Точка невозврата

Вот решмл попробовать новый опус. Если народу понравится будет продолжение, ну, а нет, так нет.

Точка невозврата

-Да, товарищ Берия, так точно, будет исполнено в срок. Да, Лаврентий Павлович, враг не дремлет. Стараемся как можем. Так точно не подведем товарища Сталина. Служу Советскому Союзу!

Человек в грязно-белом халате бережно полжил черную трубку на рычажки, словно это был не телефонный аппарат, а гремучая змея. Затем достал из кармана халата замусоленный платок и промокнул покрывшийся испариной лоб. Звали этого человека Истомин Петр Власович и был он ни много не мало, а профессором-физиологом, академиком АН СССР и руководителем закрытого института без названия, а просто с номером 92. Институт был не обычным - все помещения находились глубоко ниже уровня земли, где в базальтовом пласте были пробиты многочисленные штольни, переходы и огромные каверны. Для того чтобы попасть внутрь, необходимо было войти в неприметную сторожку на железнодорожной станции, спуститься в просторный подвал и сесть в небольшой вагончик. По уходящему в низ тоннелю вагонетка через 15 минут доставит посетителя в пункт первичного контроля. Затем дезинфекционный пропускник и карантин. После еще один КПП и вы на месте. Но пройти сюда могут только избранные: наделенные высочайшими научными званиями или не менее высочайшей властью. А охрана в учреждении состояла из элитных частей НКВД прошедших недавнюю войну, настоящих цепных псов.

Истомин достал из пачки измятую папиросу, нервно, ломая спички закурил и быстрым шагом устремился на выход из своего кабинета. Выйдя в длинный мрачный коридор он направился к посту охраны. Подойдя к пульту управления, кивнул дежурившему капитану и пощелкав тумблерами поднес микрофон ко рту.

- Всем сотрудникам, кроме дежурной смены собраться через 10 минут у меня в кабинете! Захаренко, захватите все эпикризы и отчеты за истекший месяц.

- Ну вот какие дела, - произнес Петр Власович, осматривая собравшихся коллег. - Мне звонил сейчас сам Лаврентий Палыч. Торопил, сулил и кнут, и пряник. Говорил, что сам товарищ Сталин интересуется проектом. Что на нас не сегодня, завтра американцы попрут. А мужиков много на войне полегло. Стране нужны солдаты. Солдаты верные, послушные, неведающие страха. Марченко, как там твой Зигельс? - Спросил Истомин у мрачного, заросшего немытыми патлами типа в клеенчатом переднике и бахиллах.

- Здох падла! - невесело ухмыльнулся тот. - Двигаться начал, даже мычал что-то по немецки, ремни грызть пытался, а утром Ярошенко докладывает, что скопытился. Еще Шнуз и Гейфман остались. Только наверно и они скоро откинутся. Звони в Москву, пусть еще пленных подкинут, а еще лучше зечья нашего, они всяко покрепче Гансов будут.

- Только и можешь, что материал гробить. - Пробурчал Истомин. - Валерий Павлович, что у тебя?

С места поднялся высокий седой человек в исключительной белизны халате, в коричневой роговой оправе очках, отутюженых брюках и в ослепительно начищенных туфлях. Немного повертел карандаш в пальх и начал доклад.

- У всех лейкоциты выше шестнадцати. Особенно базофилы и эозинофилы. Температура ниже тридцати пяти. В клетках паренхиматозных органов тельца Гисса-Романова. Смерть от гипоксии вследствии лизиса эритроцитов.

- Ну, то, что лейкоциты превышены это гуд, а вот лизис это совсем дрянь, -устало пробормотал Петр Власович. - Ну тут будем думать. В идеале лейкоциоз должен быть раза в три выше нормы. А в сыворотку я сегодня внесу изменения. Такс, что у нас по биохимии?

На этот раз встал молодой человек, пытающийся казаться старше и даже отпустивший для этого тонкие щеточки усиков. Это сотрудник хоть и был относительно молод, всего 26 лет от роду, уже успел написать докторскую и успешно ее защитить. Правда защищать пришлось на закрытом ученом совете для избранных. Да еще и бумагу о неразглашении подписать.

- Цикл трикарбоновых кислот идет с большим интервалом, отставание от нормы почти в два раза, - начало молодое дарование. - Появление в транссудате множества свободных радикалов. Множественные структурные изменения в аминокислотах. Лизис белка в эритроцитах, по видимому, вследствии образования бетакумарина. Зимоксивин можно поробовать для связывания или оксилтриметофосфат, - смущаясь предложил юный доктор химических наук.

- Вот и чудненько, вот и попробуйте на наших последних фрицах, один хрен сдохнут. Завтра привезут еще материал, аж 50 единиц. А я сегодня ночью поработаю над препаратом. А теперь, товарищи, все за работу. Захаренко вы бумаги оставте на столе, я потом просмотрю. Не смею больше вас задерживать.

Ученый люд молча потопали к выходу. Когда сотрудники разошлись Петр Власович открыл сейф, достал початую бутылку армянского пятилетнего коньяку, стопочку и лимончик, задымил папиросой, уселся в свое любимое кресло и глубоко задумался.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 14
Комментарии

Интересную тему выбрал. Давай продолжение

Жду продолжения.

болею лейкопенией. Лейкоциты больше 3 редко поднимаются. Насколько знаю норма от 4 до 9. А больше - это гнойные процессы в организме.

▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄

Они уже рядом...

В чем сюжет расскажи

И пиши дальше!

Интересненько,но ма-а-а-ло...Есть кое-какие огрехи в тексте,но,по всей видимости - обычные опечатки при наборе.И еще,в описываемый период не существовало РАН,была Академия наук СССР.

Ставлю +7,надеюсь,продолжение не заставит себя ждать.Удачи в творчестве!

...И вообще, какая разница, упадёт тебе на голову тонна кирпича или десять тонн?..

класно мне понравилось продолжай дальше

мне понравилась, огрехи не важны, это ж не документальная повесть))))

Быстрый вход