Естественный отбор глава 2

Предыдущая часть

Дорога была абсолютно пуста. По встречному направлению мы не встретили ни одной машины. Лишь одно транспортное средство было сейчас на дороге – это наша белая шестёрка с синими полосками по бокам на которой белыми буквами было выведено слово «милиция», а чуть дальше стояла другая надпись «телефон доверия 2-43-21».

По обоим сторонам дороги раскинулось большое поле, обсаженное с одной стороны горохом а с другой уже начавшей желтеть пшеницей. Нередко попадались нефтяные качалки, большие железные сооружения одиноко стоящие посередине поля, на которых была надпись «Tatneft» высеченная большими и гордыми зелёно-красными латинскими буквами. Они безустали, монотонно дырявили верхнюю часть земной коры добывая полезную жидкость. (Интересно, куда вся эта нефть уходила?) В народе поговаривали, что однажды в Татарстан приехали немцы и провели анализ добываемого топлива. Они сказали, что если бы хоть 40% оставалось республике (а не уходило куда-то в Москву), то в Татарстане можно было бы обновить самым лучшим образом (как на треках в формуле 1) все имеющиеся дороги и по краям их пустить золотую каёмку шириной в сантиметр. Такое вот народ болтал, а мы вот ехали по сильно избитой тракторами дороге, нас то и дело трясло словно в танке каком-то.

Леса за Сармановом почти не было, его вырубили сразу после революции, понаделали везде колхозов, аграрных сообществ и понапахали полей. Куда ни глянь – поле! Но эти колхозы здесь надолго не прижились, как и везде начался бардак, в девяностых крали все кому не лень, начиная от складов с продуктами и заканчивая складами с оружием. Демократия. Местные маленькие колхозы (или как говорит мой друг, «калхезы») не остались в стороне. Почти сразу, великие татарские колхозы, собиравшие тысячами тонн зерна зачахли, а с ними и народ. Люди стали умирать в этих краях, молодёжь переехала в города или в посёлки побольше где ещё можно было найти работу. Сейчас в некогда великом колхозе «Старого Альметьева» проживало не более пяти сотен человек, из них 70% старики и инвалиды. Молодёжь приезжала из близлежащего Сарманова, в котором жило больше, около семи тысяч населения.

   Машина не без труда поднялась на последний холм, за ним лежала прямая асфальтированная дорога, до деревушки осталось меньше трёх километров. Я посмотрел через Серёжино окошко налево, там, на верхушке холма стояла высокая красно-белая железная башня с антенной служившая телевидению и связи (как поговаривали, там установили антенну «МТС»). Всё это было закрыто железной изгородью, поверх которой была блестящая от утренней росы колючая проволока. Рядом лежал небольшой рукотворный лес посаженной ещё одноклассниками моей мамы в шестидесятые годы прошлого века. Помню, как мы с мамой и братом собирали там грибы и как-то попали под сильнейший ливень, вымокли до нитки, а я был сильно испуган, потому что у нас, прямо над головами сверкнула молния, и послышался мощнейший гром.

   И вот мы снова на прямой, холмик остался позади. Шофёр почему-то выключил сирену, неприятный шум «фиу-фиу» пропал, даже как-то легче стало. Серёжа вновь увеличил скорость до сотни и вот Альметьево уже видно как на ладони. В деревне два пруда, первый на въезде (небольшой по площади, но глубокий), второй на выезде (большой, но глубины там почти нет). Вот уже виден первый пруд, обрамлённый бетонными плитами и железными буйками, чтобы машины не скатывались вниз. Обычно автолюбители мыли там своих железных коней, очень удобно – вода близко, стоишь на плитах, недалеко от деревни. В общем бесплатная автомойка (моешь, конечно, сам). При въезде в деревню слева остаётся кладбище, а рядом стоит железная автобусная стоянка. Сразу при входе в деревню два поворота – налево (там школа, клуб и сельсовет) и направо (куча домов с живущими в них дряхлыми стариками).

  Пять утра, многие из жителей деревни должны были уже встать, ведь в таких местах встают обычно с рассветом то бишь с первыми петухами. Но на улицах никого видно не было. На улице была лишь наша машина, никакого потустороннего движения. Я посмотрел направо, солнце поднялось уже высоко.

   Мы, наконец, заехали на развилку, повернули налево. Проехав метров сто, водитель медленно остановил средство передвижения у двухэтажного здания школы из обшарпанного временем белого кирпича (раньше тут училось много детей, даже приезжали из соседних деревень что поменьше, но сейчас тут, такого количества учеников не было). По обоим сторонам улицы раскинулись десятка четыре разномастных домов.

   Пожурчав недолго двигателем машины, Серёжа выключил мотор. Вынув ключ, он быстро засунул его в карман брюк. И посмотрел на меня вопросительным взглядом, в ответ я также взглянул на него. Это продолжилось недолго. Через десять секунд ожидания я, почему-то охрипшим голосом, выдавил из себя :

-Какой дом?

    Тот в ответ лишь легонько кивнул в сторону дома покрашенного в ярко-жёлтый цвет и одел фуражку.

-Этот, - негромко сказал он мне, потом к моему удивлению спросил, - что-то очень тихо? Не заметил?

  В ответ я ничего не сказал, прислушался, потом взялся за блестящую ручку  стеклоподъёмника машины, начал крутить её с силой вниз пока в машину не вдохнуло чистым утренним деревенским воздухом. Конечно, и коровьим гавном чуть попахивало, но ничего, выдержать можно. Поставив локоть на опущенное стекло я снял фуражку, и тихонько вытащил голову из машины.

   Наконец, я прислушался по настоящему, без какой-либо преграды. Тишина, абсолютно ничего. Время текло быстро, прошла с полминуты, но ничего не было слышно. Полное отсуствие звуков почему-то пугало, даже сейчас, утром, при дневном свете.

   Прошёл ещё десяток секунд. Да, тишина. Странно… Сбоку послышался шум, это Серёжа потянулся за автоматами. Я повернул голову к нему. В такой тишине звук ударяющихся друг о друга стволов было как-то тяжело воспринимать. И тут к моему горлу подступил комок, «зачем оружие? – подумал я смотря на Серёжу, - мы же лишь дедка пришли навестить». Лейтенант, держа автомат за обойму, протянул его мне и при этом коротко пояснил:

-Держи, и если что, будь на готове.

Я кивнул и надвинул на своё лицо маску храброго парня. Но у меня уже появился лёгкий страх. Раньше, за всю мою краткосрочную службу в рядах УВД, мне ещё не приходилось идти на захват, да ещё и с применением оружия! Операция такого рода была для меня в новинку. (автомат я держал лишь шесть раз в жизни, да и то во время обучения в ШМ города Елабуги). Обычно в районе всегда было тихо, бывало конечно, пацаны могут подраться, подебоширить. Но чтобы нападение террористов или ограбление банка или захват заложников, нет, такого у нас родом не было! Молодёжь конечно шалила, но после встречи с нами они быстро успокаивались и мы их не трогали, пусть дерутся пока молодые! Потом уже времени на это не будет.

   Серёжа открыл дверцу машины со своей стороны, я также последовал его примеру, и мы вышли у старенького домика, напротив которого стояла школа. Cтранно, но на посередине дороги одиноко валялась мужская туфля. "Ну и неряшливый тут народ!". Негромко хлопнув дверью, мы скорым шагом направились в сторону указанного дома.

   Дождя не было уже с неделю, поэтому тропинка перед домом сейчас была сухая. Наши высокие ботинки негромко хрустели по высохшей грязи, создавая при этом интересный звук, сравнимый наверное только с жеванием чипсов. Сергей на этот шум внимания не обратил, он подошёл к калитке и остановившись возле неё снял фуражку, протёр взмокшую от пота голову сухой носовым платком и постучался. Потом спохватившись что у него в руках автомат, быстро убрал его, повесил за спину и подойдя чуть ближе к калитке прислушался.

   Как ни странно, но ответа не последовало. Он обернулся ко мне и посмотрел на меня. Только взгляд у него был явно не вопросительный а какой-то труднообъяснимый. После некоторого времени со стороны лейтенанта на калитку снова посыпались частые и несильные удары кулаком. На эту громкую дробь никто не ответил. И вновь тишина!

   Я стоял в метрах трёх от него и тупо озирался вокруг. Посмотрел по сторонам, по окнам соседних домов. Никого, ни единого движения, ни справа ни слева.

   «Что-то здесь не так» - проскользнуло у меня в голове, я крепче сжал в руке автомат. С утра было не так тепло, но как-ни странно, холодный метал приятно холодил мои руки. Не знаю патология (или как там это называется) у меня или нет, но мои конечности имели привычку быстро потеть когда я начинал нервничать. Цевьё начало скользить у меня с рук. Медленно сомнение, мучавшее меня, переходило в непонятный страх, который всё рос и рос. Вот что значит не иметь практику и опыт, я был готов уже убежать домой сломя голову и бросив оружие. Но нет, что-то держало меня тут, не давало уйти. Скорее всего, это была боязнь опозориться на первом же серьёзном деле, ведь я хотел закончить свою короткую карьеру мента достойно и с честью.

   Ноги мои, мало по малу уже начали дрожать, а ответа стуку Серёжи всё не было. Наконец через секунду, мои нервы мои сдали, и я обратился к старшему по званию:

-Не отвечают, - Сергей обернулся ко мне - может, пойдём в клуб и его проверим?

   Тот легко повернулся ко мне голову и улыбнувшись мне, и сказал:

-Не пасуй сразу пацан, давай заходим, - и легко толкнул хиленькую калитку, покрашенную в синий цвет, та послушно отъехала во двор.

Серёжа посмотрел в мою сторону, и зазывая меня рукой вошёл внутрь. Я взглянул на стоящую позади «шаху», ключей у меня от машины все равно нет, убежать не смогу – далеко, поэтому другого варианта у меня не было. Пришлось идти за лейтенантом.

   Через пять секунд я уже был в небольшом дворе. Внутри всё было чисто, убрано, как сейчас стало модно говорить «стандартно». По левую сторону стоял старенький дом, по центру высокий двухэтажный деревянный сарай с сеновалом к которому вела дорожка из выложенных на земле поломанных красных кирпичей, а по правую сторону виднелся открытый гараж из которого вырисовывался потрёпанный временем и безжалостью хозяев красный мотоцикл с люлькой, присмотревшись, я заметил что это пятая «планета».

    Никакого движения во дворе не было, лишь небольшой ветерок слева трепал на ветру повешенную на шпагате (верёвка, белая такая) стопку носков у окна. Серёжа быстро обернул двор профессиональным взглядом и вздохнув пошёл к двери. Старая,обшарпанная дверь имела у стены звонок, лейтенант поднял указательный палец, поднёс его к кнопке звонка (кстати, выполненного кустарным способом из пробки от зубной пасты и крышки из банки) и уже почти нажал его, когда с сарая кто-то негромко цыкнул.

    Серёжа остановил руку в нескольких сантиметрах от кнопки. Он повернул голову направо и удивлённо вгляделся в соседнее строение. Зрение у него было не орлиное, поэтому он еле  заметнодля меня прищурился и чуточку вытянул шею. Нижняя дверь была закрыта на замок, а вход в сеновал медленно открылся. Оттуда высунулась рожа какого-то прыщавого старика в чёрной шапке, он поманил нас рукой к себе:

-Сюда, - тихо прошептал он, - и быстрее! Страх всё набиравший у меня обороты в моей душе, наконец ушёл, видно было что старичок явно рехнулся. Я убрал автомат за спину и опёршись спиной об веранду нагло ухмыльнувшись спросил дедка:

-Чё бабай (по татарски дед), чего испугался-то? И посмотрел на Серёжу довольным взглядом, тот нахмурился и спросил дедка:

-Слушай бабай, - негромко, но уверенно произнёс он, - что случилось? Где потерпевшие?

-Поднимайтесь сюда! – уже громче сказал он и шире открыл дверь – подымайтесь! Не стойте там!

    Я улыбнулся дедку и посмотрел в его глаза. Его слова были такими искренними и полными прямо таки животного страха, а его глаза! Они были увеличены вдвое, испуганные и излучающие что-то непонятное и необъяснимое но точно не добрые. Таких пугающих глаз я не видел никогда. Моё дыхание вмиг участилось, кровь ударила в голову без всякой причины и руки мои задрожали. Старик опять что-то заговорил таким голосом и взглядом, что я не выдержал и поднял оружие на старика и заорал во всю глотку, что даже стоявший рядом лейтенант отпрянул от меня:

-Заткнись! – я как-бы со стороны услышал свой же крик, он был так  ужасен и жалок, я сам испугался своего голоса.

- Они уже тут! – тихо сказал в ответ дед и закрыл дверь в сеновал даже несмотря на то что на него был наставлен ствло оружия. 

   Серёжа воспользовался моментом и отобрал из моих вовсю дрожащих рук автомат, я особо не сопротивлялся ему и когда у меня из рук выскользнуло орудие борьбы, лейтенант посмотрел на меня одновременно удивлёнными и испуганными глазами и заорал:

-Ты что раскричался-то! – он был на меня в гневе, - ты понял чё ты сделал? Он же может подать заяву, что ты угрожал ему! Придурок!

Он явно был сильно распсихован на моё поведение. Я смущённо посмотрел на своего руководителя. Мне стало стыдно за свои действия, и в правду, я, как десятилетний пацан закричал на больного старикана. Почесав голову, я поднял глаза на Серёжу и тихо произнёс:

- Товарищ лейтенант, простите…

Договорить я не успел, мои слова были нарушены звуком тяжёлых шагов и странным скрипящим звуком прозвучавшим сзади. Я медленно обернулся, это была калитка, через которую мы только что зашли. Она с неприятным скрипом вновь медленно открылась и впустила кого-то.

    Взглянув в проём я увидел какого-то лысого мужика в старой тельняшке со следами засохшей крови и выцветшем трико (тоже с красными пятнами) но почему-то он был без обуви. Голова его была чуть приопущена, поэтому от солнца его лысая башка даже немного блестела, глаз его не было видно, со рта стекала тонкой и противной струйкой красноватая слюна. Он часто-часто дышал, словно пробежался с километр, и чуть крутил головой из стороны в сторону при этом что-то мычал себе под нос, словно разговаривая с кем-то.

   «Алкаш, - подумал я, - вот кто бабая терроризировал, по ходу он за водкой или брагой пришёл». Я вопросительно взглянул на Серёжу, он же в свою очередь бросил в мою сторону крайне удивлённый взгляд. Мы переглянулись, и он коротко кивнул мне.

    Если честно, я не понял что означало это движение, приказ или совет, но я кивнул в ответ, и подошёл к мужику, который всё ещё стоял глупо озираясь. Я легонько хлопнул его по сгорбленной спине, от чего тот дико дёрнулся всем телом и резко подняв голову посмотрел на меня.

- Мужик!... –начал было я, но тут же осёкся и испуганно убрал руку. Его глаза! Они были все в крови, они были красные, такие красные, что зрачки еле было видно. Эти глаза посмотрели на меня таким злым, яростным, сокрушающим взглядом, что я почувствовал на мгновенье в своих ногах ледяной холод, наверно от ужаса. На миг у меня появилось такое ощущение, будто я жертва а он хищник который охотится на меня. Эти глаза яростно сверкнули и словно увеличились в размерах, что сильней испугало меня. Даже взгляд юаюая был помягче по сранению с его взором.

    Я инстинктивно сделал шаг назад, и тут мужик толкнул меня с такой силой и злобой, что я улетел метра на два и больно упал спиной на раскрошенный кирпич и слышно ойкнул. Тогда этот безумный человек прыгнул на меня дико махая руками, которые кстати также были в засохшей крови. Прыгнул в прямом смысле. Сев на меня лежачего, мужчина начал зверски избивать моё лицо и грудную клетку. Да кулаки у него были мощные, большие и  твёрдые как камень, стандарт деревенского мужика. За две-три секунды, он успел сделать мне почти с десяток хороших ударов, от которых голова моя страшно заныла, вскоре из сломанного носа и разбитого рта потекла тёмная кровь.

     Ещё минута такого махача и я точно слёг бы навсегда, но тут подоспел ничего не понимающий Серёжа. Он схватил мужика за подмышки и убрав его с меня и бросил к калитке в метрах трёх о меня. Но тот, подёргавшись секунду, вновь стал и не убежал, а наоборот, побежал уже не ко мне а к лейтенанту, издавая при этом странные рычащие звуки. Он прыгнул на мента, и внезапно схватив его за руку начал кусаться и бить его по лицу, с Серёжиной головы слетела милицейская фуражка. 

    Серёжа вскрикнул от острой боли и от всей силы оттолкнул мужика к дому, так что тот влетел спиной в окно и разбил его в дребезги. Посыпалось ломаное стекло, которое было всё в крови психованного мужика, но псих крепко зацепился за ставни и немедленно вышел из оконного проёма. Он словно и не почувствовал этого, и опять как заведённый набросился на моего друга с кулаками. Но Серж не промах, двумя сильными ударами по почкам он легко свалил мужлана на землю.

    Тот подрыгивался несколько секунд схватившись за внешние признаки внутренних органов и вдруг громко заорал словно обиженный волчонок. 

-Урод, - пихнул он по животу лежачего.

Сергей отвернулся от него и пошёл ко мне. По пути он разорвал левый рукав своей синей рубашки, и очень умело, за несколько секунд положил на правую руку жгут (видно, сказывалась Афганская практика). По дороге он сплюнул кровью, его щека и губы были разбиты, оттуда обильно шла красная жидкость. Он сел на корточки рядом со мной и протянул руку:

-Ну чё герой, живой? – успел он спросить меня.

   Но в следующую секунду позади него появилась быстрая тень, и я подняв руку указывая пальцем заорал ему:

-Сзади!

    Он не успел обернуться, мощнейший удар по шее свалил его рядом со мной. Но он быстро оклемался и резко встав начал активную оборону. Они обменялись ударами, надо было признать, «урод» как сказал Сергей, имел хорошую боевую подготовку.

- Иди отсюда, - заорал Серёжа и толкнул врага, но из-за того что тот крепко зацепился они оба свалились на пыльную землю. Драка перешла в борьбу лёжа и тут началась каша из ударов и укусов. Я увидев что Сергей явно в беде, или даже в смертельной опасности медленно, через силу поднялся на ноги и не выдержав боли упал на живот при этом растянув руки словно волейболист. По моей груди пробежалась быстрая боль, невыдержав я шумно выдохнул и разгребая руками пыльную траву чуть пополз вперёд и остановился.  

    Лежа таким образом секунду я приглядевшись увидел что недалеко от веранды лежит мой автомат. Голова страшно ныла от ударов, сзади я чувствовал что по спине идёт кровь, герой я не герой, но я все равно преодолевая боль пополз за оружием.

     Но тут со стороны калитки послышались новые крики, в сердце у меня появилась радость, «ага, - обрадовано подумал я, - соседи бегут, они разнимут этого больного!». Я неуклюже перевернулся с живота на спину, и посмотрев вперёд ахнул через кровоточащие зубы. Мой рот невольно открылся от страха а челюсть, как говориться, отвисла.

  Из калитки в двор метнулось трое – двое мужчин и женщина преклонного возраста. С первого взгляда всё было нормально, пока они втроём не начали избивать Сергея. Страшные звуки исходили от них – то ли радость то ли крики удовольствия смешанные с почти звериным рычанием. Они били и били, без остановки и без усталости. Словно маньяки они получали от этого удовольствие. Я невольно явился свидетелем этого жестокого и несправедливого побоища. Мой друг вновь закричал, задрыгал ногами но вскоре затих. Руки этих людей неумело молотили Сергея, причиняя ему страшную боль. Страх который ушёл, вернулся вновь и мне по настоящему стало страшно, нет не смерть испугала меня, а то какие стали эти люди, их поведение, их зверство. Эти глаза! Они радостно заныли всей группой. Этот вой психологической радости от убийства заставил переосмыслить всю мою короткую жизнь. Как же я мало прожил! «Нет это не люди!» - решил я.

   Что же с ними случилось? Зачем они так? Почему? Не знаю какое было моё лицо, зеркал рядом не было, но я сразу понял почему лицо бабая так быстро изменилось. Моё лицо стало таким же. Моя челюсть задрожала.

    Прошла какая-то минута, но от Сергея уже не было ни одного признака жизни. Он был весь в крови, со сломанной шеей и руками, раскинулся в неестественной позе. Видно этого прекрасно хватило психам, они несколько раз пихнули и ударили уже мёртвое тело. Даже женщина, лет пятидесяти-пяти, грозно крикнула, (мне стало очень боязно видеть это явление) и взяв кусок кирпича с земли бросила его в кашу, некогда бывшей лицом лейтенанту.

     Они встали (слава Богу, что психи стояли ко мне спиной) и пошли на улицу. Меня кажется, забыли или пощадили, не знаю, но превозмогая боль я всё так встал. Спину заломило, и я чуть не упал, но удержался так как упёрся спиной об веранду, не выдержав боль у меня вырвался крик.

     И это была моя ошибка. Через секунду во двор прибежала та женщина любящая бросать кирпичи, а за ней и трое остальных мужчин. Так как скорость женщины была мала, её быстро догнали её друзья. И вот эта толпа больных неслась на меня.

    Ноги задрожали от страха, они затряслись до такой степени, что я вновь упал на пыльную землю. Осталась секунда до того как они достигнут меня и убьют как лейтенанта, они бежали вовсю. Глаза их были жадно устремлены ко мне, я был их целью, почему? Что я им сделал? На эти вопросы ответов у меня не было.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 44
Комментарии

может быть, кто-то ждал продолжения? думаю, дай напишу

А еше будет?

Если можно, пусть тётеньке с кирпичами будет двадцать два, и размер где-нибудь 3-й - 4-й. :`[

Жжесть.

Все классно! Если б еще не ошибки...

Укажу только самые "острые".

"Пожурчав недолго двигателем Серёжа выключил мотор". Сережа - это робот, трактор или истребитель? Или у него, пардон, с животиком проблемы?..

"мало по малу" пишется "мало-помалу".

"шаху", "махача" - это не для твоего рассказа, Хабир. Не подходит по стилю.

И запятые, запятые... Там, где надо, их нет.

А вообще - класс. Психологично. Жестко. Страшно. Оценки 9,9 нет - так что 10!

__________________________________

ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,

И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.

ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

Данте. Ад

Прочел. Хорошо, цепляет. За ошибки говорить не стану: сам грешен, найдутся другие )))) Вообще 10. Продолжай, кардаш.

Я писал этот рассказ с натуры (эти места есть в нашем районе, в точности по описанию). Недавно проехался по этим местам. Страшно стало.

:)))

Ой, как знакомо... Я тоже свой "Старый театр" с натуры писал. :))) Иду по своему Таганрогу каждый день в ужасе... :))) (все, кто смотрел "Наша Russia", меня поняли):)))

Надо тоже зомби-тематику разработать.:)))

__________________________________

ДРЕВНЕЙ МЕНЯ ЛИШЬ ВЕЧНЫЕ СОЗДАНЬЯ,

И С ВЕЧНОСТЬЮ ПРЕБУДУ НАРАВНЕ.

ВХОДЯЩИЕ, ОСТАВЬТЕ УПОВАНЬЯ.

Данте. Ад

Читается с удовольствием, интересный сюжет и немного юмора.

Я не очень люблю читать подробное описание природы, это скучно, поэтому мне сюжет показался растянутым, но если кто не согласен можете кинуть в меня кирпич)

а еще кто такой "юаюай"?.....

А продолжение будет?

он брал ее за плечо и неоднократно спрашивал: где ты девала деньги?

огромное количество стилистически ошибок и корявых описаний, сводящих на нет хороший сюжет. читать невозможно.

О стилистических ошибках говорить не буду. Материал явно не вычитан. Наверно, залил сразу после написания. Отложи на полгодика, потом сам все увидишь (знаю по опыту). Единственное, на что хочу обратить твое внимание, это странный "переляк" главного героя по дороге в деревню и в самой деревне до стычки с психами. Складывается такое впечатление, будто парень уже знает, что он персонаж ужастика. Раннее утро, он не выспался, вызов какой-то непонятный. В милицейской практике это частое явление. Не сгущай краски. Пусть мент будет сонный, раздраженный, или заинтересованный.

Твердо могу сказать лишь одно - ты не учишься. На тебя никакие хвалебные или критические комментарии не действуют. Обычно, когда хвалят - хочется писать еще лучше, когда критикуют - в пять раз лучше, а у тебя что были такие глупые ошибки как "Рядом лежал небольшой рукотворный лес", так и остались.

Как такой рассказ может попасть на самый верх рейтинга?.. Неужели твой читатель так неискушен?

- Что вы чувствуете, стреляя в людей?

- Отдачу.

Угу. Мелочи с формой одежды и обоймами автоматов опустим.

Быстрый вход