туда и увидел, что половины головы соседа нет, и из расколотого черепа по снегу расплывается кровавая жижа вперемешку остатками мозга. Силком затолкав ее снова в укрытие, он сам залез под сани вслед за ней.

- Смотри на меня!!! Туда не смотри, поняла???!!! – несколько раз крикнул он ей, сжав ее лицо между ладонями. Та в ответ кивнула и прижалась лицом к нему. Стрельба разгоралась еще сильнее. Из своего импровизированного укрытия Ринат видел, что бой идет и наверху, но здесь внизу творился полный кошмар. Где-то в голове колонны Самсонов пытался организовать оборону, укрывшись за перевернутой техникой и санями. Возле вездехода слышались выкрики Станислава и Александры. Они быстро организовали кольцо из снегоходов возле опрокинутого тягача, который служил отличной защитой с одной из сторон. Ринат увидел, что Олег и еще кто-то пытаются установить НСВ. Мимо их саней кто-то пробежал, но упал, раскинув руки. Это оказался один из «красных» торговцев. Из его рук выпал автомат, который отлетел прямо к их «укрытию». Ринат тут же им воспользовался, но через четыре выстрела, автомат замолк.

- Тварь! – прошипел Ринат, выбрасывая пустой рожок, и дернулся к трупу торговца, чтобы достать еще патроны, но Эльмира схватила его за капюшон и со слезами на глазах одними губами произнесла:

- Не надо!!! Не ходи!!!

- Надо. Все хорошо!!! – он отнял ее руку от себя и уже собирался выползать, но развернулся и поцеловал бьющуюся в плаче подругу.

- Не бойся. – шепнул он ей и снова потянулся к трупу. Краем глаза он заметил, что Олег уже вовсю поливает огнем из все-таки поставленного пулемета. В ответ ему практически не стреляли. Пули выбивали из вершины холма куски замерзшей глины, и в какой-то момент огромный пласт обвалился и начал стремительно сползать по склону. Несколько нападавших смешались в этой каше вместе с грунтом и снегом. Ринат вытащил из-под трупа подсумок, но тут же выругался – он оказался пуст. Превозмогая отвращение, от стащил тело соседа по саням на снег и вынул из его кобуры ПМ, а также две обоймы, которые он нашел в кармане.

Неизвестные сконцентрировали весь огонь только на колонне. «Черные», которые должны были их прикрывать либо были уже уничтожены, либо рассеяны. Раздалось еще несколько взрывов. НСВ у тягача замолчал, выстрелы оттуда доносились все реже и реже, но с головы колонны еще продолжали активно отстреливаться. В этот момент к ним подполз Марат, чья одежда была прожжена или разодрана в нескольких местах.

- Живы? – переводя дух, выпалил он. – Надо уходить!

Ринат кивнул и потянул за руку сопротивляющуюся Эльмиру.

- Ты то лезть не хотела, то теперь тебя не вытащишь. Вылезай, давай!!! – грубо крикнул Ринат, не слушая ее бормотания сквозь всхлипы. Стрельба отдалялась. Выжившие в голове колонны уходили к деревне. Со стороны тягача уже не стреляли. В последний момент он стащил с саней свой рюкзак, и они поползли в противоположную от перестрелки сторону. Сумерки уже сменила темнота, которая скрыла их от глаз неизвестных врагов. Они беспрепятственно доползли до тягача. Из рыцарей никого в живых не осталось. Все вокруг было разорвано и смешано взрывами. Угадать в этом кровавом месиве хоть чьи-либо останки было совершенно невозможно. Огонь с гулом пожирающий остатки тягача окрашивал эту картину в еще более ужасный вид. Ринат с тоской вспомнил Александру и на секунду замер, но тут же очнулся и пополз дальше, скрываясь за брошенными санями и снегоходами и стараясь обползать трупы. Он полз последним, то и дело, бросая взгляды на вершины холмов, но даже если там и находился кто-то, в темноте различить было невозможно. В горле и легких ужасно першило, но он изо всех сил старался не закашлять, чтобы не привлечь внимания.

- Марат! – громким шепотом окликнул Ринат брата и тут же зашелся кашлем, звук которого постарался прикрыть рукавом ватника. Тот обернулся. Ринат знаками указал на два одиноко стоящих снегохода.

- Лыжи! – так же шепотом добавил он, когда кашель немного отступил. Марат молча кивнул и пополз к снегоходам.

- Слушай меня. – зашептал Ринат на ухо Эльмире. – ползи вон к тому знаку у подножия. Жди нас там. Если что случится – не беги. Затаись. Если что с нами случиться – иди обратно к «красным». Поняла?

- Ты куда? Ты куда? – зашептала она.

- Я спросил: ты поняла? – еще раз переспросил он. - Я быстро. Давай, ползи. – она безропотно кивнула и неуклюже поползла в указанном направлении. Ринат подобрался к ближайшим саням и увидел тело Левы, который так и остался лежать на снегу рядом со своим снегоходом, прижимая к груди автомат. Пришлось потрудиться, пока ему удалось разжать уже замерзшие пальцы. Он также снял с него бронежилет, запасные обоймы к автомату и забрал короткие лыжи со снегохода. У тягача он вновь встретился с Маратом. Он, тяжело дыша, волок чье-то тело.

- Наш? – спросил Ринат.

- Саша. – шепнул Марат. – Быстрее, помоги.

Вдвоем они оттащили ее к дорожному знаку, под которым их ждала перепуганная Эльмира.

- Теперь в лес. – Марат первым надел лыжи и протянул вторую пару Эльмире. Ринат в это время переложил окровавленную Александру на кусок брезента, который прихватил с собой Марат. Уже через двадцать минут они достигли опушки березовой рощи. Стрельба, непрерывно звучавшая все это время, временами затихая, временами разгораясь с новой силой, окончательно стихла. Они втроем тревожно вслушивались в неожиданно наступившую тишину, нарушаемую только гудением огня от горевшей техники.

- Надо уйти как можно дальше. Ночью они искать не полезут. – сказал Марат, когда громкий стон Александры заставил их всех прийти в себя. Эльмира тут же кинулась к Александре, раскрывая полевую сумку с медикаментами, с которой никогда не расставалась с момента их выхода из города «красных».

- Марат, нужно носилки соорудить. Далеко мы ее волоком не утащим. – сказал Ринат, оглядываясь по сторонам. Жерди нашлись тут же: ими послужили два ствола молодых березок, обильно росших вокруг.

- Проникающее в живот и грудь. Шансов очень мало. – сказала Эльмира.

- Сделай все, что в твоих силах. Просто делай. – ответил Марат.

- Но я же только медсестра… Я постараюсь. Попробуйте поменьше трясти и нужно как можно скорее добраться до жилья. Мне нужен горячая вода, свет и тепло. Здесь даже пальцы не слушаются. – тихо сказала она, дыша на закоченевшие пальцы.

- Пошли. – скомандовал Марат и они осторожно выдвинулись вглубь леса.

Шли как можно быстрее, но идти было тяжело. Приходилось очень часто останавливаться, чтобы поправить носилки или дать передохнуть ослабшему Ринату. Он то и дело заходился глубоким грудным кашлем. Повязку, мешавшую дышать, он давно снял, несмотря на все протесты Эльмиры и теперь с каждым шагом из его груди вырывался свистящий звук. В одну из вынужденных остановок он стоял, опершись на ствол ели, и пытался в очередной раз откашляться. Ему казалось, что он вот-вот выплюнет свои легкие. Березы, росшие в самом начале, постепенно сменялись елями, и теперь их окружал густой еловый лес.

- Сколько мы уже идем? – хрипло спросил Ринат.

- Три с четвертью часа. Надо идти дальше. – устало произнес Марат.

- Идем. – вздохнул он и с усилием оторвался от ствола ели. Ринат решительно отверг предложение Эльмиры понести носилки и схватился за жерди. Александра застонала от боли.

- Потерпи, потерпи немножко. Скоро дойдем. – сказала ей Эльмира, взяв ее за руку.

- Где все? – еле прошептала она.

- Тише, тебе не стоит сейчас разговаривать. Потом все расспросы. – Александра в ответ промолчала.

Дальше стало еще труднее. Дорогу преграждали стволы поваленных деревьев. Приходилось либо перетаскивать носилки через них, либо искать обходной путь. Наконец, Ринат опустил носилки и рухнул на снег.

- Не могу больше! – сквозь кашель произнес он. Марат включил фонарик и повесил его на ветку над носилками, наклонился над братом, взял его за руку и потянул, поднимая его на ноги.

- Не стоит валяться на снегу. Сейчас что-нибудь придумаю.

Эльмира увидев, что Ринат только что лежал на снегу, вскочила на ноги и уже собиралась что-то сказать, но проходящий мимо Марат жестом указал на лежащую Александру. Та, подчинившись, продолжила оказывать раненной посильную помощь. Марат в это время с помощью ножа срубал нижние ветви елей, сваливая их в одну кучу.

- Ринат, огонь развести сможешь? – спросил он, бросая рядом с ним охапку лапника. Ринат кивнул, и стал утаптывать площадку для костра. Голова кружилась от усталости и болезни, но он методично продолжал утаптывать валенками глубокий снег. Он ходил по кругу и какзалось, что тело совсем не его, оно было каким-то чужим. Чуть позже к нему присоединился Марат. Вместе они утоптали площадку, достаточную, чтобы разместиться четверым.

Огонь, пока еще слабый и неуверенный пожирал сухие еловые ветки. В это время Марат соорудил из нескольких жердей, лапника и брезента что-то вроде стенки. Александра так и не приходила в себя. Ринат лежал на лапнике и тяжело дыша, смотрел куда-то наверх. Ветер шумел в еловых ветках, иногда этот звук переходил в свист. Марат ушел по их следам обратно на разведку и еще не вернулся.

- Ринат, Ринат ты где? – простонала Александра. Он с усилием поднялся с ветвей и на коленях подполз к ее лежанке, забросив по пути пару веток потолще в уже разгоревшийся костер.

- Ринат… - Александра схватила его за руку и зашлась кашлем. Изо рта пошла кровь. Ринат вскинул взгляд на Эльмиру, та отрицательно покачала головой, давая понять, что наступили последние минуты. Он сильнее сжал ее похолодевшие пальцы. Александра плакала. По ее впалым щекам, измазанным сажей и кровью, текли крупные слезы, скатываясь на лапник и исчезая между иголок. Эльмира вытерла кровь вокруг ее рта, Ринат заметил, что она тоже плачет. Александра попыталась приподняться, но не смогла, он подполз ближе.

- Храни ее… - прошептала она и посмотрела на Эльмиру. – А ты его. Не…

Новый поток крови прервал ее. У нее начался бред, в полузабытьи она звала кого-то, просила прощения и снова проваливалась в забытье. В один момент она глубоко вздохнула и застыла, уставив уже невидящий взгляд наверх. Ринат закрыл ее глаза рукой и обнял рыдающую подругу, которая прижалась вся к нему и вздрагивала всем телом.

Спустя полчаса вернулся Марат. Он немного посидел перед телом Александры и начал рыться в ее карманах. Из них он извлек зажигалку, обойму к ПМ, НАЗ, завернутый в полиэтиленовый пакет, армейскую аптечку, маленький фонарик на светодиодах и дозиметр. Наконец, он снял с ее пояса охотничий нож и ножны от меча и сам ремень. Сам меч лежал рядом.

- Ты чего делаешь??? – воскликнула Эльмира, когда Марат начал снимать с нее полушубок.

- Ей это уже не нужно, а нам еще пригодится. – сухо ответил тот. – Укройся, Ринат. И не надо морщиться так, будто крови не видел.

- Жаль, остальная одежда вся насквозь пропитана кровью… - с сожалением добавил он. Ринат заметил, что все это время брат ведет себя уж слишком странно. Нет, он не осуждал его действия, но необычная молчаливость и резкость в высказываниях вселяла некоторую нервозность и непонимание.

- Марат, кто это были? Какие мысли? – спросил Ринат, когда они оттащили тело в сторону от костра.

- Не знаю, но есть догадки. Лева говорил про националистов на западе. На границах контролируемой «черными» территории уже появлялись их разведотряды, но до столкновения не доходило.

- Националисты? – неуверенно ответил Ринат. – Магистр что-то говорил по этому поводу. И почему они все-таки напали? Им же люди в любом случае нужны…

- Да. Я про Магистра тоже вспомнил. И то, что произошло вечером – не обычный рейд разведывательного отряда. Это скорее часть наступления на восток. Что мы о них знаем? Это не обычная община, не городок с подконтрольной территорией. Это новое государство. По крайней мере, попытка создания нового государства. А напали, потому что им нужны покорные мирные люди, а не вооруженные караваны. Все. Почему сюда? Не знаю. Может, они знают что-то, чего не знаем мы? Все. Хватит разглагольствовать. Теперь спите. – резко закончил размышления Марат. – Я подежурю.

- А сам? – спросила Эльмира.

- За меня не беспокойтесь. Отбой. Подъем с рассветом.

Ринат с Эльмирой улеглись на лапник и укрылись полушубком. Поначалу он пытался сделать так, чтобы пятна крови на полушубке не попадали на его одежду, но в итоге смирился и уснул тревожным сном.

Ринат проснулся от того, что его пробирал жуткий холод. Он сильно вспотел во сне и теперь его начало трясти. Кроме того, после короткого сна он чувствовал себя еще более разбитым. Эльмира еще спала, уткнувшись ему в плечо, Ринат осторожно поднялся, стараясь ее не разбудить. Было еще темно. С другой стороны костра, сидел Марат и неуклюже пытался заштопать прожженные и рваные места на своем милицейском бушлате. Он поднял усталые глаза на брата.

- Спал бы еще. Подъем еще минут через сорок. – вымученно улыбнулся Марат.

- Хреново мне. Не усну больше. – ответил Ринат и подобрался вплотную к горящим бревнам, от которых исходил приятный жар.

- Сам бы поспал хоть немного. – добавил он, наполняя алюминиевую кружку водой из большой фляжки, обшитой искусственным мехом, которая была в рюкзаке.

- Ладно. – согласился Марат. – Ты выдержишь переход?

Ринат немного задумался, утвердительно кивнул в ответ и поставил кружку на огонь. Через минуту раздалось громкое сопение уснувшего брата. Ветер к утру только усилился, но стенка, которую соорудил Марат, надежно защищала от его порывов. Вода закипела, и Ринат, «вооружившись» варежкой аккуратно снял кружку с огня. Из-за очередного приступа кашля он чуть не расплескал кипяток, но он вовремя поставил кружку на оттаявшую вокруг костра землю. Горячий чай немного облегчил его состояние. Ринат завернул пакетик чая в полиэтилен, убрал его в кармашек про запас и бросил в костер зеленую ветку ели. Иглы зашипели, сопротивляясь огню, но не устояли перед его натиском и ярко вспыхнули, распространяя вокруг густой смолистый дым.

- Блин!!! Дымит же как шашка! Идиот!!! – вслух произнес Ринат и поспешно вытащил из огня ветку и сунул ее в снег.

На часах было четыре утра, когда он решил разбудить спящих. Ринат никак не мог привыкнуть, что, несмотря на лежащий вокруг снег, рассвет наступает так, как ему положено в конце июля – по-летнему. Сам он уже был в полной готовности, и стоял, положив руки на автомат, который висел на шее.

- Сядь, поешь. – сказал Эльмира, протягивая ему консервную банку с кашей.

- Аппетита совсем нет. – ответил Ринат, но после монолога о его безответственности и нежелании выздоравливать он поддался ей и через силу проглотил несколько ложек перловки.

- Эльмира, ты накачай нашего болезного таблетками. Он должен как минимум до обеда не свалиться.

- А почему мы не вернемся обратно? Может там наши? – с надеждой в голосе спросила Эльмира.

- Сомневаюсь. Я не хочу так глупо рисковать вашими жизнями, а тем более свое драгоценной ментовской шкурой. Если пойдем малой группой – шансов больше живыми добраться. – улыбнулся Марат. Утром он казался не таким озлобленным, как вечером.

После завтрака Марат протянул им импровизированные лыжные палки из жердей, на которых вместо упора были приделаны жестяные крышки и днища от консервных банок.

- Всю ночь строгал, пока вы спали. Не смотри ты так, выдержат. – усмехнулся Марат в ответ на то, что Ринат недоверчиво оглядывал привязанные бечевкой жестяные кругляши.

- Ты где орешник нашел? – спросил Ринат.

- Там дальше на поляне. Теперь пошли. – Марат первым покинул место ночевки. Ринат напоследок обернулся на место и заметил, что метель уже начала заметать следы их пребывания. Часа через два все заметет и окончательно похоронит тело Александры, которую лишь укрыли слоем лапника. Он еще немного постоял, глядя на то, как порывы ветра мечут на кострище слои снежной крупы, затем резко развернулся и поспешил догнать уже отошедших Эльмиру и Марата.

Ринат упорно шел за всеми, стараясь сделать все, что было в его силах, чтобы темп движения не замедлялся. Время от времени его то начинал до костей пробирать холод, то распирало от внутреннего жара. Кашель только усилился, но он все равно шел вперед, на полном автомате передвигая лыжами. Временами он будто проваливался куда-то и приходил в себя только через насколько сотен метров, пытаясь понять, как же он все-таки прошел это расстояние. Эльмира шла уже рядом, иногда поддерживая его за локоть.

- Привал. Отдохните. – наконец сказал Марат, когда они вышли на небольшую поляну, окруженную высокими елями. На окраине поляны росли ели поменьше, еще ближе к центру из-под снега торчали ели еще меньше. Ринат присел на торчащий из-под снега пень и тут же вскочил как ошпаренный. Он осмотрел место, на котором только что сидел и повернул лицо к брату:

- Спил свежий! – выдохнул он и зашелся кашлем. Марат подхватил его за плечо и резким движением оттащил обратно в лес. Они легли между двух елей, чьи нижние ветви утопали в толще снега. Ринат скинул мешающий рюкзак и положил поудобнее автомат. Марат сделал то же самое. Эльмира лежала в самой гуще ветвей и, казалось, даже дышала через раз. На поляне они увидели еще несколько высоких пней, которые торчали из-под снега. Метель так и не думала стихать, а скорее наоборот: усилилась.

- Я пошел. – прошептал Марат.

- Закопайтесь глубже. – добавил он, уже отползая в сторону.

- Я с тобой. – попытался приподняться Ринат.

- Ага, и своим кашлем созвать всех на торжественную встречу. Охраняй невестку мою. Услышите стрельбу – уходите. По карте, сориентируетесь. Не вернусь через два часа, тоже уходите. – сказал Марат и взяв автомат в левую руку пополз, огибая поляну в тени елей. Руками и ногами Эльмира и Ринат откопали себе яму и улеглись на дне своего импровизированного «окопа».

- Ринат, я давно хотела тебя спросить… - немного неуверенно начала Эльмира. – Я хотела спросить… У тебя и Саши…

- Нет. – коротко ответил Ринат, глядя в лицо Эльмире. Она кивнула, вновь посмотрела на Рината и уже открыла, рот, чтобы еще что-то спросить.

- Тоже нет. Я свой выбор сделал. А хоть я и скотина, но скотина верная. – улыбнулся он и легонько ткнул головой ей в плечо. Она обхватила его голову руками и прижала к себе.

- Спасибо. – дрожащим голосом произнесла опять.

- Ладно, отпусти. – вывернулся из ее объятий Ринат. – Не хватало, чтобы кто-нибудь подошел незаметно и пристрелил в такой позе.

- Дурак! Сплюнь! – буркнула Эльмира. И, немного помолчав, сказала:

- Ринат, дай мне пистолет.

- Зачем он тебе? – удивился Ринат. – Ты же оружия в жизни в руках не держала.

- Я не хочу, чтобы вы считали меня той, кого нужно защищать. Я и сама могу. Я умею. – она сделала такое жалобное лицо, что Ринат не удержался от смешка.

- Ты хоть знаешь, с какой стороны его держать? – спросил он, доставая из кармана ПМ. Ринат вынул обойму и передернул ствол, избавляя его от патрона.

- Держи! – протянул он ей пистолет рукояткой вперед.

- А обойму? Ты не думай, я действительно умею. Когда вы в рейды уходили мы с Лилией иногда тренировались. Нам Валерий Георгиевич разрешал. – не унималась Эльмира.

- Кто же вам патроны-то разрешал брать? Нам в рейды-то строго лимитировано выдавали. По счету да под роспись а тут…

- Ну, не давали, конечно. Нас Валерий Георгиевич сначала научил их разбирать и чистить. А патроны мы потом у вас брали, пока вы по рейдам раскатывали. Вы же в своих заначках счет потеряли.

- Каких еще заначках? – пытался изобразить удивление Ринат, но получилось плохо.

- Да ты меня совсем глупой-то не делай. – тихо рассмеялась Эльмира. – Итак. По порядку. В твоей тумбочке в коробке из-под зубной пасты две обоймы от «Макарова», один пистолет в кобуре ко дну кровати скотчем примотан. Без обоймы. Патроны от того же «Макарова» у тебя лежат в болотных сапогах в коробочке. Это только твое и у тебя в комнате. А сколько их в городе? А?

- Откуда??? Откуда ты знаешь? – уже не скрывая своего ошеломления, воскликнул Ринат.

- А пить меньше надо! Вы же как выпьете, начинаете чесать языками. Да не смотри ты на меня так. Вы только между собой треплетесь, никто больше не знает. Только я, Лилия, ну и Валера само собой.

- Убедила. – единственное, что нашелся ответить Ринат и протянул обойму, но все терзаясь сомнениями. Сомнения улетучились, когда Эльмира уверенными движениями вставила обойму, дослала патрон в патронник и щелкнула

предохранителем. Ринат даже присвистнул от удивления.

- Тише ты! Рассвистелся! – пожурила его подруга. – Теперь кобуру, прошу вас.

- Лучше в карман убери. Будет удобнее, поверь мне. – Эльмира с сомнением посмотрела на пистолет, потом на Рината.

- Чего ты так недоверчиво смотришь? Если бы в кобуре было удобнее, неужто мы бы ее не таскали?

- Так у меня и карманов-то таких нет.

- А у меня кобуры.

- У Саши была, она в рюкзаке.

Ринату пришлось подчиниться и помочь подруге экипироваться.

- Теперь к такой и подойти побоюсь. – сказал Ринат, как только пистолет скрылся в кобуре.

- Я тебе не подойду! - в шутку разозлилась Эльмира. – Мигом примчишься.

Ринат в очередной раз выглянул на поляну. Он не переставал смотреть вокруг во время всего спора с Эльмирой, но надо отдать должное и ей: она тоже постоянно сканировала окрестности все это время.

Марат вернулся через полтора часа. Шумно дыша, он сполз в яму и глотнул воды из фляги.

- Никогда не думал, что посреди заснеженного леса буду умирать от жажды. – сказал он, завинчивая крышку.

- Ты про жажду нам хотел рассказать? – спросила Эльмира.

- Ты чего это? – удивленно спросил Марат у Рината, указывая рукой на кобуру на поясе Эльмиры.

- Все в порядке. Давай к делу. Что там? – нетерпеливо ответил Ринат.

Марат набросал под ноги снега, скрыв выступающие еловые ветки.

- В общем, ситуация такая. Хуторок. Отсюда километра полтора. Три жилых дома, куча надворных построек. – начал он, рисуя палочкой схему на снегу. – Есть скотина. Куры, овцы и коровы. Собаки опять же. Их слышно было уже на подходе. Скважина артезианская. Ветряки. Крупной техники не видел, но вот здесь большой гараж.

- Так чего мы ждем? Надо к ним. Пустят, наверное? – предложила Эльмира. Марат лишь усмехнулся и продолжил:

- А вот тут начинается самое интересное. В лесу вокруг в радиусе столько всего понатыкано!!! Растяжки. Причем постоянно обновляемее и поднимаемые по мере выпадения снега. По крайней мере, мне так показалось. Натянутая леска – что-то вроде сигнализации, наверное. Вокруг хутора бревенчатые укрепления или пулеметные гнезда – называйте, как хотите. Пять штук. Хотя, если честно, пулеметов я там не заметил. Да их нет, наверное, но и автоматной очереди или дуплета тут достаточно будет. Кроме того, что-то вроде землянок на удалении в 500-800 метров от окраины. Прополз мимо – но внутри есть люди – это точно – дымок поднимается.. Что-то вроде наблюдательных точек, видимо. Всего там не менее 50 человек, но пока не могу понять, где они все могут разместиться? Ведь домов-то всего три. А! Чуть не забыл! Они стену строят. Туда и пошли спиленные здесь стволы. Но пока она недлинная – поднимать только начали, но, признаюсь, строят на совесть, в две стенки, заполняя пространство между ними мокрым снегом.

- С чего это про количество решил? – перебил Ринат.

- Да там, на веревках столько стираного белья висит. Либо они долго-долго не стирали, а тут решили разом все перестирать, либо... Вспомни сам, в больнице, сколько комплектов постельного белья вывешивают? Это с учетом, что за один раз стирается только треть.

- Бункер? – предположил Ринат.

- Скорее всего. Но если там и есть бункер, то даю сто процентов, что он не военный. Гражданские там. Причем люди здесь наверняка появились до войны, а никак не после. Уж слишком все у них уютно и обустроено. Совсем не похоже на убежище, сооруженное после катастрофы. После начала всей заварухи они наверняка никуда не выходили. Сидят. Пережидают. А это значит, что соваться нам туда не след. Надо уходить. – заключил Марат.

- Почему уходить? – не поняла Эльмира. – Ты же сказал…

- Первое. – Не дал ей договорить Марат. – Люди пришли сюда уже к готовому бункеру, с готовыми запасами до войны. Значит, тут собрались близкие люди, родственники, в конце концов. Второе. В такую глухомань сам никто соваться не будет, а защита такая, что гостей они явно не хотят. Никаких. А это значит, что при любом приближении чужаков они откроют огонь. Я бы так и сделал на их месте.

- Но я все равно…

- Я сказал: уходим!!! – не выдержал Марат и зло посмотрел на Эльмиру. – Хватит. Сейчас нет добрых и злых. Сейчас все звери и все друг друга убивают. Хватит и того, что мы по своей доверчивости и наивности столько людей потеряли. Все. Пора заканчивать игры.

- Марат, может не стоит так резко. – попытался приструнить брата Ринат. – Уходим, значит уходим. Пошли.

Марат ничего не ответил. Они гуськом выдвинулись в обход поляны. Эльмира бросала в сторону Марата косые взгляды: было ясно, что обиделась. Ринат, заметив это, легонько подтолкнул ее под локоть и сделал движение рукой, будто говоря: «Брось ты, достаточно». Она отрицательно покачала головой и подтолкнула Рината вперед, указывая на дорогу. Шедший впереди Марат, не оборачиваясь, вскинул руку наверх, и все остановились. Он движением указал на группу молодых елей и сам поспешил укрыться с ними под густыми ветками.

Тут Ринат расслышал то, что встревожило Марата: с противоположной стороны на небольшой просвет между деревьями вышли трое мужчин. Двое из них тащили спиленный ствол ели, привязанными к комлю веревками. Третий, их охранял, но он был не конвоиром, а сопровождающим.

- Лежите тут. Оружие применять только в крайнем случае – не хватало на хвост всех этих выживальщиков подцепить. Авось пройдут. – прошептал Марат и стал отползать в сторону.

- Я на всякий случай с другой стороны залягу. – сказал он в ответ на немые вопросы Рината и Эльмиры.

Лесорубы (как их назвал про себя Ринат), судя по направлению движения, проходили мимо, но он все равно снял с предохранителя автомат и знаком указал Элмире приготовить пистолет. Под правую руку он положил охотничий нож и стал внимательно наблюдать за троицей. Одежда была очень добротная, без заплаток и рваных мест. Все трое были одеты в одинаковые серые ватники и такого же цвета ватные штаны. На ногах были высокие валенки, к которым были пристегнуты широкие решетки снегоступов. Охраннику кроме милицейского «Калашникова», которой он беззаботно забросил на спину, приходилось нести еще и небольшую бензопилу. Два топора, которыми лесорубы обрубали ветви, были воткнуты в ствол дерева. Один из волокущих бревно на вид был на вид не меньше пятидесяти лет, остальным было не больше двадцати пяти. Они уже прошли мимо них, как из надрывающихся легких Рината вырвался давно сдерживаемый кашель. Он стиснул зубы, закусив рукав, но кашель было уже не удержать. Лесорубы в ошеломлении остановились - они никак не ожидали такого услышать. Ринат видел, как охранник пытается дрожащими руками нащупать за спиной автомат, вместо того, чтобы просто потянуть за ремень. Волокшие бревно так и застыли, слегка приоткрыв рты от удивления. Наконец, охранник выбросил на снег мешающую бензопилу и вскинул ствол. В этот момент за их спинами выскочил Марат и широким взмахом опустил меч на голову незадачливого охранника. Он мешком осел сначала на колени, потом рухнул в снег, разбрызгивая фонтаном кровь. Марат, не теряя времени, воткнул окровавленное лезвие в горло второму, так и оставшемуся на месте старшему лесорубу и отшвырнул второго ногой в снег. Тот в панике, проваливаясь руками в снег, сидя начал отползать назад, что-то испуганно бормоча. Марат одним движением подскочил к нему и приставил меч острием к лицу.

- Тихо. Вставай. – зашипел Марат. Лесоруб покорно встал, испуганно хлопая глазами. Он в испуге отшатнулся, увидев, как Эльмира и Ринат встали со своих мест, держа оружие на изготовке.

- Заберите мой автомат. – через плечо сказал Марат, продолжая держать меч на уровне глаз пленного. Эльмира кинулась по следам Марата и через мгновение вышла из-за елок, держа автомат за цевье. Она остановилась перед телом старого лесоруба, решая перешагнуть его или обойти. Наконец, она решилась и обошла труп стороной. Марат принял из ее рук свой автомат и убрал уже ненужный меч.

- Ринат, веревки. – скомандовал Марат. Ринат ножом обрезал веревки, которыми было обвязано бревно, и связал ею руки пленного. Он уже начал хлюпать носом, осознавая, что произошло, и бросал испуганные взгляды на трупы.

- Обыщите этих. – снова сказал Марат. Ринат забрал у мертвого охранника, который еще продолжал вздрагивать всем телом, автомат с примотанным изолентой к магазину запасным рожком. Больше патронов у него не нашлось. Из ценного у него оказались: нож, бензиновая зажигалка и начатая пачка сигарет. Эльмира забрала из карманов второго только сигареты и коробок спичек.

- Рукавицы прихватите и двинули. – Марат двинул стволом автомата, указывая направление, когда тела были закиданы снегом. Они молча шли, не останавливаясь до самых сумерек, пока не наткнулись на торчащие из-под снега бревна замшелого сруба. После того, как разгребли снег, они сумели зайти в эту небольшую избушку, которая была, скорее всего, охотничьей. Как только они попали внутрь, Ринат без сил рухнул на первые попавшиеся дощатые нары, на которых лежал старый матрас. Марат порылся по полкам вдоль стен и извлек оттуда древний примус и такую же древнюю керосиновую лампу. Пленный сидел у противоположной от входа стены и молча смотрел на всех по очереди.

- Марат, я подежурю. – предложил Ринат.

- В ночь за нами никто не сунется. А до ближайшего селения километров тридцать будет, не стоит зря себя морозить.

- А по следам? – не унимался Ринат.

- В такую метель? Даже если бы мы шли как ледоходы, разгребая по пути траншеи, все равно бы замело все. За пять часов-то. Ты лучше лежи, давай, отдохни. Они в любом случае не сразу хватились дровосеков своих, а уж пока нашли… Нет, нереально.

Марат приказал Эльмире начать готовить ужин, а сам взял массивную грубо сколоченную табуретку и сел перед пленником, который в испуге отшатнулся.

- Ты ведь прекрасно понимаешь все твое плачевное положение на данный момент, поэтому прошу отвечать четко на поставленные вопросы. Ты понял? – сказал Марат, спокойным тоном. Его огромная тень полностью заслонила пленного, что придавало картине некоторую зловещесть. Пленный быстро закивал головой.

- Хорошо. – начал Марат. – Фамилия, имя, дата рождения.

- Терехов Николай Васильевич, семнадцатого сентября тысяча… тысяча девятьсот девяносто... – его голос дрожал от страха. Он в ужасе смотрел на Марата и прошептал:

- Вы же меня не убьете, да?

- Все будет зависеть от тебя. Сколько вас на хуторе? Сколько мужчин?

- Шестьдесят три. Тридцать четыре мужчины.

- Умница. Откуда вы тут? Чувствую, рассказ будет длинным, поэтому начинай сначала, я не тороплюсь.

Николай сглотнул слюну и начал, поначалу, тихо и неуверенно, потом более четко:

- Мы сюда за два дня до ударов пришли. Эту базу мы вместе построили. Еще давно, я еще в школе учился, мы с ребятами из разных городов по сети общались на сайтах всяких. Все гадали, когда же война начнется или что еще, обсуждали, как выживать будем, делились советами. Когда все обострение в политике началось, народу на сайтах стало еще больше. Стало понятно, что апокалипсиса уже не избежать. Стерх решил открыть счет, чтобы мы вносили свой вклад в строительство бункера. Сам он был бизнесменом, и вложил сюда большие деньги. Ну и мы постарались. В отпуска или каникулы сюда приезжали, строили, потом возили продукты питания, медикаменты, одежду, кое-какое оружие.

- Откуда автоматы? – перебил его Марат.

- Я это… Не знаю… - ответил Николай, но получилось как-то неубедительно.

- Неправильный ответ. Вторая попытка. Она же может стать для тебя последней.

- Хорошо, хорошо, я скажу. Стерх из самых безбашенных собрал команду и они уехали куда-то. Ночью они вернулись уже с оружием, а на следующий день война началась. Это мы потом узнали, что они в каком-то поселке районный отдел милиции взяли. Но я там не участвовал. Честно.

- Ух, ты! Слышали? Мне рассказывали про это, уже после возвращения в город. До меня не смогли дозвониться, я же в лесу был, а вот всех остальных сразу под усиленный режим. Ладно, верю. Давай дальше. Каким образом подбирался контингент для обитания на базе.

- Ну, как бы все, кто вносил деньги. Плюс их семьи. Многие, конечно, без семей приехали: мало кто верил в то, что война действительно начнется. Ну и приглашали специалистов из тех, кто на сайтах был, но деньги не платил: врачи, инженеры, химики. Тех, в общем, кто мог реально пригодиться.

Допрос продолжался еще долго. Под домами действительно находятся два сообщающихся бункера, в которых и живет основная масса обитателей. Марат узнавал подробности построения системы сигнализации и защиты. Оказалось, что ловушки и сигнализаторы обновляются постоянно и меняются места их установки: на снегу со временем становились отчетливо видными протоптанные тропки. На связь с внешним миром они не выходили, и вообще сидели на базе, не высовывая носа, справедливо считая это опасным занятием. Руководитель, Стерх, сказал, что запасов хватит им на три года, притом у них была скотина, сена для которой было более чем в достатке. За весь год, что они находились на базе, никто ни разу не потревожил их существования, кроме, пожалуй, волков и других, более мирных лесных обитателей.

- Ну вот, ты слышал? – обратился Марат к брату. – Они никуда сейчас не сунутся. Будут сидеть в глухой обороне. В этом я уверен.

- Ну что, Николай Васильевич. Ваши ответы меня полностью убедили. Можете встать. – сказал Марат и перерезал веревку, связывавшую его руки.

Николай стоял, не веря, что его развязали, непонимающе хлопал большими ресницами и растирал затекшие запястья.

- Раздевайся. – скомандовал Марат, стоя у дверей и держа Николая на мушке. Николая попятился назад и уперся спиной в бревна стены. Он смотрел на Марата с выражением неописуемого ужаса в глазах. Лицо его побелело, и он зашептал:

- Не надо, прошу вас, не надо…

Затем он посмотрел по очереди на Рината, который приподнялся на локте со своего места и наблюдал за всем происходящим без всякого выражения на лице, и на Эльмиру. Секундную тишину нарушила именно она:

- Марат, зачем?

- Молчать! – громко крикнул Марат, что даже Ринат невольно вздрогнул. – Раздевайся! – добавил он уже в сторону Николая.

Николай негнущимися пальцами расстегнул пуговицы на ватнике, скинул его на пол и вопросительно посмотрел на Марата.

- Штаны и шапку!

Вскоре они тоже оказались на полу.

- У меня сестренка там маленькая осталась… - начал Николай, глядя на Эльмиру.

- Выходи! – сказал Марат, схватив его за шиворот, и толкнул в сторону двери. Николай распластался на полу, но Марат заставил его подняться и вытолкнул наружу. Сам тоже вышел вслед за ним, захлопнув за собой дверь.

- Ринат, да что же это такое? Почему ты молчал? Это же еще молодой парнишка, что он кому сделал? Они же не бандиты, не фанатики какие. Сидят себе в лесу, никого не трогают. Марат же сам сказал, что они не пойдут за нами, что сидеть будут. Ринат!!! Останови его!!! – начала причитать Эльмира.

- Брат правильно все делает. Нельзя его отпускать.

- Да вы вообще с ума посходили!!! Он же еще совсем пацан! Сколько ему лет, Ринат, подумай!!! Кем вы стали? Чем вы лучше бандитов, что в больнице бойню устроили? Чем??? Скажи мне???!!!

Ринат молчал. Нет, он мог бы ей все растолковать и объяснить. Ведь она не бывала в рейдах, она не видела того, что сотворила война с умами людей, которые за теплую шапку и тулуп готовы были вырезать одиноко живущие семьи. Она не знала судьбы военных, которые останавливались у них в городе и помогли с транспортировкой людей. Она не хотела понимать, что любая ошибка сейчас равна жизни, так пусть это будет чужая жизнь, а не их собственная. Она многого не знала, и многого ей не следовало знать о том, что сделала война с людьми. Так он считал. Вместо ответа он подошел к ней и обнял, прижав к себе. В этот момент зашел Марат в одном свитере.

- Ты отпустил его, да? Ты отпустил его? – с надеждой спросила Эльмира.

- Да. И бушлат свой отдал. – ответил Марат и у шел в темный угол дома. Только Ринат заметил, что он прячет правую руку, которая была вся в крови, и которую он незаметно постарался обтереть о кучу ветоши, валявшейся в углу. Об нее же он начисто вытер нож и спрятал его в валенке.

- Спасибо. Спасибо Марат. – сказала Эльмира и отвернулась обратно к столу. Ринат встретился глазами с братом и кивнул, давая понять, что он все понял. Марат в ответ только горько усмехнулся и одел на себя сброшенные на пол вещи Николая.

- А он не приведет с собой людей? – внезапно сказала Эльмира, когда они закончили свой скудный ужин.

- Нет. Он именно не приведет. Поверь мне. – сказал Марат и тут же тревожно посмотрел на нее. Она, ничего не поняла и как ни в чем ни бывало, продолжала убирать со стола. Ринат посмотрел на брата и скривил лицо, будто говоря: «Чуть сам не сдал себя!». Марат в ответ так же молча слегка пожал плечами и поднялся из-за стола.

- Давай ложись. Я тебя сейчас лечить начну. – сказала Эльмира Ринату, приготовив все необходимое.

Следующая часть

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 75
Комментарии

Спасибо за комментариии и замечания, Уважаемые! Простите за задержки в опубликовании следующих глав. Дальше (вы де все поймете???) будет еще медленннее. Ибо хожу с температурой под сорок на работу (а брать больничный в это время все равно что писать по собственному). Поэтому простите меня многоуважаемые Читатели и Критики. Но пока вот все, что есть...

Ну все нормуль. Особенно провыживальщиков. Потому что странно, что такие люди раньше не появлялись в рассказе, а теперь все стало на свои места.

Но нападение вначале какое-то непонятное. Во первых оно странное, и выпадающее из рассказа. Реальный караван с разведкой, и крупноколиберным ехал по левому маршруту. И напоролся на явную подготовленную засаду, с реально превосходящим противником. Это как так незаметно такая толпа народа сидела в засаде, ожидая когда Ринат выздоровит? Да еще и не знала маршрута? И потм как разветка провтыкала такую толпу-то? И смысл расстреливать, ведь судя по рассказу, нападавшие и не марадерили, и не зачищали.

Убийство в конце действительно лишнее... Нафига было резать?

Достаточно было просто свалить, а этого оставить. Хрен бы кто там погнался...аэто тело пока бы без снегоступов добрело бы к своим, если бы не подорвалось на своих же растяжках, то пока б там расчихлились....группа бы уже давно свалила.

порадовала заметка про сайт)))

а в конце он правильно сделал что убил! "не ты так тебя"

Автор, поправь про сильный ветер в лесу. Не бывает в таком большом лесу ветров. Тем более хвойном. А стенку ставят тк костер порождает потоки воздуха из за разницы температур.

По поводу убийства... Ну вообще странное нападение. Рыцари были не хуже защищены, но они с ними дружить стали. А здесь сразу портить отношения...

Лично меня история утомляет перестрелками. В па мире еще столько загадок и параллельных историй, которые будут захватывать без единого выстрела

Спасибо. С ветром загнался - согласен. Исправлю.

По поводу дружбы. Сдесь сработала логика "хватит! натерпелись!". Тем более не думаю, что люди, которые исключают малейшее проникновение на свою территорию чужих и разгромили РОВД за день до начала войны станут привечать пришлых "хлебом-солью". Они и забрались так глубоко, чтобы никто их не нашел, аодин ушедший "другом" повлечет за собой колонны страждущих и алчущих. Разве нет?

Кстати, действительно. Реально как в ВОВ. Причем, чем дальше, тем больше народу в замесе. + техника.

Нужно на стиль Робинзона Крузо перехродить. Хотяб в одной главе.

В самом начале очень хорошо прослеживалась именно смесь выживания/благоустройства, и изредка перестрелок. Сейчас трупов много. Персонажи в книге так быстро меняются, что даже не отслеживаешь "кто и что".

Тоесть, предпоолжение о том, что будут какие-то поуги создать кем-то госуарство в не всяких сомнений. Но тут вообще друг друга режут просто так. Не думаю, чо люди в таких условиях, и с такими причинами ПА будут резать друг друга из-за идеологии. Хотя это художественное произведение, а не попытка смделировать возможную ситуацию. Так что мое мнение очень субьективно. Прошу не принимать близко к сердцу.

>>Он заглянул туда и увидел, что половины головы соседа нет, и из расколотого черепа по снегу расплывается кровавая жижа вперемешку остатками мозга. Силком затолкав ее снова в укрытие, он сам залез под сани вслед за ней.

Не раскрыта тема: Зачем Ринат заталкивал в укрытие кровавую жижу.

>>Александра застонала от боли.

Не, не так. Надо: "Александра хрипло забулькала, обдав Рината ошмётками внутренностей."

У неё ведь "проникающее в грудь и в живот"

>> - Да. И бушлат свой отдал. - ответил Марат

, вешая бушлат на гвоздик.

За момент с жижей спасибо, в оригинале исправил, тут исправлю после окончательной правки.

Обдать внутренностями? Ради этого вопроса специально общался с хирургами. Может они были такие некмопитентные? Будемискт др. источники информации.

Бушлат и гводик. Где там про гвоздик? Хоть убей, не нашел такого. Пленного Марат вывел предварительно раздев, а потом вернулся без своего бушлата. А одежда пленного осталась в избушке. Так где ж там про гвоздик?

Про гвоздик - это как бы шутка была.

Т.к. не могу представить, чтою после большой катаклизмы кто-то бушлатами разбрасывался. Скорей бы он и кальсоны снял.

Про внутренности - имелись в виду лёгкие, разорванные пулей и осколками рёбер.

Но ведь не нести же на себе еще и разодранный бушлат, когда ты только что снял с пленного нормальнй ватник.

"кранного"->"красного"

"Она, ничего не поняла и как ни в чем ни бывало, продолжала убирать со стола. "->первая запятая - лишняя.

А перца, как ни печально, действительно было логично убить.

можеть быть я слишком гуманен, но по мне так пацана не стоило в расход пускать, можно было вполне его в угол бросить до утра, а потом когда бы главные герои уходили отпустить, и герои больно сильно меняются, особенно этот марат, какойто маньяк стал, произведение скатывается к жанру мясо-кровища, это огорчает :(( (9)

Да уж, озверел Маратик, жаль.

Наверно автор его убрать хочет...

Мда жестоко получилось. почему то читая про сайт сразу напомнило нас с вами. Может тоже замутим? :D

~~~~~~

Jak pył pustyni w zwiewną piramidę

Быстрый вход