Дневник выжившего - Дорога в рай. 4 часть.

4 часть.

28 апреля.

Раннее утро. Постельное белье пахнет свежестью, хозяйственным мылом. Вкусный запах, он напоминает о сменной робе, что я получал. Такой же запах текстиля и мыла. Походил по деревне. Где то уже всерьез готовятся к посадкам. Зима очень быстро ушла, я бы сказал очень ранняя весна. Осмотрел всю военную технику деревенских, с каким-либо вооружением дальше заниматься не стал. Проще договориться на бронированный хамви, где это уже установлено все. А деревенским досталось многое. Можно собрать маленькую и весьма боеспособную армию.

Пошел в их администрацию, там с дедом разговорились о местной обстановке. Вестей они неоткуда не получают, были беженцы с Кавказа не так давно, рассказывали про войну, ушли дальше в сторону Сибири. Сам он с ними не общался и толком ничего мне рассказать не смог. Обстановка спокойная, пока зима была – жили вообще хорошо, тихо, размеренно поедали запасы, мужики делали из машин аэросани и на них ездили в город – таскали продукты. Интересную схему аэросаней дед мне нарисовал, даже предложил сходить осмотреть одни. И мы пошли – в сарае я увидел небольшую машинку, вместо передних колес у нее были большие длинные лыжи, сваренные из швеллеров, подвеска упрощена, но стойки остались. Как говорил дед – тут главное максимально облегчить кузов. У машины два бака – один под капотом – там, где был моторный отсек. Теперь под капотом багажник и топливный бак. Двигатель перенесли в багажник и коробка передач, от какого-то трактора – есть скорость только вперед, назад и нейтральная. Сзади такие же широкие полозья, сваренные из железа и крепящиеся к подвеске. Винт возвышается над кабиной – винт самодельный. Управляется только педалью газа и рулем. Некоторые ставят что-то типа тормозов – что-то там за снег цепляется и тормозит. Руль обычный автомобильный – даже гидро-усилитель руля работает, при повороте передние лыжи поворачиваются. Рассказывал, как много они на таких санях вывезли. Я ему тоже рассказал, как когда то видел машину на надутых камерах. Шины низкого давления он их назвал. Вещь хорошая, машинка такая быстрая говорит, но вот по развалинам совершенно нельзя ездить. Их умельцы делали такие, но из-за постоянных пробоев колес об арматуру бросили использовать. Увидел на кузове машины несколько пробоин от пуль. Заговорили о местном окружении. Когда все начало таять и дороги стали проходимыми – начались проблемы. Появились первые банды кочевников. В основном это были вооруженные люди на внедорожниках или грузовиках. Такие слонялись с места на место, ища ресурсы в одном месте и найдя их - проедали и переезжали в другое. Так могло продолжаться до тех пор пока не найдут какую либо интересную территорию и не осядут там. А когда осядут – кто дружественные с нормальным складом общины, кто по военному образцу, кто вообще рабовладельческий и феодальный строй развивает. Многие из таких групп пытаются сейчас земли хорошие захватить и иногда к ним заезжают, кто-то даже присоединился к деревенской общине, где я остановился. Историк один, выполнявший функцию секретаря в кабинете дедушки, поделился планами на будущее – будет все просто – куча маленьких королевств со своими законами, ещё через какое – то время эти королевства начнут укрупняться, там, где бестолковые руководители – люди разбегутся и перейдут к другим. Кто-то будет воевать за чистые земли или другие ресурсы. Спустя некоторое время эти мелкие княжества образуют новые страны. А дальше уже трудно сказать, будем ли мы одним народом или распадемся на несколько стран со своими правилами.

А деревенские всерьез собираются развиваться в этом месте, поля есть, речка есть. Котельную собирают по частям, чтоб отопление было, и построить коровники, свинарник, и тому подобные вещи. Дедушка только говорил, что у него народу слишком много, если человек триста – четыреста кому отдать - тогда нормально будут жить остальные, в достатке. А этим сейчас работы нет, вот и занимаются кто охраной, кто тащить что-то пытается с других мест в деревню.

Ещё рассказали мне про склады Росрезерва, находка этих складов решила бы многие проблемы, но никто не знает, где находятся ближайшие. Наверное, кто знал – тот уже их захватил. Вот так и можно сокрушаться, столько запасали, голодом сидели, а тут на тебе, половину разбомбили, а вторая неизвестно где и неизвестно у кого.

После обеда прибежал парнишка и, запыхавшись, залетел прямо в кабинет, чуть не запнувшись о порог и не расшибив себя о рядом стоящий табурет, с ним вместе прилетело ещё несколько мужиков. Все запыхавшиеся. Наверное, раньше они вот так залетали к руководителю совхоза и докладывали о внезапно сломавшемся тракторе на поле, что грозит это срывом всех сельскохозяйственных работ.

Их искателей захватила банда, часть была расстреляна на месте при попытке сопротивления, других взяли в плен. Искатели деревенских это были небольшие группы мужиков, в основном в таких группах были не бывшие военные или особо воинственные представители, а простые дельные мужики, способные, где надо починить машину или трактор или свинтить какой-нибудь нужный насос с найденной котельной. Их группа из двенадцати человек нашла целый топливозаправщик, и пытались его завести, при этом совсем забыли про оборону, парнишка этот был водителем и успел выскочить из лап бандитов, уехав на машине. Из всех участников группы только у четырех с собой было оружие на момент налета – остальные его беспечно оставили в машинах. Я подозреваю, что и эти четверо носили его в разряженном виде. Не успели ещё мужики акклиматизироваться, привыкли свободно ходить по зиме. А тут как снег на голову банда, да ещё бандиты, скорее всего, уже пороху и крови понюхали.

Руководитель деревенской армии стал скоро собирать группу на выезд. Он был, каким-то там военным, ещё при царе горохе. Мужик с пузом и маленькими противными усами. Типичный портрет тупого военного в царской армии, изображенного в советских мультфильмах. Честно сказать по его повадкам никакого звания кроме рядового я б ему не дал. Уж очень бестолковые приказы он отдавал. Ехало два хамви с пулеметами и ЗИЛ -131 с полным кузовом ополченцев. Мне почему-то захотелось с ними, и я поехал в кузове сто тридцать первого. Да и других мест мне никто не предложил. Прихватил с собой новую винтовку М16 с оптическим прицелом. Ополченцы представляли жалкое зрелище, никаких разгрузок, наспех одетые натовские бронежилеты, магазины, рассованные по карманам. На сборах оружие они хватали из оружейки как лопаты. Так же отдавая предпочтение тому, что меньше весит и проще тащить. По тому, как эта команда выехала, я понял - что стрелять они умеют, но каждый схватил оружие, которое первое попалось под руку, никакого разделения по ролям. Ещё все делали серьезный вид, даже разговоры были о том, что нас, как только увидят бандиты - сразу разбегутся только от одного вида. Места на скамейке в кузове мне не хватило, и пришлось ехать на полу, с другими бойцами. Старый ЗИЛок, явно, когда то был военным, был по моим меркам не самым комфортабельным видом транспорта. Подванивало от пола навозом, доски местами сгнили, и я боялся, как бы не выскочила какая полезная вещь из моих карманов по дороге и не провалилась в эти дыры. Часть устроилась на фуфайках вполне комфортабельно по сравнению со мной. Пока ехали, водитель собрал все кочки на дороге и каждый раз сосед сзади мне стукал дулом пулемета по загривку. Делая это как будто специально, не обращая внимания на все мои замечания. Гнали очень быстро. Я не успевал отслеживать направление и повороты. Благо я водителя чуть не с угрозой расправы заставил снять тент с кузова, мотивируя это тем, что на ходу, возможно, придется стрелять. Тент он хоть и хорошая штука, но вот пули не задерживает, а окружающую обстановку из закрытого кузова совсем не видно. За это меня чуть не ссадили из машины. Хотя в принципе я был прав.

За триста метров до места мы остановились, бронированные машины пошли вперед, а мы высадились на дорогу. Это был, какой- то поселок с хорошими кирпичными домами. Поселок был целый, домов не много, но жители давно ушли. Делаю вывод, что ушли, по тому, как мало костей валяется на улице. Командир нашего отряда поставил своих людей, чуть ли не в шеренгу, мне даже это напомнило, какие-то старые войны во времена Наполеона. По такой шеренге самое - то стрелять из пулемета, если захочешь - не промахнешься. Благо все пригибались к земле. Ещё помня наставления Александра о том, что минимальное расстояние в цепи должно быть не меньше восьми метров – я и ещё двое отделились от основной группы. Такие же парни, как и я, опыт их боевых действий сводился к многочисленным походам в составе групп искателей. Меньше чем через минуту раздались первые выстрелы. Благо ополченцы сразу сориентировались в обстановке и рассыпались по дороге с двух сторон. Прикрывались домами и всем, чем только можно было. Шли вперед. Помню, один деревенский солдат спрятался за деревянный забор, а я с противоположной стороны дороги наблюдал за ним. Бандиты его видели. Пули слева от него начали выбивать дырочки в заборе, он сел как статуя и не двигался. Мы начали ему орать, чтоб ложился или бежал оттуда. Он посмотрел на нас бешеными глазами, что-то прокричал, а когда выстрелы затихли начал орать типа «пуля только трусливого любит». Только он договорил эту фразу, как щепки от забора закружились в воздухе, от самих досох пошла пыль, а у крикуна вывернуло голову, он дернулся и упал лицом в землю. Пуля попала ему в висок, пробила всю голову и вышла через щёку с другой стороны, при этом вывалился глаз из орбиты. Мы поспешили скорее от этого места убраться. Но один из ребят, шедших со мной, встал как замороженный и перестал на что-либо реагировать. Словно пьяный в дрова. У него был шок. Какие-то слова он пытался говорить, но это получалось как пьяное бормотание и пускание слюней. Второй на него стал орать – типа, а ты не знал, что на войне убивают и прочую ерунду, наполовину с матами. А я стал шарить по карманам, наконец-то я нашел свою аптечку, достал из неё ампулу нашатыря с силой зажал ампулу в ладони и дал этой ладонью в лицо шокированному парню. Ампула разбилась о щёку, даже немного резанув её стеклом, но парнишка быстро очухался, даже попытался меня ударить в ответ. Мы пошли дальше, не обращая внимания на произошедшую заминку. Вскоре мы увидели и заправщик и трупы деревенских ребят вокруг него, три их машины, бандиты в это время засели уже в доме и вели беспорядочную стрельбу по бронированным машинам. С машин по домам долбили из пулеметов, но это приносило мало эффекта. Банда капитально засела в двух пятиэтажках и спокойно простреливала все подступы. Большая часть из ополченцев засели в домах напротив и вели перестрелку с бандитами. Расстояние между двумя домами составляло всего метров сто пятьдесят. Выкуривать банду из укрытия было нечем, никто не взял ни гранатомета, ни других тяжелых орудий, а пулеметы похоже не пробивали стены дома или просто не находили свои цели. Мне в пекло лезть не хотелось, и мы засели у подъезда, скрываясь за углом дома. Так продолжалось минут двадцать, потом я выглянул и посмотрел на машины. Немного пострелял по окнам. Ситуация явно складывалась не в нашу пользу – броневики были уже все изъедены пулями, пулемет на второй машине замолк и она двинулась к нам. Когда она выехала за укрытие – распахнулись дверцы - один раненный пулеметчик в руки, второй убит в голову. С тела убитого стекает кровь на асфальт. С двери машины стекает кровь. Выкинули гильзы, стали что-то делать с пулеметом. Взяли двоих ополченцев и сразу снова в бой. Я помогал бинтовать раненого. Оказалось ему ещё попали в грудь, но бронежилет спас, хотя дышал он очень тяжело и хрипел – скорее всего, сломаны ребра. На машину было жалко смотреть, все колеса пробиты, но она как то ещё ездила, на окнах такие отметины, что ничего уже почти не видно. С другой стороны боевиков уже окружили ребята из ополченцев. Командир сказал, что послал ЗИЛок за подмогой в деревню – привезут тяжелые безоткатные пушки, ещё людей и гранатометчика. Мы стали выжидать, а бандиты периодически высовываясь из какого-нибудь окна, как чертик из табакерки, открывали стрельбу по машинам. Через пять минут, как отбыл ЗИЛок, на окраине этого населенного пункта я услышал грохот чего-то тяжелого, потом мы все увидели клубы черного дыма. Нет больше ЗИЛка. Ситуация сменилась, теперь уже нам следовало держать оборону. Отряд из приблизительно десяти боевиков, вооруженных пулеметами и самое главное - мощная пушка. В кузове такого же, как наш ЗИЛ была установлена зенитная установка ЗУ-23, боевики сразу открыть огонь не смогли, так как выстрел закрывала кабина, но свернув на пересекающую дорогу, начали выезжать на перекресток и вести стрельбу по машинам. Первые выстрелы прошли мимо и улетели в соседние дома, потом уже прицельно досталось первой машине. Её от таких снарядов рвало на части. При попадании в неё я увидел снопы искр, откуда-то снизу машины повалил белый пар, а вторая очередь просто её разорвала на части, вырывая куски брони. От машины отлетел капот, отлетела дверь. От каждого попадания машина прыгала как при ударе чего-то очень тяжелого. Не трудно представить, что в салоне уже все пассажиры и водитель превратились в тушенку. Разделавшись с первой машиной и пока вторая разворачивалась, и наш пулеметчик целился в ЗУшку – ЗУшка скрылась за домами. Бандиты оживились и теперь шквальным автоматным огнем задавливали оставшуюся бронемашину. В это же время занялись черным дымом две машины искателей, ещё одна стояла в стороне и осталась целой. Это создавала неповторимую картину на месте боя. Вся наша группа стала рассредоточиваться по дому. Я бросился по подъезду, вверх, путаясь в темных ступеньках. Выбили дверь в квартиру и уже из глубины комнаты наблюдали за происходящим. Через пару минут досталось и второй бронемашине, хоть пулеметчик на ЗУшке не был никак защищен - все время они скрывались с обстрела, ему удалось попасть в бронемашину. Люди из броневика высыпали, с ними были и командир этой операции. Чтоб как то им помочь мы открыли стрельбу по всем окнам в домах с бандитами. Это помогло, но как я видел - удалось добежать до ближайшего подъезда только командиру и двум солдатам. Остальные не успели и их расстреляли из окон. Одного очередь прошила прямо в спину, и он после первого попадания пробежал ещё метров пять, получая другие порции свинца. Сами попадания я видел – красное облачко, как от аэрозоля с другой стороны потом ещё и ещё, крупные капли крови на асфальте, а потом он свалился и больше не двигался. Другого солдата ранили в ногу, он, похоже, решил прикинуться мертвым, упал и не двигался. Только его это не спасло. Несколько прицельных очередей из окон добили. Теперь он точно не двигался, лежа в луже крови. По нашему дому открыли огонь из ЗУ, снаряды пробивали стены, оставляя громадные дыры, в квартире мебель превращалась в щепки и со стен летела штукатурка. Поднялась цементная пыль. Некоторые снаряды, пробивая стену, залетали в комнату фонтаном огня и искр, казалось это маленькие гранатометные ракеты. Даже нечем было дышать от сплошной пыли и кислого дыма. Мы все залегли на пол. Пулеметчик, что долбил мне своим пулеметом по спине всю дорогу, задержался у окна и вместо того чтоб заряжать короб к своему пулемету лежа – немного лишь отошел от окна. В момент снаряд от ЗУ попал прямо в него. То место где когда-то была грудь и голова - просто взорвалось брызгами, оружие его отлетело в коридор, а тело швырнуло на остатки мебели как куклу. При этом весь потолок сплошь был покрыт брызгами и кровавыми кусочками, они свисали нитками с потолка. Почему то сильно грохнуло и у меня зазвенело в ушах. Двое ребят, с которыми я шел по улице - остались целы. Во что бы то ни стало, мы решили бежать из этого дома. Совсем чуть времени нам осталось, чтоб окончательно попасть в окружение. А эти двое завопили – сейчас бы гранатомет. А что не взяли то, что причитаете? А оказалось им руководство не велит – типа не умеете друг друга повзрываете. Из дома, где засел экипаж бронемашины, ещё доносилась стрельба, через десять минут два раза грохнуло, потом все затихло. Нас по-прежнему было гораздо больше, чем бандитов, но наши запасы патронов таяли с каждой минутой, поэтому стрельбу уже не вели без цели. Я схватил пулемет убитого, и мы выбежали в подъезд, там я увидел, что дела наши не так хороши, как изначально. Четверо раненных бойцов уже лежало на лестничных клетках. У двоих ранения были в ноги, и они просто лежали, пытаясь держать под прицелом выход из подъезда. Вдоль всей стены тянулся кровавый след от руки на всю стену. Сколько же крови потерял владелец этого следа. Между первым и вторым этажом лежал деревенский боец спиной на ступеньках. Он задрал бронежилет и что-то возился кровавыми руками под бронежилетом, при этом сильно сопя. Движения его были хаотичными, выражения лица все время менялись то от улыбки до дикой злобы то от полного ужаса до удивления. Пытался нам что-то сказать, но я не расслышал, что он просит. Посмотрел на него – он достал из под бронежилета кровавые руки и как мне показалось - огромный кусок кровавого мяса, сочащийся кровью, как в фильмах про зомби. Я присмотрелся, но это оказалась это была повязка с большим куском ваты, уже напитавшимся кровью. На первом этаже мы вышибли дверь в квартиру – дверь была цела, не смотря на мародерства в этом поселке – в квартиру ещё не заглядывали. Решетку на первом этаже мы отстрелили из пулемета и окончательно выбили. Путь был свободен. В это время все-таки кто-то попал по цистерне заправщика, и он очень громко грохнул, озаряя яркой вспышкой ближайшие дворы. Стрельба на секунды затихла. Этим мы сразу же воспользовались и побежали к проходу между соседними домами. Когда я выбежал в этот узенький проход сразу наткнулся на стоящую перед мной ЗУ стволами смотрящую в небо, четверо бандитов копались с пушкой, скорее всего, меняли стволы. Так получилось, что мы вышли прямо к ним за спину. Я сразу открыл стрельбу по ним из пулемета, мне удалось убить троих и ещё один с криком спрыгнул и лег на асфальт, выбросил оружие и стал просить не убивать. Двое ребят, когда я открыл стрельбу, не растерялись и оббежали машину с двух сторон, убив водителя, потом они на всякий случай расстреляли уже убитых мной бойцов. Сама установка была повреждена моими пулями - да и мы совсем не умели ей пользоваться. Мои коллеги хотели убить пленного, пришлось его отбивать, так как я думал, в случае окружения, с бандитами можно будет как-то поторговаться этим пленным. К моменту, когда мы достигли следующего дома и залезли в подъезд, перестрелка стала вялой. Мы выбрались на крышу, я со своей винтовкой залег за карнизом и через дырку для водосточной трубы стал расстреливать подходящих бандитов. Попал только в одного. Коллиматорный прицел явно был не предназначен для такой стрельбы. Да и зрение мое было не очень. Бандит упал на землю, засучил ногами и скрючился, потом его поднял второй и они побежали к подъезду. Так мы просидели ещё час, в это время нам удалось сшибить вылезающего бандитского снайпера с крыши, потому что его очень хорошо было видно на фоне серого шифера, а он видимо не ожидал, что с обратной стороны может кто-то напасть. Я даже не был уверен, что мы попали в него, скорее - заметив стрельбу он побежал и оступился, скатившись по пологой шиферной крыше вниз. Пленного связали проволокой, которую срезали с растяжек радио и телевизионных антенн. Пленный наскоро рассказал, что с их отрядом ЗУ они держали связь по рации, а нас вообще типа приняли за НАТОвцев. С его рассказа получалось, что бандитов не так много, большая часть из этой области. Бандитами они, конечно, себя не считали. Только беглый осмотр убитых нами говорил совсем обратное, уж очень много татуировок на руках и они совсем не художником сделаны. На крыше мы сидели два часа и решили пробиваться на выход из деревни. Пленного связали ещё сильней и закрыли в первой же квартире, усадив на унитаз в туалете и привязав к унитазу и трубам, так, что он даже не мог шевелиться. Выйти просто так не получилось – во дворе дома заметили двух автоматчиков, нам удалось их неожиданно расстрелять из окон. Они пригибаясь бежали к нашему дому, по всей видимости, думали, что тут свободно и надеялись укрыться. Но остальные засекли, в каком доме мы находимся. Пришлось отсиживаться в подъезде, иногда выглядывая через разные окна и проверяя обстановку. Когда видели фигуру – открывали по ней огонь, скорее для обозначения, что мы ещё держим оборону и так просто нас не взять. В доме, где остались наши бойцы, перестрелка пока не утихала, и бандиты немного присмирели, лишившись ЗУ. Ситуация очень плохая. Нельзя выйти на открытое простреливаемое пространство. Штурмовать ни нас не бандитов не получиться – при штурме штурмовой отряд, скорее всего весь погибнет. Мне осталось только вернуться на крышу и наблюдать за происходящим. В этот момент я думал только об одном – что если ещё кто-то приедет сюда от бандитов то нам конец. У нас троих была только одна идея – дождаться темноты, и в темноте выйти из дома, но не через подъезд, а через какую – ни будь квартиру. В темноте все равно проще. Потом мы планировали к утру добраться до деревни и там уже решать что дальше делать. Про остальной отряд никто не думал. Тем более не было мыслей по поводу героических поступков и тому подобного самоубийства. Лежать на крыше мне было не так страшно как в подъезде. Помня как сквозь стену пролетают снаряды я не чувствовал защиту от бетонных стен, наоборот они мне казались ловушкой. Я до этого не в какой войне не участвовал, но это меня потрясло. Получается бандиты, имея экипировку хуже нашей, не считая конечно пушки, смогли не только продержаться и мгновенно сориентироваться в обстановке, но и отразить неплохой удар. Только потом пришла наша колонна с военными из деревни. Спасибо деду, что додумался послать второй отряд. Очень много потеряли людей при зачистке захваченных зданий бандитами. Кто-то из них умел растяжки ставить и гранаты у них были. Да ещё раненные бандиты не сдавались, пытались до последнего держать оборону, что на бандитов совсем не похоже. Всего наших погибло приблизительно столько же, сколько было бандитов, а ещё масса раненных. Один из врачей поселка мне так и сказал, повезло тем, кто умер сразу. Сейчас уровень медицины у нас такой, что половина из этих раненных, скорее всего, умрет. Потом он отвернулся и добавил, шепча себе под нос – но я его услышал – «В мучениях». Представляю, что бы было, если бы в поселке эти бандиты окопались – туда только на танке. Нужно учесть на будущее, что обороняться гораздо проще, чем нападать и штурмовать. Вечером стал стирать свои вещи. От пулеметчика весь мой костюм был измазан кровью, она засохла, смешалась с известкой. Когда отмывал бронежилет – заметил маленькие осколки от снарядов ЗУ, в чем-то бронежилет пригодился. Хотя, наверное, такие осколки меня убить бы не смогли, но ранки от них могли получиться. Все снаряжение отмыть до конца так и не получилось, потребовал новое в администрации взамен испорченного – выдали.

В администрации поселковой царил хаос – такой ругани я ещё никогда не слышал. Многие жители пришли бить морду тем, кто отправил их родных в логово бандитов. Бардак. Многие женщины рыдали, требовали немедленно расстрелять бандитов. Казнь наметили на послезавтра, а я пошел в тюрьму беседовать с бандитами. Мне было очень важно знать, что же я могу увидеть дальше по дороге. А ещё бойцы поговаривали, что эти установки ЗУ как раз могут быть со складов моб-резерва. Осмотрел оружие нападавших, много Калашниковых старых, ещё с деревянным прикладом – под семерку. Есть карабины СКС, пистолеты наши, отечественные, почти у всех, иногда и по два, а то и три видели. Они все разные и одеты по-разному, но что-то в них есть общее словно, одноклассники или дети из одного садика. Это не скажешь по тому, что там только уголовники, был в банде и депутат, и учитель пения и даже участковый. Но что-то общее есть все равно. Например, присмотреться, как они двигались, оружие держат похоже, правильно, магазины на животе или на ремне, пистолет по-особому торчит. Не поворачивается язык мой назвать их бандой, это уже не банда, это уже маленькая армия, им бы наше оружие и больше людей и тогда все. От таких отрядов спастись бы было невозможно. Скоро такие же отряды поймут, что к чему и начнут вооружаться, захватывать такие деревни как эта. Одному из тех двоих, что со мной ходили, отдал трофейную снайперскую винтовку. Все равно мне не к чему. А им может быть пригодиться. Ещё все говорили, что главаря мы так и не взяли, а бандиты говорили, что он вернется обязательно и всех деревенских убьет, отомстит за ребят. Может быть и к лучшему, что я отсюда уеду.

Беседу начал с тем парнишкой, что я взял в плен.

Узнать получилось не многое, только причину того загадочного места с забором и трупами. Теперь я задаюсь вопросом про себя. Мог ли я тоже заболеть – может, уже хожу как бомба с часовым механизмом. Именно по этой причине отказался брать кого-либо с собой в дорогу и стал, как то сторониться встречающихся мне людей.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 53
Комментарии

Очень даже ничего.Но есть некоторые непонятки, так что 9.

Очень неплохо,но тактику боевых действий подучить не помешало бы,что бы описания получались более красочными.Советую почитать дневники боевых офицеров времен Чеченских кампаний.

Учтем. С другой стороны атакующие лагерь бандитов - мужики имеющие на руках оружие и умеющие стрелять. Была бы у них тактика или хотяб план действий или элементарно передовой дозор в разведку - история бы получилась другой.

Посоветуете книги?

Я не к тому.Я имею ввиду что это поможет вам более красочно и реалистично описывать сами боевые действия.А о тактике в данном отрывке рассказа и говорить нечего,деревенские мужики не нюхавшие пороха явно не смогут разработать и провести полноценную боевую операцию.Книги нeзнаю,так как сам их не читал,советовать не буду,но дневников(не книг) в сети множество.Конечно же многие из них бред чистейшей воды,но часто попадаются вполне дельные и реальные вещи.Есть еще вариант пообщаться со знакомыми "участниками" (а таковые должны иметься) и если они не откажут,могут достаточно много интересного рассказать.Только это должны быть вполне адекватные "участники",так как воспоминания,сами понимаете для них довольно неприятные.Ссылками поделиться пока не могу,как зайду с компа попробую найти,а то у меня всё ссылки сохранены в телефонной опере.Ну и гугл есть у всех,можно в нем поискать,только всему подряд верить не нужно;)

Сейчас стало времени свободного чуть чуть - доделываю части, в воскресенье т.е. 2.09 что то постараюсь выложить. Занялся так же 2 рассказами. 1-й это по типу "зомбиапокалипсиса" 2-й про катастрофу в далеком будующем.

Дневник выжившего скоро будет завершен. Рассказ, как мне кажется, исчерпал себя.

На artofwar клуб бывших участников . Там их сочинений хватит на пару лет ежедневного чтения .

По главе единственно хочу заметить . Ни как не вериться в то , что в селе на 500 чел не нашлось ну хотя бы два - три десятка служивших . Как такое может быть ?

Там же кусочек армии проходил... всех путячих к себе военные прибрали.. в какой то части это написано. Остались только колхозники и те, что прибились к ним беженцы. Они потом сильно встрянут.

Ну ок . Пропустил я как-то .

Наконец - то появилось время изучить новые главы. Эта понравилась больше двух предыдущих, но не потому, что те совсем уж плохо написаны. Просто, я жаргон в таком количестве плохо перевариваю. Здесь интересней, сцена боя понравилась. 8

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Забыл добавить:

"За триста метров до места мы остановились, бронированные машины пошли вперед, а мы высадились на дорогу. "

С этого момента, и почти до самого конца главы, идёт цельный большой кусок текста. Можно хотя бы на три - четыре абзаца разбить, а то читается труднее.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Быстрый вход