Бригада аннигиляции (второй рассказ на тему Silent Hill, полная версия)

Пролог.

Из речи президента Соединенных Штатов Америки на ежегодном собрании в Белом доме по поводу плана экономического развития США на 1996 год: «…Каким бы продуманным план на 1996 год не был, все же, есть одна деталь, которую нельзя ни в коем случае опускать. Господа, сколько времени существуют мертвые города, или, как их теперь называют, города-призраки? Между прочим, вам известно, какую площадь они занимают? Даже если убрать зараженные места, экономический потенциал огромен! Конечно, потребуется немало времени на осуществление этой идеи, но, смею заверить вас, результат будет ошеломляющим…»

Постановление президента Соединенных Штатов Америки от 23 января 1996 года: «Территория каждого города-призрака должна быть очищена от остатков прежней жизнедеятельности и подготовлена к застройке современными зданиями».
Глава 1. Возвращающееся покинутое.

Как только объявили о наборе бригад, все подрывники, крановщики, в общем, те, кто любит разрушать городской ландшафт и матушку-природу, ринулись скорей вступить в ряды аннигиляторов, проще говоря, уничтожителей. Норман, посвятивший свою жизнь сносу домов вопреки желанию мамы, пытавшейся сделать из сына нефтяного магната, завербовался не ради удовольствия, он никогда его не получал от работы, сознавая, что разрушает творения таких же, как и он сам, людей, вступил последним; поступить в университет ему не посчастливилось, а любой другой вид деятельности был Норману не позубам. Плата-вот что заставило его на время покинуть прежний пост. Столько денег он и в год не зарабатывал. А здесь, посносил пару городишек и получил трехлетний отпуск. Ведь у Нормана есть дочь Лили. В прошлом году семью покинула Рэйчел, его жена и мать Лили. Приходилось нынче туго. Рэйчел работала смотрителем залов в кинотеатре, расположенном недалеко от их дома. В тот роковой день она поссорилась с Норманом и потому вышла на работу раньше обычного времени. Ей стало плохо прямо на переходе. Водитель машины, паренек, недавно получивший права, даже если бы был Богом, не смог избежать столкновения. Рэйчел отлетела на двадцать восемь метров, после чего протерла собой асфальт метров семь, не меньше, покрасив дорогу собственной кровью и приправив эту красоту отдельными частями внутренних органов.
Так что теперь один Норман приносил хлеб в дом, и поэтому Бригада Аннигиляции появилась как нельзя кстати. Лили пока жила у бабушки. И все-таки Норман чувствовал себя одиноким без любимой дочки. Ему казалось, что он просто-напросто бросил ее, несмотря на то, что бабушка, мать Рэйчел, холила и лелеяла внучку.
Машину подбросило, и Норман вернулся из раздумий в реальный мир. Обычно он никогда так глубоко не погружался в воспоминания. Впрочем, его бригада разровняла два маленьких захолустья, не мудрено, что на сознание легла длань депрессии. Остался последний-Стедман. Что они там увидят? Все ту же запущенность, грязь и пустоту. И тишину, мертвую загробную тишину. В этом глупо сомневаться. Хоть и небольшой, но все же опыт показывал, это все симптомы города-призрака.
Норман приподнял голову и взглянул на своих коллег по взрывному делу: Лесли, Тревор и Эйб. Вместе с ним четверо. У этих ребят были свои проблемы. Тревор все еще не мог отойти от потери дочери, в которой винил исключительно себя. Лесли не так давно расстался со своей девушкой и пока не прошел реабилитационный период. Эйб.…Пожалуй, он единственный, кто пребывал в хорошем настроении. Да и скорбеть ему, вроде бы, не о ком. Хотя Норман мало знал Эйба - он встретился впервые с ним на распределении бригад. С остальными Норману приходилось пересекаться и раньше.
“Би Эй”, или Большой Эйб, успел проработать 20 лет в строительном ремесле и организовал свою контору по сносу зданий. Кстати, именно под эгидой его компании, а он был одним из крупнейших деятелей в этой области, и организовывались бригады аннигиляции. Так что Норман мог гордиться тем, кто возглавляет их команду.
Мог, но не гордился. Убивать мертвые города - занятие не для сентиментальных людей, коим он и являлся. Со стороны это, может быть, выглядело глупо (бояться зарабатывать бешеные деньги!), но Норману было плевать на чужие мнения. У него есть цель: сделать дочь счастливой. Остальное подождет.
Показался въезд в город. Афальтовое покрытие сменилось обычным гравием. « Господи, это самое старое место, что мы посещали.»- подумал Норман, и волна депрессии вновь сковала его. Дома впритирку стояли друг к дружке, на большинстве из них висели вывески, наподобие салунных реклам на Диком Западе. На фонарных столбах шла явная экономия-так редко они располагались.Иной раз можно было увидеть деревянные сараи,примыкавшие к зданиям. И,вообще, время здесь действительно застыло. Казалось, это все одна большая декорация к вестерну и сейчас появятся ковбои, и заиграет задорная музыка. Но так только казалось.
  Глава 2.Тайны и переживания.

Это было удивительно, но город эволюционировал по мере того, как они продвигались к центру. Дома стали современнее, на углу одной из улиц, вернее сказать, улочек, красовалась часовня, напоминание о Творце, который, видимо, просто забыл о своих детях земных. Торговый центр, возвышавшийся пятью этажами над всем городом, потешался над маленькими собратьями, пеленая их своей прохладной тенью. Госпиталь, промышленный район, средняя школа и прочие здания-все это выглядело мертвым. В сочетании с тишиной город казался испуганным, потому что боялся присутствующей здесь незримой Смерти. Ее склизкая леденящая энергия пропитала каждый сантиметр Стедмана, облив его серой облицовкой.
Когда машина поравнялась с кинотеатром, Нормана внезапно охватило удушье. Впрочем, приступ прошел сразу же, как только кинотеатр остался позади. Наверное, и Лесли ощутил нечто подобное, так как вжался в сидение автомобиля еще сильней и старался смотреть только вперед. Лесли тоже перестал любить кино, как и Норман. Они оба не хотели больше слышать об этом месте, где каждый день сотни людей получают удовольствие от просмотра разнообразнейших фильмов, что вроде не должно вызывать негативные эмоции. Но обычные люди не имеют в своей голове те плохие картины, которые видят Норман и Лесли. Эти видения не перестают мучить их ни на секунду. Днем тяжесть в душе висит камнем, ночью - кошмары прокручивают худшие моменты жизни. Что поделать? То спокойное время уже не вернешь и надо с этим смириться.
Объезд закончился, бригада вернулась ко въезду в город и теперь можно было выйти и размять затекшие ноги.
- А нормальная дорога здесь, все-таки, есть!- крикнул Лесли, раскидывавший песок.
Поднялось облако пыли.
-Прекрати! - Тревор впервые за сегодняшний день произнес хоть одно слово.
Однако Лесли был прав. Под песком проходило асфальтовое покрытие.
- Господа, внимание,- Эйб выскочил из машины уже с документами в руках. Но кому они тут нужны? Эйб был настоящим бюрократом,- Дорогу расчищать мы не будем. Ехать можно и так. Взрывать нужно от въезда к центру.
- Город очень маленький,- высказался Норман,- Почему бы не заминировать его полностью и за раз избавится от многодневной работы?
- На этот город даны особые инструкции. Взрывать только по частям, не более четырех домов в день, работать до наступления темноты.
Лесли это не понравилось:
- Но сейчас осень. Темнеет рано. Наше пребывание затянется сверх нормы.
- Пункт о конце рабочего дня отмечен красным цветом. А это значит, что он не подлежит обсуждению и невыполнению. Сегодня мы ничего не успеем сделать – солнце уже заходит за горизонт.
- Что тогда делать дальше?- спросил Норман.
- Доставайте палатки из прицепа и начинайте сооружать лагерь.
- Начинайте?- переспросил Норман - Ты хочешь сказать, что не собираешься нам помогать?
- Должны же у меня быть преимущества как у руководителя.
- У тебя оплата уже преимущество!
- Норман, не злись. Вы вообще должны радоваться, что вошли в мою бригаду. И с чего это вы взбунтовались? В прошлых городах я не слышал от вас жалоб.
- Хватит стоять,- вмешался Тревор,- Идем разбивать лагерь. От этих разговоров толка нет.
С минуту постояв в ожидании чего-то важного, вся бригада принялась за палатки, за исключением Эйба, конечно. Никто из них не знал, почему у него такой большой заработок, никто, но сам Эйб боялся, что кто-то сможет пронюхать о его секрете. Обнародование сего факта грозит ему гибелью от своих товарищей. Он тогда сам станет призраком и не исключено, что будет бродить по этим улицам.
Приготовления были закончены. Лесли, как мастер кухни, отправился готовить ужин, Эйб сидел в машине и что-то старательно подсчитывал, а Тревор смотрел на закат. В это время года он особенно прекрасен. Норман решил подойти к Тревору.
- Нельзя всю жизнь винить себя.
Тревор обернулся и Норман смог разглядеть его лицо. Как же оно состарилось.
- Норман, а разве ты до сих пор не винишь себя в гибели жены?
- Да, я не пример для подражания.
- Я знаю, это пройдет, но когда? Я устал от видений дочки, устал видеть ее окровавленную,- голос Тревора дрогнул.
Дальше тему продолжать было не нужно.
- Пойдем, скоро Лесли приготовит ужин, а ты знаешь, как он вкусно готовит.
Легкое подобие улыбки выразили губы Тревора.
- Ты прав, Норман. Пойдем в лагерь. Лесли не любит, когда опаздывают на ужин.

Глава 3. Он.

Ужин проходил в молчаливой обстановке – каждый ел свою порцию стряпни Лесли и только и знал, что глядеть в тарелку. Со стороны эти четыре немолодых человека совсем не казались разрушителями. Сидя возле теплого, иногда слегка прижигающего, костра, ужинная из железных тарелок, с расположенными за их спинами палатками – эти ребята больше походили на группу бойскаутов, выбравшихся в очередной поход.
 Повар Лесли быстрей всех разделался с едой и тут же обнаружил для себя, что ему нечего делать. Оценив окружающую территорию и изрядно подрыгав ногами, он не нашел лучшего занятия как поинтересоваться у Эйба, который еще и половины ужина не убил, подробностями их миссии:
- Я думаю, что выражу общее мнение, Эйб, спросив, почему правительство выделяет столько денег на нашу работу и не может временно подать электроэнергию в город?
Дожевав, Эйб смерил Лесли пустым стеклянным взором и, лишь немного погодя, ответил:
- Это мне неизвестно. Моя задача – получить план действий, выслушать вводную информацию и донести ее до вас.
- Но государство может же сделать это?
- Может, - Эйб отложил свою тарелку в сторону, очевидно, Лесли отбил у него аппетит, - Только в том случае, если состояние самого города позволяет подать энергию.
- Тогда ответь на еще один вопрос: нам не могли выдать более современные средства освещения? Лично мне кажется странным такое положение вещей. Ты сам говорил, что эта программа для избранных. Если это так, то где эти технологии для избранных?
Норману стало интересно наблюдать за игрой “загони другого в угол“. Лесли был образованным человеком и умел находить нечеткости в повествовании. Один Тревор даже не удостоил поверхностным взглядом эту поистине эпическую картину “Босс в замешательстве”. Резкая смена настроения показалась Норману нетипичной для доброго толстяка Тревора. Даже после смерти дочери он находил время подбодрить приятелей или друзей свежим анекдотом. Но с того момента, как их джип пересек границу Стедмана, этой безнадеги, Тревор стал иным – неразговорчивым, угрюмым, потерянным. В лице вырезалась некая суицидальная пограничность. Это очень беспокоило Нормана.
- Сама цель проекта особенная,- пояснял тем временем Эйб,- Мы очищаем поле для развития всех Штатов. Но это вовсе не значит, что мы будем оснащены по последнему слову техники.
- Неужели государство не в силах предоставить нам ее? Все-таки работаем на Америку.
- Я не знаю, Лесли. Никаких указаний мне не давали и в плане…
- Все ясно…Можешь не продолжать. Толкого ответа от тебя не добьешься,- сказал Лесли и отправился в палатку.
- Что я не так сказал?- Эйб удивленно спросил у только собравшихся поступить по примеру Лесли Нормана и Тревора.
- Пора прекратить стелиться под бюрократию, Эйб,- крикнул Норман, уходя.
- Я не понимаю, о чем вы? Норман…Тревор! 
Поздно, они успели зайти в палатки, поэтому вопрос Эйба повис в воздухе.

Ночью Тревор вскочил от прикосновения к его щеке чего-то влажного и холодного. С молниеносной скоростью он схватил фонарь в полной темноте, полагаясь исключительно на удачу. И вот палатка освещена, но внутри никого не обнаружилось. Сон? Нет, прикосновение было слишком натуральным, к тому же Тревору казалось, что невидимая рука оставила на его лице след. На правой щеке явно ощущалось что-то холодное. Протерев поверхность кожи кончиками потных от страха пальцев и, направив луч фонарика на них, Тревор с криком покинул пристанище.
 Бивший в глаза оранжевыми пучками свет фонарей заставил прищуриться. Стоп! Электричества нет, и соответственно никакого света быть не может. Тревор ущипнул себя на всякий случай, но осознание того, что перед ним реальность, наоборот, привнесло панику в его и без этого нестабильное состояние. Ведь Эйб вечером говорил, что никаких удобств не будет. Еще раз, взглянув на руку, теперь при отличном освещении, Тревор убедился – кто-то провел по его лицу окровавленным предметом, каким – неизвестно, да и не это обстоятельство сейчас важно. А ребята? Что сталось с ними?
 Тревор принялся бегать по палаткам и будить остальных, но никто даже не дернулся, оставшись на своем месте и в той же позе, в которой спал до этого. Поначалу Тревор не на шутку перепугался, что он один остался в живых, но размеренное дыхание и Нормана, и Лесли, и Эйба, развеяли его сомнения. С командой все было в порядке.
Вернувшись к своей палатке, Тревор сел подле входа и сжал голову в коленях, стал немного качаться из стороны в сторону, постанывая в такт. Искажавшаяся тень принимала зловещие метаморфозы, становившаяся то подобием человекоптицы, то яйцевидным существом. Лицо Тревора осветилось багровым заревом от прилива крови и от нарастающего давления.
- Перестань, так ты не поможешь ни себе, ни им,- послышался детский тонкий, но обладающей достойной пронзительностью, голосок. 
Тревор теперь стоял на коленях, усиленно моргая уставшими глазами. Он окончательно убедился, что это сон, иначе и быть не может. Перед ним стояла его умершая дочь Дебби и хищно улыбалась. На ней было платье, в котором ее нашли мертвой в той пещере, сохранились даже багровые отметины. Могло показаться, что они совсем свежие, будто убийца неподалеку спрятался и хочет взглянуть на отца невинной девочки, вновь прочувствовать оргазм от ощущения себя судьбовершителем.
- Дебби…дочка. … Это ты?- голос дрожал.
Дебби подошла вплотную и взяла руки папы в свои. Холод свел все тело сразу. С трудом, но Тревору удалось подняться на ноги и, поборов страх, прикоснуться к лицу дочери. Гладкая мертвенно-прохладная кожа. Но ведь она выглядит такой живой.
- Папа, тебе нужно спасти себя и твоих друзей.
- О чем ты дочка?- шептал охрипшим голосом Тревор,- Нам ничего не угрожает,- улыбка появилась на дрожащих устах.
- Нельзя убивать город. Убьете город – убьете и Его. Но вам не справиться с Ним.
- С ним? С кем нам не справиться?
- Весь город – это Он,- заговорщицки промолвила Дебби и понеслась что есть силы от папы по одной из улиц.
- Дебби, подожди! – кричал рванувший за дочерью Тревор.
Бежать было очень затруднительно. Ноги казались ватными, а картинка перед глазами смазывалась при каждом движении головы, но Дебби постоянно находилась в поле зрения. Головокружение готово было уже свалить Тревора, как девочка остановилась на хорошо освещенном участке, позади темноты отделялось что-то еще более черное. Только отдышавшись, здравый смысл подсказал Тревору, что на месте черноты должен стоять дом – один из четырех первых на снос. 
То ли посветлело, то ли это очередной плод воображения, но, будто занавес поднялся, из тьмы кромешной выдвинулась пещера. В голове замелькало прошлое: пещера, девочка, кровь, тело.
- Скажи им, что нельзя взрывать город, папа, скажи им. Он рассердится.
- Дебби, кто рассердится? Я не понимаю, о ком ты говоришь. Только не убегай больше, ладно?
- Он не стерпит надругательство…папа,- последнее слово не мог произнести ребенок, словно кассету зажевало в старом преемнике.
Тело Дебби начало искажаться вверх, принимая причудливые формы. Это была уже не дочь Тревора. Эта субстанция больше походила на самоорганизованный светодиодный дым. По физическим законам он должен был хаотически рассеяться, но в данный момент дымок трансформировался во что-то неассоциируемое с любой самой извращенной фантазией. Можно лишь разглядеть отдельные элементы, крабовидные клешни, ветви разбросанных по бесплотной массе шипов. Внутри существа происходили взрывы, оставляющие быстрозатягивающиеся дыры. В правой части сверху высунулось удлиненное подобие рта муравьеда. Раздался ультразвуковой свист и последнее слово, которое услышал Тревор:
- ОН!

И вот долгожданное возвращение в мир материальный. Но и это событие не обрадовало Тревора. Он лежал на улице, нет, место не изменилось – это был их лагерь. Вон джип с трейлером, но нет палаток… и нет остальных членов бригады. С добрым утром, Тревор.

Глава 4. Сон или явь?


 Ветер прибил пожелтевший кусок бумаги к лицу Эйба, прикрыв его от утреннего света. Кончик листка расщекотал ему нос и Эйб быстрыми движениями принялся чесаться, но вместо, носа он почувствовал что-то непонятное, а потому быстро вскочил на ноги и всмотрелся в объект, потревоживший его во время сна. Это было старое объявление о сдаче дома на 13-ой улице. Да какая разница, что там написано! 
- Что…где…- слова не могли выйти из уст.
Улица, дома, ржавые машины, все вроде бы ничего, но где, черт подери, лагерь? Как он здесь оказался?
- Норман! ...Тревор, Лесли! – имена гулким эхом проникали сквозь щели домов и снова вырывались на улицу, пытаясь достигнуть своих владельцев, но усилия были тщетны. 
Эйб помнил эту часть города, лагерь расположен всего в нескольких минутах отсюда. Думать нечего, нужно найти остальных и там уже разбираться во всем. 
Только придя в себя, он увидел, что выезд из города с этой стороны перекрыт пропастью. Эйб подошел ближе к краю. Боже, она не меньше пяти метров в глубину. На машине здесь уже не проехать. Но они просмотрели вчера все вдоль и поперек, не было никаких трещин, щелей, пропастей и других подобных ям.
Пройдя несколько шагов, Эйб остановился. А вдруг остальные узнали о его тайне и уехали прочь, оставив начальника умирать как брошенную собаку? Если они и пронюхали всё, то только от Лесли. Неспроста он вчера заводил бредовые темы. Нет, так и было задумано. Бредом это казалось лишь одному ему, а Норман, Тревор и Лесли просто смеялись в душе над недоумевающим Эйбом. Но Лесли откуда знает это? Этого не может быть, просто паника прокралась в сознание. Действительно, как сосунок Лесли мог узнать тщательно скрываемую информацию? Для начала, он даже не стал бы задумываться об этом. А теперь в лагерь.

- Слышал? – спросил Лесли Нормана, приподняв правую руку.
Они проснулись минут десять назад возле кинотеатра, который ранее попался им на глаза при въезде. Причина внезапной телепортации не оставляла в покое их умы, однако, разгадка и не думала постучаться в черепно-мозговую дверь. Противное ощущение конфуза вновь прокралось в организм и вызвало легкую, но крайне противную дрожь. Находиться рядом с кинотеатром было очень неприятно – воспоминания били по нервным струнам.
- Это кричал Эйб, - ответил Норман, пытаясь угадать, откуда шел голос, - Вроде со стороны лагеря. Идем скорее!
Забегая за угол кинотеатра, Норман приметил конверт, приклеенный к бетонной стене. Большими синими буквами было выведено слово «ТАЙНА». Конверт выглядел совсем новым, а потому не мог не привлечь внимание. Лесли бегал очень быстро, поэтому не было времени на чтение писем, но Норман все же сорвал белый прямоугольник и поторопился нагнать друга, на бегу засовывая находку в задний карман.
На месте лагеря красовалась пустошь со стоящем посередине Тревором да машина, единственное средство передвижения, что у них имелось в распоряжении. Лесли чуть не оступился на ровном месте, настолько эта картина шокировала его.
- Тревор! Что случилось? – спросил подбежавший первым к товарищу Норман.
- Я не знаю … я проснулся…и…
 На щеке Тревора была размыта красная полоска. Норман тут же задал следующий вопрос:
- А где Эйб?
Тревор почувствовал подозрение во взгляде и интонации голоса Нормана, однако не мог понять, чем оно вызвано.
- Я проснулся.…Но его уже не было, как и вас. Только я, - Тревор старался придать голосу уверенность. 
- А вон и Эйб бежит! – крикнул Лесли и помахал тому рукой.
Им показалось, что Эйб не хочет приближаться, глядя на то, как он остановился и начал окидывать их взором. Но спустя несколько секунд он снова двинулся вперед и вид у него стал похож на звериный. Поразительно, только мгновение назад Эйб застыл, как испуганный кролик, а теперь несется стремглав, будто лев на косулю. 
- Что вы сделали с лагерем? – вблизи от него еще и жаром веяло.
- Эйб, мы в таком же положении, как и ты, - увещевал Норман.
- Тогда почему вы все здесь, а я проснулся на другой границе города и оказалось, что она перекрыта? 
- О чем ты говоришь, Эйб? – вступил Лесли.
- Вам это лучше знать! Кто это сделал? – Эйб обвел рукой пустое пространство, - Норман, просвети меня.
- Мы с Лесли сами очнулись возле кинотеатра. Только Тревор проснулся здесь.
Эйб моментально перевел взгляд на Тревора.
- Ты это сделал? И что это у тебя на щеке? Кровь?
Тревор вспотел, поэтому не было необходимости слюнявить пальцы, чтобы размочить засохшее вещество. Стоило ему взглянуть на испачканные кончики пальцев, как его охватил ужас. Но то был сон. Сон, а не явь. Однако факты говорили лучше домыслов: это кровь, оставленная прошлой ночью его дочкой Дебби. Значит, она жива, а не покоится на кладбище в сырой земле. Нет, нет, нет. Это безумие.
- Тревор, я, кажется, тебя спрашиваю.
- Я ничего не делал.
- А это кровь или что? – Эйбу нужно работать следователем.
- Да, у меня, наверно, из носа ночью шла кровь.
«А что же еще? Конечно, это просто носовое кровотечение»,- успокаивал себя Тревор.
- Ясно! – подвел черту Эйб,- Допустим, что у каждого из нас есть алиби. Действительно, ни мне, ни вам это не нужно. Тогда я задам закономерный вопрос: кто еще мог это сделать? Ведь палатки куда - то исчезли, и здравый смысл подсказывает мне, что они не сами убежали. И ветром их не могло унести. А про то, что этот кто-то еще и нас перетащил, не понятно зачем, в разные места, я лучше промолчу. Итак, какие варианты?
И на этой фразе перед Эйбом упал большой кусок зеленой материи, заставив всю бригаду отскочить. Это была одна из палаток.

Все как по команде развернули головы в сторону, откуда прилетел знакомый до боли предмет. Скользя взглядом снизу вверх по пятиэтажному зданию, они словно ищейки высматривали подозрительные элементы, и нашли их. Оставшиеся палатки были натянуты на балконы верхнего этажа, создавая подобие теплицы для овощей.
Эйб рысью припустил ко входу в дом. Его пример оказался заразителен. Добравшись до входной двери, все вдруг остановились.
- А есть ли смысл? – спросил Лесли.
- Есть ли смысл входить? – вопросом на вопрос ответил Эйб.
- Если воры выставили наши палатки нам на обозрение, то вряд ли они сидят там и ждут, когда мы к ним придем.
На время воцарилось неловкое молчание. Стенку тишины пробил Эйб.
- Даже если их там нет, то спать нам где-то надо. Мы должны забрать палатки. Запасные детали у нас в прицепе, так что нам нужна лишь сама ткань.
- Жаль, у нас оружия нет.
- Скажи спасибо, Лесли, что у нас его нет, - поучал Норман, - скорей всего это любители пошляться по городам-призракам, а потом выложить фотографии и видео съемку в интернет. Они обычно не носят оружия с собой. Но представь, если бы вдруг они обнаружили у нас пистолеты. Тогда при встрече с ними, их поведение могло быть другим.
- Но они же не убийцы. Украли бы оружие и убежали.
- Оружия у нас нет, Лесли и Норман, сохраним хотя бы жилье, а то и его не сложно потерять.
- Эйб прав, - впервые Тревор согласился с Эйбом, - Зачем ворчать зря.
Дом внутри не представлял ничего выдающегося, простая конструкция из коридоров с квартирами и лестничной площадкой. Палатки оказались испачканы черной маслянистой жидкостью, похожей на нефть. Когда все было упаковано и сложено в прицеп, Норман спросил Эйба:
- Позвонишь в центр?
- Нет, сначала объедем город, осмотрим каждый уголок.
- И в дома будем заходить?
- Придется.
- Эйб, ты хоть знаешь, сколько времени понадобится на это? Нам еще предстоит работать сегодня. Первый рабочий день.
Эйб глубоко вдохнул перед ответом.
- Хорошо, Норман. Объедем только улицы, а потом я позвоню в центр, и они пришлют охрану.
Поиск не дал никаких результатов. Возвращаясь на место, Норман заметил углубление в земле.
- Эйб, там яма.
- Еще одна? Проедем теперь город по границе.
Опасения Эйба оправдались – весь Стедман был отрезан глубокими широкими рвами от внешнего мира, кроме тех мест, где начинались горы. 
- Останьтесь здесь, я позвоню в центр, - сказал Эйб команде, когда они вернулись к месту расположения лагеря.
- Они нас изолировали!
- Успокойся, Лесли, я сейчас все узнаю.
Для связи с центральным управлением использовался специальный телефон, встроенный в салон джипа. В любое время суток начальники бригад могли запросить помощи или провиант, если это необходимо.
- Это Эйб Шелдон, начальник бригады аннигиляции номер 54.
- Слушаем вас, номер 54, - ответил женский голос, искаженный помехами.
- Нам требуется немедленная помощь. Нужна охрана и дорожная бригада.
- С чем связан ваш запрос? – женщина не выразила ни капли эмоции, словно Эйб просит купить шоколадку на обратном пути.
- Мы изолированы, здесь кто-то пробил асфальт по всей границе объекта. Пять–семь метров в глубину. Также кто-то украл у нас палатки, пока мы спали, и всю бригаду перетащил в разные места.
Голос умолк. Конечно, не очень верилось, что четыре человека будут мирно спать, когда вокруг них долбят асфальт. Все же оператор решился вновь заговорить с Эйбом:
- Это чрезвычайная ситуация, вы подверглись нападению?
- Пока нет.
-Хорошо, номер 54, ваш объект Стедман, так?
- Верно.
- Вам вышлют помощь через час, и она прибудет в течение дня.
- И не забудьте ремонтную бригаду!
Эйб положил трубку в специальное отделение. Он очень испугался, когда увидел Нормана рядом.
- Так нам помогут?
- Ты подслушивал? 
- Нет, я только что подошел.
- Помощь прибудет в течение дня. А теперь пойдем к остальным.
Норман придержал Эйба за плечо.
- Мы должны поговорить один на один. Прочти это, - он достал из заднего кармана конверт и передал его Эйбу.
- Тайна, - прочитал надпись на конверте Эйб, - Ты решил признаться мне в любви? - улыбка вышла кислой.
Но Норман не поменял выражения лица.
- Хорошо, я прочитаю. …Здравствуйте, уважаемые дурачки! Все еще ходите под куполом вашего Эйба? Сочувствую вам, а потому открою тайну, которую вы всё не можете постичь. В 1989 году он работал бригадиром при строительстве очередного небоскреба в Нью-Йорке, в 1991 он строил сеть торговых центров, в 1994 участвовал в строительстве спортивного стадиона, кажется, для игры в бейсбол. И теперь на нем, и на вас тоже, лежит ответственная правительственная миссия, убивать города. У него всегда есть компаньоны в этом деле, они организовывают ему рабочие места, и они всегда должны получать львиную долю прибыли. Но и рабочие на таких объектах тоже должны зарабатывать кучу денег. А знаете ли вы, почему….- Эйб прекратил читать.
- Есть, что сказать, Эйб?
- Где ты нашел письмо? Ты это всем показал? – Эйб, казалось, смирился с приближающейся расправой.
- Нет, этой записки еще никто, кроме тебя и меня не видел. Я нашел ее там, где проснулся. Конверт приклеили скотчем к стене кинотеатра.
- И чего же ты не показал им ее? – Эйб говорил так, словно бросал вызов Норману.
- В виду последних событий, я засомневался, стоит ли это делать. Но если бы наши палатки не похитили и не изолировали нас, тогда об этом узнали бы все.
- Мне теперь нужно сказать спасибо?- Эйб вернулся к роли начальника.
- Послушай, это из-за тебя мы здесь должны терпеть непонятно что. Скажи честно, кому ты перешел дорогу, Эйб?
У Эйба внутри загремел салют. Лопух - Норман думает, что это враги пытаются напугать его. Как же Эйбу повезло.
- Есть пара личностей, - Эйб заговорил деловито,- но не думаю, что они способны на такое. Других вариантов нет.
- Тогда сообщи об этом в управление, пусть начнут расследование. Я не хочу погибнуть здесь.
- Сначала работа. Мы уже выбиваемся из графика.
- Не забудь, Эйб.
Норман остался в неведении, и это обрадовало Эйба. Остается изображать из себя жертву бандитов до конца миссии, а потом …а потом будет как всегда. Но кто же знает столько информации о нем? Может быть тут кто-то и побывал из его недоброжелателей, коих у него не мало.
Первое здание, пробитое взрывной волной, подняло смерч из песка. На час образовался песочный туман, и график сдвинулся еще больше. Так они не смогут управиться до наступления темноты. Но другие два дома рухнули почти чисто, лишь ненадолго подняв маленькую бурю.
Остался последний – церковь. Это было одно из странных зданий, построенных вплотную к горе. Создавалось ощущение, что дом господня вырос из нее. Приготовления окончены, дан приказ и в очередной раз раздается грохот взрыва. Темнота уже начала подкрадываться к городку, а пыль все не оседала хоть чуть – чуть, чтобы можно было осмотреть участок.
Наконец видимость улучшилась, но всем захотелось полного исчезновения пыльной завесы, так как они попросту отказывались верить в то, что видели сейчас.
- Пещера… это же пещера…- повторял ошарашенный Лесли.
Перед ними предстал темный тоннель. Он находился за церковью и о его назначении знали, наверное, только священнослужители.
Все, кроме Тревора, удивлялись этой находке. А Тревор видел перед собой свое вчерашнее видение и думал только об одном, что сейчас происходит: сон или явь?

Глава 5. Помоги себе сам.
Каждый понемногу начал приближаться к удивительному открытию. Однако решительных движений не совершалось. Пыль осела на этот раз быстро и теперь можно было гораздо лучше рассмотреть диковинное углубление. Запах газа в воздухе не чувствовался, он и не должен ощущаться. Если бы в пещере было скопление газа, то не сложно представить какого масштаба получился бы взрыв.
 Вид открывался воистину колоссальный. Будто четыре ничтожных смертных человечка стоят перед непознанным миром, в котором нет понятия небытия, но который сокрыт той мрачной плотной пеленой, не дающей нашему сознанию приподнять хотя бы слегка ее уголок и постигнуть самую малость истины. Тьма отталкивала и одновременно завораживала, причем страх, парализуя нервные окончания, заставлял “путников” забыть обо всем, обо всех проблемах, кроме пещеры, еще больше призывал подойти ближе ко входу. И, что самое странное, никто не сопротивлялся натиску нахлынувшего чувства. Магнит темной стороны подвел команду к черте, разделяющей свет и тень, и лишь здесь ослабил настолько свое действие, чтобы эти непросвещенные смогли вернуться в реальность и осознать бессилие перед возвышенным.
Первым пришел в сознание Норман и тут же обнаружил алогичность ситуации. «1 ,2 , 3…1, 2, 3,…»- ему казалось, что не хватает цифры 4. И был прав. Оглянувшись назад, он увидел стоящего на приличном от них расстоянии Тревора. Норман мог поклясться, что Тревор и шага вперед не сделал, он не изменил даже выражения лица, похожего на посмертный глиняный слепок лика фараона. Только в глазах древнеегипетских правителей можно увидеть загадку, блаженство и серьезность, а глаза Тревора представляли Великое Ничто, смерть, иными словами. Могло показаться, что он познал тайну пещеры и не может смириться с тем, что стал одним из избранных. А может это сама тайна таких размеров, что человеческий разум использует все 100 процентов возможностей? 
- Я не понял, что это было, но как только мы взорвали эту церковь, я потерял контроль над собой, - негодовал Лесли.
- Думаю, что мы все на какое-то время потеряли над собой контроль, - Норман подвел итог, хотя не совсем точный, если учитывать Тревора.
- Тревор, получается, ты – единственный, кто остался на месте, - констатировал Лесли, когда они втроем подошли к углу дома, за которым ждали, пока пыль, поднятая взрывом, осядет, перед тем, как увидели этот тоннель ужасов.
Глаза Тревора ожили и начали быстро бегать по орбитам.
- Я просто не хотел подходить близко.
- Испугался? ... Вдруг оттуда выскочит злой дракон и решит перекусить нами, вместо юной принцессы? – Лесли сопроводил свои слова страшными жестикуляциями.
- Перестань, - одёрнул Норман, - Будто ты не испугался, когда очнулся возле входа в пещеру.
Эйб молча прошел дальше, не обращая внимание на обсуждение остальных. Он не собирался звать кого-либо за собой или высказаться по поводу, он просто шел прямо.
- Куда ты, Эйб? – вслед крикнул Норман. Не получив ответа на заданный вопрос, он поспешил за лидером. Его примеру последовали и Тревор с Лесли, осознав, что помощь так и не приехала. 
В лагере Эйб открыл дверцу джипа и вытащил знакомую металлическую телефонную трубку. Кнопка на трубке была одна и, после ее нажатия Эйб с серьезным видом, как персонаж из классических американских боевиков, стал ждать, когда раздастся искаженный помехами жесткий женский голос. Вся бригада собралась подле него, и их лица были полны негодования.  
- Центр слушает,- да, это была все та же женщина.
- Говорит Эйб Шелдон, бригада 54.
- Что вы хотели, номер 54?- и тон голоса остался прежним.
- Сегодня утром вы обещали прислать помощь…
- Стедман?
- Да, мы изолированы, нам нужна помощь. Вы сказали, что она прибудет в течение дня.
- К вам выслана помощь и ремонтная бригада. Они уже должны были приехать к вам.
- Но их до сих пор нет! Послушайте! У нас появилась…я не знаю, как это сказать…в общем, у нас еще одна проблема!
- Какая проблема, номер 54?- Господи, эта женщина может обходиться без официальщины?
- При очередной ликвидации здания, позади него обнаружился проход, похожий на большую пещеру. Я знаю, это звучит еще хуже, чем предыдущее мое сообщение, но это так.
- И что это за пещера? – Эйбу могло показаться, но все же голос принял заинтересованный оттенок.
- Церковь была вделана в гору. Это странно, но некоторые дома здесь будто приклеены к горам. И вот за церковью и находилась пещера.
- Подождите минутку,- но женщине потребовались не менее пяти минут, прежде чем она вернулась на линию. Неужели теперь в центральном управлении заинтересовались их проблемами?
- Номер 54, - голос вновь потерял эмоции,- вам приказано не подходить к пещере. К вам выслана дополнительная группа, предоставьте это ей.
- А как же выходы из города?
- Мы направим еще одну дорожную бригаду. К полуночи помощь должна прибыть.
- А как же первая партия? Что с ней?
- Нам не удается связаться с ними. Ждите,- и на этом многообещающем слове женщина откланялась.
Эйб вернул телефон на место и повернулся к подчиненным. Какие же растерянные у них лица! 
- Ждем до полуночи. И к пещере не подходить,- кратко проинструктировал он.
Как всегда Лесли остался недоволен.
- А почему нам нельзя подходить к пещере? Это представляет для нас угрозу?
- Нет, Лесли. Это приказ из Центра. А теперь займемся ужином и приведем палатки в рабочее состояние, пока окончательно не стемнело.
Начались восстановительные работы и кухонные дела. А Эйб достал план города и зачеркнул разрушенные дома. Церковь располагалась на 13 улице, и в памяти проскользнул листок с объявлением о сдаче дома. Тот тоже был на улице с номером 13 и вполне возможно сегодня он стал просто кучей мусора. А ведь мог же еще простоять не один год, не тронутый ни одним человеком. Один лишь ветер прикасался бы к нему струйками холодного или горячего ветра, и эти струящиеся потоки разносились бы по всему периметру и сквозь щели шептали истории голым стенам. Но в книге судеб для них значился иной сценарий.
Ужин превратился в пресс-конференцию для Эйба. Норман и Лесли буквально морили голодом бедного начальника, который пытался съесть хотя бы одну ложку теплого супа. 
- Они должны были давно приехать! Или нас попросту решили кинуть здесь?
- Лесли, я же объяснил тебе, что в Центре не могут связаться с первой партией помощи.
- А потом окажется, что и вторая где-нибудь застряла и с ней невозможно связаться,- Лесли был особо напорист и встревожен таким отношением к себе,- Знаешь, можно найти пару примеров, когда заказчики бросают исполнителей черт знает где, но с пеной у рта обещают им помочь. Норман, что ты скажешь по этому поводу?
Норман постоянно терял нить рассуждений, засматриваясь в сторону палатки Тревора, который оставил их у костра и присел рядом со своим местом ночлега. Его поведение сегодня еще раз убедило Нормана, что с их коллегой творится нечто странное. Мысль о сокрытии Тревором важной информации не покидала его. Но надо ответить на вопрос, только о чем он был?
- Что ты спросил меня?
- Я спросил, какие у тебя соображения по поводу этого бреда.
- Сейчас только восемь вечера, время до полуночи есть.
- Хм,- недобрая нотка проскочила в его голосе,- Значит, ты еще один доверчивый гражданин США.
- Я доверяю не США, а центральному управлению. Лесли, они не виноваты в чрезвычайной ситуации; не виноваты, что помощь до сих пор не приехала. У тебя, кроме подозрений, никаких фактов нет.
- Зато есть факт угрозы нашим жизням. Может, вы считаете это шалостями подростков, но у меня иное мнение. Эйб, я хочу знать, не утаил ли ты чего-нибудь…
Внимание Лесли снова перешло на Эйба. Норман решил использовать это. Он покинул спорящие стороны и пошел поинтересоваться самочувствием Тревора. 
- А я уж подумал, что ты вчера немного развеялся,- Норман приятельски хлопнул его по плечу.
На Тревора страшно было смотреть. Он будто лет на десять постарел. Небритый, лоб пробуравлен продольными холмиками морщин, белки глаз теряют свой белый цвет из-за лопнувших сосудов, волосы взъерошены: в сознании сразу всплывают плакаты с изображенными на них алкоголиками и наркоманами. Но Тревор никогда не переступал черту трезвости, да и кайф он всегда поносил. Тогда что заставило его так быстро измениться?
- Я боюсь, Норман…- он поднял взгляд. И в этом взгляде читалась мольба о помощи.
- Поделишься проблемой?
Тревор начал говорить спустя какое-то время. В течение образовавшейся паузы он постоянно потирал рукой свою голову.
- Помнишь, я сказал, что кровь на щеке моя, она шла из носа?
Норман утвердительно кивнул.
- Кровь не моя…я даже не знаю, кому она принадлежит.
- Как она оказалась у тебя на лице?
- Я видел сон. Ко мне приходила Дебби и сказала, чтобы мы убирались отсюда поскорей. Моя дочка была одета в то самое платье. Ее руки были все в крови, также как и одежда.
- Причем тут сон?
- Мы должны уехать, как только приедет подмога. Иначе Он убьет нас, одного за другим.
- Кто, Он?
- И пещера была во сне, позади Дебби. Ты удивляешься? Можешь не говорить, я вижу твое мнение.
- Тревор, я не считаю тебя сумасшедшим…
- Считаешь.
- Тебе нужно отдохнуть. Эта работа может стать гвоздем в твой гроб.
И снова звуки умолкли на время. Норман чувствовал, что должен начать первым.
- И все же, кто это Он?
- Я не знаю…не знаю, Норман, не знаю,- и заплакал как беспомощный младенец, ожидающий, когда мама придет и успокоит его.
Норман по-отечески приобнял Тревора.
- Я и сам боюсь спать. Утро и так выдалось прямо мистическим, а эта пещера…мне кажется, что в ней живет какой-нибудь бугимен и ждет, когда мы ляжем спать, чтобы забрать нас к себе в царство кошмаров. Я тоже не шучу. Детские страхи до сих пор живут во мне.
Тревор вроде успокоился. Очевидно, осознание, что не он один боится, придало ему сил. 
В десять вечера вся бригада отправилась спать. Эйб еще раз связался с Центром и сообщил об отбое. Все тот же женский голос пообещал, что помощь разбудит их, как только окажется на месте. Костер потушен, фонарики выключены. Тишина и мрак.

Как муравей, который извивается под солнечным лучом, усиленным с помощью лупы озорным мальчишкой, так и Тревор ворочался из стороны в сторону, катаясь по сырой земле. Лишь столкновение головы с массивным камнем позволило ему возвратиться из мира ужасных сновидений назад. Но и это событие не облегчило его муки. Наоборот, оно только перенесло страдания на новый уровень. Тревор чуть не издал истерический крик, когда обнаружил, что спал на голой земле прямо перед разинувшей пасть пещерой. Электричество опять подавалось в Стедман, и оттого вход в пещеру казался еще темней. Тревор ощущал чье-то присутствие. Незримый гость наблюдал за ним. Постепенно Тревор начал различать светлые инфузоробразные силуэты внутри тоннеля. Это множество Непонятного целенаправленно сливалось в Единое. Когда субстанция начала приобретать размытые черты, то с каждой ее метаморфозой Тревора пробивало ледяным колом страха. Вот маленькая ручка, а вот и тоненькая детская ножка и платьице…испачканное кровью платьице. Стояла ночь, а пот ручьем лил с Тревора. Человечек полностью вышел на свет. Это была Дебби. Она шла твердыми шагами к папочке, который вскочил при одном только ее виде, но бежать не мог, прикованный чуждой живым существам силой. 
- Ты ничего не сказал им, а Ему было очень больно сегодня,- обвинительным тоном сказала Дебби.
- За что ты преследуешь меня? Я не виноват в твоей смерти!
В этот раз Тревор не задумывался, реально ли происходящее. Он знал, что сошел с ума, свихнулся. Зачем теперь трезво размышлять?
- Папа, ты и твои друзья нанесли Ему серьезные раны,- продолжала стыдить Дебби,- Тебе же было тогда больно, когда ты ударил себя молотком по пальцам в гараже. Так и Он страдает от боли.
- Да кто такой Он! Назови его имя!- отчаяние прорывалось в крике.
- А Ему не нужно имен,- Дебби и виду не подала, что папа как-то подействовал на нее,- Он избавлен от глупого насаждения названий и ярлыков. Он – это все. Ты можешь называть Его как хочешь, Он не обидится.
Тревор покосился на камень. Может Дебби сдохнет, если швырнуть в нее им. Одной рукой он схватил булыжник и, что есть силы, бросил в голову любимой дочки. Теперь Тревор смотрел на распростертое тело девочки.
Одна, две – слезы выступили у него на глазах. Он точно знал, что это не его дочь к нему является, но она выглядит точной копией Дебби.
Горевать долго не пришлось. Девочка перевернулась на живот, оперлась на руки и медленно встала. Камень изуродовал левую часть лица. В щеке образовалась рваная рана, а глазное яблоко стекало по раздробленной скуле.
- Не пытайся причинить мне зло,- Дебби улыбнулась под звуки сломанной кости,- Ты уже видел, что я не шутила. Но сегодня Он поиграл с вашими палатками, а завтра поиграет также с вами,- она начала всасывать жидкость, а потом проглатывать как яичный коктейль. Тревора передернуло. И зачем он только так опрометчиво поступил?
- Меня не послушают. Норман и так считает, что у меня нервное расстройство! В конце концов, они меня свяжут, а потом отвезут в психушку! Боже, да я и есть псих!
- Тогда я дам тебе то, что их убедит,- она достала из кармашка в платье конверт с надписью “ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА” и бросила его под ноги Тревору, затем подняла подол выше пояса, обнажив трусики с медвежатами. Из трусиков торчала черная ручка. Дебби ухватилась за нее и вытащила пистолет! Она не стала передавать оружие в руки, просто положив его рядом с папой.
Значение этого предмета сковало Тревора на месте.
- Я должен убить их всех? И зачем конверт?
- Необязательно. Это заставит их отказаться от дальнейшей работы. А конверт пригодится тебе. Не потеряй его.
- Если я их прогоню, то потом меня найдут и засадят в тюрьму! Если они раньше не обезвредят меня.
- Сейчас лучше подумай о том, что с вами будет, если ты не сделаешь все как надо.
После этих слов она убежала в пещеру. Оттуда повеяло ветерком. Стоило ему только коснуться лица, как Тревор рефлексивно схватил пистолет с конвертом и бросился бежать прочь. 


Глава 6. Искупление.


Ткань палатки меняла цвет, переливаясь от темного к светло-зеленому оттенку, и наоборот. Наконец-то солнце пробилось сквозь одеяло туч. Настроение само по себе поднималось от этой маленькой, но приятной радости.
 Идиллию нарушало ужасное гудение клаксона. Хорошо было слышно, что источников несколько. Норман с компанией приехал на одной машине с большим прицепом. Кто же тогда сигналит вовсю? Только если это…
По скорости одевания Норман обошел сейчас самого лучшего солдата, но не своих коллег. Лесли, Тревор и Эйб уже обходили лагерь по кругу и вслушивались, пытаясь угадать, с какой стороны подъехали гости.
- Откуда?
- С другого конца города, Норман,- Лесли был крайне возбужден,- Здесь слышно очень плохо как раз потому, что они остановились с противоположной стороны. Но главное-доехали! Теперь будет безопасней.
- Доверимся пока нашей интуиции…- Эйб успел сесть и завести машину.
- Точнее, нашему слуху,- Лесли однозначно переполняло счастье, если он начал шутить. С ним всегда так происходило.
- Не столь важно,- продолжил Эйб,- быстрей садитесь.
Этих гостей ждали с особым нетерпением. Может сейчас им объяснят, что такое творится в этом захолустье. Вряд ли, конечно, ведь начальство в управлении само не имеет понятия, как можно классифицировать обстановку. Но разве нужно Норману и остальным знать это? Нет. Лесли абсолютно прав: безопасность - вот что превыше всего. Этого они все жаждут на данный момент.
 За окном промелькнула пещера. Норман заметил, как Тревор вмиг притянулся взглядом к этому мифическому хаосу. Вчера он также стоял на месте и не пошел с ними к входу. С ним определенно что-то происходит, но Тревор не желает открыть свои страхи друзьям. С первой минуты появления здесь он стал вести отшельнический образ жизни – только отвечал, никогда не спрашивал, во время принятия пищи уходил есть к своей палатке. А его вчерашний рассказ о вещем сне и вовсе попахивает шизофренией. Но ему не поможешь, как и любому человеку, находящемуся в критическом положении, если только он сам этого не захочет. А Тревор пока не хотел.
Интуиция не подводила. Гул сигналов становился все громче с каждым кварталом. Может в обычной ситуации эта какофония и сводила бы с ума, но только не сейчас. Сейчас больше всего им хотелось увидеть простых людей, озлобленных на свою работу. 
Вот приближается граница города. Вдалеке отчетливо видны несколько малопохожих на автомобили точек.
- Не поверю, пока лично не удостоверюсь, что это наша помощь,- Лесли не мог спокойно сидеть на месте и молчать, как это делали остальные.
Порядочно пробуксовав, Джип остановился рядом с обрывом, двери распахнулись настежь и из салона, как десант, выпрыгнули все четыре члена экипажа. Если Лесли и радовался, то у Эйба на лице отпечаталось недоверие, да и Норман с Тревором не спешили приветствовать долгожданную подмогу. Было от чего сомневаться. Можно уже прекращать гудеть! Только после того, как Норман несколько раз поднял и опустил руку, давая понять, что незачем больше поднимать шум, их спасители перестали давить на клаксоны. И сразу тишина ударила по ушам.
Тревожную мысль высказал, как это ни странно, Лесли.
- Это у меня зрение плохое, или внутри машин действительно никого нет?
По ту сторону обвала стояла точная копия их джипа со специальной эмблемой. Центральное управление разработало собственный герб: маятник, висящий над развалинами дома, символизирующий неуклонно приближающееся разрушение.
Позади видны были два автомобиля дорожной службы с довольно большим трейлером.
Вроде ничего необычного. Но на водительском кресле никто не сидел. Все три машины пусты.
- Может это сзади кто-то сигналил?
- Нет, Норман. Должен быть еще один человек. Гудки раздавались одновременно по несколько раз, значит, сигналило как минимум сразу два человека,- Эйб вглядывался в самый дальний автомобиль дорожной службы, но так и не мог увидеть кого-нибудь за рулем,- В первых двух никого нет, это точно. Но так он не мог так сигналить в одиночку.
- Боюсь, что все три машины пусты,- Лесли развернулся и засунул руки в карманы брюк.
- Вполне возможно, что они вышли поискать нас по границе,- Норман крикнул пару раз, но ответом был только ветер и стук руки Тревора по собственному бедру.
- Они сделали бы это на машинах,- Эйб начал отходить к стене одного из ближайших домов,- Можно объехать с двух сторон и это вдвойне сократило бы им время на наши поиски.
- Эйб, не думаешь же ты, что они…
- Что, Норман? Что я должен думать? Их примерно десять человек, сейчас здесь никого нет. Неужели все отравились и побежали искать туалет? А кто, по-твоему, сигналил, если внутри никого? Еще одно мистическое событие?
Первым примеру Эйба последовал Тревор. Лесли и Норман шли куда медленней, постоянно оглядываясь по сторонам. Это двое просто не хотели поддаваться панике, чтобы не сделать чего лишнего.
Когда все четверо выстроились у стены, Эйб предложил обследовать город по пограничной линии.
- Почему не на машине?
- Норман, наш джип, к сожалению, издает слишком много шума даже на самом слабом ходу,- Эйб перешел на шепот,- К тому же, в машине мы слишком легкая мишень. Да, я тоже не хочу верить в худшее, но последние события заставляют меня задуматься о нашей безопасности. Город маленький. Конечно, мы потеряем рабочее время, но зато узнаем, угрожает ли нам что-нибудь или нет. Я думаю, все мы хотим знать, куда подевалась наша подмога?
Тут против Эйба не пойдёшь. Увидев, что все члены команды согласны с ним, он как полководец отдал приказ:
- Раз все “за”, тогда двигаемся с этой стороны. Будьте предельно осторожны, особенно при переходе улиц, там мы остаемся на некоторое время открыты.
- Я надеюсь, что все, что мы сейчас делаем – всего лишь глупость.
- Будем надеяться, Лесли. Будем надеяться.
Родной джип удалялся, он выглядел мрачным, как бы предопределяя одним своим видом исход всего. Приблизился первый переход. Эйб, шагавший впереди, остановился возле самого края дома, с точностью ювелира определив, сколько ему понадобится сантиметров, чтобы плотно прислониться спиной к стене и при этом, высунув голову из-за угла, просмотреть весь ближайший радиус улицы. Город был очень маленьким, порой каждая улица начиналась через дом.
Эйб блестяще проделал задуманную комбинацию. Он махнул стоящим сзади рукой в знак дальнейшего продвижения, но сам остался стоять на месте, замкнув группу.
- Жаль, что у нас нет оружия,- прошептал Лесли, проходя мимо босса. Тревор при этих словах поежился.
План перехода осуществился успешно. Никто не выскочил и не начал перестрелку.
“Боже, мы же как герои блокбастера ищем невидимого врага,- размышлял про себя Норман, идя рядом со стеной второго дома,- Только со стороны мы выглядим обкурившимися придурками. Какие враги? Кто-то грязно пошутил над нами, но нельзя теперь всех винить. Но бригада помощи куда-то исчезла, и это факт. Но ведь они могли, как и мы подумать, что город маленький и решить обойти точно также по границе пешком. Все будет в порядке, это мы себя настраиваем на нервную волну. Все будет хорошо”.
Второй переход был выполнен не хуже первого. Опять враг не появился на горизонте, все чисто.
“Точно они,- думал Эйб,- Сукины дети, я так и знал, что Джейкоб проговорится. Надо было поступить с ним как с остальными, но, черт подери, обстоятельства помешали закончить дело. Оба получили по баранке вместо денег. Хотя… скорей всего это сам Джейкоб и послал ребят разделаться со мной. Детство в жопе заиграло, записочки на дома наклеили! Лесли правильно сказал. Оружие мне не помешало бы. Прямо сейчас прострелил бы им тупые кочерышки. Может эти твари убили нашу подмогу? Тогда придется ждать еще одну, да еще попросить небольшой арсенал. И что мне скажут в центре? Наверняка там опять будет сидеть эта сучка-робот. Она вообще знает про эмоции? Может, Лесли, Норман или Тревор… может кто-то из них, а может, они все вместе работают на Джейкоба? Притащил же Норман эту хренову писульку, а не хранил ли он ее у себя, пока не пришло время? Лесли сначала выспрашивал меня о нашей миссии, а теперь про правительственный заговор твердит. Тревор и вовсе, как монах, давший обет молчания. По традиционному сценарию, именно такие как Тревор и являются главными говнюками. Но я им так просто не отдамся на растерзание. Посмотрим кто кого вы**ет”.
 Преодолев очередной переход, Норман спросил:
- Может, просто сядем в машину, Эйб?
- Тебе жить надоело?
- Они могут искать нас тоже пешком, ведь город маленький.
Эйб задумался.
- А где гарантия?
- Тоже самое можно сказать и о твоей идее, Эйб.
- Мой путь безопаснее. Я хоть и ваш начальник, и мне отчитываться за вас по возвращении, но вы взрослые ребята и можете сами решать, что для вас лучше. Норман, если ты хочешь гнуть свою правду-пожалуйста,- он взглянул на остальных,- И вы тоже, Лесли и Тревор. Вы тоже можете делать то, что считаете нужным.
- Успокойтесь!- крикнул Лесли. Если бы враг был сейчас рядом, то он узнал бы, где находится его цель,- Хватит ссориться из-за дерьма какого-то! Эйб, я лично иду с тобой. Норм, ведь не произойдет ничего страшного, если мы потратим лишние час-два. Или ты боишься, что мы смотримся дураками? Кто же нас видит здесь?
- Но мы должны закончить…
- Работа слаженней тогда, когда есть гармония в команде. То, что мы сейчас делаем, к гармонии не приведет.
Норман еще раз всмотрелся в глаза Эйба. Да, он не откажется от своей идеи. И Лесли прав – не время для ссор:
- Хорошо, продолжаем путь.
- Вот и отлично, Норман. Стоило пререкаться,- удовлетворенно сказал Эйб.
“Вот и пришло безумие,- Лесли шел, уткнувши взгляд в асфальт,- Я же просто вслух вчера высказал идею о правительственном заговоре, а теперь, если верить Эйбу, получается, что так и есть. Но чем мы навредили Америке? Что мы сделали этой стране плохого? Как она может убивать тех, кто делает ее лучше, кто работает на нее? Или ноль- цена рабочей силе? Сара сейчас быстро нашла бы решение. Она была политологом. Она хорошо знала свое дело. Но здесь ее нет. Сара ушла от меня навсегда …ушла на поиски лучшего человека, чем я, Лесли Томас Локхард ”.
Понемногу они обошли половину города. Ни одной живой души, ни с внешней, ни с внутренней стороны замечено не было. Тихий душевно-мертвый город и ничего лишнего.
“Дебби знала все! Зря я ее не слушал и накричал на нее. Я бросил в дочь камнем! А ведь моя дочурка хотела мне добра. Я не послушался, и теперь Он разгневался и перебил невинных людей, а они приехали помочь нам. Но, если прав Эйб, причем тогда Он? Или Дебби говорила о вмешательстве плохих людей и поэтому дала мне пистолет? В любом случае, мне придется его использовать. Лучше будет, если пули из этого оружия полетят в незнакомых мне людей”
Как и предсказывал Лесли, обход города занял около двух часов и никаких результатов, кроме усталости и слабости в ногах, не дал. Они вновь вернулись к нулевой отметке. С одной стороны стояло четыре измотанных человека, рабочий день которых еще не начался, а уже хотелось устроить перерыв на обед. С другой стороны – три автомобиля, счастливый билет из этой дыры. Но это был билет, до которого пока нельзя дотянуться и, открыв двери, будто стерев выигрышные цифры, забрать приз в виде путевки домой.
А солнце уже целенаправленно двигалось в зенит. Его лучи опустились на эти три машины, как знак свыше, окрестив механическую Троицу божественным знамением. Ни единого порыва ветерка, ни облачка на небесном полотне…какой чудесный осенний день.

Железная леди была непрогибаема. Сколько Эйб ни старался объяснить реальное положение вещей, она четким отчеканенным говором без устали повторяла, что ситуация под контролем. 
- Но поймите, больше двух часов прошло с того момента, как мы увидели их машины на границе! Куда же делись обе бригады?- лоб Эйба покрылся испариной.
- Минутку…вы сообщили об обнаружении трех автомобилей, так?
- Да, три автомобиля.
- В таком случае, вам не следует беспокоиться. К вам было послано четыре машины, а не три. 
- Вы хотите сказать, что…
- Что одна из машин, возможно, сломалась в пути.
У Эйба выскочил смешок.
- А зачем бросать все и тащиться пешком назад?
- Поломка могла произойти совсем рядом. Номер 54, вы сдвигаете график своими предрассудками. Займитесь лучше работой. И не забывайте, вы должны закончить всё до приезда уборочной бригады. Не создавайте проблем себе и другим людям. Кстати, мы так и не наладили с ними связь. С этого момента вы будете докладывать в Центральное управление и о работе дополнительной бригады,- впервые эта женщина была так многословна, но поток ее речи не принес хороших вестей.
- И за дорожную службу отчитываться?- последнее слово Эйб прокричал в трубку.
- За всё,- ответ был кратен, после чего линия отрубилась. Эйб говорил по громкой связи, поэтому весь диалог дошел до ушей остальных.
- Что дальше?- спросил Лесли.
- Принимаемся за работу. Мы и вправду потеряли много времени.
- Значит, опять поверим сказкам?- Лесли подошел к джипу и оперся правой рукой на пластиковое окно,- Я не верю, что до сих пор никому, кроме меня не пришла мысль о припорошевании мозга?- его голос приобрел дикторскую четкость и политическую волну,- Пора признать тот факт, что на нас наплевали! Иначе, как еще назвать всё это?
- Лесли, бесполезно говорить об этом. Я согласен с Эйбом. Сейчас мы можем лишь выполнять работу. От нас ничего не зависит. Наша роль проста. Всем нам ясно, что здесь много чего является ложью. Но разве мы можем узнать, что?- Норман говорил тихим, внушающим доверие голосом, обращаясь не только к Лесли, а ко всем. Необходимо снять напряжение, ситуация постоянно накаливается и требует снижения температуры, чем Норман и занимался.
Похоже, Лесли внял словам Нормана. Он отпружинил от джипа и сказал:
- Тогда за работу.
Бочка с динамитом осталась на время целой. 
Пока рухнул первый за день дом, прошло не менее часа. Приготовления шли особенно медленно. Это объяснимо: никто не был в состоянии забыть о трех внезапно умолкших машинах с пустыми салонами. В движениях появилась излишняя осторожность, а во взглядах угадывалось недоверие. Работать мешали и разговоры, возобновлявшиеся после каждого действия – Лесли опять заспорил с Эйбом, стоило подъехать к объекту, Норман выложил взрывные устройства, и Лесли начал вести беседу с ним; закладывая здание, Норман завел дискуссию уже с Лесли и Эйбом. А время шло. День торжественно клонился вечеру и собирался осветить другие города и страны, прилететь на смену коллеге утру.
Один лишь Тревор молчал, но от этого быстрее не работал. В его голове вертелись иные мысли. Уж он-то знает, что тут не так. Только его друзья не поверят ему. И Норман тому доказательство. Вчера он отнесся к откровению Тревора как к детской страшилке. Поэтому действовать придется в одиночку. Если дочка говорит, что это спасет их всех – значит, так оно и есть.
Нажатием пальца, кнопка в очередной раз вдавилась в пульт. Раздался оглушительный грохот и, под его аккомпанемент взметнулась ввысь пыльная амёба, восточным саваном окутывая все вокруг. Она накрывала всё так же, как мать укутывает младенца, не врезаясь, а обволакивая, будто боялась сделать больно бездушным вещам. 
“Вот и еще один ушел в минус”, про себя отметил Норман. Дома – это колоссы по сравнению с людьми, а люди – лилипуты по сравнению с домами. Ему сразу вспомнился роман Герберта Уэллса “Война миров”, где ужасных инопланетных захватчиков, перед которыми все человечество было бессильно, победили бактерии. Простейший организм превзошел сложную систему! Так происходит здесь и сейчас. Когда – нибудь человечество встретит сопротивление того, что убивает и не сможет подавить его.
Размышления Нормана прервало стрекотанье откуда-то издалека. Сперва он подумал, что это у него слуховые галлюцинации от работы.
- Это выстрелы?- спросил Лесли скорее себя, но произнес вслух.
- А откуда гудение? Это вертолет!- ответил Эйб.
- Какой-нибудь патруль?
- Да что тут патрулировать? Мы весь город с землей сравниваем, к чему его охранять?
- А если…
- Дверь открыта, Норман?- Эйб не дал Лесли закончить.
Норман подергал ручку.
- Да, дверь незаперта,- он с удивлением смотрел на начальника,- но…
- Заходим внутрь! Это могут быть те, кто шутит тут над нами!
Больше слов не требовалось.
Шум все приближался, и уже через минуту вертолет можно было разглядеть из грязных пыльных маленьких окон таверны, где пряталась вся команда.
- Он движется к лагерю. Откуда ему или им это известно?- шептал Эйб
В воздухе раздался щелчок. Эйб уже приготовился к худшему, когда грубый мужской голос начал говорить так громко, будто Бог вещал на радиостанции «Рай»:
-Бригада номер 54…Бригада номер 54. Эйб Шелдон, срочно вернитесь в лагерь. Повторяю…
- Смотрите,- Лесли ткнул пальцем в рисунок на боку вертолета,- Это герб центрального управления!
- Это наша подмога?- спросил Норман,- Тогда кто был у границы?
- Идемте,- Лесли вновь загорелся энтузиазмом,- Сейчас узнаем.

Вертолет сделал круг над лагерем и затем опустился на землю. К счастью, было, где приземлиться. Черный с желтым гербом, небольшой – как раз на таких агрегатах и нужно вести поисковые работы. Волна воздуха подняла столп пыли. На бежевом фоне темнели три фигуры. Эта картина очень подходила к голливудским боевикам. Форма у них была черной, а по бокам герб. Один стандарт на все предметы, будь то люди или вещи. У всех коротко стрижены волосы, прямая осанка, идут в шаг. Скорее всего, армейские ребята. А на ремешке крепилась, кобура для пистолета. В Центре очень серьезно отнеслись к их просьбе. 
- Эйб Шелдон?- спросил начальник отряда. Он подошел один, приказав своим подчиненным оставаться на месте. Статная фигура и целевой взгляд заставили Эйба, не имевшего опыта в общении с военными людьми, на мгновение впасть в конфуз. 
- Я…да…я – Эйб Шелдон.
- Мы прибыли для обследования обнаруженного вами объекта,- слова отскакивали от зубов.
- Вы говорите о пещере?- Эйб говорил пониженным тоном, что свидетельствовало о его пассивной роли в диалоге.
- Совершенно верно.
Лесли выскочил из-за эйбовой спины:
- А мы думали, вы нам помочь прилетели.
Мужчина смерил Лесли тем же взглядом, но тот не успокоился:
- Нам также хотелось бы знать, что тут происходит.
- Нашей задачей является проверка объекта. Никаких других указаний больше не поступало. Для вас была выслана дополнительная помощь.
- Которая не приехала,- добавил Лесли.
- Вы не дали мне договорить…э…
- Лесли.
- Так вот, вы не дали мне сказать до конца…Лесли,- на последнем слове он сделал ударение,- Мы видели автомобили на границе города…
- В которых никого нет…
- Дайте мне закончить! Вы хотите услышать и не слушаете,- военный сделал паузу,- После осмотра объекта мы проверим всю прилегающую к городу территорию. Вполне возможно, что у них произошла поломка. Все будет в порядке.
- Так нам и в центре сказали,- недоверчиво произнес Лесли, подчеркнув штамповку фраз. 
- Это потому что пока больше нечего сказать,- если он почувствовал намек Лесли, то ничем не выдал этого,- А пока, мы начнем свою работу, а вы продолжите свою.
После того, как спины трех бравых солдат исчезли во тьме пещеры, началась оживленная полемика, за которой наблюдал пилот вертолета, изредка поглядывая на страницы газеты.
- Конец мистике,- сказал Норман.
- Зря они себе рожи не накрасили и с автоматами не выпрыгнули еще до посадки,- Лесли вновь надел маску юмориста, как персонаж из комедии дель арте.
- Похоже, что дело серьезное, если нельзя обойтись без оружия,- Эйб сказал это скорее для себя, чем для остальных.
- Но раз так, то беспокоиться не о чем. Все стало более-менее ясно.
- Нет, Норм. Ничего еще не ясно,- Лесли громко выдохнул, надув при этом щеки,- Пока не проверена пещера и не объявились парни, посланные к нам на помощь, ничего не ясно. Ничего,- он показательно помотал головой,- И не забудь о самовыключающихся клаксонах.
- Что касается пещеры, то я склонен верить их словам.
- Я поверю, когда увижу,- коротко, но ясно Лесли объяснил свою позицию,- Тревор, а тебя это не волнует?
- Зачем гадать? Скоро будут результаты,- у всех создалось ощущение, что Тревор хотел еще что-то добавить, но передумал.
- Понятно. Я один настроен на реальность.
- Твой настрой больше походит на теорию заговора, чем на реальность. Не забывайте, что мы отстаем от графика. Так что за работу,- подвел черту Эйб.
Тревор обрадовался окончанию этой эклектической болтовне. Ему не хотелось разговаривать, а отвечать на вопросы тем более. Все мысли его были поглощены круговертью сомнений и страхов. Вариантов развития не так много, но любой из них несет в себе зародыш раздора и смерти. Выступления Лесли ничто по сравнению с этой дилеммой. 
Одиночная игра – всегда риск, а одиночная игра на границе реальности с запредельным – риск безмерный. Фатум избрал бедного Тревора в качестве своего олицетворения. Выглядит не казисто, но не внешний вид здесь важен. 
Осталось взорвать три дома. И за это время Тревору нужно уговорить своих друзей оставить работу и убираться прочь. Задача не из легких, но ведь Дебби дала пистолет…  

Спецназ вернулся сразу после взрыва очередного дома. Его появление было таким же как и в первый раз – три силуэта выросли на фоне песчаной бури, созданной взрывной волной. Это не могло не вызвать улыбку у Лесли.
Командир отряда не стал подходить к ним, остановившись возле вертолета и поманив к себе рукой.
- Это неглубокая пещера с ямой в конце. Возможно, раньше там было озерцо. Бояться вам теперь нечего. Сейчас мы облетим город и прилегающую территорию. 
Эйб остался не удовлетворенным этим ответом.
- А если все-таки что-то произойдет? Нет, я понимаю, что вы не обманываете нас, но все же.
Вояку эти сомнения разозлили, и на несколько секунд он сжал свои губы, закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Как только был сделан выдох, речь вернулась к нему:
- Хорошо. Я сообщу в Центральное управление специальный пароль. Если у вас возникнут серьезные проблемы, угрожающие вашим жизням, сообщите этот пароль по радио и к вам незамедлительно будет выслан наш отряд. Вас это устраивает?- он говорил каждое слово почти по слогам с максимальным использованием мимики.
Эйб понял настроение человека в форме.
- И какой пароль нужно сказать?- предложение было произнесено несмышленым ребенком, а не взрослым мужчиной.
- Пусть будет «красное дерево». Пойдет?- хоть это и был вопрос, но подтекст его гласил об утверждении без права на обсуждение.
- Конечно,- быстро согласился Эйб,- Красное дерево. Ничего сложного.
- Вот и прекрасно.

Пыль, поднятая улетевшим вертолетом, немного улеглась. В воздухе кружились белые листы бумаги. Один из таких опустился на землю прямо перед Лесли. Того не затруднило поднять послание свыше. Это был разворот одного из множества американских таблоидов. Все пространство заняла статья, относящаяся непосредственно к работе бригад аннигиляции. Заголовок был выведен жирным готическим шрифтом: «Зачем президент запихнул в экономику Неэкономичное?» В статье осуждалось постановление президента о снесении городов-призраков и стройка на их месте новых объектов. Автор сводил всю проблему к «Зоне 51» и правительственному заговору. По его мнению, Америка вскоре будет окружена военными объектами, предназначенными для экспериментов и секретных испытаний. Несмотря на абсолютно необоснованные обвинения разоблачителя, нелогичность в постановлении все же есть, в экономическом плане.
- Парню нужно запретить смотреть «Секретные материалы»- констатировал Лесли, после чего скомкал бумагу и вернул ее на место – себе под ноги.

- Дерьмо!- выругался пилот вертолета.
- Что случилось, Дэйв?- спросил начальник отряда.
- Стив, ты случайно лишней газетки не захватил? А то мою ветром унесло. Черт, надо было двери задвигать!
- Успокойся. Сейчас она тебе не понадобится. Спустись пониже и сбавь скорость, а то пропустим. Скоро начнутся леса.
Они отдалились от Стедмана достаточно далеко и делали круги, постоянно увеличивая радиус, но пока никого не обнаружили.
- Если они так далеко поплелись, на кой черт тогда оставлять машины с аппаратурой на границе! Еще эти полоумные аннигиляторы-паникеры совсем вывели из себя. Вопросы, вопросы, вопросы. Они, наверное, общаются вопросами! Эй, Дэйв! Не так низко и…что ты делаешь? Прекрати крутиться на месте!
Но вертолет закрутился еще сильней, будто угодил в воронку.
- Я не могу выровнять его! Он сам управляет собой!
- Что ты мелешь! Машина без пилота не полетит!
Смазанная в круговороте земля все приближалась.
- Меня сейчас…- недоговорил Стив.

Норману показалось, что взрыв направил волну куда-то в сторону, потому что слева ему послышалось эхо, негромкий хлопок. Но он не придал этому особого значения. Куда сильней его волновали пустующие машины. Этот офицер грубо с ними разговаривал и дал сомнительные гарантии. Может, он и сказал правду по поводу пещеры, но в остальном все выглядело непрочным занавесом лжи. Его желание как можно скорее улететь из Стедмана лишний раз подтверждало этот тезис. Красное дерево. Наверняка у него дома вся мебель из этого материала сделана. 
Рабочее время давно уже близилось к нулевой отметке, а потому всем хотелось заняться своими делами, только бы забыть о дне прошедшем. Лишь куча строительного мусора теперь напоминала о том, что здесь когда-то стояло три жилых дома.
Норман шел, немного согнувшись под тяжестью взрывоопасных предметов, взваленных на спину, к последней записанной в проскрипции жертве. Маленькие, но тяжелые, металлические коробочки бренчали минорным перезвоном в мешке. На стене дома перед входом что-то белело. Словно пораженный кататоническим синдромом, плавно переходящим в асфиксию, Норман отказывался верить догадкам, продиктованным ассоциативным мышлением, и замедлил шаг. Но от этого ему не стало лучше. Белая масса приобретала контуры прямоугольника, и в голове Нормана крутилось одно и то же слово. «Конверт, конверт, конверт», шептал разум волнами древнегреческих Сирен. 
Из ступора Нормана вывел Эйб, задевший мешок, отчего тот выскользнул из рук.
- Осторожней, Эйб!
Но Эйб даже не обернулся, чтобы извиниться. Он практически галопом несся к белому прямоугольнику. Сорвав со стены конверт, Эйб прочитал надпись на обложке: «ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА». Затем внимание перешло к содержимому. Лицо начальника сжалось как изюм, кожа краснела с каждым мгновением, а подчиненные, недоумевая, стояли вокруг него и смотрели на эту картину так, будто ломали голову над загадкой Сфинкса.
- Что там написано, Эйб? Эйб, ты слышишь меня?
Наконец Эйб оторвался от чтения. Он сжал бумагу в кулаке и одарил присутствующих взглядом, в котором читалась желчная ненависть.
- И кто из вас это сделал?- несмотря на ярость в глазах, Эйб говорил тоном ниже среднего.
- Что сделал?
- Ох, Лесли, пора снять маски! Знаешь, почему?- и сам же ответил,- Маскарад кончился, вот почему!
- Эйб, как ты мог заметить никто из нас, кроме тебя, не понимает темы разговора,- Норман не спеша подходил к начальнику,- Поведай нам об этом маскараде. Может, тогда мы будем говорить на одной волне.
- Но-о-орман,- растянул Эйб,- Как ты можешь этого не знать? Ты сам дал мне точно такую же писульку, а теперь стоишь тут весь в неведении,- с лица не сползала деланная улыбка.
До Нормана дошло, что Эйб собирается обвинить его в клевете и выставить ответственным за все, что здесь происходило.
- О чем он говорит, Норм?- теперь и Лесли навис над ним.
- Ну же, Норман! Расскажи своим товарищам, зачем ты все это делаешь.
- Что написано в письме?
- Ах, ты не знаешь, что в письме? Норман, нельзя скрывать такое от друзей. Лесли, тебе это будет интересно. И тебе тоже, Тревор…
- Нет, не будет.
- Почему же? Будет…
- Я и так все знаю.
В момент кривляние прекратилось. Все взоры уставились на Тревора.
- Ты все это сделал?- Эйб нашел еще одного обвиняемого,- Или вы на пару работаете?- последняя фраза была обращена к Норману.
Тревор достал письмо, из конверта и начал читать с самого начала.
-…А знаете ли вы, почему рабочие оставались с воздухом в обнимку вместо денег, а его компаньоны бесследно исчезали? А когда позже находили их трупы, то все вертелось вокруг их, якобы, криминального прошлого? Вы не поверите, но все так банально, что жалко тратить лист бумаги для этого. Ваш Эйб тесно связан с мафией, которая покровительствует ему. Нет, это не уличные бандиты, многие из них занимают посты в правительстве. Часть денег, процентов 30 от общей суммы награбленного получал Эйб, а остальное забирали человечки повыше. Но эти 30 процентов не включают лично заработную плату Эйба, эти проценты идет в плюс к основному заработку. Вот такая простая экономика. Делайте выводы.
Тревор закончил читать, но все по-прежнему молчали. Эйб начал ходить кругами, но уже в следующий момент кинулся на Тревора, сбив того с ног. Лесли и Норману не без труда удалось оттащить его от вестника правды.
- Сука! Теперь-то ты угомонился?- не получив ответа, он переключился на Нормана,- И каковы планы, сеньор комиссар? Собираетесь линчевать меня?
Лесли отпустил его. Норман, ослабив хватку, толкнул Эйба подальше от себя. Тревор к тому времени уже успел подняться
- Давайте же!- провоцировал Эйб,- Только не забудьте потом привет Джейкобу передать. Кстати, а как вы собираетесь замять мою смерть? Наверное, я случайно провалюсь в эти ё**нные рвы вокруг города. 
- Заткнись, Эйб!- Лесли не просто крикнул, таким голосом говорят офицеры в армии. Интонация была такая же, как и у того военного, что прибыл осматривать пещеру, поэтому Эйб замолчал.
- Нам плевать на твое прошлое,- вступил Норман,- Но мы будем следить за тем, чтобы ты снова не пошел теми путями. Иначе мы поступим с тобой также, как ты с тем, с кем работал.
- Как это понимать?- он только что догадался, что совершил большую ошибку, выбрав тактику нападения. Как он мог не заметить? Ни Лесли, ни Норман, может быть, и Тревор, не были засланными агентами. Тогда кто это все сделал. А можно ли было доверять воякам с вертолета? В любом случае, Эйб раскрылся. Он проиграл битву.
- Понимай, как хочешь, только забудь о прошлом. Ясно?- Норман играл роль отца, отчитывающего непослушного сына.
- Хорошо. Я даю слово. На этот раз все останутся довольны.
И Норман с Лесли кивнули в знак подтверждения мира. 
Эйб еще больше, чем в прошлый раз, смеялся про себя. Ему опять удалось выйти невиновным. Он ругал себя лишь за то, что не сыграл роль подставленного безжалостной мафией беднягу. Норман поверил бы. Хотя и нынешний расклад недурственен.
- Раз мы устранили конфликт, в таком случае, за работу. Мы уже опаздываем на полчаса.
Норман первым взял из мешка взрывные устройства и направился ко входу. Тревор, закрыл собой дверь, как стражник дворцовые ворота, и явно не собирался пропустить друга внутрь.
- Тревор, подвинься чуть в сторону. Я не могу пройти, а времени у нас мало,- Норман говорил это на ходу, думая, что сможет быстро выполнить свою задачу, но он ошибался. Тревор по-прежнему стоял у входа.
- Тревор…
- Мы не должны взрывать город, Норман. Это все Он.
- Эй, почему медлим,- кричал сзади Эйб,- Кто-то хочет остаться здесь подольше? Пожалуйста, только без меня.
- Ты пропустишь меня?
- Нет, Норман, не могу. Нам угрожает опасность.
- Ладно,- он положил коробочки со взрывчаткой на землю. 
 Тут же подбежал Эйб, а за ним и Лесли.
- Тревор, что ты делаешь? Отойди,- но Тревор и его не послушался,- Ты не расслышал?
- Нам нельзя этого делать, Эйб. Мы погибнем.
- Хорошо, мы послушаем тебя за ужином. А теперь, дай пройти,- он довольно сильно толкнул Тревора,- Работаем быстрее. Уже порядочно стемнело, а фонари тут не включаются, если не помните.
Тревор остался стоять в стороне и наблюдать за тем, как его товарищи выполняют свои обязательства. Тяжело что-то делать, когда нет поддержки.
 И он снова почувствовал холод оружия.
Как только все было готово, Эйб скомандовал отъезжать в безопасную зону.
- Что творится с Тревором?- спросил его Норман, когда они направлялись к джипу.
- Ничего не понимаю. Стоит на своем и все. Ему в «Гринпис» работать надо. Леса от вырубки защищать, а не устраивать демонстрации против сноса домов.
- У меня с ним был разговор после того, как мы нашли пещеру.
- Да?- Эйб деланно удивился,- И что интересного он тебе сказал?
- Говорил, что есть Он. И этот Он нас убьет, если мы не уедем отсюда.
- Так можно и в психушку попасть. Мы уедем, как только закончим.
Сзади раздались громкие хлопки. Норман посчитал, их было пять. Эйб споткнулся, упал на спину и, дернувшись, прекратил двигаться. Норман догадался, что это были за хлопки. Обернувшись, он увидел сначала Лесли, который сидел на корточках и закрыл голову руками. За ним стоял Тревор. В правой руке он сжимал пистолет. Норман еще раз взглянул на Эйба. Глаза закатились. Начальник бригады аннигиляции мертв. Его взгляд вновь перешел на Тревора.
- Не стреляй! Пожалуйста!- Норман стоял с поднятыми руками,- Ведь у меня, кроме дочери никого больше нет. А она не выдержит смерти еще одного родителя. У тебя же самого дочь была.
Тревор замахнулся и бросил пистолет Норману под ноги.
- Я не собирался стрелять в вас,- он начал плакать,- Это все Он!

Тревора пришлось связать, а Эйба перетащить к лагерю. Дом, все-таки, канул в лету. 
Норман набрал номер центра.
- У нас непредвиденное обстоятельство.
- Кто это говорит?- женщина-робот, как называл ее Эйб, была возмущена, тем, что позвонивший не представился.
- Говорит Норман Кроу. Бригада номер 54.
- А где Эйб Шелдон? Он ваш начальник!
- Эйб Шелдон мертв.

- Тревор, скажи честно, ты с этим как-то связан?- Норману не хотелось думать, что его друг причастен к заговорам или к любой криминальной истории. Эйб их еще ни разу не обманывал, он не заслуживал смерти. У всех них были пятна на покрывале прошлого, но линия жизни необратима, а потому прочерчена только в одну сторону.
Тревор сидел на заднем сидении джипа и водными сферами, вместо глаз, смотрел на Нормана. Этим взглядом он безмолвно умолял не спрашивать ни о чем, а просто верить в его невиновность.
- Я не участвовал… я не был чьим-то сообщником,- он с трудом выдавливал из себя слова.- Я лишь слушал Дебби.
- Дебби? А это не твоя дочь?- Лесли не смотрел на Тревора. Он сидел впереди и смотрел в окно, барабаня пальцами по передней панели авто и изредка поглядывая в зеркало заднего вида для того, чтобы увидеть меркнувшее лицо обвиняемого.
Тревор молчал.
- Ты свихнулся? Норман, ведь его дочь умерла!
- Не умерла. Её убили. По крайней мере, я думал, что убили,- последнее слово Тревор сказал, чуть ли не по буквам.
- А сейчас ты убил одного из нас! Ты это понимаешь?- Лесли взбесился. Вцепившись рукой в кресло, он с грацией пумы развернулся и уставился на Тревора, что означало требование немедленного ответа.
- Мы должны уехать отсюда. Или Он убьет нас,- вопрос Лесли, таким образом, был проигнорирован.
- Опять Он! Господи, Тревор,- Норман аж зажмурился и прикрыл на секунду глаза рукой,- Может, ты все-таки объяснишь нам, кто, или что, такое Он?
- Я не могу Его описать, Он не имеет форму.
- Черт возьми, Тревор, ты и в самом деле с дистанции сошел. П**дец!- Лесли смотрел в крышу как на небесный свод. Его ругательство можно интерпретировать как обращение к Богу со значением «почему?»

Обсуждение дальнейших действий шло за готовкой ужина.
- Что сказали в Центре, Норман?
- Военный отряд еще не прибыл, значит, поиски продолжаются. Связи с подкреплением по-прежнему нет.
- А что по поводу Эйба?
Норман прокашлялся.
- По этому делу будет проведено расследование. Подозреваться будут все, как ты, наверное, догадался.
Лесли понимающе покивал головой и указал в сторону машины.
- Оставим его там?
- Нет, необходимости перетаскивать Тревора в палатку. Ключи у меня. Просто заблокируем двери и все, развязывать не станем,- Норман говорил все это с внутренним содроганием,- Он наш друг.
- Я знаю. Но сейчас мы не можем идти на поводу у дружбы.
- Ты его не так хорошо знал, как я.

Ночной ветер обдал Тревора ледяным дыханием, сковывающим тело, отчего кинотеатр снов прервал показ очередного шедевра в его голове. Дверь была открыта. Веревка больше не обхватывала руки и ноги. Пространство, пролегающее за пределами автомобильного салона, освещалось фонарями.
Если есть свет, то, значит, что Дебби снова пришла. Тревор ступил на землю и сразу же понял, насколько похолодало. А он в одной рубашке стоит, да в джинсах. 
Из-за палатки Нормана вышла маленькая фигура. Тревор догадался, кто этот похожий на гнома силуэт.
Её лицо регенерировало прошлый вид, вернув себе облик, до того, как добрый папа бросил в дочку камнем.
- Ты хочешь, чтобы я убил и их?
- Нет, папа,- при этом ее взгляд стал живым, в нем светился огонек человечности,- Я хочу помочь тебе выбраться отсюда.
- И что я должен сделать?- подозрения закрались Тревору в душу.
- Пойдем со мной. Я покажу тебе дорогу
Дебби взяла папу за руку. Её ладони были теплыми. Неужели все закончится прямо сейчас, спрашивал себя Тревор.
- А как же мои друзья?
- Твои друзья связали тебя. Так они выразили свою благодарность за спасение. Пошли. Мы будем вместе. Он разрешил уйти тебе, а я останусь с тобой. Ты хочешь этого?
Как же так? Ведь Дебби не может ожить. Но сейчас в ней не было той отталкивающей силы. Сейчас Тревор сам не хотел отпускать ее руку. Любимая дочь для Тревора, что Ариадна для Тесея, прокладывала для него спасительный путь.
- Да, я хочу, чтобы ты осталась со мной,- он дал согласие и не заметил, что уже идет за Дебби. Окинув прощальным взглядом лагерь, Тревор прибавил шагу. Теперь бояться не нужно. Безлимитный кошмар обрел границы, к которым целеустремленно шли папа и дочка.
Сомнение появилось, когда на горизонте показалась пещера.
- Почему мы идем туда?
- Ты же не был внутри?
Тревор отрицательно помотал головой.
- Именно там находится выход из города. Другим путем нельзя уйти отсюда.
У входа он немного заколебался, но Дебби не дала ему постоять в раздумьях. Хладный шелк тьмы приобретал материальность, окутывая открытые короткими рукавами руки. Ни единого отражения света. Лишь в конце туннеля что-то бесформенное переливалось голубыми вспышками. Пройдя весь путь, Тревор остановился перед озерцом. Но военный отряд сказал, что здесь когда-то было озеро? Было, но не есть. Хотя глаза показывали картину неподвижной воды. Лунный свет проникал из дыры сверху, фосфорицируя жидкость. 
Дебби набрала горсть камешков и начала бросать один за другим в угол. Никакого эха при падении. Тревор решил проверить причину девиантного поведения дочери. На полпути он наступил на твердый предмет.
Сзади послышались хлюпанья. Это Дебби зашла в воду, ладонями ударяя по глади. Отражения забегали по стенам пещеры. Попадая каждый раз в угол, они высвечивали части тел. Не сложно догадаться, что тела принадлежали людям.
Тревор отпрыгнул. Его нога топтала руку того самого грубого командира. Здесь также находились тела, на которых была форма, ничем не отличающаяся от формы Тревора. Вот и она, наша подмога, подумал он, медленно поворачиваясь к Дебби.
- Это Он сделал?
Дебби водила указательным пальцем по водной поверхности, вырисовывая узоры.
- Они все хотели навредить Ему,- фраза звучала как оправдание за шалость,- А я тебе сказала еще в первый день, что лучше перестать делать Ему больно. Почему нервничаешь?
- Ты обещала показать выход. Где же он?- он раскинул руки.
В спину Тревора впилось нечто острое, заставив его прогнуться назад. Темп боли превысил критическую отметку, что отразилось в животном крике. Колющий предмет продолжил погружение в тело, разрывая попадающиеся на дороге органы.
Тревор думал, что умрет сразу. Он хотел умереть сразу, чтобы не испытывать этого больше. Но сознание не позволяло хотя бы в обморок упасть.
Спереди в центре рубашки вырос холмик, продолжая увеличиваться в размере. В конце концов, эластичность кожи имеет свой предел, а потому оружие убийства вырвалось наружу. 
Бежевая рвота, смешанная с кровью, забрызгала всю рубашку. Тревор уже не был в состоянии понять, чувствует ли он еще боль, или боль заменила ему все чувства.
Черный остроконечный отросток – вот, что гасило свечи жизни Тревора.
- Сейчас все пройдет, папа. Тебе станет намного лучше.
Как только Дебби произнесла последнее слово, боль приняла привкус расслабления. Теперь точно смерть пришла взять с Тревора должок.
Ноги оторвались от земли, и он, как йог в трансе, поднимался все выше, а напряжение все спадало. Чудовище, воткнувшее в него, наверное, одну из тысяч лап, вынесло его на свет. Внутри определенно кто-то массировал весь организм. Каждый сантиметр тела возбуждался. Тревор почувствовал эрекцию. На античной вакханалии на празднике в честь Диониса не испытывали такого наслаждения, которое ощущал он. 
На джинсах чуть ниже ремня расплылось пятнышко. Тревор кончил, и этот оргазм был самым лучшим из всех, что он получал. Даже Рэйчел не доставляла ему такой радости. Пульсация в трусах продолжалась. Сокращения мышц стали еще сильней. Божественно, вертелось в голове.
Тревор посмотрел вниз. Пространство вокруг Дебби заполнялось веществом, отдаленно похожим на сажу. Какая же сегодня была прекрасная ночь. Отец снова с дочерью, сейчас они отправятся домой из этого проклятого места.
Вода превратилась в сплошное черное масляное пятно. Тревор захотел приблизиться к Дебби. Он получил свою долю прозрения и больше не хочет оставаться в подвешенном состоянии.
- Дебби! Я хочу всегда быть с тобой!
Дочь взглянула на папу. Сочувствие так и заливало ее лицо.
- Хорошо, папа. Иди ко мне.
Лапа зверя молниеносно извлекла себя из тела Тревора, возвратив ему прежнюю боль. Агония вернулась. Он выкрикивал имя дочери, пока не погрузился в нефтяную тьму.

- Куда же он мог убежать? - Норман запыхался. 
Утром они обнаружили дверь машины открытой. На заднем сидении валялась веревка. Она не была перерезана, ее аккуратно развязали.
- Ты точно хорошо затянул узел?
- Я завязал достаточно. Не слишком сильно, но и развязать невозможно. Норман, он наверняка спрятался где-нибудь в домах.
Они обошли весь город, взывая к разуму Тревора, но либо он покинул беднягу, либо Тревор действовал осознанно и, что еще хуже, с ним сейчас могли быть его подельники. Последний вариант не уживался в голове Нормана.
- Лесли, ты вытащил все патроны из пистолета?
Это было еще одной интересной деталью. Исчез пистолет из их палатки.
- Я же не идиот!- он достал обойму из кармана,- Вот, пистолет без обоймы. При себе у него больше не было патронов. Только, конечно, если он не спрятал оружие в городе.
- Убежать отсюда нельзя. Остается один вопрос. Где Тревор сейчас?
Лесли отвернулся от Нормана и сделал два шага вперед.
- Слушай, Норм, это прозвучит еще хуже, чем бредни Тревора, но у меня предчувствие, что он в пещере.
А это вполне возможно, хотя гипотеза и несет в себе дуализм. Тревор боялся заходить в пещеру, но причина страха неизвестна. Он мог знать о туннеле за церковью и спрятать оружие там. Нет, город подлежал уничтожению, и проход неизбежно должен был предстать во всей красе. Однако и все они не желали идти в пещеру, следовательно, это логично, если Тревор скрывается именно в ее недрах.
- Бригада номер 54,- впервые Центр связывался с ними.
Норман на бегу вспоминал пароль на случай чрезвычайной ситуации.
- Центр, бригада 54 на связи! Положение «красное дерево».
- Что еще у вас случилось?- после смерти Эйба женщина, наконец, обрела эмоции.
- Убийца Эйба Шелдона пропал.
- Каким образом?
- Он был крепко связан в машине, мы заблокировали двери.
- Принимайте новую задачу. Вы должны взорвать пещеру. Это первостепенная цель. А потом отправляйтесь на поиски убийцы. Помощь выслана. Ждите ее через час.
- А как же работа?
- Кажется, это вы говорили о безопасности?- вопрос не требовал ответа, поскольку в трубку послышались гудки. Норман не хотел признавать, но женщина была права. Они не смогут работать с постоянным чувством опасности и тревоги.
- Бери фонари,- Лесли догадался о предстоящей миссии.

Перед тем, как отбежать в безопасное место, Норман несколько раз позвал Тревора, но, кроме эха, вернувшего его слова назад, он ничего не уловил. Они установили взрывчатку где-то посередине туннеля и пару коробочек бросили в темноту, желания пройти путь до конца не возникало.
В грохоте взрывной реакции слух Нормана и Лесли ощутил яркую примесь рыка, отраженного от металлической поверхности. Дикое созвучие играло на барабанных перепонках как на африканских тамтамах.
Пыль уже успела осесть новым слоем на городскую щетину, а странный звук, походивший на рев удаляющегося «Боинга» до сих пор нагнетал атмосферу своим всепроникновенным давлением.
- А теперь продолжим работу?
- Нет, Лесли, следующий пункт – найти Тревора.
- Сколько нам здесь еще торчать из-за этой херни? Хочется перемотать время на последний день. Жаль, только нет у меня машины времени, а то я давно уже дома сидел бы и…Что это лежит возле пещеры?
Возле входа распростерлась черная бесформенная масса. Точно можно было сказать одно – это неопознаваемо.
- На окаменелость похоже,- сказал Лесли, его папа был археологом. Его дом смело называли гробницей истории,- Я видел трилобитов, но они не превышали и полметра, а эта тварь, или что это еще такое, метров шесть в длину. Ну и вонь! Неужели мы его сожгли заживо?
- Брось, Лесли,- Норман присел, зажав платком нос,- Если бы этот вид чего-то там сохранился и по сей день, то он должен был вылезти сразу после того, как мы снесли церковь.
- А вдруг у них есть состояние, похожее на спячку? Как у медведей?
- Это уже не покров, а корка. Нет ни головы, ни других конечностей. Только хвост и, похоже, острый.
- Я не знаю как ты, а меня сейчас наизнанку вывернет.
- Тогда отойди. Все равно ты мне свет загораживаешь.
- Норман, моя тень не доходит до тебя,- неоднозначным голосом сказал Лесли.
Подняв голову, Норман убедился, что Лесли стоял достаточно далеко. Он смотрел вверх. Было одиннадцать утра, а небо уже окрасилось в бледный серый предвещающий ночь цвет. Пасмурное полотно быстро покрывалось черным бархатом. Очертания улиц смазывались незримым художником, который в ярости обливал дегтем творение рук своих, чтобы скрыть позорную картину. Палитра теряла свою гамму цветов и их оттенков, создавая монотонный мрачный натюрморт безысходности, показывая лишь одну сторону будущего как необратимого процесса увядания без дальнейшего возрождения. Разглядеть детали было уже невозможно, а попытка бежать казалась игрой в покер вслепую.
И, тем не менее, Норман все же побежал к машине, а за ним и Лесли, косо поглядывая по сторонам. Лучи от их фонариков рассекали почти непроглядную тьму, высвечивая лишь кусочки островков в сумеречном море.
- Этого не может быть! Никоим образом!- кричал Лесли.
- Не может, но происходит!
Со скоростью, которой позавидовал бы любой грабитель, ни забрались в машину и заблокировали все двери. Лесли сразу зажег свет.
- Это бригада номер 54, нам срочно нужна помощь!
Но линия молчала.
- Отключили?- догадался Лесли.
- Возможно. Но как может быть ночь посреди дня? Никакого затмения не обещали, и солнце ничто не закрывало!- Норман бил кулаками по рулевому колесу.
- И что дальше? Будем сидеть здесь?
- Вряд ли оставаться в машине безопасно. Нужно найти здание, где меньше всего выходов и есть крепкие двери и ждать там. 
- Сколько времени займет осмотр?
- Мы не знаем всех деталей этой истории. Кто замешан, чего опасаться? Лучше перестрахуемся.
- Тогда поехали.
Искать подходящее место оказалось намного сложнее. Никто не выбирался из машины из-за боязни быть встреченным кем-то недружелюбным. На одном из перекрестков фары высветили перебегающее существо, похожее на человека.
- Тревор?- Норман остановил джип и направил луч фонаря в сторону, куда пробежал незнакомец.
- Наверное, он прыгнул в разбитое окно,- Лесли прилип к стеклу. Он не стал садиться вперед,- Смотри, в свет попадают глаза!- в пустой раме в глубине помещение светилось два шарика.
Норман немного опустил стекло:
- Тревор, мы не хотим ничего тебе делать! Просто скажи, что происходит. Знаешь…Знаешь, мы уже готовы поверить тебе,- и это было правдой,- Мы скажем, что это не ты стрелял. Сотрем отпечатки пальцев, выкинем пистолет и будем держаться нашей версии. Только скажи, что здесь творится.
- Что-то он не стремится отвечать.
Словно вспышка, промелькнул в свете фонарика непонятный предмет и врезался в стекло, за которым сидел Лесли. На сидение посыпался дождь из осколков, страшная боль ударила в руку. Странный предмет застрял в ладони на мгновение и быстро исчез. Кровь маленьким багровым водопадом спадала на брюки Лесли. Но сама жертва молчала из-за испытанного шока, мыча через сжатые губы.
Норман достал тряпку из бардачка и перевязал раненное место друга. Он не был врачом, но нельзя не обрабатывать рану. Он постоянно кидал взгляд в сторону окна, боясь нового нападения. На месте удара осталась дыра в самом прямом смысле этого слова. 
- Что это было?
- Я не знаю, Лесли, не знаю.
- Поехали отсюда, быстрее.
- Поедем. Только остановлю кровь.
Покончив с медицинской частью, Норман проехал с десяток домов на приличной скорости и вернулся к первоначальной отметке в двадцать миль только, когда убедился, что достаточно отъехал от рокового места.  
- Сильно болит?
- Дергает немного. Я думаю, после того как шок пройдет, будет больней,- Лесли сжал руку в кулак.
Впереди показалась освещенная территория.
- В городе нет электричества, но там явно есть свет, и это не мираж!
Объектом, которого не коснулось государственное постановление, оказался кинотеатр. Тот самый кинотеатр, который они проезжали в первый день и возле которого очнулись на день следующий.
 Норман поставил джип вплотную к входу, не боясь быть замеченным. В такой обстановке легко стать фаталистом.
Окна были не занавешены. Внутри отсутствовали какие-либо намеки на движение. Не верится, что сейчас идет сеанс, подумал Норман про себя.
- Как только я скажу «три», быстро открываем двери и забегаем внутрь. Здесь нельзя оставаться.
- А вдруг там кто-то есть, наподобие того существа, что мне руку хотело оттяпать?
- Я не вижу разницы, где умирать, но сидеть и ждать смерти я не собираюсь. Так что, ты со мной?
Лесли кивнул.
- Один,- Норман взялся за ручку,- Два,- Лесли приоткрыл дверь,- ТРИ!

Забег прошел успешно, и теперь атака с улицы им была не страшна. По крайней мере, пока.
Сделав первый шаг к кассе, они упали на колени. Воздух пробил ультразвуковой писк и нанес сокрушительный удар барабанным перепонкам. Уши, закрытые руками, нестерпимо болели. Сквозь пальцы просачивалась кровь.
Раздражающий фактор, в роли которого выступало пронзительное пищание, исчез также внезапно, как и появился. Наконец, можно было встать и осмотреться. Стены были обклеены рекламными плакатами, сообщающими о наличии в прокате шедевров американской кинематографии. На стене возле кассы висел плакат с изображением в профиль динозавра. «Парк юрского периода» стал особенным для Лесли. Он не забудет прикосновения Сары, как она во время сеанса, когда Тираннозавр пытался съесть детишек на экране, схватила его руку и не отпускала ее до конца фильма. Это было первое прикосновение, положившее начало их долгим отношениям. Но сейчас Сары здесь нет. Она не ждет его дома, не переживает за него. Новый избранник лучше неряхи и бедняка Лесли, который ни разу не сводил ее в ресторан за все время, что они встречались. 
Норман уставился на плакат «Лучшие из лучших». Первое свидание прошло у них на заднем ряду, он еще не знал, что Рэйчел работала в кинотеатре, и в день их свидания у нее был выходной. Но не столько фильм волновал Нормана, сколько его близость к Рэйчел на тот момент. Однако спустя годы, каждый раз, когда по телевизору объявляли о двадцатом показе этого среднего боевика, он всегда выкрадывал время, чтобы посидеть перед экраном и ностальгировать. Жаль, что в последнее время место рядом с Норманом пустовало.
Отступление в мир грез закончилось, пришла пора решать, что делать дальше.
- Он просто идентичен нашему «Ориону»,- Норман говорил о кинотеатре.
- Проверим, насколько он похож?- Лесли держался за кисть. Очевидно, боль перешла на новый уровень.
- Если мы собираемся ждать помощи здесь, то необходимо проверить безопасность.
- Тогда начнем с главного зала.
Главный зал – не совсем правильное название. Это помещение, намного меньшее залов в Нью-Йорке, корректней всего называть центральным залом, так как располагался он строго по центру кинотеатра и не сливался ни с одной стеной. 
Огромный стеклянный гроб, представший перед Норманом и Лесли, походил на муравейник без земли. В ближнем углу валялся напоминающий прокуренные легкие кусок вяленого мяса. Никакой другой ассоциации им не приходило в голову. Мясная опухоль была в высоту метра два и занимала приличную часть стенки. Цвета тухлого винограда с изъеденными неизвестным в науке сифилисом областями масса пульсировала, что делало ее похожей на сердце.
На полу муравейника распластались обрубки, по внешним признакам которых можно было сказать, что они с куском пульсирующей плоти одного вида. Больше всего, куски напоминали пиявок, только мутировавших после катастрофы на Чернобыльской АЭС. На каждом хвосте торчал длинный шип.
- Может, на меня напал один из таких?- спросил Лесли.
- Но откуда это…Откуда это все взялось? Что еще нам неизвестно? Зачем? Когда?
- Знал ли Тревор об этом?- Лесли вывел Нормана из сомнамбулистического состояния.
Одна из пиявок задергалась и поднялась во весь рост. Постояв секунду другую, она впилась в пол своим единственным зубом. Другой ее хвост влетел вверх и теперь он на время стал головой причудливого создания, но затем также опустился, вонзившись в ковровое покрытие.
- Она передвигается таким образом!- вскрикнул Лесли.
Проделав несколько таких маневров, склизкий червь добрался до мясной массы, которая не переставала пульсировать. Пиявка и не думала останавливаться. Взмахнув хвостом, она опустила острие жала в бьющееся сердце.
Здание содрогнулось, свет замерцал быстрыми вспышками.
По примеру этой твари поступили и другие. Весь пол ожил. Каждая из пиявок стремилась обогнать другую, хоть и глаз у них не было. Конечной целью служило раненое сердце, из которого сочилась темная маслянистая жидкость. 
- Если этот кинотеатр такой же по конструкции, как и «Орион», то мы можем выбраться через окно в туалете,- Норман теребил Лесли за рубашку.
Оставаться и смотреть за этим убийством больше не имело смысла. Тем более, что с каждой раной в кусок гнили, здание, казалось, развалится, а свет мерцал уже не переставая.
Дверь в туалет располагалась там, где и рассчитывал Норман.
- Здесь нет аптечки!
- Норман, а разве она должна быть в сортире?
- Саймон, наш уборщик, всегда вешал аптечку. Тебе надо обработать рану.
- После того, как меня хрен-знает-что укусило, а ты перевязал меня грязной тряпкой? Да уж, не помешает. Только сегодня не день Лесли!
Норман упрекающе посмотрел на друга.
- Прости, Норм. Рука ноет.
- В торговом центре тоже есть свет. Нужно лишь перебежать дорогу.
- Лишь? Мы не знаем, кто там бродит!
 - Но мы знаем, что кинотеатр не прошел тест на безопасность. Как раз через дорогу идет подземная стоянка, а там можно спрятаться в кладовке или в комнате охраны.
Щеколда на окне легко поддалась и облегчила побег из преисподни.
Некогда было оглядываться по сторонам, поэтому они побежали, уставившись только на свет со стоянки, будто души, спешащие в мир иной. 
Ступив на разграничительную полосу, Норман услышал слева очень похожий на рев двигателя шум. В тот же момент весь путь осветили фары. Все, что вырвалось изо рта Нормана – отчаянный крик. В его голове прокручивались двадцать пятым кадром картинки мертвой Рэйчел и багрового асфальта с ее внутренностями.
- Норман! Норман, что ты с тобой?- Лесли тряс его за плечи, пока не добился нужного эффекта.
- Где машина?
- Идем скорей! Нет никакой машины.
Но Норман остановил Лесли.
- Ты хочешь сказать, что не видел как автомобиль на полной скорости проехал мимо нас, хотя должен был нас сбить?
Лесли не знал, что ответить.
- Я не видел.
- Но я видел, слышал, чувствовал!- Норман схватился за голову.
Лесли аккуратно взял его под руку и повел дальше.
- Может мы подопытные кролики? Подумай, Лесли, ведь мы видим те вещи, которых быть в природе не может. Нас пытаются свести с ума! Ты же сам слышал, о чем Тревор говорил!
- Точно, а бригад аннигиляции нет, это все заговор. Я не верю правительству, но твою точку зрения я не могу принять…
Чтобы добраться до кладовки, нужно было пройти весь этаж по прямой. И здесь Стедман дал понять, что об укрытии можно только мечтать. Места для машин занимали больничные койки. Обычные белые кровати уютно устроились в ячейках для парковки. Неужели одной большой компанией пациенты решили закупиться товарами? Медицинский строй выглядел угрожающе, будто ждал разжалованных врачей, чтобы прогнать их сквозь себя. Лампы мерцали хуже, чем в кинотеатре.
- Побежим?- Норман посмотрел на Лесли и понял, что у того кончаются силы. Кровь просачивается через тряпку и окропляет пыльное бетонированное покрытие.
- Это обычные койки. Что они сделают?
- Принимая во внимание предыдущие явления, я бы не стал так категорично думать. Хорошо, мы пойдем, тебе не стоит напрягаться.
- Скорей бы приехала помощь.
Звук размеренных шагов резонировал в пустом пространстве. Казалось, каждая кровать идеально припаркована. Более того, они все стояли как по стандарту. Точь-в-точь, и ни миллиметра погрешности. Довольно необычно смотреть на это хранилище медицинского барахла. Несмотря на тяжелую ситуацию, Норману почему-то хотелось смеяться. Все из-за его шутки, которая возникла в сознании. Он предложил Лесли посмотреть марку коек, отчего повеселил раненого товарища.
Сзади что-то проскрипело. Послышался удар. Норман с Лесли обернулись. Возле стены на боку лежала кровать, правда, уже не заправленная. Колесико еще крутилось. 
Синхронно развернувшись, бравые ребята ринулись к заветной дверце. Койки ожили, двигаемые призрачными силами. Несколько раз по левой ноге Нормана проезжало твердое железное полотно. К счастью, пациенты покинули свои владения, поэтому не было так больно. Лесли несколько отстал, что посеяло недобрые мысли в голове Нормана. 
В световом калейдоскопе и громкой какофонии сложно было ориентироваться. И тем не менее, цель достигнута. Фортуна решила вести с ними двойную игру, подбрасывая новые приключения и не забывая давать подсказки. Ручка плавно повернулась, и обе тени скрылись от безумных железяк.
В кладовке отсутствовало электричество и для того, чтобы осмотреть пространство пришлось включить фонари. 
- Это не кладовка,- сказал Лесли, освещая пространство вокруг себя.
С двух сторон располагались ящики с номерами и названиями. В конце помещения блестела еще одна дверь, совсем не похожая на ту, через которую они вошли сюда. 
- Боже, это не просто номера и названия. Лесли, это фамилии.
- Шкафчики,- Лесли тяжело дышал,- А знаешь, Норм, тот, кто все это задумал, он хорошо осведомлен о наших биографиях. Галлюцинации у каждого из нас сопряжены с плохими воспоминаниями. Кто-то захотел поиздеваться над нами. Но сначала в его планах было запутать нас. Чтобы мы перебили друг друга, но у него, видимо есть запасной вариант.
- О, Боже,- Норман как раз выдвинул один шкафчик и сразу же отскочил к выходу,- Открой дверь! Я не держу ее, а что случилось?
- Это не кладовка, а морг!- дверь была заблокирована снаружи.
- Но это…
- Возможно, Лесли. Сейчас нет грани.
- Дым!
Из щелей ящичков повалил густой дым. Запах жженой плоти молниеносно распространялся в маленьком помещении. Клубы воздушной амебы проникали сквозь ткань одежды, которой Норман и Лесли закрыли нос и рот, а затем проникали в дыхательные пути, вытесняя собой кислород и обжигая чувствительные волокна. Едкий дым приподнимал закрытые веки и разъедал глаза, выталкивая наружу слезы. Две фигуры скорчились зародышем на полу, в окружении грязного дымового покрывала.

Эпилог.

Они очнулись в просторном помещении. Дневной свет открывал все углы для обзора. Их привязали к стульям. 
- Норман, где мы? Я думал, мы погибли,- Лесли не чувствовал левой руки. Скорее всего, из-за потери крови. Но если сейчас утро или день, то как он мог прожить столько времени? Вот оно что! Ведь все началось еще с утра. Значит, все кончилось, поэтому прошло не так уж много.
- Похоже на этаж одного из домов. Сильно напоминает тот, куда мы заходили за палатками. Такое же строение. Да что тут говорить, разве это нам поможет?
Снизу начали приближаться шажки.
- Кто-то поднимается по лестнице. Норман, неужели, это и вправду сделал человек?
- Ответ спешит к нам. Еще немного – и вопросы исчезнут.
- А если нет?
- Значит, мы умрем.
Сначала Норман не хотел верить, ведь на этаж только что вступила его жена, живая и невредимая! За ней шла целая процессия, участников которой было сложно сосчитать сходу. В толпе присутствовала и Сара. Лесли принялся кричать ей, но никакой ответной реакции не последовало. Когда все собрались, из толпы вышла девочка и передала маленький предмет Рэйчел. Вложив его в ладони жены Нормана, она повернулась к Норману и показала ему язык. Это была дочь Тревора. Тревор не лгал.
Рэйчел статно, шаг за шагом, приближалась к нему, неся на открытых ладонях непонятную коробочку, и лишь когда она остановилась всего в метре от Нормана, он смог разглядеть взрывное устройство.
- Зачем?- спросил он, хотя и знал, что не получит ответа.
Выскользнув из рук, коробочка грохнулась на пол. Вернувшись в толпу, Рэйчел взяла у Сары пульт, взглянула на мужа в последний раз и гладкая мягкая подушечка ее пальца коснулась прохладно красной кнопочки…

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 28
Комментарии

Прости, но не удержался...

Тут такое дело...

В общем, я оборжался :)))

Я приведу лишь пару предложений, а дальше думай сам.

"Рэйчел отлетела на двадцать восемь метров, после чего протерла собой асфальт метров семь, не меньше, покрасив дорогу собственной кровью и приправив эту красоту отдельными частями внутренних органов."

Мужик... Я понимаю, фантазия, писал в порыве, не углядел. У меня та же фигня) Честно скажу, иногда специально пиво беру, усаживаюсь на кресле с ноутом и выискиваю в своем тексте подобные косяки. Это похлеще, чем кино с Джимом Керри :))))

В общем. Представь растояние - 28 метров? 40 метров - это 12 этажей - это запаришься голову задирать. Так вот. Чтобы тело от земли оторвалось и пролетело вдоль нее 28 метров - это надо, чтоб ее шваркнуло самолетом, а лучше чтоб под двигатель попала от него. Ну, мужно, конечно, поставить ядренную пушку под углом 45 градусов, и чтоб бабу на 28 метров снесло нах, но больше шансов у двигателя.

После планового полета на такую дистанцию - приземление без тормозов (сомневаюсь, что у нее хотя бы зонтик был) человеческого тела зависит от скорости при падении. 28 метров от столкновения - это прям формула 1. Тут скорость вращения по земле после первого касания будет, мягко скажем, офигительно низкая. Примерно 99 из 100 при полете. То есть, проскользить 7 метров после пролета в 28 нереально. Скорее, она "протерла" асфальт еще 70 (!!!) метров. Тут потому что физика другая - девку кидает вперед, она не просто протерает, она кувыркается. Даже елси тело мертвое - его будет кидать как минимум пока кинэтика не снизится до максимально минимального уровня.

Это забавно.

Кста. Офигительная ошибка. Если ты пишешь по сайлент хилл, знач, любишь игру и фильм. Тогда ты должен знать сюжет и, как минимум понимать, как его подают в игре. А если учесть, что ты всю поднаготную Нормана выложил за 2 абзаца, то тебе большой минус. Вся изюминка Сайлента - не зацикливание на монстрах и прочей ереси, которую считают страшной. Нет. Фишка Сайлента (Нормального, Homecomin не считается, ибо нефиг бред придумывать) в подаче основной линии сюжета - прошлого ГГ. Всегда, когда начинаешь играть в нее, тебе лишь известно то, как ГГ попал в город.

Все.

Остальное подается постепенно, аккуратно, по мере прохождения игры. А у тебя? О смерти всех и вся, кто остался, что хотела от него мать, как он обламался - все выложено в первые же строчки.

Это смешно, ибо прочитай, что я напил ЯяЯя-ке в ее просьбе написать, кто что думает - эта ошибка описана где-то в серединке, и ты на нее попался. Там, кста, небольшой косячок есть. Я забыл написать этап отрицания - когда аффтар начинает на всех плевать и кричать, что он крутой - он все знает сам)

Советов по тексту давать не буду, ибо не смог одалеть дальше. Если изначально хотел прокаментировать в положительную сторону, то сейчас в нейтральную.

Итог: 5.5 оценка (на момент написания отзыва) - считаю, самая справидливая.

Вывод: Думай, что пишешь и пиши, что думаешь. Нелогичность предложений, иногда настолько гиперзамученное придумываешь, что там хоть стой хоть падай - сам Лолстой Левка Николькин не разберется.

Совет: Включай свою логику. Убирай кучи лишнего текста. Есть вещи, о которых лучше никогда не писать. Есть фразы, которые лучше никогда не использовать.

И вот еще что. Если хочешь писать невпупенные триллеры социалкласс - посмотри сериал ЛОСТ. Я его ненавижу. Но для общего образования он прям необходим. Все-таки продержать 15 млн зрителей европы, 6 млн амереканцев и 3 млн россиян в течение 5 лет - Это ваще, это прям awesome.

Я понимаю,что на сайте собрались любители десантников в борьбе с экспериментами и последствиями ядерных войн(признаюсь честьно,не переношу постапокалипсис,но ведь здесь и города-призраки ест,вот и пишу)

Товарищ,присмотрись к названию города - Стедман.Не Сайлент Хилл.

Рэчел протерла не 70,а семь метров.Кстати,а ты на практике проверял,кто сколько сможет пролететь?Это мистика,а не военные бредни с зомби-мудантами.Поржал-молодец.Значит,как писатель,я задачу выполнил,ибо не оставил тебя равнодушным.

Но это не фантастика,а мистика,где возможно все,ты бы по сюжету бы что-то сказал.Подноготную выложил?Верно.Я не собирался биографические очерки героев делать,краткого синопсиса достаточно.

В общем,спасибо в любом случае за комментарий и потраченное время.

А ЛОСТ я смотрю,но ради конца,а не фанатизма,не Иерихон же смотреть.

Эх))) Мужик, я не буду с тобой спорить, как многие любители покритиковать) Я ща выскажусь и больше не вернусь к этому вопросу.

Если ты не понял про 70 метров, то скажу прямо - это была откравенная издевка.

"Но это не фантастика,а мистика,где возможно все,ты бы по сюжету бы что-то сказал."

По сюжету я говорить ничего не буду. Если ты не в курсах, то мое мнение всегда остается таковым: Сюжет писатель для себя определяет сам, я лишь указываю на граматические ошибки (редко, но есть исключения. Ты в них не попадаешь по многим параметрам)

И все-таки, какая бы фантастика/мистика не была - к реальности физической модели мира нужно придерживаться. Иначе ты входишь в рамки фентэзи.

По поводу:

"Кстати,а ты на практике проверял,кто сколько сможет пролететь?"

Мужик, не будь ребенком) смело прими удар и упади, если не знаешь законов физики. Теперь тупо представь предмет весом в 50 кило. С какой силой должно его шарахнуть, чтобы стартанув под углом 0 градусов к земле он пролетел 28 метров? У меня двоюродного дядю сбило машиной на скорости около 100 км в час. Он пролетел (и "протер") в общей сложности (со склона!) 10 метров.А ваще, когда машина налетает на человека - сначала его при всем его желании полетать, кидает на капот. Ибо человеческое тело слишком гибкое, чтобы по инерции тут же стартануть. Максимум - под капот. Помнится, знакомый рассказывал, как они в детстве сперли жигуль копейку у отца, пока он бухой был. Они на скорости в 50 км сбили старуху. Отгадай, как далеко она улетела? Не поверишь: в -3(4) метра. Под капот залетела старуха, по инрэции должна была вперед лететь, но ее защимило и назад кинуло. Она, старая, не догнала, что надо в ментуру бежать, вместо этого побежала к пацанам малолетним палкой по машине бить (живая, целая, невридимая, испугом отделалась). парни тож тупые, встали и давать сидеть в машине от испуга. Благо, мужик попался рядом - схватил их и за шкирку, мол, валите, пока никто не узнал - машину в гараж, сами в комнату и год не высовываетесь.

Ладно, дальше:

"Подноготную выложил?Верно.Я не собирался биографические очерки героев делать,краткого синопсиса достаточно".

Это был не синопсис, это самая настоящая жизнь гг. Короче, я хотел те описать, почему этого не стоит делать, но получились три разных текста, которые можешь оспорить. В них нет силы. Но есть сила в другом - это излишняя информация, которая тупо не интересна.

Прими это как факт и не спорь с этим. Я с подобным уже сталкивался и тоже сопротивлялся. Попал на этот сайт. Здесь ничему не научился, хотя стал открытым. Пошел обратно - меня так отпинали, что вставать было трудно. Ни че, встанем) Только, главное, не сопративляйся, когда тебе говорят, пусть с непечатным, но все же опытом)

Тогда-с спорить не стану,но,на будущее,если не спорить,то можно погибнуть,а в случае,чего,за мной есть,кто придавит,если придется=)Претензии я принял,спасибо.

Под словом - отпинали имелось ввиду, что разобрали по косточкам весь текст до последней буковки.

Информация о том, что кто-то там за тебя придавит или еще чего-то там - это пипец как важно :)

Это и пугает, и показывает, что ты типо крутой, и все остальное...

Мужик, ты в инэте! Здесь всем на тех, кто там в случае чего придавит!

А что,смайлики в конце фраз уже никтьо не читает?Не,ребята,я не крутой и не тупой,а вполне адекватный человек.Жаль,что ты так превратно понял мои слова.В общем,я не наезжал на ког-либо,это была метафора.

Не знаю как вам, но мне понравилось) мило и весело. На счет полностью выложенной за один абзац биографии - может не так захватывающее, за то на нервы не действуей неполнота информации))) чтиво перед сном для особо впечатлительных)

Не ожидал, что этот рассказ до сих пор кто-то читает еще. Приятно знать. Спасибо за столь хороший отзыв))

А мне понравилось =) рассказ на любителя конечно =) но я с удовольствием прочитал.

*Конец света* - конец ли это, или просто очередная попытка человека стать богом?

Большое авторское спасибо)

Быстрый вход