Обреченные на жизнь. Глава 3 часть 6

Предыдущая часть.

6.

- Ринат, может, ты не будешь ходить? – без всякой надежды спросила его Эльмира ночью.

- Ты же и так знаешь ответ. – ответил он, уже засыпая.

- Так какая причина заставит тебя отказаться от рейда?

- Какая причина поможет отказаться от шанса сделать твое будущее безопасным? – ответил он вопросом на вопрос.

- Я просто хочу, чтобы именно ты не ходил. Марат и Дима разве сами не справятся?

- Давай оставим этот разговор. Завтра рано вставать, я хочу выспаться. Доброй ночи.

Через минуту он уже спал, Эльмира лежала с открытыми глазами и смотрела, на чуть видимый в темноте потолок. Сомнения и страхи одолевали ее, и сон не шел. Разумом она понимала, что от этого рейда зависит их будущее, но сердце отказывалось отпускать ставшего самым близким ей человека…

Оттепель отказывалась отступать. Если бы на календаре не была середина сентября, то вполне можно было надеяться на то, что скоро придет весна. Ринат и Дима стояли на дорожке, ведущей к лодочной станции, рядом лежали огромные рюкзаки и лыжи, смазанные как раз по погоде. Кроме запаса боеприпасов, каждый взял большой дополнительный запас продуктов, который уже был распределен на части. Эти продукты планировалось укрыть в тайники вдоль пути: если уходить придется с освобожденными пленниками, они стали бы совсем не лишними. Из оружия Ринат и Дима взяли АКС и ПМы, Марат взял себе СВД, которая странным образом оказалась на складе – ведь они были в большом дефиците.

На улицу вышла Эльмира и направилась прямо к Марату, который проводил последний перед уходом инструктаж для остающихся мужчин. Она отвела его в сторону и начала что-то горячо ему говорить. Ринат старался услышать суть разговора, но шум леса заглушал и без того негромкий разговор. В какой-то момент Марат ошарашено посмотрел на нее, потом на Рината и снова перевел свой взгляд на Эльмиру. Его лицо расплылось в довольной улыбке, он что-то утвердительно ей ответил и обнял, прощаясь. Ринат никогда подобного за ними не замечал, и маленькая искра ревности скользнула в нем.

- Что за нежности вы там устроили? – стараясь скрыть негодование, спросил Ринат, когда они уже вышли на лед реки и прошли несколько сотен метров вверх по течению.

- Ты чего это? – расхохотался Марат. – Ну, ты, братишка, даешь!!! Нашел о чем думать! Ты бы лучше весь свой запал на цель расходовал.

- Значит… – не понял Ринат.

- Это ничего не значит. Хватит дурака валять, братишка! Я хоть и скотина, но не настолько. – Марат легко толкнул брата в плечо.

Добравшись до окраин города по руслу реки, изрядно освободив рюкзаки по ходу движения, они укрылись в небольшом каменном домике, чтобы переночевать. Огонь разжигать они не стали, и ограничились лишь сухим пайком, опасаясь быть обнаруженными. Как только низкие облака окрасились в белесый цвет, обозначая наступление утра, их небольшой отряд выдвинулся в сторону обитаемых кварталов города. Пробираясь по узким переулкам и сквозь полуразрушенные дома, они без труда добрались до места которое некогда было небольшим рынком. Своего предназначения это место не утратило и сейчас. Из окон разбитого и разграбленного офисного здания, они видели, что торговля шла полным ходом. Несколько десятков людей расположились за дощатыми прилавками, на которых были разложены различные товары. Тут же стояла небольшая шашлычная, где на мангале источали аромат куски мяса, происхождение которого не оставляло никаких сомнений: тут же неподалеку расположилась мясная лавка. Кроме пары кроличьих (или кошачьих?) тушек на крюках висели освежеванные собачьи туши. Чуть позади торговца мясом за импровизированной ширмой находилась и бойня, где мясник разделывал только что зарезанную собаку. Дальше по рядам располагались лавки, на которых лежали консервы, пакеты с мукой, сахаром и крупами, сигаретами, несколько лавок с разномастной одеждой и тряпьем, лавка ювелирных украшений. В самом дальнем углу располагалась лавка, уставленная бытовой и офисной техникой, где за прилавком скучал бородатый кавказец – его товар абсолютно не пользовался спросом. У входа на рынок сидел старик потертом пальто и каких-то обмотках, который разложил перед собой на полиэтиленовой пленке книги и журналы, но проходящие мимо люди даже не обращали на него никакого внимания: они тут же бежали к рядам, торговались, ругались, толкались у прилавков. На базарчике несмотря на столь раннее время уже было не меньше полусотни человек, кроме торговцев, охраны и вездесущих нищих и попрошаек, вымаливающих еду у прохожих.

- А оружием они, по-видимому, не торгуют. – заключил Марат, оглядывая базар в бинокль.

- Оно понятно. Кому нужно вооружать соседа. Только чем же они там вместо денег пользуются? Крышечками что ли? – спросил Дима, сидевший у самого выхода из помещения, в котором они расположились, наблюдая за лестничными пролетами.

- По-моему у них натуральный обмен. Бартер. Вон тетка пытается обменять пуховую шаль на сгущенку. – ответил Марат.

- Так. Кажется, наши клиенты подъехали. – сказал Ринат, наблюдавший за базаром немного с другой стороны. К входу подъехали три снегохода, обдав снежной крошкой старичка с книгами. Пять человек с автоматами за спинами бодро соскочили со снегоходов, и подошли вплотную к старику, который сразу встал с раскладного стульчика и как-то съежился.

- Хозяева приехали. – сделал вывод Марат, глядя на происходящие.

Все приехавшие были кавказцами. Один из них пихнул ногой стопку книг, старик тут же склонился, чтобы подобрать разлетевшиеся книги и получил толчок ногой, отчего растянулся на мокром снегу под дружный хохот хозяев и охраны. Не возмущаясь, старик поспешил собрать свой нехитрый товар и скоро скрылся в переулке. Двое кавказцев сели за пластиковый столик, куда шашлычник тут же принес дымящиеся кружки, остальные приехавшие пошли вдоль рядов, о чем-то коротко переговариваясь с торговцами и охраной. Меньше чем через час, сидящие за столиком поднялись, успев выпить несколько кружек чая и направились к выходу. Один из них скинул варежки и меховую шапку на сидение снегохода и, указав в сторону здания, откуда группа вела наблюдение, медленно направился к ним.

- Наш клиент. Дима, остаешься на подхвате. – сказал Марат и пригибаясь поспешил к лестничной клетке.

Они быстро спустились на первый этаж, который использовался всеми вместо туалета, и поискали глазами место для укрытия. Ринат присел за столом ресепшена, Марат укрылся за поваленным металлическим шкафом на противоположной от Рината стороне. Ничего не подозревающий бандит прошел сквозь разбитый дверной проем, который еще хранил на себе остатки пластиковой двери. Ринат слышал, как он громко сморкнулся в пол и чиркнул спичками. Спустя мгновение, послышался лязг положенного на пол оружия и звук расстегиваемого ремня. Ринат выглянул из-за стойки: бандит сидел на корточках со спущенными штанами практически напротив него и спокойно справлял свою нужду, непринужденно покуривая и сплевывая в сторону, автомат лежал перед ним. Ринат привстал, бросил куском обвалившейся штукатурки в бандита, беря того на мушку. Бандит резко обернулся и, увидев Рината, инстинктивно потянулся за автоматом, но спущенные штаны и неудобное положение сыграли свою роль: он не удержал равновесия и сел прямо на пятую точку. В этот момент с другой стороны показался Марат, который почти шепотом произнес только одну фразу:

- Ти-и-хо!

Бандит в ответ испуганно кивнул, и даже не пытался подняться, сидя в куче своих экскрементов. Ринат забрал его автомат и движением дула приказал встать. Тот встал, поднимая руки вверх, Марат вытащил из карманов ватника запасные обоймы, пару гранат, снял с пояса нож, ухмыльнулся и прошептал:

- Ты со спущенными штанами пойдешь? Отморозишь хозяйство-то! – бандит кивнул и судорожными движениями натянул ватные штаны, затем Марат стянул ему руки за спиной, и указал стволом направление движения. Находящиеся снаружи бандиты ничего не заметили и не услышали, и продолжали весело ржать над анекдотами невысокого хозяина шашлычной.

Они тихо поднялись по лестнице: Ринат впереди, Марат замыкал. Дима молча кивнул, увидев их, и первым спустился через разрушенный проем на другой стороне здания. Пленник постоянно падал – связанные руки мешали держать равновесие на развалинах, но каждый раз быстро вставал, понимая, что церемониться с ним не будут. Они прошли сквозь несколько полуразрушенных домов, входя с одной стороны и выходя через проломы или окна с другой, чтобы скрыть следы. Через полчаса они залезли на последний этаж сильно пострадавшей двухподъездной девятиэтажки-«свечки», где Марат, наконец, развязал руки пленному, но только для того, чтобы заново их стянуть за спинкой покосившегося стула. Ринат занял позицию подальше от окон, но на достаточном расстоянии, чтобы спокойно наблюдать за подходами к дому со стороны, откуда они пришли. Через пару минут появился Дима, который установил растяжки на входе и на одном из лестничных пролетов. Он устроился на стуле, который поставил на стол в глубине помещения, чтобы так же спокойно наблюдать за подходами с другой стороны дома.

На окнах болтались обрывки полиэтиленовой пленки – по-видимому, кто-то пытался уже тут обустроить не то жилище, не то наблюдательный пост. Посреди большой гостиной, в которой они расположились, стояла закопченная металлическая бочка из-под подсолнечного масла, еще хранившая в себе остатки недогоревших обломков мебели. Весь паркет с пола был содран и давно ушел на дрова, сам бетонный пол был усеян осколками стекла, стреляными гильзами, кусками штукатурки и битого кирпича. В нескольких местах были видны засохшие пятна крови, без сомнений – тут был бой. Бывшими обитателями этого помещения в стене был пробит проход, ведший в соседнюю квартиру, откуда дверь вела в соседний подъезд, дальше располагались многочисленные гаражи, лабиринт которых позволял уйти от противника.

Марат встал напротив пленного, который за все это время не проронил ни слова и, пристально посмотрел в заросшее бородой лицо.

- Ну и воняет от тебя, братан. Жить хочешь? – насмешливым тоном спросил Марат. Пленный молчал, бросая злобные взгляды на него из-под густых бровей. Он заметно изменил свое поведение за время пути, и Ринат не понимал, что ему стоило попытаться вырваться сразу или подать сигнал своим товарищам, но списал все это на эффект неожиданности и продолжил наблюдение за территорией.

- Значит, молчать будем? – тем же тоном продолжил Марат. – Да брось, ты! Не в лапы гестапо попал, но если будет нужно, применим и их методы. Так как тебя, говоришь, зовут?

- Иди ты на… - прошипел бандит.

- Ух, ты! Уговорил, пойду, а ты за мной, размахивая руками, хорошо? Я ж к тебе по-хорошему. Пока по хорошему. После того, что вы сотворили, руки так и просятся к ножу и вытаскивать из тебя информацию вместе с сухожилиями. Или может тебя распять сейчас вот на той стене и купола на твоей коже вырезать начать или что там у вас принято? А то звезда как-то не по-вашему получается. Что смотришь так? Думаешь, руки не поднимутся? – Марат нисколько не распалялся, а продолжал говорить все тем же сухим тоном.

- Кишка тонка. – криво усмехнулся в ответ бандит.

- Хорошо. Как хочешь. – он отошел к стене, у которой стопкой были сложены книги и начал выбирать.

- «Руслан и Людмила»… Нет, это святое! «Мастер и Маргарита» – точно нет, «Второго ша… А! Вот нашел! «Ка-зу-ал»… Сойдет! – он, удовлетворенно крякнув, вытащил из стопки потрепанную книжицу.

- Ты чего? Решил заняться просветлением этого быдла? – рассмеялся Дима.

- Ага. – кивнул Марат. – Сейчас будем ему вслух читать и знакомить с современной литературой. А то выбор у бедняги-книготорговца ему, видимо, не слишком-то и понравился.

Он выдрал из книги несколько страниц и подошел к бандиту. Тот презрительно взглянул на Марата и отвел глаза. Марат резким движением опрокинул ему голову и разжал рот, куда тут же засунул скомканные в шар листы. Бандит захрипел, пытаясь выплюнуть бумагу, но ничего из этого не вышло.

- А обычную тряпку не судьба было засунуть? – продолжал смеяться Дима.

- Да вот блажь такая на меня снизошла. Хорошая бумага, не намокает! – Марат похлопал ладонью по распухшей щеке бандита. – Все бы книги из такой бумаги делали.

Бандит стал странно хрипеть, заваливая голову набок.

- Но, но! Ты чего, уважаемый? Неужели литература не нравится? Ну, извини, до серъезной литературы ты пока еще не дорос. – Марат небрежно схватил его за волосы и вернул голову в прежнее положение.

- Объясни хоть, в чем суть твоего действенного метода? – спросил Ринат.

- Полиграфия хорошая, не газетная бумага, намокает долго. Углы листов сильно раздражают носоглотку, что причиняет бо-о-ольшие неудобства, а тряпочка она же мягкая. Так ведь? – обратился он к пленному. – Да не надо на меня так смотреть, конвенцию о военнопленных отменили одновременно с государствами полтора года назад.

Бандит продолжат хрипеть.

- Теперь слабонервных прошу отвернуться. – сказал Марат и начал стягивать с себя маскхалат, затем скинул мешающий бушлат и поежился от холодного ветра, дующего через пустые оконные проемы.

- Приступим. – добавил он, расчехляя нож…

- Вот и все. Проверка домашнего задания показала отличные знания предмета нашим учеником. Знания можно оценить на твердое «хорошо». – Марат засунул кляп обратно в рот бандиту. Пленный уже не сидел, а лежал, так и привязанный к стулу, мыча от боли, вокруг него растекалась парящая лужа крови.

- Стоило ли? – спросил Ринат, с презрением глядя на валяющееся тело.

- А он бы стал с нами церемониться? – ответил за Марата Дима, продолжая смотреть на улицу, брат лишь бросил косой взгляд на Рината.

- Теперь заключительные штрихи. – сказал Марат и разрезал удерживающее тело веревку, перевернул его на живот и неуловимым движением воткнул острие в основание черепа. Тело бандита мигом обмякло, Марат вынул гранату, выдернул чеку и аккуратно положил гранату под бездыханное тело.

- Спи спокойно, друг мой. Ты был лучшим учеником в классе. – язвительно сказал Марат, оттирая пятна крови со своей одежды снегом.

Информация, пусть и добытая таким методом, оказалась весьма ценной. Наконец был получен ответ на вопрос: как же удалось бандам за такой короткий срок расправиться с двумя организованными и достаточно боеспособными группами выживших? Сразу после Нового Года банды, до этого еще мирившиеся друг с другом начали открытую войну. Причиной тому стало то, что количество людей в бандах постоянно росло за счет вновь прибывающих разрозненных групп из-за пределов города, а ресурсов на всех не хватало. Начались столкновения за обладание небольшими рынками, уцелевшими заправками, еще хранившими запасы топлива и различные склады. Весной отряды военных при поддержке нескольких отрядов, отправленных на подмогу Валерой, стали методично истреблять расколовшиеся на многочисленные осколки банды. Именно это привело к тому, что на общей сходке бандитами было решено объединиться под единым руководством для отведения опасности. Так называемая банда Олигарха, самая многочисленная и боеспособная, стала костяком образованной армии. Пустив рабов по минным полям, они ворвались в расположение военных, и, не считаясь с потерями, вырезали практически всех. Только помощь вовремя пришедшего бронепоезда спасло их от полного истребления, но было уже поздно. Не теряя времени, следующей же ночью, тихо вырезав посты и дозоры, банды ворвались на территорию их города. Подрыв здания роддома был осуществлен с помощью предателей из числа защитников. Дольше всех сопротивлялись, железнодорожники, прикрытые огнем из бронепоезда, но массированный минометный обстрел разрушил труды многомесячных трудов: поезд был разбит, его команда истреблена. Подавив последние разрозненные очаги сопротивления, банды окончательно выиграли эту короткую войну

После возвращения в Ижевск, в среде объединенных банд возник ощутимый разлад, однако по настоящее время главари еще пытались договариваться между собой. Основной спор возник по поводу распределения добытого оружия и пленных, что было неудивительно: рабов после безумных атак через минные поля оставалось очень и очень мало. Пленный указал места базирования всех группировок, о которых он знал. Всего тут насчитывалось около десятка различных группировок, среди которых особенно выделялись три: количеством бойцов, местоположением и ресурсами. Именно между ними сейчас начался дележ. Пленный оказался не последним человеком в кавказской банде, поэтому многое рассказал об их планах.

Ребята сидели на чердаке старого шестиэтажного дома, обсуждая план дальнейших действий.

- Ты же сказал, что тут будут главари обеих банд. Так не проще ли их разом уничтожить? – сказал Дима, рубанув ладонью по карте.

- И к чему это приведет? Сам подумай? Тут надо поступить хитрее. Чтобы между этими тремя бандами война вспыхнула. Вот смотри. Кавказцы и татары собираются на сходку, чтобы решить вопрос о совместных действиях против банды Олигарха, так? Друг другу они не доверяют, поэтому, несмотря на все предварительные договоренности, все будут при полном вооружении, да и на базах люди будут сидеть в полной готовности. Наша цель, чтобы они не договорились, а лучше – начали между собой войну. Вот теперь послушайте, что тут сочинил мой воспаленный мозг…

Ринат окончательно замерз, сидя в отсыревшем полуподвальном помещении. Молчание города перемешивалось со звуком капающей воды где-то за спиной. Затянувшаяся оттепель делало свое дело – на полу образовалось небольшое озеро, которое доходило ему до щиколоток. Хотелось горячего чаю и курить, но он с упорством продолжал вглядываться в темноту пролегающей за маленьким окошком улицы. Время неумолимо шло, но никто не появлялся. Наконец, его ожидания оправдались, из темноты переулка на дорогу вышел небольшой патруль из трех человек, который неспешным шагом обходил окрестности. Полная беспечность, с которой они двигались по улице, несколько удивила Рината, однако, осознавая безраздельную власть банд в городе и отсутствие явных противников, он понимал такое их поведение. Когда до места его укрытия оставалось меньше десятка метров, он тенью скользнул вдоль стены и вышел на улицу прямо перед ними, демонстративно показывая пустые руки. Патрульные всполошились и тут же взяли его под прицел, при этом подозрительно оглядываясь вокруг.

- Я свой. – негромко, но четко произнес Ринат. – срочно отнесите эту записку Олигарху. На кону его жизнь.

- Ты откуда нарисовался? – выкрикнул ближайший к нему патрульный.

- Неважно. У вас осталось два, максимум три часа на то, чтобы успеть спасти ваши шкуры, а заодно спасти жизнь Олигарху. Думайте быстрее. Вот информация. – он протянул в их сторону пластиковый файл с бумагой.

- Ты что гонишь, ща мы тебя в решето продырявим.

- Потом тебя за ребра повесят. Ты же знаешь, что Олигарх быстр на такие вещи. А что если я тебе скажу, что хачи с татарами на сходку собираются, чтобы сообща вас прищучить? Интересно, узнай Олигарх о том, что тебе это было известно, что с тобой будет? Так ты берешь? – Ринат так и продолжал держать папку в руке.

- А ты не гонишь? – продолжал сомневаться его собеседник. Второй патрульный что-то тихо сказал ему на ухо, тот встрепенулся и заново навел на него уже опустившийся ствол автомата. – Слышь, а ты что сам не пойдешь к нему, а? Чего сам лично не расскажешь?

- Твою мать! Если бы я не боялся пропалиться, я бы не стал тут с тобой посреди ночи терки тереть. Последний раз предлагаю, потом ухожу. – разозлился Ринат.

- Ладно, давай, но знай, если ты, падла, наколол нас, мы тебя везде достанем! – сказал подошедший патрульный и выхватил файл из руки Рината.

- Найдешь, если надо будет, а скорее даже благодарить придешь. Привет Кабану. – Ринат отвернулся и направился к проему, из которого появился. Патрульные удивленно переглянулись между собой.

- Слышь, тебя, как кличут-то? – услышал Ринат напоследок.

- Добрым самаритянином. Давай двигай, времени в обрез. – бросил он через плечо и скрылся в проеме…

Марат лежал на чердаке трехэтажного дома, укрывшись под слоями стекловаты, опилок и обычного чердачного хлама, стараясь не дышать. На чердаке уже несколько раз появлялись люди, но, как он и полагал, ограничивались тем, что несколько раз светили фонариками по углам и скрывались в люке. Однако в такие моменты Марат старался совсем не дышать и осторожно выдыхал только после того, как топот сменялся хрустом снега. Последние проверяющие появились и исчезли буквально десять минут назад. Он изрядно устал, добираясь до этого места, удаленного настолько, что пусть и быстрым шагом, но путь занял больше часа. На чердаке он оказался уже с наступлением темноты. Наконец в точно назначенное время послышался звук работающих двигателей. Марат осторожно выбрался из-под кучи хлама и вынул из стены кирпич, который он предусмотрительно вернул, было на место, после того, как расковырял этот участок стены. Его взору открылся пустырь, поросший редкими кустами. За пустырем начинались частные дома, частью сгоревшие, частью разрушенные. Направо и налево от пустыря были овраги. Слева – небольшой, заросший маленькими деревцами, чьи верхушки едва виднелись из под снега, другой – гораздо глубже и круче. Через этот, последний овраг, был перекинут навесной мост, за которым снова тянулись вереницы частных домов. Наконец показался свет фар, и со стороны мелкого оврага. Показалась вереница снегоходов, которые были похожи на муравьев, окруживших жука, которым был ярко-оранжевый «Ухтыш». Колонна остановилась практически посередине пустыря, откуда вышли несколько человек в богатых шубах и дубленках. Оружия ни у кого не было видно, но Марат не сомневался в том, что оно у них есть: вот один как-то неуклюже поправил дробовик под ватником, другой открыл, а потом лишь слегка прикрыл багажный отсек снегохода, в котором без сомнения тоже лежало оружие. Марат удовлетворенно улыбнулся и продолжил наблюдение. Через минуту-две со стороны частных домов подъехали кавказцы, все на снегоходах. Все были либо в теплых куртках, либо в дубленках, они встали чуть поодаль от первых и замерли в ожидании. Главарь татар в длинной шубе сделал шаг вперед, то же сделал лидер кавказцев, их примеру последовали остальные, но с интервалом в два-три шага от своих предводителей. Главари коротко поздоровались, и начали разговор, содержание которого было совсем не слышно Марату, однако было абсолютно понятно, что разговор особо не клеится и проходит на повышенных тонах. Они по очереди то и дело взмахивали руками, что-то отчаянно доказывая друг другу. В какой-то момент лидер кавказцев отвернулся от своего собеседника и сделал шаг в сторону. «Пора!» - мелькнуло у Марата в голове, и он плавно нажал на спусковой крючок СВД. Пуля вошла кавказцу прямо в висок, выбив с обратной стороны фонтан из крови и ошметков. Тут же началась стрельба, все остальные выхватили оружие и без лишних слов стали начинять друг друга свинцом. Лидер татар упал один из первых, получив заряд дроби в лицо, но Марат этого уже не видел: сразу после выстрела, он спрыгнул с чердака в снег на противоположной стороне и скрылся в люке коллектора, который предварительно оставил открытым…

Обессилев от непосильной ноши, Дима сел к стене и сделал большой глоток из фляжки. Ему пришлось нести труп плененного и убитого днем кавказца пусть и недалеко, но по ощутимо тяжелому маршруту. Теперь он сидел у стены и брезгливо смотрел на неестественно распластавшееся на полу тело. Оставалось еще минимум полчаса, поэтому Дима не спеша, отсчитал из автомата кавказца с десяток патронов и устроил тело в окне четвертого этажа. Рядом у всех оконных премов он разбросал собранные заранее гильзы и несколько окурков, у самого последнего окна, где он сам занял позицию, он разлил баночку крови убитого кавказца. Далее он приготовил к стрельбе «Муху» и дослал патрон в патроннике своего автомата. Теперь оставалось только ждать. Где-то далеко послышалась беспорядочная стрельба, которая слабым эхом отражалась от стен зданий. Дима улыбнулся: план работает, осталась его партия. Как он и рассчитывал, через сорок минут после его появления, на дороге показались люди Олигарха, отправленные на разведку. Впереди на медленной скорости шел снегоход, за которым скользили около десятка лыжников. Как только снегоход стал идеально открыт для стрельбы, Дима выстрелил, раздался взрыв снаряда, следом за которым заговорили стволы пулеметов и автоматов всех, кто был в этот момент снизу. Дима упал на пол и ползком выбрался из квартиры на лестничную площадку, откуда юркнул в дверь подвала. Он выскочил с другой стороны здания и припустил к другому дому. Обогнув все еще стреляющих бандитов, он зашел с другой стороны, залег возле мусорных баков и прислушался. Стрельба прекратилась. Несколько человек ринулись в открытый дверной проем подъезда, раздался взрыв гранаты, затем один из бандитов высунулся из окна и крикнул:

- Это хачи!!! Сообщи Олигарху, быстро!!!

«Ну, вот и все. Мы свое дело сделали!» - подумал про себя Дима и, бросив последний взгляд на «войско» Олигарха, улыбнулся и поспешил к точке сбора.

- Ну, ты и интриган, Марат. – тихо рассмеялся Дима, прислушиваясь к звукам разгорающегося боя. С крыши, где они сидели, были видны частые вспышки сигнальных ракет и всполохи пламени от горящих домов. Повсюду была слышна стрельба, банды уничтожали друг друга, не жалея ни людей, ни патронов. Несколько раз перестрелка вспыхивала в непосредственной близости от дома, где они расположились, но каждый раз стрельба резко обрывалась лишь для того, чтобы опять вспыхнуть где-то еще.

- Двинули? – Марат встал с места и поправил съехавшую маску.

- Удачи нам! – Дима легко хлопнул Рината по затылку и начал спуск первым. Через час они без помех добрались до одной из основных баз кавказцев, которая располагалась на территории бывшего АТП. Не успели они залечь, как железные ворота распахнулись, и оттуда спешно вышел отряд человек в тридцать. Основные силы кавказцев в это время штурмовали базу татар и одновременно отбивались от небольших мобильных групп людей Олигарха, который не стал ввязываться в массовую бойню, а ограничился лишь тем, что в городе действовали небольшие отряды. Основные силы Олигарха сидели внутри своей базы, готовые отразить любую атаку.

На территории АТП по предположениям Марата должно было оставаться не больше сотни человек, большая часть которых охраняли периметр. Именно здесь, согласно полученной информации содержалось большинство захваченных в плен их земляков. Они держались в строении, напоминавшем ангар, и особо не охранялось – все равно бежать тут было некуда.

- Дим, готов? – шепотом спросил Марат. Дима кивнул и пополз в сторону центральных ворот.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 79
Комментарии

Прикольно! Бывают в жизни и не такие совпадения. Так что особо не переживай. С меня +10 ))).

Давай продолжать, может еще где мысли совпадут.

Удачи!

+10

>>Тут же стояла небольшая шашлычная, где на мангале источали аромат куски мяса, происхождение которого не оставляло никаких сомнений: тут же неподалеку расположилась мясная лавка. Кроме пары кроличьих (или кошачьих?) тушек на крюках висели освежеванные собачьи туши.

И двое дезертиров.

>>бандит сидел на корточках и спокойно справлял свою нужду, >>Ринат привстал, бросил куском обвалившейся штукатурки в бандита, беря того на мушку.

И процесс пошёл намного быстрее.

"Тот встал, поднимая руки вверхо запахе не пытался подняться, сидя в произнес только одну фразу:ятую точку. лся за автоматомпр, Марат вытащил из карманов ватника запасные обоймы, пару гранат, снял с пояса нож, ухмыльнулся и прошептал"

Глюк, однако

"Приступим. — добавил он, расчехляя нож… — Вот и все. Проверка домашнего задания показала отличные знания предмета нашим учеником. Знания можно оценить на твердое «хорошо». "

Я так понимаю, троеточие обозначает разрыв в повествовании. Однако неплохо бы еще line break добавить, а то сразу непонятно. Создается впечатление, что просто выпал кусок текста. Так что лучше сделать после троеточия отдельный параграф.

"что тут сочинил мой воспаленный мозг… Ринат окончательно замерз, сидя в отсыревшем полуподвальном помещении. "

То же самое и здесь.

"Ему пришлось нести труп плененного и убитого днем кавказца пусть и недалеко, но по ощутимо тяжелому маршруту."

Первоначально создается впечатление, что это тот же самый кавказец, которого допрашивали. Однако это не так: того заминировали, да еще предварительно прирезав (отчего он однозначно не годится на роль псевдоубийцы). Так что речь явно о другом кавказце. Однако ранее в тексте он нигде не фигурировал, и читатель путается.

Про использование бумаги в качестве кляпа и побочных эффектах, им вызываемых, спасибо. Креативно.

+10 жаль не могу+10000

Кляп из бумаги реально удивил!!!отличная находка!

+ 10 Всё так же превосходно!

саботаж намучен по приколу+10!!!!!!!!

Привет всем, оба

Быстрый вход