Страх и ненависть в Нью-Рено. Глава 2. Первая кровь.

Через час вернулся Святой. Оглядев заведение, он нашёл пустой столик, сел за него и сделал пару глотков из своей фляжки, после чего, откинувшись на спинку стула, задремал. Чуткий сон его был вскоре нарушен Аристархом, заявившегося в довоенном смокинге и тут же устроившего драку. Укусив вышибалу бара за ухо, гуль с улюлюканьем шарахнулся в окно. Местные дружно заржали, в том числе и амбал: всем выходки Аристарха были не в новинку.

Агни выкрутасы собрата по разложению веселили недолго, поэтому она попыталась привлечь внимание Святого, запустив в него скомканный кусочек салфетки. Святой в ответ приоткрыл глаз, осмотрел комок бумаги, осмотрел Агни, закрыл глаз и негромко захрапел. Но через несколько секунд он встрепенулся и обратился к гулю:

-Ну, если хочешь, можешь рассказать мне свою историю. Авось засну лучше.

Прежде чем Агни раскрыла рот, Аристарх с тремя бутылками пива перекочевал за столик Святого. Поманив гуля рукой, он со словами: «Собственно, во!» галантно поставил перед каждым пойло. Смокинг Аристарха уже успел смениться пальто и странной шапкой с непонятным знаком: скрещенными изогнутым ножом и маленьким молоточком.

-Вздрогнем! - произнёс Святой на чистом русском языке. Свой же чертяка, свой!

Аристарх в ответ крикнул «Ура!» и отсалютовал.

-Закусь хош? У меня есть кожа, мне-то она не нужна!!...Хе-хе. Шучу, это рыбка вяленная. Ну, конечно, она малость фонит, но, сам понимаешь, мне-то на это насрать!

-А есть что нефонящее? Или еще лучше: волбочка, с Каспия?.. - Святой хлебнул пива и расплылся в мечтательной улыбке.

Поведать парочке свою историю Агни так и не смогла. Причиной тому была толпа крепких ребят в кожанках, самым бессовестным образом нарушивших идилию бара. У каждого на шее красовался красный платок: скорее всего, парни принадлежали к какой-то местной группировке.

Как по мановению атомной бомбы, все посетители бара, кроме наших героев, спешно повалили на улицу, глотнуть свежего воздуха.

Гогоча и толкаясь, толпа подошла к стойке. Самый здоровый из парней подмигнул бармену:

-Эй, Джонни, как жизнь?

После чего резко вытянул руку, схватил мужчину за ворот и притянул к себе.

-Как твоё ухо, дружище, уже зажило? - с плохо сыгранной тревогой спросил верзила и свободной рукой хлопнул по зарубцевавшейся ткани.

-Алё! Приём! Как слышно?! - заорал он в обезображенное отверстие, бывшее когда-то здоровым ухом. Вся толпа послушно заржала. Бармен натужно хрипел и пытался разорвать рубаху: натянутый ворот его душил.

-Скучаешь по ушку, да, Джонни? У меня тут коллекция! Какое твоё? - главарь вытянул из-под футболки веревку с нанизанными высушенными человеческими ушами.

-Давай, выбирай, я тебе продам подешёвке! Или даже нет: подарю на день рождения! Когда у тебя день рождения, а, Джонни?! - верзила продолжать орать бармену в ухо: тот, потеряв от удушья последние силы, распластался на барной стойке с бордово-красным лицом и выпученными глазами. Толпа вокруг улюлюкала.

Наконец, главарю наскучили эти игры. Он отпустил бармена, и тот ни жив ни мёртв сполз под барную стойку, хрипло дыша и кашляя.

-Налей-ка нам выпить, Джонни - с улыбкой сказал он и тут же грохнул по стойке кулаком. - И чтоб нормального пойла, а не того дерьма, которое ты тут подаешь!

Наша компания всё это время молча наблюдала за происходящим. Первым действовать начал Святой. В его планы защита слабых и обиженных обычно не входила, но возможностью разжиться хорошим оружием и горой крышек, да еще при этом подняв карму в глазах окружающих, пренебрегать не стоило.

Мужчина подошёл к барной стойке и остановился возле главаря.

-Я, конечно, дико извиняюсь, но разве тебя мама не учила уважать старших? И вообще, высерок, ты кто такой?!

Не дожидаясь ответа, Святой достал дробовик и выстрелил в главаря дуплетом. Верзила, только-только развернувшийся к нему, грохнулся на стойку бара и начал медленно сползать на пол: гримаса удивления на его лице сменилась животной яростью. Прикрывая одной рукой прескверно выглядящую рану на груди, он попытался одновременно встать и достать из набедренной кобуры обрез. Святой уже собирался добить его повторным выстрелом, но его отвлекли: один из бандитов бросился на него и попытался ударить ножом в живот. Со Святым такие штуки не проходили - он легко заблокировал удар и пнул противника, который упал под ноги рядом стоящему товарищу, уже успевшего вытащить пистолет и прицелиться в Святого. Рука бандита дёрнулась и пуля улетела чёрте куда, но к этому моменту главарь всё-таки вытащил обрез, и его выстрел был куда удачливей: пуля угодила Святому в плечу, пробив ржавые пластины, из отверстий начала сочиться кровь.

-На пол, шакалы! - рявкнула Агни, которая, пока бандиты пребывали в смятении от выходки Святого, быстро заняла позицию у входной двери и в доказательство серьезности своих намерений выстрелила в ногу ближайшему бандиту. Тот со стоном повалился к ногам женщины-гуля, но больше никто её совету не последовал: противники повернулись к Агни и начали доставать оружие.

Этим воспользовались Аристах и Лаура. Первый с криком «Салатики!» попытался перерезать ближайшему вражине горло. То ли звёзды на небе сошлись не так, то ли алкоголь дал о себе знать, но разобраться с бандитом быстро не получилось: удар гуля был легко отбит. Между противниками завязалась рукопашная драка.

Лаура, поначалу в драку вступать не желавшая, увидела у одного из бандитов нераспечатанную пачку сигарет в заднем кармане штанов и спешно переменила своё решение. Вооружившись шипованным кастетом, гуль прыгнула на обладателя заветного трофея и одним резким движением вспорола ему горло. Бандит с выражением крайнего удивления на лице сделал па и повалился на бок, припечатав об пол и Лауру, которая силой похвастаться не могла, а потому на время выбыла из боя, пытаясь выбраться из под мёртвого врага. Впрочем, когда она наконец освободилась, схватка гуля более не интересовала: Лаура перевернула стол и спряталась за ним. Там же она распечатала пачку и с удовольствием затянулась.

Святой тем временем перезарядил обрез и еще раз выстрелил в главаря. Пуля попала верзиле в голову; та лопнула словно спелый арбуз, забрызгав всех стоявших вокруг окровавленными ошмётками мозга. Тут же еще один бандит получил свинцовый подарок в темечко, на этот раз от Агни - гуль не любила, когда к ней с криком бежали, да еще и с ножом наперевес.

Один из бандитов провёл рукой по лицу, стирая брызги крови и ошмётки мозгов босса. Похоже, до него начало доходить, в какую задницу он попал: глаза его расширились от ужаса и, заорав: «Пацаны! Они убили Кенни! Я сваливаю!» бандит вместе с уцелевшими остатками некогда крутой банды бросился к выходу, который предусмотрительно загородила Агни. Но окна-то остались без охраны!

Вослед улепетывающим во все лопатки бандитам летели пули Аристарха, Святого и Лауры, подгоняемые ругательствами на чистом русском языке. Но и тем, кому удалось выбраться на улицу, удача отнюдь не улыбалась: Дэн вовремя вернулся из своих скитаний. Убить он никого не убил, но без лишних дырок в шкуре уйти не удалось никому.

Бой завершился безо всяких потерь для нашей компании, и все принялись пожинать плоды трудов своих.

Агни, утолив жажду крови, решила осмотреть падших от её руки бандитов на предмет чего-нибудь ценного. У парня, раненого в голову, но еще находящегося в сознании, нашлись порнографические карты, армейский нож, джет и горстка крышек. Гуль для профилактики заехала бандиту в одно ухо и нежно прошептала в другое:

-Следующий раз слушайтесь, если женщина говорит вам «лежать». Ползи отсюда по-тихому - и помаячила перед его затуманенным взором пистолетом. Бандит решил, что на сегодня приключений ему хватит, и потерял сознание.

Аристарх тем временем был занят очень важным делом: пытался открутить голову застреленному им бандиту: уж очень смешные получились на его бритой голове дырки от пуль. Расположенные на уровне глаз, только с другой стороны, кровоточащие отверстия придавали затылку вид сюрреалистического лица, полного немного удивления и скорби. «Ну зачем ты меня застрелил, а? Я же был таким классным бандитом!» - словно говорило оно. Редко Аристарху удавалось так красиво убивать врагов, а потому он решил оставить полюбившийся трофей себе.

-Люди! Кто шарит в строении шеи? Позвонки можно открутить как гайки?!

-Маленький кенни В куртке «Аляска», ему теперь ни кто не будет строить глазки, его теперь ни кто не погладит по головке, хоть говорить об этом не очень то и ловко...А, что? - Святой, напевая себе под нос, обчищал беднягу Кенни. От главаря ему достались в наследство 20 патронов к обрезу, стимпак, 150 крышек и джет. - Позвонки...Арик, сначала крутни до хруста, потом ножом между разошедшихся позвонков прорежь - и она твоя.

Святой рассовал по карманам всё найденное и подошёл к барной стойке.

-Бармен! Пива! И чистой воды во флягу!

Бармен вылез из-под стойки. По исходящему от него запашку было ясно, что он очень близко к сердцу принял произошедшие в баре события. Все еще находясь в прострации, он словно сомнамбула выполнил просьбу Святого и, не попросив оплаты, направился в служебную комнату.

-Стягай доспех, герой, плечо посмотрю. - Агни подошла к Святому, который, по всей видимости, и думать забыл о своём ранении.

-Ах, вот оно что! Я чувствую: болит плечо, а оно видишь как, ранил меня Кенни-засранец.

Святой послушно сел за стол и обнажил плечо. Агни удалила застрявшую в тканях дробь ножом, плеснула на рану алкоголем со стойки и бинтами из своей аптечки перетянула плечо.

-К утру будешь в норме.

-Спасибо, дорогая...Эй, а ты куда собрался? - обратился Святой к проходящему мимо Аристарху с трупом бандита на плечах. Голова бандита по-прежнему было на месте: видимо, гуль счёл её отвинчивание слишком тривиальной задачей.

-Мне еще резьбу ему делать и всю ночь спиртовать его...Так что, извините, до утра. Может, еще наткусь на его дружков...Хе-хе, давно хочу кукольный театр.

Аристарх в ожидании ответа уставился на товарищей. Что он ожидал услышать, страшно было даже предположить.

-Арик, а может, ну его к чёрту: эти трупы, черепа? Посидим, пива попьём, в картишки зарубимся? Сейчас вон бармен помоется, придёт в себя, поляну нам накроет.

Агни уселась на стойку и принялась тасовать найденные карты.

-Аристарх, может, вы захватите с собой голову на завтрашнее мероприятие? Она выглядит очень убедительно, аргумент тянет килограмма на четыре. А вот вы, господин с пистолетом, не желаете в карты? - Последние слова назначались Дэну, который, словно тень, прошёл после схватки в бар, сел за один из многочисленных свободных столиков и принялся чистить свой кольт.

-Не, не, не, дел невпроворот, до завтра! - Аристарх, вслух рассуждая о том, как же сделать резьбу трупу, вышел из бара. Впрочем, гуля при желании можно было легко найти: кровь от тела оставляла след.

Дэн проводил Аристарха взглядом и повернулся к Агни:

-Никогда не был силён в картах.

-Тогда нам просто обязательно сыграть с вами - Сасхохоталась женщина-гуль. - Нельзя упускать такой шанс, тем более с такой замечательной колодой. Жаль, Аристарх нас покинул, как как бы не пришлось проскучать по углам до полудня. Совершенно нечем заняться в этом городе, женщине-гулю я имею в виду.

Болтая, Агни деловито наводила порядок в раскуроченном баре: поднимала пострадавшие столы и стулья. Сидеть без дела она просто была не состоянии.

-Ладно - номад решил, что карты - не худшие на данный момент убийцы времени. - Без ставок. На деньги и тем более на раздевание не играем.

Агни ухмыльнулась и подсела к Дэну, махнув рукой остальным, чтобы присоединялись. -Тогда какой интерес играть? Картинки рассматривать, что ли? С раздеванием не спорю, согласна, не будем на раздевание играть. Хотя какая разница, если выигрывать? А, вы же рассчитываете, что проиграете... Стесняетесь, да? Я тоже. Не будем, ладно.

А как насчет желаний? Это дико скучно - играть на интерес - Лаура подсела к компании. Новенькая пачка приятно грела карман, и гуль находилась в прекрасном расположении духа.

- Желания порой гораздо интереснее раздевания, - подхватила Агни. - Как считаете?

Но ответить ей никто не успел.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.4 / голосов: 5

Быстрый вход