Север

Север

Дневник

Предисловие:

Я нашёл этот дневник в 2035 году в Мурманске, во время своего северного путешествия. Часть страниц выпала, часть была выдрана, но всё равно дневник продолжает представлять собой цельное повествование.

После войны прошло уже 6 лет и это первый монументальный труд, который я увидел за долгие годы. Это дневник человека, прошедшего со своей семьёй все тяготы и лишения послевоенного времени. Надеюсь, он послужит вам уроком. Уроком на жизненном пути, сытых и довольных беженцев, что сейчас населяют всю Россию.

Часть 1: начало дневника.

12 марта 2022 года

Василию Михайловичу от его любящей супруги, пусть в этот день у тебя ждёт только счастье.

Спасибо за поздравления, впервые за долгое время вспомнил, что такое жизнь, думаю, может рвануть на неделю, на дачу, а то работа отнимает слишком много времени и сил, пора отдохнуть.

14 марта

Боже мой. Скоро отпуск! скоро отпуск!

19 марта

По телевизору опять стращают, да не будет ничего, просто учения НАТО в Польше и Норвегии, такое же не раз уже было. Завтра готовлюсь к отъезду, последний рабочий день, а сейчас спать.

20 марта

Как же я люблю её, чистый выглаженный галстук, яичница, прощальный поцелуй перед выходом на работу, она понимает меня с полуслова. Просто прелесть.

21 марта

Пишу перед отъездом, пора выезжать, да и что-то странное твориться в городе, он как вымер, соседи разъехались по дачам. Поговаривают, что офицеры отсылают свои семьи за Урал. Не к добру это всё.

Остановились на ночлег в каком-то странном месте около Нижнего, отель из дешёвых, но хотелось спать лучше не нашёл.

22 марта

Жена плачет, хозяин гостиницы уронил кофейник на пол когда услышал, слава богу, что мы уехали. Не мог себе представить, что всё так начнётся. Внезапно!

Надеюсь, что всё это не на долго.

23 марта

Натовские части уже захватили Смоленск. Боже как быстро. Завтра выезжаем в Нижний.

24 марта

Луна безумно красива. Не могу себе представить, что такая красота бывает во время войны.

Утром пришлось прятаться в подвал, нас с местным главой чуть не нашли. Нельзя ехать на войну, гиблое дело.

Пока не наступила ночь выезжаем, несколько семей и столько продовольствия, сколько умещается в машине, надо объехать нижний, там полно солдат, теперь, наверное, на каждой большой дороге будут проверять, так что едем просёлочными. Женщины беспрерывно плачут, будто уже кого-то потеряли. Выстоим

25 марта

Я продрог, машина еле завелась, опять заморозки, такая тёплая весна и на тебе. Теперь по радио не услышишь погоды. Телефон перестал работать позавчера. Зарядка почти кончилась, использую его в качестве фонарика, потом выброшу или уберу куда подальше. Теперь он совсем не понадобиться.

Люди бояться, среди нас есть один врач. Вчера за ужином он советовал кипятить воду, слава богу, что мы пили её кипячёной, у одной женщины, которая решила выпить воды из речки, теперь болит живот.

27 марта

Мы почти доехали до дачи Доктора, его жена (именно она пила некипячёную воду) при смерти, он почти, что в шоковом состоянии, пытается сделать, всё возможное, чтобы её спасти.

Ночью нас стало ровно 15, несколько человек из деревни согласились ехать с нами, передав припасы за себя на несколько месяцев вперёд. Удивляюсь сколько у них с собой вяленого мяса и водки, будто к войне готовились уже несколько лет.

28 марта

Она погибла, мы не доехали несколько километров, как её начало трясти. Мне стало дурно, я вышел. Нам не хватило всего ничего, и она была бы жива. У Доктора на даче был целый медицинский арсенал.

Такое чувство, что все кроме нас готовились к неприятностям. Городские, которые ехали с нами, как и мы менее всего подготовлены к жизни вне города. Я знаю хоть что-то, но мне больно смотреть, как домохозяйки стараются выстирать себе одежду. Они почти ничего не умеют.

1 апреля

Не до шуток, эти несколько дней мы провели у Доктора. Вчера мы хоронили его жену. Становиться холоднее и холоднее, такое чувство, что земля сама хочет отвергнуть людей, что пытаются уничтожить её и самих себя.

2 апреля

День рождение брата. Отмечал алкоголем, выпил много. Спать!

3 апреля

Починили радиоприёмник. Войска НАТО дошли до окраин Московской области, идут тяжёлые бои по нескольким направлениям, мне страшно.

4 апреля

Голова мутная уже несколько дней. Видимо все, что произошло, не укладывается в голове.

5 апреля

Закончилось топливо в генераторе, завтра выезжаем дальше на север, с юга бои и много военных, можно нарваться на патруль.

6 апреля

Выехали. С богом!

2 мая

Всё это время не писал, закончилась ручка, недавно нашёл несколько в продуктовом магазине.

Борода уже отросла порядочная, сегодня буду бриться.

3 мая

Говорят НАТО встали около нижнего и, что скоро мы их разобьём. Раньше надо было. Ладно, скоро обратно поедем.

12 мая

Встали в пробку около Ярославля, на много километров вперёд видны только машины. Водители, вставшие со мной, пошли вперёд проверить.

13 мая

Прошёл слух, что там особый контроль.

15 мая

Рвало!

16 мая

Чувствую себя паршиво, стул жидкий. Гриб со стороны Ярославля ушёл на юг.

17 мая

Это ад. Машины пришлось оставить. Нас заблокировали другие водители. Идём по лесу. Больше меня не рвало, чувствую себя лучше. Несколько человек из нас остались около машин.

18 мая

Доктор говорит, что мне повезло, ему кажется, что доза радиации не очень большая, отделался лучевой травмой, нескольким из нас повезло меньше, у них болезнь, пришлось оставить их в деревне.

19 мая

Совсем оправился, правда спина ещё немного гудит, ладно пройдём и это.

20 мая

Совсем забыл про свою жену, ей много хуже, чем мне. Первичные признаки не проявлялись, но сейчас у неё начались проблемы с кожей, а так же головокружение. Я боюсь за неё.

21 мая

Нашли машины

22 мая

В пути

23 мая

Дорога совсем чистая, никого, но Ей стало хуже, её тошнит, надо побыстрее ехать на север

24 мая

НАШЛИ. Вчера вечером остановились у армейских автомобилей, они выглядели заброшенными, но решили переночевать около них. Проснулся с болью в спине, думал опять грёбанная радиация, но нет, это было АИ. АПТЕЧКА. Там есть средство для облегчения последствий радиационного заражения.

25 мая

Ей полегчало, она впервые хорошо спала. Доктор говорит, что это чудо. Он сердиться на меня, я смог сохранить жену, а он нет. Мне жаль его. Он хороший мужик.

1 июня

Здравствую лето, мы почти доехали до Мурманска, если не врут карты, ещё чуть-чуть, и мы будем там. Говорят, что там есть всё, что есть в обычном городе, беженцы стремятся туда, чтобы вернуться в жизнь, город не пострадал от ударов, радиация не заражала воды, жители довольны.

2 июня

Карты врут, машины встали.

3 июня

Недалеко был старый, совковый городок. Внутри оказались рабочие автобусы и немного еды, я не знаю, почему жители покинули город.

4 июня

Ночью к нам пришли 40 человек из местных, они не выходили днём, поскольку городок военный, за ними могли следить с самолётов разведчиков, теперь нас 50 человек, автобусы уместили всех и много еды. Едем дальше.

20 июня

Лес, огромный лес, столько деревьев я ещё не видел, мы едем уже третьи сутки по лесу, несколько посёлков со скудными огнями немного разбавляли тон. Разбавляли его так же и местные, что старались по нам стрелять. Чудом никто не пострадал.

29 сентября

Сколько дней прошло с начала войны не помню и считать не хочу, всё затянулось в бесконечную череду ужасов и лишений. Сколько ещё надо страдать, сколько.

Уже месяц мы живём без топлива, на опушке леса около речки остановились наши автобусы, образовав защитный периметр.

Доктор теперь вершит над всеми суд и раздаёт приказы, он местный деспот, все его боятся, но все ему верят.

Недавно он назначил меня своим замом, я очень признателен ему за это. Только у нас двоих есть огнестрел, остальные довольствуются холодным оружием.

Дичи в лесах предостаточно, есть так же и достаточное количество еды и зерновых, травы помогают от болезней, антибиотики, исчезающие неумолительно, теперь почти не расходуются.

Я давно не писал, был занят. Но сейчас, когда мы нашли эту обитель, мнимого спокойствия, я могу вернуться к написанию. Впереди подготовка к зимовке, чувствует моё сердце, всё будет очень не просто этой зимой.

1 октября

Отмечали Её день рождения. Попробовали испечь торт, слава богу, об этом знают несколько человек, а то обвинили бы в растрате еды. Сегодня она цветёт.

Я набрал для неё луговых цветов. Бабье лето продолжается, некоторое количество цветов заново расцвело в полях.

2 октября

Сегодня ночью ей стало плохо, её рвало тортом. Я боюсь, что болезнь вернулась. Как только рассветет, покажу её Доктору.

Он обнадёжил, но одновременно обрадовал. Она не больна, но беременна. Я вне себя от счастья. Столько переживаний и вот оно, возможность маленького чуда.

3 октября

Ей снова плохо. Мне удивительно, неужели женщины переносят столь страшные муки перед рождением ребёнка.

14 октября

Мы обменялись с проходящими мимо торговцами. Теперь у нас есть немного обезболивающего и оружие: несколько калашниковых, пистолеты, один гранатомёт. Точно продержимся.

Пришлось отдать антибиотики и вылечить их больного.

15 октября

Впервые за десять дней она улыбается. Улыбка её загадочна и пугает меня.

16 октября

Я искал патроны, чтобы пойти на живность. Случайно открыл её сумку, там была открытая коробка противозачаточных. Она не хочет детей. Не хочет детей от меня. Теперь мне понятна её загадочная улыбка. Надо с ней поговорить.

17 октября

Я поговорил с Доктором, он тоже предлагал сначала обсудить всё с ней.

Я так и сделал. Она не могла терпеть боли, и не хотела боли своему ребёнку, поэтому решили убить его. Я не знаю, за что, зачем? Но она радуется, я не могу понять её.

4 ноября

Мы построили несколько домов из сваленных сосен. У нас есть комната, я теперь не главный зам, поэтому не самая большая. Она даже в чём-то похожа на коморку. Доктор до сих пор недолюбливает меня, но при этом, не может обходиться без моей помощи.

Недавно у него начались осложнения с ногой, которую он поранил на охоте. Теперь я на ногах почти весь день.

15 ноября

Размолвка с женой прекратилась. Я чувствую, что люблю её больше, чем прежде. Мы живём в одной комнате. По ночам она читает романы, я пишу в дневнике. Днём, когда я бегаю по нуждам лагеря по ближайшим окрестностям. Она вместе с другими женщинами вяжет тёплые вещи на зиму.

Начались заморозки, и она первая додумалась утеплить все машины и дома так, что теперь они, кажется, вытерпят и адски холодную зиму.

Я пригодился здесь больше, чем в старой жизни в городе. Я думал, что там есть всё, что мне нужно, но всё что мне нужно есть здесь. В этих сделанных своими руками домах. В её улыбке, опушке соснового леса. Увядших недавно полях, которые почти бескрайни и не видно им конца. В переливах местной речушки. Несколько мужиков, хотят после ледокола поплыть по течению реки, разведать окружающий мир и вернуться обратно к осени. Почти единогласно мы поддержали их идею.

Сейчас, когда я пишу эти строки, она тихо, свернувшись клубком, лежит в постели.

Пора спать и мне.

17 декабря

Начали готовиться к новому году. Адские морозы. Еда уходит слишком быстро. Мы можем не дожить до конца этой зимы, нас слишком много, много среди нас женщин и детей. Я не могу заставить работать свою жену, остальные городские ещё меньше умеют работать, они постоянно ноют. Особенно мужчины.

Спиртовой градусник показывает -25, температура стремительно падает. Чёрт возьми, таких морозов я не видел давно. А главное всё затянуто тучами, беспрестанно падает крупными хлопьями снег. Выходим только в резиновых сапогах, перед входом оставляем и их. Доктор боится, что снег заражён.

31 декабря

Она шепчет с новым годом. Часы говорят, что осталось пара мгновений. Волшебный миг, как хочется мандаринов!

1 января

Бум, бум, бум. Новый год. Небо чистое. Когда мы вышли, мы удивились. Да ещё и северное сияние. Красота.

Она оказывается тоже хотела мандаринов. Как хорошо, что желания совпали.

9 февраля

Норма выдачи еды ещё раз уменьшилась!

19 февраля

Мы уже близки к блокадникам по норме выдачи, семеро погибли, двенадцать отправились на юг. Ждём, после зимовки я пойду на север, чтобы дойти до Мурманска.

1 марта

Почти год с начала войны, скоро начнётся ледокол. В этом году, он будет раньше, я в этом уверен.

Жена спит на кровати. Пора выходить. Последние несколько дней ей плохо. Доктор недавно признался, что недолюбливал нас, но признаться, он не мог. Она не может забеременеть. Всё, конец. Финита ля комедия.

Я продолжаю любить её так же горячо, но теперь мне не увидеть наследника. Я расстроен. Но надо жить дальше.

6 марта

Она боится, чуть ли не на стены лезет от боли. Доктор не знает, какой диагноз поставить. Он давно отошёл от дел главы отряда, теперь отряда то, собственно говоря, и нет. Несколько семей, что решили дозимовать здесь. Каждый сидит в своём доме\автобусе и не выходит. Доктор живёт с нами.

9 марта

Боли не прекращаются, но она пытается держаться. Её рвёт, она не принимает пищу.

Я не знаю, что за кошмар готовит ей эта болезнь. Доктор говорит, что это точно не лучевая болезнь. Антибиотики пока не использует. Их осталось то всего ничего.

10 марта

Я дал ей обезболивающее, что осталось для меня. Её порцию я отдал ей вчера, чтобы она заснула. Она крепко спит. Пусть сначала наберётся сил. Проснется, увидим.

11 марта

Чёрт! Она мертва. Её бездыханное тело весело на верёвке в комнате. Она повесилась. Хотела застрелиться, но не смогла открыть шкаф, закрытый на замок, но ей хватило сил приделать крюк и повесить верёвку. Доктор отобрал оружие. Он боится, что я застрелюсь.

12 марта

Похоронили

Если не застрелюсь, то повешусь.

14 марта

Сижу с револьвером, думаю над законами бытия. Мучает шекспировский вопрос: «Быть или не быть?»

15 марта

Выстрелил. Сил не хватило в себя. Попал в стену. Доктор, чуть не сошёл с ума.

9 мая

День победы! Мать вашу. Грустно!

10 мая

Проходили ещё одни беженцы, они тоже шли на север к Мурманску, они шли давно имели и оружие и еду. Решили остановиться у нас. Мы были не против.

11 мая

Новые порядки. Теперь правит кто-то из пришлых. Его боятся все. Это здоровенный детина, который застрелил двоих своих за попытку к бегству, я не боюсь смерти. Доктор дрожит от страха.

7 июня

Да сколько это будет продолжаться, меня хотят сосватать к молоденькой красотке. Боюсь, ей нет даже 18. Видимо это подобие династического брака, для пришлых. Видимо их вожак прознал во мне лидера и хочет иметь меня при себе.

12 июля

Женили

Часть 2: продолжение после вырванных страниц

7 сентября (2025 года)

Родился сын. Несколько килограмм. Не могу любить свою новую жену, но с ней мои дела пошли в гору. Скоро, если не сейчас, то через несколько месяцев, я буду главой всего лагеря.

Они тоже решили перезимовать здесь. Не знаю, может быть, они просто не знают, что это гиблое место?

9 сентября

Выбрали, теперь я управляю жизнью лагеря. Здесь нет городских, по крайней мере, теперь они обучены жизнью. Я не допущу, чтобы эта зама была тяжелее продыдущей.

1 января

Подарил ей браслет, обменянный на калаш. Теперь их у нас много, проблема с патронами.

30 февраля

Сын растёт. Начал вспоминать прошлую жизнь. Кажется, напала старая хандра.

12 марта

Поздравляли. Она напомнила Её, но лишь на миг. Этого хватило. Я продолжал улыбаться, изображать, что всё прекрасно, что я рад этому поджаренному кролику.

Ночью я смог выйти на улицу. Я вспомнил её. Помнил: выражения, слова, жесты, глаза, волосы, подарки, первую встречу, предложение, выживание. В руке оказался револьвер. Пойти в лес не решился.

19 марта

Хочу совершить это в годовщину отъезда, но, кажется, что жена почти догадалась.

21 марта

Разругался с женой и в сердцах выскочил из дома. В лес, бежать, в лес.

Пишу из дома лесника, нашёл его, когда бродил по лесу после Её смерти. Маленькая землянка. Там у меня было несколько типов автоматов, пистолеты, еда, но нужно было не это. Последняя запись.

Я люблю тебя.

Часть 3: послесловие.

Я нашла его бездыханно тело в лесу. Сейчас читаю его дневник. Горько, но переживу.

Боже он был великий человек. Я его совсем не знала, а он казался мне открытым.

Надо завершить его планы. Я поеду в Мурманск. Надо лишь подождать годик, пока подрастёт сын.

Еду. Всё собрала. Остались только мелочи, попрощаться с отцом и в дорогу. Мягкий снег, ранняя зима. Надо ехать сейчас. Говорят всего 300 км пути. Это не так много. У меня достаточно провизии и собак, чтобы доехать.

Сани почти ничего не весят. Доедем.

Осталось 50 км, ручка почти замёрзла, продолжу карандашом.

Виден силуэт города. Но почему он не горит огнями. Сын волнуется, иногда плачет.

Я нашла людей перед городом. Советуют туда не соваться, там теперь царит анархия. Я оставила сына старухе. Я вернусь, надо исполнить план мужа.

Я в городе, переночую и на главную площадь, потом домой.

Кто это? Там кто-то есть, пойду, проверю.

Далее кровь и только кровь. Возвратиться я не успею, город сходит с ума. Ледокол начался из-за оттепели. Непривычно. Воют волки, воют собаки, воет лёд, воет земля, воют люди. Весь мир сошёл с ума.

Они нашли, где я. У меня всего 2 патрона, но я справлюсь, я должна пер…

Послесловие

Я нашёл дневник у старой торговки, после прихода войск Мурманск ожил. Он снова стал мечтой для переселенцев. Я скоро выдвигаюсь на юг, ближе к зиме. Я буду около Питера, посмотрю, что осталось, надо будет заглянуть и на стоянку этого человека, где он провёл последние годы. Посмотрим, как сложится жизнь. Но одно я теперь знаю точно. Когда видимая война заканчивается, начинается война внутренняя, и у большинства заканчивается воля к сопротивлению, всё равно находятся люди, которые выживают и помогают выживать другим.

На этом я и закончу.

Автор.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 26
Комментарии

Честно, выложите свои комментарии, а то первый рассказ, интересно же узнать ваше мнение!

остается непонятно, как натовские войска преодолели чудесным образом белоруссию и Украину. А так 7 из 10

Это самое простое, они чудесным образом шли так же, как по территории РФ, когда войска НАТО вошли в Калининград и Беларусь и началась война. Украина с самого начала не принимала участие в боевых действиях, поскольку находилась в договоре с силами НАТО о не нападении на их войска в случае таких вот конфликтов!

Остается непонятным каким образом куча этих военнообязаных уродов шарилась по тылам (в особенности доктор) пока шли тяжелые бои и какого хера их не постреляли как дезертиров.

Бежали не только они, там была суматоха, так что первый рубеж проехали, далее просёлочными. А когда произошли первые ядерные удары было не до дезертиров, тут армию пытались рассеять по площади, но когда они начались, войска НАТО снова потеряли Москву, так что тут в историческом плане проблем нет. Тем более, после переезда Ярославля солдат было совсем мало, какие-то части так же дезертировали. Поскольку не хочу сильно спойлерить (всё таки история мира цельная и тот (провальный) рассказ под названием Революция, террор, тоже относиться к этому циклу и миру), то закончу на этом.

ПС. тяжёлый бой был всего один, за Москву, перешедший в войну за Новогород и маятником переходящий туда обратно, после ядерных ударов Москва почти не пострадала (в отличии от Новгорода) и бои с переменным успехом и всё уменьшающимся количеством солдат велись ещё ОЧЕНЬ долго (последние сражения 2034 года напоминали скорее рейдерские набеги и их отражение).

ПС2. А кто сказал, что по ним не стреляли?

Честно - не дочитал, ибо времени особо много нет, читаю только то, что реально цепляет. Видел здесь несколько очень удачных рассказов\дневников или записок, с этой точки зрения конечно шедевром остается "Цветные карандаши" "Велосипед" и "Голубь" (уж простите названия точные не помню)

А этот дневник слишком малосодержательный чтоли.. не чувствуется в нем переживаний и всего шока от ситуации. Не говоря уже о том, что не будет уже подобной войны какой была вторая мировая.

У НАТО за исключением разве что Турции нет наземных сил которые могли бы "дойти до Москвы" да и не нужно им это. Разбомбили бы все к чертям в крайнем случае - накрыли бы крупные города и все...

В принципе, ничего нового, но до конца дочитал. 7

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Буду учиться, поскольку это первый отпрыск моего мозга доставшийся читателям.

Вроде бы как и ничего, но нет глубины. ГГ, например, очень плохо прописан, невозможно понять его характер и мотивацию.

··––– ···–– –···– –····– –···– –––· ·· ··· ·–·· ––– –···– ·–– ··· · ·–·· · –· –· ––– ·–––

Если вы это читаете, то вам нужно немедленно обратиться к своему психиатру. Не, ну реально, какой смысл в подписях и их чтении?

Спасибо за отзыв, теперь буду править в этом направлении. Согласен, что слабовато и не продумано. Так что попробую сейчас сделать нормальным третий рассказ в том же "Мире", а дальше посмотрим, что делать.

А я вот так и не понял, чему его первая жена так радовалась когда жрала таблетки?

И кто приписал точки к записи его второй суженой? Такие благородные бандиты что ли? И почему она вообще писала в чужом дневнике, и почему так грамотно, и кто её отец, я не понял? Что ха фигня?

··––– ···–– –···– –····– –···– –––· ·· ··· ·–·· ––– –···– ·–– ··· · ·–·· · –· –· ––– ·–––

Если вы это читаете, то вам нужно немедленно обратиться к своему психиатру. Не, ну реально, какой смысл в подписях и их чтении?

Тебе всё кроме первого (там была не дописаны несколько сцен, я потом выложу полную финальную версию), так действительно и волнует. Если что прошло всего 6 лет, и всего 2 года до прихода новых людей в лагерь. Посчитай, если не сложно, было невесте 17-2=15, что нет совсем людей грамотных в то время.

Каюсь виноват в том, что не дописал детали. Всё это будет исправлено, больше отвечать на вопросы не буду, ждите финальной версии!

Быстрый вход