24 февраля

В ночь с 23 на 24 февраля американцами была произведена скрытная атака с использованием вируса последнего поколения, который превращает человека в бездушное тело, наделенное одним желанием: есть. То есть превращающий людей в них самих — американцев. Разработчики ошиблись в расчетах, и вирус никоим образом не подействовал на людей, находящихся в состоянии алкогольного опьянения. Да и с датой атаки они тоже не угадали… Я проснулся от того, что кто-то стучал по моей голове. Нет, словом «проснулся» назвать это было нельзя, я, скорее, очнулся. Мышцы за ночь просто одеревенели, и каждое движение давалось с трудом. Я кое-как открыл глаза и понял, что стучат не по моей голове, а где-то рядом. Облизнув распухшим языком сухие губы, я попытался определить свое местонахождение. На ощупь понял, что лежу в какой-то металлической емкости абсолютно голый и замерзший. Я в морге?

Первая мысль меня настолько напугала, что я нашел в себе силы, чтобы присесть. Затылок уперся во что-то металлическое, это что-то на поверку оказалось водопроводным краном. Я пошарил руками вокруг и столкнул с полки несколько пластиковых бутылочек. Я поднял одну из них и открыл крышку. В бутылочке оказался шампунь. Блин, дома!!!

Эта радостная мысль теплом растеклась по всему телу, но голова все равно продолжала отчаянно болеть. Нет, она просто разрывалась на части, напоминая о вчерашней гулянке. Я нащупал вентиль с холодной водой и сделал два оборота. В открытый рот оттуда сползла одинокая капля. И все. Горячей воды тоже не было. Я снова откинулся на спину, не в силах приподняться. Стук в дверь снова возобновился. — Чего тебе? Я сплю!!! — крикнул я, подозревая, что это сестра в бешенстве пытается попасть в ванную комнату. Странно, что она еще не кричит, но мне хватило и своего окрика: от него голова просто разорвалась невыносимой болью. Нет, нужно выбираться. Нужно вылезать, а то я тут просто помру от сушняка и головной боли. Превозмогая слабость в затекших конечностях, я просто-напросто перевалился на пол и тут же вскочил, забыв обо всем — копчиком я ударился о горлышко пустой бутылки, а головой об ободок унитаза. — Хоть свет включила бы!!! — крикнул я, облокотившись об раковину, и повернул носик крана к раковине. Блин! Я же забыл, что воды нет! Сестра что-то невнятно промычала и ударила всем телом в дверь. — Да подожди ты! Сейчас выйду! — я злобно выругался на нетерпеливую сестру и пошарил вокруг в поисках очков. Хотя какой от них сейчас толк? Все равно ничего не видно, тут надо одежду искать. Я сделал неуверенный шаг назад, и тут же подпрыгнул. Под ногой что-то подозрительно хрустнуло. Мобильник! Я поднял его с пола и на ощупь понял, что ничего страшного с ним не случилось. — Свет включи!!! — еще раз крикнул я сестре, которая уже просто выла за дверью. В ответ я услышал только толчок в дверь. Телефон был отключен, я зажал нужную клавишу и подождал, пока экран не включится, выдавая заставку. Черт! Черт! Сколько времени-то? Мне ж на работу! Меня охватила паника, судорожно освещая пространство кругом неярким светом экрана телефона. Электронные часы на нем показывали уже четверть одиннадцатого утра. Это уже не опоздание, это — прогул! Одежда оказалась рядом и была аккуратно сложена в пластиковый тазик. Даже носки аккуратно сложил! Ну, даешь, алкоголик! Я сел на пол, и начал натягивать на себя джинсы, боясь, что стоя просто не смогу этого сделать. Это мне уже почти удалось, как пришлось их снимать — трусы-то я одеть забыл! Все началось заново. Локтем я опрокинул еще две бутылки, одна из которых упала со звуком, который мигом вселил надежду в мою отравленную душу. Да! Вот она!!! Полная бутылка живительного пива! Да и черт с ней, с работой. Я мгновенно открыл бутылку и одним глотком опустошил половину, заливая разгоревшийся в организме похмельный пожар. Сидя на холодном полу в наполовину одетых джинсах и прислонившись спиной к ванной, я наслаждался последними глотками. Сестра перестала ломиться в дверь и теперь грохотала чем-то на кухне. Допив пиво и почувствовав небывалое облегчение, я быстро оделся и выскользнул в коридор. Нет. На работу сегодня я уже не пойду. Катись оно все к черту! Из кухни в прихожую вышла сестра. Ну и вид! Косметика размазана по лицу, прическа в стиле «я у мамы вместо швабры», страшные, нет, бешенные глаза… Даааа… Видимо, у нее вчера тоже была еще та вечеринка. Она скривила рот и с рычанием бросилась на меня. — Ты чего??? — крикнул я и бросил ей навстречу свою куртку. Сестра на мгновение остановилась, что позволило мне толкнуть ее в ванную и закрыть за ней дверь. — Если тебя очередной жених бросил, то это не повод на мне отыгрываться. Хотела в ванную — сиди там теперь! — крикнул я, щелкая выключателем, одновременно зажигая свет и ванной и в прихожей. — Видишь, я не зверь, как ты. Свет тебе даже оставлю. Только тут заметил, что свет не зажегся. Несколько раз щелкнув выключателем, я спросил сквозь закрытую дверь: — Света тоже нет что ли? — ответом стал яростный толчок в дверь. — Дура! — выпалил я и побрел на кухню. Кухня была разгромлена. На полу валялись осколки битой посуды, рассыпаны крупы, сахар, что-то разлито. Я надел сестрины шлепанцы и осторожно прошел к распахнутому холодильнику. — Ты вообще с катушек съехала? Ты что тут натворила? — в ответ снова лишь вой и рычание. Весь возможный завтрак лежал на полу, холодильник был пуст. Нет, без дополнительной дозаправки я долго не протяну.

Надо идти в магазин. Мы с сестрой вообще нормально общаемся. Как нормально? Я ей не мешаю, она мне не мешает. Пересекаемся редко, и если бы не требование родителей, я давно бы сам снял квартиру, хотя в последнее время был согласен с ними: зарплату урезали, и на самостоятельный съем у меня уходило бы треть заработка. Я быстро переоделся и вышел в прихожую. Ботинки, согласно закону подлости, остались в ванной и охранялись обезумевшей сестрой. Пришлось надеть кроссовки. Напоследок я открыл защелку в двери ванной комнаты и крикнул напоследок, уже убегая из квартиры:- Умойся! — и тут же подумал: «А чем умываться-то?». Громко хлопнувшая дверь не позволила расслышать ответ сестры. Лифт как всегда не работал, да и стоило ли ожидать от него каких-либо результатов, если света все равно нет. Все равно, спускаться — не подниматься, но я умудрился несколько раз споткнуться по пути вниз, еще толком не соображая.

Ноги вытащили мое тело на улицу, которая встретила меня снегопадом. Я поднял лицо к небу и с наслаждением почувствовал, как большие хлопья снега падают на разгоряченное лицо, принося желаемое облегчение. В кармане нащупал банковскую карту и бодрым шагом направился к ближайшему супермаркету. Блин! Света же нет!

Как деньги-то снять? Я стоял, и вертел бесполезную на данный момент карточку и внезапно заметил, что улицы абсолютно пусты. Сегодня же не первое января! Куда все делись? Ни машин, ни людей. Хотя возле здания банка толпилось несколько десятков человек. Опять пикетируют, небось, требуя вклады вернуть. Ну-ну, удачи! И только тут до меня дошло: сегодня же суббота!!! Обрадовавшись тому, что никакого прогула нет, я даже подпрыгнул. Пошарив по карманам, я нашел пару купюр и кучу металлической мелочи. Решив, что этого вполне хватит, зашел в полумрак небольшого супермаркета, располагавшегося в подвале моего дома.

Странно, но он был абсолютно пуст. Только в дальнем углу, где располагались стеллажи и холодильники с алкоголем, слышался звон бутылок. Я быстро прошел по рядам, укладывая в корзинку по очереди майонез, пару «дошираков», баночку тушенки и вышел к заветным холодильникам. У стеллажей с водкой стоял бомж и резво нагружал тележку дорогой водкой, отхлебывая при этом из открытой бутылки с коньяком. Я тихонько кашлянул, бомж от страха подскочил, выронил бутылку и заорал: — Ааааааа!!! Не ешь меня!!! Аааааа!!! Как только бомж сделал небольшую паузу, чтобы набрать в легкие воздуха, я протянул вперед руки, желая показать на свои мирные намерения, и только успел сказать «Ээээ…», как он заорал еще громче и бросился наутек, не забывая при этом толкать перед собой тележку с набранным добром. — Сегодня что? С ума все посходили? — в сердцах крикнул я, когда входная дверь за убегающим захлопнулась. Оставшись один, я несколько раз обошел весь супермаркет, ища хоть кого-нибудь, кому можно отдать деньги, но супермаркет был пуст. Но я же честный гражданин. Дождусь. Я сел на стол рядом с местом кассира и открыл одну из банок пива. Незаметно для себя, я выпил еще три банки и почувствовал себя, наконец-то, человеком. — Не хотите денег — как хотите! Я пошел! — громко крикнул я и уже направился к выходу, как вдруг меня осенило: Что ж я бомж-пакетами буду питаться?

Развернувшись, я довольный своей мыслью направился вдоль полок с товарами. Выйдя на свежий воздух, я решил, что домой я не пойду — дождусь, пока сестра успокоится. Бодрым шагом, подогреваемый изнутри пивом и мыслями о том, что три литра коньяка — достойное продолжение утра, я направился к Саньку. Благо, жил он недалеко, а выпил вчера не меньше моего и наверняка страдает сейчас. Идти пришлось как раз мимо банка, где толпились люди. Они о чем-то негромко переговаривались, ходя взад-вперед прямо возле стеклянных дверей банка. Заметив меня, несколько пикетчиков отделились от толпы, и пошли в мою сторону. — Мне пофигу, у меня вообще вкладов нет! Отвалите, не буду ничего подписывать, а тем более стоять тут с вами. — весело крикнул я в их сторону и ускорил шаг.

Толпа загудела, и все поспешили за мной. — Вы чего? — испугался я и ускорил шаг. Толстая тетка в синем пальто, проявив недюжинные способности в скоростном передвигании ногами, оторвалась от основной толпы и кинулась ко мне.

Я перешел почти на бег, но толпа не отставала. С невнятными выкриками и рычанием, она быстро неслась за мной. На повороте меня занесло, и кроссовки не справились с гололедом: я рухнул на пятую точку, ударив пакетом с коньяком и закуской об угол дома. Раздался звук бьющегося стекла, которой привел меня в состояние бешенства. — Уроды! — крикнул я надвигающейся толпе и с сожалением вытащил разбитую бутылку. Вторая на мое счастье была цела, но мешкать я не стал. Запустил разбитой бутылкой в ту самую тетку в синем пальто и побежал. Раздался дикий вопль: с отвращением и ужасом я увидел, что бутылка ударилась в лицо тетки, и ее кожа местами просто-напросто стала облазить, открывая ужасные язвы. Я посмотрел на донышко расколотой бутылки с остатками коньяка, которую еще держал в руках, и запустил ее в толпу. Алкоголь, разбрызгиваясь на лету, устроил в рядах пикетчиков настоящую панику: брызги, попадающие на их кожу, тут же делали на ней ужасные ожоги. — Мама моя! А я же это пить собрался! - вырвалось из меня, но тут же я обратил внимание, что вся моя правая перчатка и рукав пропитаны алкоголем, но никаких последствий я не чувствовал, кроме запаха коньяка. Для верности я снял перчатку и осмотрел ладонь. Обычная ладонь, только мокрая. — Вы больные, да? — со страхом спросил я, глядя на опешивших преследователей. Несколько человек корчились на тротуаре, истошно подвывая. — У вас болезнь какая-то? Извините, я же не знал! Толпа, оставляя лежать своих товарищей, с ревом рванула за мной. Понимая, чем мне теперь грозит попадание в их руки, я изо всех сил помчался прочь. Оторваться от преследования не составило никакого труда. Еще бы! Захочешь жить, и не так побежишь! Впереди показался дом Санька. Я, пытаясь отдышаться, набрал номер на домофоне. Ответом была только его противная трель. Наверняка еще спит, скотина!

Тут я заметил, что гараж Сашки открыт, а его «четырнадцатая» стоит наполовину выгнанная. Я подошел к ней и увидел, что Санек спит, свернувшись клубком, на переднем сидении. — Эй, вставай, пьянь! — крикнул я, открывая дверь автомобиля со стороны пассажирского сидения. Санек отвернулся от меня и что-то проворчал. — Доктор пришел! Просыпайся. Где у тебя стаканчики? — звук открываемой бутылки подействовал на Санька волшебным образом. Он приоткрыл глаза и медленно встал, глядя не на меня, а на бутылку. — Дай! — прохрипел он и потянулся к бутылке. — Стаканчики давай! — ответил я, убирая бутылку подальше. — Даааай! — жалобно простонал Санек, требуя лекарства. — Да на. Держи. Только… — Санек выхватил бутылку из моих рук и присосался к горлышку. После нескольких длинных глотков, он поднял на меня мутные глаза и вернул бутылку. — Ну что, легче? — рассмеялся я, протягивая ему кусок ветчины. — Ох! — удовлетворенно выдохнул он и снова лег на опущенное сидение. — Эй, ты чего? Опять спать? — Нееее. — протянул Санек и извлек откуда-то из-за моего сидения стопку пластиковых стаканчиков. — Наливай!

За первый день весны выпить надо! — Держи! — сказал я, протягивая стаканчик, и увидел, что машину окружают. Одетые и раздетые люди группами стягивались к машине, глядя на нас дикими глазами, многие были измазаны кровью. — Это что? Зомби? — подавившись от удивления, спросил Санек. Тут до меня дошло…

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 31
Комментарии

Вот такой вот бред пришел в голову в одно не самое лучшее для моего организма утро. Не судите строго))))

Украдено из фильма "зомби по имени Шон"

Ванна закрывается с двух сторон?У ГГ нет света,но домофон друга работает?И почему злодеи боятся алкоголя?

Прикольно. С таким способом не стать зомби я еще не сталкивалась.

И написано очень хорошо. Понравилось.

Gott mit Uns

Было.У Т.Пауэрса

Если честно, то я не знаю, где это и у кого было. Честно. Этот бред был написан в состоянии глубокого похмура по дороге на службу и в первые два часа на ней. Кстати надо будет посмотреть, на что же это похоже. Спс!

Блин. Посмотрел аннотацию к фильму "Shaun of the dead" и немного посмотрел. Так стыдно стало... Уважаемые модераторы! Можно удалить эту запись?

Похоже да Рустам? Малай это я.

Фильмец прикольный, особенно начало. Утончённый английский юмор

Прикольно :) +10

И пофигу, если это у кого-то и было...я не читал у того, у кого это было...короче забей. Меня приколол рассказ, так что цель отяб для одного читателя достигнута :)

тож понравилось! :)

круть! меня прикололо!

хыхы =) наливай дальеш %)

Не знаю на что похоже,но российский колорит прописан идеально,так что и глава получается в целом отличной. ___________________________________________________________

Если бы не постоянное желание повеситься жизнь была бы невыносимой!

Супер))) очень живо и забавно)

Быстрый вход