Как может быть - часть 5

Шел уже третий месяц, третий месяц, как они, словно крысы, зарылись под землю. Но он не стыдился этого, разве можно стыдиться того, что спас себе жизнь? Илья стыдился другого, он уже сотню раз просыпался в холодном поту, видя один и тот же сон.

Сотни людей собрались во дворе метеостанции, еще больше пробираются через лес. Кто-то несет вещи, кто-то - детей. Они пытаются взломать дверь в помещение, обезумев от страха и паники, которая моментально распространяется в любой толпе. Они попадают внутрь, но вместо спасительного входа в убежище видят лишь шахту лифта. Пустую. И в этот момент все снаружи вспыхивает. Те, кто всматривался в темноту шахты замечают это лишь краем глаза. Снаружи слышатся крики и стоны. И тут их накрывает взрывной волной. Воздух, несущийся с огромной скоростью от эпицентра взрыва просто высасывает людей из помещения на улицу. Туда, где лежат сотни таких же как они, поверивших в чудесное спасение, обожженных, сломленных взрывной волной. Сотни трупов....

В этим моменты единственным его утешением был Артем - тихо посапывающий в некотором подобии детской кроватки, сооруженном из старых коробок и обитом тканью. Он спас хотя бы его, он спас этого ребенка и его мать, и хотя бы это успокаивало его и давало желание жить.

Он знал, что не имеет права на такие мысли. После того, как пробыв под землей всего четыре недели, с собой покончил генерал Морзунов, назначенный комендантом убежища, его место занял Илья. Это была пожалуй единственная смерть, о которой Илья не переживал. Генерал, с самого первого момента пребывания в убежище доставлял ему множество хлопот. Он возомнил себя то ли царем, то ли богом в этой богом забытой дыре под землей. Вел себя так, как будто все, находящиеся в убежище, ему лично обязаны своими жизнями. Он отказывался экономить топливо и еду, постоянно курил, нагружая систему очистки воздуха. А потом, когда прошел месяц, в течении которого укрываемых должны были по инструкции эвакуировать в безопасное место, генерал запаниковал. На самом деле Илья и не ждал, что так скоро к ним придет помощь. Если честно - он вообще не ждал ее. Именно поэтому он настаивал на экономии топлива и других ресурсов.

Все конфликты с генералом окончились в один момент. Их перечеркнул пронесшийся по всему убежищу гулкий звук выстрела. С тех пор Илья стал комендантом. Он по прежнему раз в день выходил на связь на всех аварийных частотах, он следил за показаниями датчиков, прослушивающих эфир. Он по несколько часов сидел в зале управления и пялился на единственную уцелевшую после взрыва камеру наружного наблюдения - на мониторе было темно, шел снег.

Шел снег и было темно, день за днем.

В убежище становилось все холоднее, пусть и погруженное глубоко под землю, оно постепенно остывало - топлива еле хватало на генераторы, не говоря уже о системе обогрева. Хотя само убежище конструировалось с учетом пребывания большего количества людей на более длительный срок - в этом Илья был уверен, судя по количеству еды, запасов порошка для водяных фильтров и объему цистерн с топливом для генератора. Но большинство из них пустовало в момент закрытия дверей - либо кто-то все же украл с режимного объекта топливо, либо запас просто сократили по все той же инструкции.

Убежище жило своей жизнью, и очень хотелось надеяться, что именно жило, а не доживало последние дни. Свет практически везде был выключен, работа систем фильтрации и очистки воздуха сведена к минимуму, так что большинство укрываемых все чаще собиралось в общем зале - там всегда был свет и более-менее чистый воздух. Это убежище создавалось для того, чтобы спасти гражданских специалистов - ученых, врачей, добившихся наибольших, по мнению государства, успехов. Помимо Ильи в убежище было еще шесть военных - те самые лейтенанты, которые свозили сюда людей - тоже лучшие из лучших, и в отличии от генерала, на них он мог положиться.

Когда первые дни паники и испуга прошли, все укрываемые были размещены по комнатам, восстановился какой-то тихий, на удивление простой порядок. Люди разговаривали, сидя в общем зале, ели, расходились по комнатам. Илья узнал что многие из них писали, вот так вот - целый день на пролет. Один из пожилых ученых, когда Илья на прямую спросил его - что он пишет, сидя в углу общего зала за столом, сказал одну вещь, которая врезалась ему в память.

-Мемуары, на половину с трудом всей моей жизни. Все время откладывал, среди мелких повседневных дел. Спасибо вам - уставшие но мудрые глаза устремились на Илью. - Спасибо вам, за то что дали мне еще немного времени. Раз уж все равно мы все умрем, то должны хотя бы что-то оставить после себя. Многие так считают. Знаете - если кто-то, когда то найдет это убежище - помимо нас он найдет здесь довольно обширную библиотеку.

Илья раньше не видел, чтобы плакали взрослые мужчины... А что он оставит после себя? Ничего, кроме разве что Артема. Внука которого у него никогда не было наверху, но которого он обрел внизу.

**************

Андрею снился какой-то дикий сон, он и раньше видел сны о том, как делает предложение Кате, о том, как она представляет его своему отцу, но ни один из них не был настолько глуп и необычен, как этот. Поспешное бегство из дома, убежище, какие-то люди, начало войны, криокамера.

Криокамера! Андрей вскочил так резко, что по всему телу пронеслась волна боли, он почувствовал мощный удар, когда его лоб встретился с крышкой криокамеры.

-Эй, парень, не стоит ломать оборудование. - крышка открылась и он увидел отца Кати, встревожено осматривающего содержимое камеры.

-Руки-ноги целы? Пошевелить можешь?

-Да.. болит только все.

-Ну это нормально - считай что тебе повезло. Вылезай.

-Как Катя?

-Жива, все нормально с ней.

-Андрюш, я тут, ты как? Слезай. - голос шел откуда-то снизу, видимо она тоже недавно проснулась и продолжала лежать в своей камере.

Андрей с трудом сел - тело вело себя так... так как будто он лежал несколько дней скрюченный в маленькой коробке. В принципе он понимал, что фактически так оно и было, только прошло само собой не несколько дней. Сколько? Вот вопрос. Но главный вопрос - как там Катя.

Вылезти и спуститься по лесенке было еще сложнее чем сесть. Андрея шатало, стоять он мог лишь держась за лестницу. Но постепенно радужные круги в глазах расступились, писк в ушах затих и он начал слышать больше окружающих звуков.

Вокруг стонали, зевали и охали люди, кто-то плакал, в центре зала собралась группа из нескольких человек, которые оживленно о чем то спорили, хотя и старались это делать как можно тише.

Катя лежала в боксе криокамеры и потягивалась так сладко, как делала обычно, после ночи проведенной вместе. Лениво, медленно, как выспавшаяся кошка.

Подобные мысли несколько взбодрили Андрея, а уж вспоминания о подобных ночах - окончательно вернули его в тонус. Он нагнулся и провел ладонью по немного прохладной Катиной щеке, как делал обычно, когда приносил ей кофе в постель. Только в этот раз он принес ей не кофе а хорошую новость - они живы.

Удостоверившись что с "молодыми" все в порядке - Владимир поспешил к центру зала, туда, где собрались Денис Валерьевич, Марк, Илья - начальник охраны и еще несколько укрываемых. Все они стояли перед все еще закрытой криокамерой. Одного взгляда на нее было достаточно чтобы понять причину, по которой она была все еще закрыта - внутри лежало нечто черно-зеленое, раздутое, лишь от части напоминавшее тело человека. Недалеко, у одной из колонн две женщины успокаивали третью, она сидела на полу, ее рвало.

-Это что за чертовщина? - надо признать что Владимир сам был близок к тому, чтобы оказаться примерно в том же состоянии, что и та женщина, когда увидел "тело". Рвотные порывы с трудом скрывали и еще несколько человек, стоявших вокруг.

-Это Михаил. Видимо были неполадки с охлаждением.. он..-даже Денис Валерьевич запинался и путал слова - он видимо начал оттаивать постепенно. Это какой-то грибок, для развития которого сложились благоприятные условия. Его первой заметила та женщина. Уведите ее уже наверх.

-И вы засунули нас всех в эти пыточные камеры? Да у меня до сих пор все болит! Да на его месте мог оказаться любой из нас! Вы обещали нам безопасность! -Марк как всегда возмущался, хотя и избегал взглядов на тело горе-ученого.

-Радуйтесь что вы живы, идите в общий зал, сейчас когда все придут в себя - будем распределять вас по комнатам, вы же этого хотели? - Денис Валерьевич выглядел так же помято и заспанно как и все остальные, однако не сонливость придавала ему хмурое выражение лица - за первой не открывшейся капсулой виднелись еще несколько, в разных частях зала - закрытые, мигающие красными аварийными лампами.

-Да, я пойду - и надеюсь что там будет теплее чем здесь! Откуда такой холод? - продолжая бухтеть этот грузный хаотичный человек направился к лестнице, ведущей в общий зал, куда направляли просыпающихся людей "охранники". Сами они выглядели значительно бодрее - видимо они проснулись раньше остальных - это было логично, Владимир знал, как ни кто другой, что поддержание порядка в ограниченном пространстве - критически важное условие для выживания.

Краем глаза он заметил, как Андрей помогает выбраться из капсулы Кате, и как они вместе с остальными, начинают подниматься по лестнице.

-Чтож, доброе утро, господа. Как спалось, Денис Валерьевич?

-Я смотрю, Вова, ты сильно рад, что проснулся? А тем временем у нас двенадцать трупов, вернее трупов пять - те кто просто не проснулся, признаков жизни не подают. Остальные - он указал с некоторым отвращением на стоявшую перед ними капсулу - вот такие, и не нужно быть микробиологом чтобы понять - стоит какой-то из капсул разгерметизироваться и нам всем крышка. Кто его знает, что там за грибок и во что он мутировал за это время.

-Да кстати, сколько мы спали? - Владимир подошел к находящемуся рядом на стене терминалу и ввел административный пароль, но раньше, чем произошел вход в систему, он услышал ответ, заставивший сердце на несколько секунд остановиться, а зрачки предательски расшириться.

-Пятьдесят лет. Система разбудила нас по условию спадания уровня радиации.

-Не может быть, все-таки мы не в эпицентре, я думал что пройдет лет пять, может десять. Но не столько же. - Владимир дважды перепроверил информацию на часах, запустил отчет о состоянии систем убежища - все верно, прошло чуть меньше сорока девяти лет - был конец мая две тысячи шестьдесят первого года.

Дальнейшая диагностика системы показала серьезное падение температуры - оказывается ощущения не подводили только что проснувшихся обитателей убежища - это был не озноб, внутри температура составляла всего 15 градусов, причем на нижних этажах убежища - и того меньше, постепенно приближаясь к нулю. Два реактора сделали свое дело - система обогрева работала в штатном режиме не то чтобы на самом пределе, но все же с большей нагрузкой, чем предполагалось. Беглый осмотр наводил лишь на одну мысль - нарушение внешних контуров убежища, поступление грунтовых вод на седьмом и возможно шестом этаже.

-Денис Валерьевич? У нас проблема.

-Брось официоз Вова, ты всего то напять лет младше меня - теперь уже не до титулов или званий. Денис. Ок? - оказывается он все это время стоял сзади и наблюдал за действиями Владимира.

-Хорошо, так вот, пока не могу точно сказать, но мне кажется что у нас на нижних этажах как минимум трещина во внешнем контуре - скорее всего туда поступали грунтовые воды, седьмой складской этаж может быть частично или совсем затоплен. Только вот я не могу понять - если температура внизу близка к нулю, при работающих системах обогрева, то земля снаружи должна быть очень холодной - откуда тогда вода?

-Вот в этом тебе и придется разобраться - за любой помощью обращайся к Илье - СБ тебе поможет.

-СБ? Служба безопасности? Это те двадцать дуболомов в черном?

-Их двадцать пять. Было, один не проснулся. Ты же знаешь - я всегда стараюсь все учесть, не думал конечно что мы проспим так долго, но врядли мир вокруг стал дружелюбнее за это время. Что на поверхности?

-Радиационный фон и правда в пределах нормы, никаких вредных химических элементов тоже не обнаружено. Судя по логам - внешних посещений тоже не зарегистрировано, однако северные камеры вышли из строя несколько лет назад. Температура на поверхности - минус пять градусов, по всем камерам - снег, легкие сумерки, но на часах сейчас только семь утра, возможно что день будет светлее.

-Хорошо, сможешь сейчас поднять температуру? Марк знаешь ли не единственный, кто любит пожаловаться на жизнь, когда от него ничего не зависит. Да и еще - получиться загерметизировать этот зал? От греха, вентиляция же модульная?

- Да получиться. Сейчас займусь.

-Лучше не здесь, пойдем сначала обживемся- Денис Валерьевич или просто Денис - придется привыкать- направился к выходу из опустевшего к этому моменту зала.

-Да и, Вова, - через пол часа в комнате управления. До этого времени инфу никому не сливай - даже своим. Не хочу лишних слухов.

Владимир еще раз всмотрелся в изображения, поступающие с внешних камер, установленных на здании "метеостанции" - везде лежал снег, судя по стволам деревьев вокруг - преимущественно сосен, снега было много. Он поднял одну из камер, управляемых дистанционно, к небу и увидел серые облака, затянувшие все небо, только где то на востоке за деревьями проглядывала яркая полоса голубого неба - солнце уже начинало светить на землю.

Если бы он сделал то же самое с неработающей северной камерой - он бы не уходил из пустого зала также не торопясь и спокойно - на мониторе он бы увидел несколько столбов дыма, поднимающихся вдалеке из-за деревьев. Примерно так выглядел бы дым от десятка костров.

*****************

Альбина снова заворочилась на печи. Ей снился родной город, снилась семья, снилась работа. Из всего этого, как ни странно, осталось только последнее. При таких мыслях - не заснуть, это она выучила за последние несколько дней. Делить мир на "до" и "после" было легче, хотя за этим самым "до" скрывались родные, обычная жизнь, зеленая трава и синее небо. Закутавшись по плотнее в две шали, накинув пальто, Альбина открыла старую скрипучую дверь и вышла в "после" - практически непроглядную тьму, слегка освещаемую квадратиками окон.

Группа беженцев обосновалась в этой небольшой, покинутой деревне в горах уже несколько дней назад. Те, кто выжил после бомбежек, зачистки города грузинскими войсками, их отступлениея после того, как им дали отпор русские - их осталось не много, люди расходились в разные стороны, туда, где у кого-то были родные, кто-то шел на север, ища спасения у в очередной раз пришедшего им на помощь соседа. Тогда они еще не знали, что этим самым он подписал себе и всему миру смертный приговор. Более того - оставшиеся в живых жители Цхинвала не знали, что им повезло. Именно территория их страны осталась относительно не тронута войной - обе стороны не применяли оружие массового поражения там, где находились их войска.

Уже на протяжении нескольких дней Альбина спускалась вниз, к все еще догорающим руинам города. Она шла туда с единственной целью - спасти часть себя, часть своей работы. Она не знала где ее родные, не знала где Артур... Но она знала где находится, вернее находилось, здание библиотеки, в которой она работала. Само здание, как и все вокруг, выло разрушено, но Альбина знала дорогу, пробираясь между завалами, стараясь не зацепить растяжек, в спешке расставленных по всему городу отступающими ополченцами, она пробиралась в подвал - в книгохранилище.

Оно практически не пострадало, и каждый день Альбина выносила по несколько книг - самых важных и самых полезных. В основном это были учебники, но так же и медицинские справочники, техническая литература, журналы посвященные охоте и экстремальным видам спорта. Ее с детства учили что знания - сила, и пусть у нее не было автомата и мускулов - она собиралась спасти то, что сможет дать силу выжившим в будущем.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 33
Комментарии

Хм...если в убежище люди проторчали 50 лет и очнулись в условиях ядерной зимы,вывод напрашивается сам собой-других выживших нет,потому что запасов на 50 лет нет нигде и воспроизвести зимой их негде.Получается выжили лишь обитатели данного убежища?

почитайте дальше и узнаете)) кстати люди живут столетиями за полярным кругом и ничего - хорошо живут, не жалуются.

При поддержки с юга конечно живут,даже без поддержки,но это не ядерная зима и рад. фон там в норме и солнце светит и растения приспособленные к этому имеются.не стоит сравнивать теплое с мягким.Рассказ конечно не плох,но цифра в 50 лет меня озадачила.Надеюсь в дальнейшем будут разъяснения.

"Рыбак" пишет:

и кстати,сомневаюсь что в средней полосе России найдуться олени и северные рыбы в достаточных количествах(ведь именно за счет них люди и выживают за полярным кругом)

глупо предполагать, что осетию не тронут ОМП, если это передовая, судя по рассказу. Это Украину не тронут, ибо она ни там ни сям.

В центре антарктиды никто не живет, просто потому, что сдохнут от цинги. Там помойму даже животных нет в центре, не то что людей. Ядерная зима, имхо, нечто похожее. Выжить людям реально, так как продукты и чистая вода в бутылках просто заморозятся. Но выживут единицы. И то не на 50 лет. Болезни. Кто будет размножаться? Не реально..

РЕально, если это просто сезонная зима, а ядерная давно закончилась. Но автар утверждает, что это конец мая. Неувязочка

Если не ошибаюсь, то распад какой-то хрени после взрыва - четко прописан по срокам. Что-то распадается за часы, что-то за 30 лет, что-то за 300. Автар, откуда 50 лет срок? К какому снижению радиации он привязан, от чего?

это фантастика, вымысел, НЕ реальные события.. Даже не знаю как объяснить-то.. Знаете, после первой премьеры Звездных Войн, когда Лукас вышел к журналистам он сказал - "опережая ваши вопросы, да, мы знаем что в космосе нет взрывов, но без них бои казались бы не такими интересными"...

Прошу прощения за долгое отсутствие - отпуск и последовавший после него завал на работе не дали оперативно продолжить, скоро будет новая часть

Быстрый вход