Дневник выжившего - Дорога в рай. 2 часть.

14 апреля.

Проснулись очень рано. Выдвинулись в путь.

Дорога нам дается легко. Спим по очереди и рулим. Скорость небольшая, я не хочу насиловать двигатель - разгоняя Урал с прицепом. Как скину бочку пойдем быстрее. Обратил внимание, что Док очень бережно относится к покойникам. Я, если мне мешает легковушка на трассе, подбавляю газку и стараюсь бить её так, чтоб она красиво слетела с трассы. Особенно мне нравиться бить новые иномарки – то ли от зависти прошлых лет, то ли потому, что они напичканы электроникой и после удара сомневаюсь, что можно приспособить их для выживания. Двигатель без сложной электроники не запустится, даже на телегу их можно применить с трудом, уж слишком много лишней начинки в подвеске. Есть и третья причина – они очень красиво разлетаются и никогда не коцают броневик. Док же до последнего отруливает, пытаясь избежать столкновения. Если видно, что там были люди, он останавливается, выходит и смотрит на покойников. Из-за этого мы чуть не поругались. Когда он ведет - мы проходим вдвое меньше пути, чем когда я.

Из населенных пунктов в обед проезжали Чулым, трудно поверить, но за семь часов с пяти утра до обеда мы проехали чуть больше ста километров. Чулым с левой стороны, через город ехать не пришлось. Что в городе не понятно, но его, похоже, не тронуло. Через полтора часа добрались до Каргата, я даже перестал смотреть в навигатор и забивать попадающиеся деревни. Док ориентировался не этой трассе отменно. Сколько времени ни прошло – навигатор не поймал ни одного спутника. Зато по указателям и дорожным знакам, местности и рекам мне удавалось с помощью него идеально угадывать свое местонахождение и прокладывать маршрут.

К вечеру доехали до Барабинска, но обошли его по трассе до самого Омска, нам везет, в город заезжать не приходится. Немного изменился пейзаж, больше открытой местности. Пока ехали, нам попадались легковушки, джипы и один старый ЗИЛок, который умчался от нас, свернув на проселочную дорогу.

Я по большей части смотрю в окно и размышляю, но не о будущем, а скорее о прошлом. Кураж первых дней давно прошел, уже неинтересно, что будет дальше, хочется спокойствия, какого-то умиротворения. Где-нибудь на островах людей война не тронула. Или в глубокой Африке, например, - ходили-ходили папуасы, в одних ветках вместо одежды и в шкуре буйвола, так и сейчас, наверное, ходят и не задумываются не о чем.

С местными не разговаривали, хватит с меня приключений.

Заночевали в населенном пункте «Песчанка», деревня эта от трассы километрах в восьми, по карте туда несколько грунтовок ведет и обозначены на навигаторе вместе с деревней. А на самом деле ничего там нет уже давно, даже домов. Поселок находится между двух озер, красивые места. Главное много дорог в разных направлениях, на нашей машине легко уйти и тяжело нас зажать.

Вечером познал прелести плова с тушенкой. Главное – не перемешивать при готовке, тогда будет плов. Перемешаешь - уже каша рис с мясом.

15 апреля.

Проснулся. Озноб и головокружение. Вылез в люк подышать свежим воздухом – увидел картину - на кусту рядом с нами сидят жирные вороны, да так много, видать перезимовали благополучно. Интересно, кто ещё выжил.

Движение продолжили в прежнем сонном темпе. Так увлекся дорогой, что совсем про остальные дела забыл. Вечером въехали в Омск.

В Омске многие выжили и видно по окраинам тут идут постоянно бои, даже слышно постоянные перестрелки. В сам Омск желания никакого заезжать у нас не было, но нижний мост оказался совсем разрушенным, а река Иртыш на деле очень большой, река разлилась так, что затопила частный сектор вдоль дороги. Некоторые дома несло течением, и мы видели, как проплывали по реке, красные, зеленые, синие и цвета ржавого железа крыши.

Один из теперешних старожил подсказал нам дорогу. Дед, уже совсем беззубый и лысый как футбольный мячик. Из его рассказа я с трудом понял, что за перестрелку мы слышали. Кто-то снова что-то не поделил. Так понимаю в городе бандитов нет, но гоняют залетную банду.

До второго моста добрались без приключений, но когда подъезжали к мосту, нас обстреляли какие-то не совсем умные бывшие граждане, бывшей великой страны. Из здания справа, где осталась вывеска на первом этаже Бин Банка и выгоревшее пятиэтажное желтое здание, кто-то пытался огрызаться. Но перестрелка была такой вялой, что её смысл был примерно такой: «Мы типа тут сидим и бдим, вас бы расстреляли, да патронов жаль и спать охота»…

С удовольствием запустил бы туда в черные проемы, оставшиеся от витрин, реактивную гранату или шмеля, если б были.

Проехали мимо аэропорта, там видно, что идет какая-то жизнь – видно электрический свет. В принципе топлива ещё везде хватает, а электрогенератор можно сделать из остатков любой машины.

Навеяло на размышления. Проезжали парк тридцатилетия победы по улице шестидесятилетия победы. Все-таки мы должны были победить, иначе и быть не может. И Я, катающийся тут по разбитым улицам, живое тому подтверждение. Проехали переезд и оставили позади обстрелянную будку переезда, вот оно, шоссе М51 и тут Док сначала стал хандрить, потом метаться, потом решил свалить.

Проехал, может километр и пришлось его высадить. Ну и скатертью дорожка. Родственников пошел искать.

Я проехал ещё немного, повернул по карте наверх, в сторону Тюмени и заночевал, не доезжая до поселка Красный Яр, спрятав машину за несколькими фурами на обочине. Уж сколько этих Красных Яров то развелось.

16 апреля.

Проснулся, утро зябко, шел дождь ночью. Кто думает, что одному скучно – тот ошибается. Главное придумать себе занятие. Я, когда мне нечего делать начинаю что-нибудь изобретать, например антенну к радио или насос для перекачки топлива с брошенных машин. Любое занятие приводит к подъему сил как физических, так и духовных.

К обеду я достиг города-деревни Ишим и проезжая его, мне на хвост увязалось несколько джипов. Пытались сначала остановить, перекрыть дорогу мусором. Это бы сработало, если бы я ехал на уставшей шестерке, но мой монстр, от которого безжизненные троллейбусы и автобусы пытались убежать с дороги самостоятельно, а легковушки частенько навещали жильцов первых этажей через окна и витрины, даже не почувствовал мусор под колесами.

Так получилось, что, я надолго остановился и мне не терпится записать ощущения от погони, к тому же я боюсь, что заполняю дневник в последний раз, но об этом дальше.

За мной увязалось несколько легковушек – джипы: Кия спортейдж, два крузака, джип как у бандитов из девяностых и тойота, то ли тундра, то ли ещё какая- то большая бандурина.

Кия спортейдж имел наглость пытаться пойти на обгон с правой стороны, между ограждением трассы и моей машиной. Как раз на повороте. Так бы он тормознул дальнобойщика в былые времена или сейчас простой грузовик. Но у меня везде камеры и я отлично вижу, что происходит вокруг. Мертвых зон нет.

За такую наглость был сразу наказан – прижат к борту и раскатан прицепом в лепешку. Немного кинуло мою машину, а я сам почувствовал то же, что чувствует водитель - машинист товарняка, налетая на тойоту витц на переезде.

Фанатам безумного Макса это не стало уроком. А выстрелы с гладкоствола, даже не попали по колесам, А может и попали, но ничего не случилось? А может, очковали стрелять по «ОГНЕОПАСНО».

Я начал отрываться от преследователей, но это мне только казалось. Я шел девяносто, через сорок минут меня они догнали снова. Больше так никогда не поеду. На такой скорости я боялся слететь с трассы больше, чем каких-то бандитов. Машина становилась практически неуправляемой, а прицеп, заходя в повороты, пускал сизый дым из под колес. В этом месте трасса расширяется на четыре полосы и крузак с машиной имени индейского племени пошли на обгон с двух сторон. Я прижался к правому краю, не давая проскочить крузаку справа, открыл лючок в борту, передернул затвор АКСУ, и выпустил пол рожка в борт американского джипа. Джип вильнул и закувыркался, поднимая пыль на трассе.

Попыток обгона не последовало дальше, но хвост висел до самой Тюмени.

Мне было страшно, но понравилось, к тому же до Тюмени я долетел за три с половиной часа.

Чтоб разобраться с хвостом, я поехал вглубь города, но преследователи почему-то развернулись и демонстративно уехали назад. Скорее это хитрый ход.

А ещё мне Док предлагал какую-нибудь палку или трубу на крыше воткнуть по типу башенки пулеметной импровизированной сделать. Аля пулемет, что вот от таких «Мэд Максов» помогало бы аналогично кресту распятия от вампиров.

Весело покатался.

Ну, а сейчас глубокая ночь. Я сижу, пишу этот дневник и пытаюсь пинцетом достать из четырехглавой мышцы кусок железной обшивки машины, в салоне воняет сгоревшей изоляцией, машина обездвижена и просела на правый борт, я сам залег на пол кабины. Думаю что делать.

А началось все безобидно.

Въехал в город, но было необычно отсутствие скопления машин, как будто все уехали. Повреждений город не получил никаких. Если смотреть – все целое, витрины, стекла в домах. Я помню города в пять шесть утра. Это когда возвращаешься из ночного клуба с субботы на воскресенье, идешь по городу и вокруг тихо так, машины редко проезжают. Вспоминаю сразу фильм про людей, оставшихся единственными на земле. В этом городе идеально все сохранилось. Сначала я не понял в чем дело, кругом пыль и все целое. Не типичная картина для апокалипсиса.

Потом я увидел кости, они везде валялись в кучах тряпья, но костей было мало, это видно те, кому посчастливилось выбежать на улицу после удара. Удара чего? Какого-то оружия – скорее всего отравы. Если бы был распрыскан вирус – то хоть часть людей бы бежала, были бы погромы. А тут видно все очень серьёзно. Вон дачники в машине все мертвые. Вот рукав, когда-то, белой рубашки торчит из окна навороченного Мерседеса, вот что-то похожее на кепку-восьмиклинку пристроилось, закрывая свое содержимое, рядом с рулем шестерки - такси. И кругом никаких признаков жизни или присутствия людей после удара.

Глубоко в город я решил не забираться.

Соблазнил меня магазин Мосмарт с завлекающей надписью, что работает всегда двадцать четыре часа и пыльные зеленые стекла играли светом фар, ну а надпись над входом – «колумб» словно звала, приглашая в гости, открыть для себя Америку.

Боялся, что выйду и тоже траванусь ядом. Но – первое, я тут уже долго стою и все ещё жив, а второе – вдалеке видел живую собаку. Яд, скорее всего уже разложился от времени и выветрился. А местные, наверное, до сих пор боятся сюда соваться.

А мог бы получиться отличный город для оставшихся в живых людей. Вот только кости бы убрать и трупы.

На парковке я стал разворачиваться, стараясь не зацепить припаркованные машины, пытаясь подъехать задом к ступенькам входа. В заднюю дверь мне загружать машину будет проще.

Парковался - парковался, как в заднее колесо и, похоже, ступицу прилетело что-то большое. Колесо спустило мгновенно, машина встала боком. Ехать дальше невозможно.

Вторая пуля через несколько секунд прошибла слабое место в броневике – там, где заканчивается лобовой броневой лист, но ещё не начинается крыша, там я делал каркас из простого уголка. Пуля легко пробила этот уголок, вышибла из куска потолочного броневого листа осколки, пробила монитор пассажира, спинку сиденья пассажира на уровне груди, пол из рифленки и ушла в землю. Осколки брони раскалились, попали в монитор, подожгли его, а один зацепил меня в правую ногу. Монитор я потушил водой, но расплавленный пластик успел накапать на панель и сильно нагадить в салоне.

Влип.

Я даже не стал особо дергаться, можно было бы пытаться развернуться на остатках колеса, машина даже и на ободах сколько-то пройдет, но вопрос, что дальше? И не стреляют больше, наверное, машину хотят оставить целой. Сейчас кто-то подойдет ко мне и начнет переговоры. Сменил я АКСУ на нормальный АК74М и сижу, жду - одел разгрузку, экипировался, приготовился к удару.

17 апреля.

Очень раннее утро. Конечно, я не спал, все время сидел в тишине, прислушивался. Ночью я даже боялся включать мониторы в салоне, чтоб не выдать себя светом. Через какое-то время, не замечая ничего подозрительного вокруг, я думал, что опасность ушла, и решил вылезти из машины. Снайпер промахнулся и совершил вторую ошибку.

Я вышел из машины сзади, выглянул из-за нее – отошел на метр и тут же фонтан каменных брызг слева от меня. Асфальт вздыбило и как будто тряхнуло как старый ковер, поднялась пыль. Был бы профессионал – не промахнулся бы, а это очередной гопник или те бандиты – преследователи.

Я б на его месте дал отойти от машины минимум на расстояние двух-трех выстрелов. Чтоб после первого можно было пока я бегу под защиту брони, выстрелить ещё раз.

Пришлось залезть в машину, ничего не происходит, жду. Через какое-то время все-таки подумал о себе и решил поесть. Тут и родилась идея. А ведь снайпер тоже должен сидеть и постоянно смотреть за машиной, как только цель появилась – стрелять, а главное ему нужно постоянно смотреть, не спать, не пить, не есть и не справлять нужду. Как отвлекся – сразу я могу убежать. Это действует если он один. Пытался высматривать его в бинокль на всех ближайших домах, но так и не увидел.

Хотели бы прийти – пришли. Я заблокировал двери и лег спать, поставил будильник, чтоб разбудил через четыре часа.

Встал, решил потревожить снайпера в засаде, завел машину и попытался проехать, через двадцать секунд прилетело во второе колесо - машина совсем просела.

Я лег спать ещё на четыре часа.

Проснулся, включил фары, завел двигатель, погудел двигателем, открыл заднюю дверь, высунул шапку на палке из-за машины. Короче всем способом дразнил снайпера. Это не заставило себя долго ждать, выстрел чиркнул по броне, но броню не пробил – пуля срикошетила.

Я поел, помылся, лег спать на шесть часов.

18 апреля.

Встал, я уже максимально отдохнул, как раз уже ночь и нужно доставить моей засаде максимальное удовольствие. Я примотал к палке фонарь и пытался светить в спущенные колеса, делая вид, что водитель пытается произвести ночью ремонт машины. Периодически заводил, включал фары. Уже к утру у врага не выдержали нервы и он раз шесть выстрелил по броне, но никаких повреждений не принес, а я лег спать.

Встал, проделал операцию с шапкой. Два беспорядочных выстрела, причем уже косых. Вот не зря поговорка – вода и камень точит.

Днем хорошо выспался. Я даже благодарен снайперу за это время, у меня стало много свободного времени, чтоб подумать о смысле своей поездки и о людях в целом. Решающий момент стало бессмысленно оттягивать, скоро снайпер просто уснет, а когда я начну настоящий ремонт колес – выстрелит и уже не промахнется.

Я стал делать чучело, снял с себя одежду и переоделся в новое, а свою одежду одел на пуховик, вставил в него палочки, для того чтоб правдоподобно держался, шапку надел, противогаз. У меня ещё была двустволка маленького калибра, то ли тридцатьвторой или ещё как то называется, патронов к ней не было. Я буду чучело выводить ночью, нужно как-то внимание привлечь, чтоб он видел только его, а меня не видел. Я надел на чучело налобный фонарик, разбил у фонарика отражатель – так он будет светить вокруг себя, но не сзади - где буду я. И при возможности засветит ночной прицел. То же сделал с фонарем, его привязал к рукаву. Хотел ещё внутрь поставить пластиковую бутылку и налить в неё кетчуп, чтоб при попадании была как кровь, но отказался – сильно тяжелое чучело получается. Кровь симулировал, разведя в пол-литровой бутылочке марганцовку, побрызгал её на спину чучела – похоже.

Себе взял только полтора литра воды, поел, взял легкую одежду, автомат и лег спать.

19 апреля.

Ночь. Прохладно. Меня трясет от предстоящего – это когда мурашки толпой периодически пробегают по всему телу, спать не хочется, бодряк.

Последнее приготовление, граната под педаль сцепления. Как сказал кто-то в одном из фильмов – «Да не доставайся же ты никому…».

Снайпер выдохся – больше не стреляет. Чучело на удочке идет справа и осматривает окрестности самым наглым образом. Мы отошли от машины на двадцать метров – выстрел, от чучела только пух полетел. Все, сделано. Я мгновенно отцепляю удочку, плескаю на чучело и асфальт свою краску и бегу под трубу. У меня получилось спрятаться, спрятать удочку. Я спрятался под трубой теплотрассы с левой стороны от дороги, забился под саму трубу и залез глубоко в кусты.

Чучело лежит с вывернутыми ногами, и светит фонарями в небо и перед собой.

Следующие часы мне показались самыми долгими. Я сейчас вспоминаю, как ждал когда уедут бородачи на снегоходах и замерзал в снегу, сейчас уже апрель, а я жутко замерз. Враг вышел, держа автомат на прицеле начал подходить к чучелу. Он ждал до самого вечера.

Я, чтоб наверняка, выстрелил сзади и попал, между нами получалось метров двадцать. Стрелял я одиночными и с открытого прицела, у этого автомата я так и не пристрелял другой прицел. Стрелял примерно в середину фигуры – главное чтоб наверняка. Мужик, брезентовый комбинезон, хорошие ботинки, армейские видно, но не наши. Такой же АК, как и у меня.

Сейчас стрелок лежит на асфальте и орет, пытался ползти, да не получилось у него. Пуля пробила ему позвоночник – ноги ватные, тащатся за ним хвостом вместе с кровавой дорожкой. Попалась моя крыса в мышеловку. Вторая пуля зацепила плечо. Больше по нему я не стрелял. Идея была, что кто-то из его корешей броситься помогать раненому, и тоже попадется в мою ловушку. Ещё я не видел, что он с винтовкой, из которой стрелял, возможно, кто-то остался.

Через две минуты началась хаотичная стрельба по машине. Пули искрили, отлетали, одна отлетела в витрину супермаркета. Мужик, лежа на земле, попытался поднять автомат, но направлял тоже на машину, держал его еле-еле, так и не выстрелил ни разу. Потом стрельба затихла и я увидел второго – этот был одет в домашнее, с огромной винтовкой, на винтовке была накручено куча всяких приблуд о функциях которых я даже и не догадывался.

Он уже подходил к раненому, держа на прицеле машину и думая, что скрывается от огня из машины за припаркованными на парковке супермаркета машинами, когда первый перестал сопротивляться, орать и просто захрипел.

Второму любителю пострелять я попал в горло, винтовку он бросил, даже, наверное, не понял, что его убили. Несколько секунд не мог сориентироваться, что ему делать, потом зажал руками рану - пытался остановить кровь, наверное. Это у него не получалось, кровь брызгами вылетала из под сжатой руки окропляя асфальт. Я не стал больше стрелять, чтоб не выдавать место. Продержался он не долго, здоровья хватило на пять или шесть минут. Через два часа первый совсем замолчал, а я стал ждать ещё.

Наступал вечер, никто не появлялся, я решился осмотреть врагов. Обычные мужики, первый – лет под пятьдесят мужик, одеты неплохо, видно экипировались в местном туристическом магазине. Второй, скорее всего, был его сыном, уж очень похожи на лицо. Винтовка хорошая, у меня такой нет, огромный прицел, с несколькими кнопками и дисплеем, барабанчики ввода поправок, причем их три штуки, почему то и ещё большой барабанчик сверху с той стороны, где смотришь. Какой-то переключатель, две трубки к прицелу, похожи на маленькие прицелы. Ничего подобного не видел ни разу. Закинул винтовку в салон. Патронов к ней было всего семь штук. Зато каких. Длиннее наших от мосинки и девятимиллиметровые.

Я закрылся в кабине и наконец, приготовил себе еду. Если бы кто-то думал, что от запаха человеческой свежей крови может тошнить, то меня наоборот последнее время тянет только покушать. Превращаюсь в злодея, похоже, заразился от Артема.

20 апреля.

Проснулся поздно, уж очень интересно мне было вчера вечером и ночью смотреть в мире животных. Я наблюдал как бродячие собаки, а может быть и волки, едят трупы моих врагов. Кости растащили за два часа так, что и не осталось ничего.

Долго думал над тем, поменять колеса и пойти в супермаркет или пойти в супермаркет, а потом поменять колеса. Все-таки решил, что машину с пробитыми колесами проще оставлять, меньше внимания привлекает.

Днем пробрался в супермаркет через главный вход.

Внутри ничего особенного, затхлый воздух сырости, пыли и разложения, несколько костей валяются по полу. В отделе М-видео, особо наглый скелет в красной кепке пытался впарить мне смартфон, наверное, помер за витриной, рассказывая кому-то о товаре, да так что телефон до сих пор был зажат сгнившей и засохшей рукой. Было очень странно, некоторые трупы лежали как при нормальной работе супермаркета, как будто кто-то разом выключил рубильник и все люди превратились в замершие манекены. Но попадались и другие трупы, по ним было видно, что они пытались куда-то вырваться через витрины, стеллажи, бежали куда-то, но не успели.

В помещении воздух был очень тяжелым, насыщенный, сырой, с запахом погреба и разложения. Сладковатый запах мертвечины пробивал через фильтр противогаза. Многие трупы за зиму высохли до состояния мумии, но находились такие, что расползлись по полу в зеленые склизкие лужи. Я посмотрел мельком магазин, но еду брать побоялся, чёрт её знает. Не рискнул.

Экскурсию завершила крыса. Она свалилась мне прямо на плече сверху. Мне стало настолько противно, что я убежал из магазина.

Наступал вечер. Колеса сейчас менять я не собирался, а страх перед тем, что тут кто-то появится или придут дружки снайпера меня не мучил.

Лег спать и пожалел об этом.

Ночью проснулся от звука шагов и ломающихся кустов. Сразу включил все камеры, но ничего на мониторах не увидел. Тем не менее, шаги слышались отчетливо и даже громыхания по брошенным машинам.

Так с заряженным автоматом и просидел в машине до самого рассвета.

21 апреля.

Проснулся рано. Быстро сварганил себе еду из рыбных консервов. Сайра с гречкой, а что, из-за редкого применения в моем меню пошла отлично. Готовлю это блюдо редко исключительно из-за поганого вкуса и запаха. Но сайру девать некуда.

Сказать, что колесо менять одному – это все равно, что ничего не сказать. Зарабатывая грыжу, я кое-как их перекатил, поднял машину и поставил. Обнаружилось в одном колесе кроме дырки, ещё повреждение внутренностей, не берусь сказать насколько это критично для машины, но при возможности нужно сделать замену ступицы или разобрать и посмотреть, что там внутри. Остальное не пострадало. Обидно, но эта стычка дала мне чувство неуверенности в машине, чувство незащищенности.

Из-за бессонной ночи я решил остаться ещё на одну ночь, а рано утром двинуться дальше. На трассе возможны различные варианты, а когда едешь один по диким краям, то лучше быть на пике активности и иметь возможность и запас по времени хода. Машину заправил – слил с бочки и залил полные баки.

Слышал про такие зажигательные пули, что пробивают топливный бак и поджигают топливо. Насчет солярки Александр говорил, что тоже зажигается только в путь, мне ещё повезло. Осмотрел винтовку. Две трубочки это лазерный указатель и еще, какая-то беда для корректировки стрельбы, то ли по ней дистанция отмеряется. Короче прицел мне не нравиться, уж слишком сложный. Посмотрел в сам прицел – увеличивает очень сильно, да ещё и объекты кажутся светлее намного. Искал у него какой-нибудь ночной режим, но не нашел, кроме подсветки самой прицельной сетки ничего не включилось. Тяжко с ним будет разобраться, так как все на английском и инструкции не предвидится.

Долго игрался с патроном от винтовки, представляя, сколько мощи в этом большом патроне.

22 апреля.

Три часа ночи, я сплю. Этой ночью как назло мне явился Иван. Тот, самый первый, с разбитой головой. Просил убираться отсюда поскорее. Было удивительно его видеть, особенно после того как я так с ним и не познакомился в этой жизни. Кошмара не было, просто сон. Я бы сказал на фоне окружающих привычных картин - даже очень хороший сон.

Проснулся резко. Душераздирающий вопль за триста – четыреста метров от машины заставил меня вскочить с кровати, да так, что я запутался в собственных ногах и упал на железные ящики с всякими полезностями. Думал, приснилось, но тут же ещё такой вопль в той же стороне не дал шанса придумать объяснение. Я бегом включил все мониторы, зарядил оружие, можно сказать - применил план «Тревога». Прошло пять минут, а никакого потустороннего присутствия я не ощущаю, уже успокоился, начал думать.

Я много раз становился свидетелем таких вот воплей при насиловании кого-нибудь кем-нибудь, или может быть даже при убийстве. В Новосибирске в последние дни, перед самой весной - люди совсем одичали. Мне приходилось выходить ночью. Как не странно собаки перестали нападать. Их тупо ели бродяги и запугали так, что даже крупной стаи не стоило опасаться.

Изначально мне показалось, что вопль был человеческим, очень громким, страшным. Я в принципе стал давать себе объяснение, что существует масса животных способных очень страшно орать ночью. Например, подстреленный заяц орет как маленьких ребенок, от этого становиться многим охотникам противно, что охотятся на зайца. Ещё могут быть всякие волки, медведи, например рысь, тоже громко и очень противно орет. Ещё есть всякие совы и филины.

Пока я перебирал представителей животного мира, я уже почти проснулся, захотелось выпить кофе из термоса. Это я успешно сделал, в спешке открутил крышку термоса и налил в крышку кофе. Были бы ещё сливки.

Попил кофе, мозг начал приходить в себя, включались и напрягались извилины. Пальцы разжали автомат, и я решил сложить его на кровать.

Недовольство столь ранней побудкой сменилось размышлением, что с этим делать и как дальше быть. Проверять что-то я не собирался. Выходить из машины себе дороже. А ехать ночью - можно под откос уйти. Камеры с наружи ничего не показывали.

Я уже расслабился, прилег на кровать, как дикий вопль в метрах пятидесяти пробрал меня до костей. Человеческим, я бы этот душераздирающий крик не смог назвать, но и звериным язык не поворачивается. Остатки кофе вылились из кружки и больно обожгли руку. Я побежал к мониторам, но в них ничего не увидел. Что за игра такая! Через пару секунд что-то прогремело по цистерне и прыгнуло на крышу машины. В мониторах я увидел лишь мелькнувшую тень. По моим предположениям что-то или кто-то сидит на крыше прямо надо мной, но камера ничего не показывает на это месте.

Ну, на фиг! Я завел двигатель и ночью рванул прочь из этого места. В потусторонние силы я не верю, а для атаки одичавших человекозверей рано. К тому же общение с Александром прошло не зря, и в каждом событии я видел первопричину и источник. Тут же я не смог разобрать ситуацию по полочкам и мне только предстоит это сделать дальше.

Блеск фар моего автомобиля в жилых домах с левой стороны, словно зазывал остаться, но я уже набирал скорость и распихивал невольно оставшиеся машины.

Московский тракт сменился большим четырехполосным кольцом, и я свернул на трассу до Екатеринбурга.

Что-то все равно привлекло мое внимание. Несколько машин на въезде в город. Они были не как все. Эти автомобили были похожи на машины мародеров, джипы, нагруженные канистрами и тюками, они стояли с раскрытыми дверцами, а возле одной машины валялась охотничья двустволка. Следы от пуль отсутствовали, машины стояли припаркованные к обочине на выезд из города и, судя по всему, стояли давно, пыль и копоть на стеклах выдавала время. Хозяев не было видно, насколько мог я это определить в свете фар. Я не стал осматривать чужую добычу, просто выехал из города и поехал дальше по трассе. Заторов на дороге не наблюдалось, снег в этих краях уже растаял. Но этот крик до сих пор не выходит из головы. Не хотел бы я ещё раз вернуться в этот город.

До Екатеринбурга проехать триста километров. Прощай Тюмень.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 84
Комментарии

Кто - то единицу уже поставил, а я вот на 8 оценил. Надеюсь, продолжение долго ждать не придётся.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Как только успевают. Прошлый раз тоже кто-то поставил, но помойму 2.

З.Ы.Сам надеюсь.

Да неужели!!?

_________________________

Единственного настоящего друга ты видишь в отражении. Он же - единственный настоящий враг.

Вот уж чего уже не ожидал увидеть.Хорошо,как всегда.9 ставлю

Чето не понял?? вторая часть и следом восьмая......??????????..............

Оценка растет, это радует.

Следом будет 3-я часть, потом 9-я часть и далее остальные.

+10 где можно прочесть меньше размером части? немогу прочесть дальше, недостача памяти у телефона!

Не занимайся ананизмом с телефоном, читай с ПК.

Быстрый вход