Север (реймейк)

Север

Издательство: «Северная звезда»

Отпечатано 240 экземпляров

2046 год, все права защищены.

Предисловие

Пётр Садаев. Великий путешественник и покоритель севера России нашёл этот дневник в 2035 году в Мурманске и передал в наше издательство 1 ноября 2040 года. Со времени событий описанных в дневнике прошло несколько десятков лет и теперь он представляет только историческую ценность, но, по мнению редакции, сейчас настало то время, когда опубликовать его необходимо. Возможно, когда связь с центральным регионом станет проще, выпустят больший тираж, но нынешний выпуск предназначен только для Мурумчан и будет добавлен в библиотеки и книжные собрания города не ранее следующего года. Если вы читаете эту книгу, значит труды десятков людей по выпуску первой книги за несколько десятков лет на территории северной России, не напрасны.

Орфография и пунктуация автора не изменена.

Дневник

От любящей жены Васе. С днём рождения!

22 февраля

Надо сделать первую надпись: всем спасибо! Вот и всё пора спать!

23 февраля

Из одного праздника в другой, голова раскалена до предела.

26 февраля

Жена просит писать меня каждый день, а я не могу. Вообще не понимаю, зачем мне сделали настолько бестолковый подарок.

27 февраля

Последняя запись. Кидаю его в дальний уголок квартиры, видеть больше не хочу. Написал 3 строчки, а уже бесит.

12 марта

Пришлось писать снова. Она нашла в не распакованных вещах. Почему женщины суют свой нос везде, где этого не требуется.

13 марта

Утро, слякоть, невозможно оторвать голову от подушки. Вчера ждал форменный разбор на тему дневника, дескать, я не понимаю её подарков. Застрелиться можно. Пора собираться на работу.

Почему, я раньше до этого не додумался, а то писал всё в этот Твиттер, твиттер! Всё убедила меня вести его по-хорошему.

14 марта

Боже мой. Скоро отпуск! скоро отпуск! Неделя и вперёд, просторы родной страны ждут, пора отдохнуть от этой работы.

15 марта

Она была сегодня особенно вежлива и добра со мной, не знаю, что на неё нашло. Ходил сегодня смотреть возможные направления. Дорого, очень дорого. Такое чувство, что все в последний раз едут, туры, скупаются мгновенно, не смотря на стоимость. Ладно, поедем на моей машине.

16 марта

Р-Работа, ненавижу её. Трудится три года ради повышения, а выбирают не меня, а сопливого начальского сынка. Я вкалывал несколько лет. Чёрт, чёрт, чёрт. Ладно, в отпуск, подальше от всего этого, от работы, от забот, от…

Решил дописать в час ночи. Как это всё достало. Планы, планы, планы. Было бы хоть что-нибудь экстремальное в этой жизни. А то один цикл Встать-Работа-Спать, устал!

17 марта

Она обязывает меня писать каждый день, это издевательство!

18 марта

ОЛОЛОЛОЛОЛОЛОЛО, всё написал!

Чёрт заглянула через плечо, дописываю. День был хороший. Спать.

19 марта

По телевизору опять пугают различными предсказаниями на тему войны с США. Да не будет ничего, как же объяснить соседям, что такое федеральный телеканал? Просто, опять учения НАТО в Польше и Норвегии, такое же не раз уже было. Завтра готовлюсь к отъезду, последний рабочий день, а сейчас спать.

20 марта

Как же я люблю её, чистый выглаженный галстук, яичница, прощальный поцелуй перед выходом на работу, она понимает меня с полуслова. Просто прелесть.

Всё пора в поездку, закончил все дела. Шеф негодует, говорит, не смогут на это время найти мне замену. Да ладно неделю без меня переживут!

21 марта

Пишу перед отъездом. Жена говорит, что это я всех торможу. К нам присоединились семья ***(запись зачёркнута, содержание не разобрать).

Пора выезжать, да и что-то странное твориться в городе, он как вымер, соседи разъехались по дачам. Поговаривают, что офицеры отсылают свои семьи за Урал. Не к добру это всё.

Остановились на ночлег в каком-то странном месте около Нижнего, отель из дешёвых, но хотелось спать лучше по дороге не нашёл.

ЧЁРТ КЛОПЫ. Слишком дешёвый. Что за страшные условия тут. Надо писать жалобу.

22 марта

Жена плачет, хозяин гостиницы уронил кофейник на пол когда услышал, слава богу, что мы уехали. Не мог себе представить, что всё так начнётся. Внезапно!

Надеюсь, что всё это ненадолго.

Вспоминаю родителей, жалко было, когда они уходили, страх перед неизвестным, но сейчас! Уже почти час ночи, не могу успокоить её. Она всё рыдает. Перестала работать мобильная связь, надо было раньше позвонить.

Проснулась в 4 утра, волнуется за свою мать, я спать не могу. Видимо так всю ночь и просижу истуканом.

5 утра, делать нечего. Клопы уже даже веселят.

23 марта

Выезжаем в Нижний.

24 марта

Луна безумно красива. Не могу себе представить, что такая красота бывает, когда на фронтах разрываются гранаты, а жизни людей прерываются из-за каждой мелочи.

Ей стало хуже, пришлось остаться ещё на один день. Чёрт. Быстрее бы свалить от городов, солдаты могут искать дезертиров.

Не хочется эту родину защищать. Она уже своё везде показала.

Надо защитить её!

Всё утро. Вторая бессонная ночь. Спущусь вниз, может ещё осталось, что поесть.

Чуть спустились на завтрак, услышали гул танков и шаги военных. Они зашли в гостиницу и обыскали её сверху донизу. Почти все спрятались в погреб, несколько человек остались сверху. Мы слышали выстрелы, женский крик. Может их убили. Я боюсь за неё. А вдруг с ней, что-то случится.

Чёрт, чёрт, чёрт! Это всё сон. Этого не может быть. Мужчин расстреляли во дворе, как дизертиров. Несколько женщин пропали. Одну я увидел на кровати… её… её изнасиловали. Надо убираться отсюда.

С наступлением ночи мы выезжаем, несколько семей и столько продовольствия, сколько умещается в машинах, надо объехать нижний, там полно солдат, теперь, наверное, на каждой большой дороге будут проверять, так что едем просёлочными. Женщины беспрерывно рыдают.

25 марта

Я продрог, машина еле завелась, опять заморозки, такая тёплая весна и на тебе. Теперь по радио не услышишь погоды. Телефон перестал работать позавчера. Зарядка почти кончилась, использую его в качестве фонарика, потом выброшу или уберу куда подальше. Теперь он совсем не понадобиться.

Люди бояться, среди нас есть один врач. Вчера за ужином он советовал кипятить воду, слава богу, что мы пили её кипячёной, у одной женщины, которая решила выпить воды из речки, теперь болит живот.

27 марта

Заканчивается еда. Я и не думал, что её было так мало. Пришлось выкинуть овощи. В них завелись жучки, несколько пакетов помидоров сгнили. Надо брать только консервы, но их сложно найти, вода в бутылках и эти чёртовы консервы, отсутствуют почти во всех магазинчиках и заправках по пути.

Едем к лечебнице около Ярославля. Женщина, выпившая некипячёную воду в тяжёлом состоянии, что бы там ни было, ей очень тяжело. Доктор чуть на потолок не лезет, это его жена. Он ни чем не может помочь ей. Теперь всё решает бог. Я снова начал в него верить.

Как в него не поверить после всего того, что мы видели. Та женщина, которая решила не прятаться от военных, снится мне теперь по ночам. Это мой кошмар, я представляю на её месте свою жену. Если с ней что-то случится, я не переживу.

До лечебницы 40 км по просёлочной дороге. Она при смерти. Мы остановились в небольшой деревушке. Мужики снабдили нас припасами, несколько человек присоединились к нам.

У них столько запасов, что и представить сложно, будто готовились к войне последние лет 10. Оружие разных типов, НАТОвское, Советское, Российское. Охотничьи ружья, обрезы, пистолеты, калашниковы, несколько М-ок. Еды, в том числе и консервированной, просто неймоверно много.

Хочется остаться здесь, но неизвестно куда перекинутся боевые действия. Надо идти дальше на северо-восток.

За деревней будующее.

28 марта

Мы не доехали 2 километра. Она погибла. Мы похоронили её скромно, под деревом на опушке леса. Доктор кричал. Выстрелил несколько раз в небо, бил кулаком об дерево, пока в кровь не разбил костяшки пальцев. Пришлось дать ему немного успокоительного.

Вся глубинка готовилась к войне. В клинике мы встретили арсенал оружия и хорошо подготовленный на случай радиоактивных и огнестрельных ранений медперсонал. Клиника была перенаселена. Советской постройки здания были рассчитаны на 500 отдыхающих, здесь было больше 3000. Мы не могли остаться, пришлось уезжать, пока нас не съели.

Тяжело смотреть на городских. Они не готовы к жизни в таких условиях. Женщины не умеют стирать, мужчины защищать себя и делать простейшие вещи. Большинство из них избежало армии и не умело даже стирать! Не знаю, сколько они продержатся, они плохо учатся и очень ленивы. Если бы не Доктор, который успел побывать в Чечне, во время третьей войны, я не знаю, может быть, мы распались бы ещё в этом дуратском отеле.

1 апреля

Не до шуток. Погиб владелец отеля. Мы заметили небольшой магазинчик у дороги, он решил пойти первым… и напоролся на выстрел их обреза. Мы положили всех, кто там был. От этого ещё хуже на душе.

Доктор пытался спасти хоть кого-то, но судьба не помогла ни кому. Дробь задела аорту, он погиб на руках у доктора. Нападавшие получили пули в голову. Оказалось, что даже у безмозглых пацанов это смертельно.

Тем, кто засел в магазине, было едва за 16. Это были подростки, часть из них даже дети.

Я сожалею, что взял оружие руки… снова.

2 апреля

День рождение брата. Отмечал алкоголем, выпил много. Спать!

3 апреля

Вчерашняя записка напоминала мне довоенные. Мы починили военный радиоприёмник и услышали о нескольких ядерных ударах по Москве. Брат, скорее всего, погиб. Так что начали пить за здоровье, а закончили за упокой. Война ужасная штука. Похоже, она не закончится в скором времени. Ничего уже не встанет на свои места. Мы потеряли всё. Чтобы обрести немногое. Но надо жить дальше.

4 апреля

Немного пугают несколько парней из отеля. Выглядели раньше, как пижоны, отказывались работать, но в магазинчике положили всех, как профессионалы, они прекрасно орудуют ножами и умеют перевязывать ранения так, что даже доктор не всегда сравнивается с ними. Что они делают здесь? Почему они появились за несколько часов до того, как пришли военные? Я им не доверяю!

5 апреля

Топливо почти на исходе. Если бы не те пижоны, мы бы остались без него совсем. Они закачали в канистры часть бензина из машин, что были около отеля и дизель из запасного генератора. Вчера слышал, как они разговаривали на английском. Мне кажется, что они шпионы, но не могу это доказать.

Движемся на север. Почти везде идёт молва о сохранившемся Мурманске, который находится под защитой северного флота. Так это или не так, но оттуда нет беженцев, а все идут туда. Значит там всё-таки, есть что-то.

6 апреля

Принято окончательное решение ехать на север.

7 апреля

Отлично, закончилась ручка. Теперь придётся ждать, когда найду новую в магазине или где ещё. Хотелось написать, что я лю….

2 мая

Ели нашёл в одном из заброшенных деревенских домов авторучку. Счастлив как никто другой.

Сегодня буду бриться. Отросла порядочная борода надо от неё избавляться, жена просит.

3 мая

По рации передали, что войска России уже сконцентрировались для контратаки. Не знаю, правда ли это, но несколько семей остались с надеждой, после завершения конфликта вернуться назад.

Теперь только три машины едут дальше на север.

12 мая

Мы двигались по кругу. Только сегодня мы доехали до Ярославля. Приходилось вилять от военных. И собирать припасы. Впереди длинная пробка. И что странно в ней живут люди, все охраняют свои автомобили, на обочине. В магазинчиках устроились люди. Говорят, что Ярославль имеет электричество и тёплую воду и туда пускают народ, правда не много. По несколько сотен машин в день и надо будет подождать ещё.

Решил пройти вперёд. Посмотреть всё сам. Жена побежала впереди меня. Не знаю, что она там хочет увидеть.

13 мая

Мы остановились у одной кавказской семьи в забегаловке. Они дали нам неплохой шашлык из баранины. Кажется, что в пригородах лучше и остаться. Впервые за долгое время я спал на чистой кровати, а главное в тепле. Она жутко радуется. Я немного задумчив по поводу моего морального долга перед этой семьёй. Они другой религии, другой культуры, но приняли нас и кормят из своих запасов, когда весь остальной мир отвернулся от них и нас.

Сегодня вернулись к машинам, чтобы не много их подвинуть. За нами снова очередь из машин. Это немного пугает, а если что-то случится? Что мы будем делать?

15 мая

Повезло, что мы целы. Это что-то невероятное. Доктор, жена и я успели спастись, остальные. В общем, это ужасно. Меня сегодня чуть ли не весь день рвало. Гриб от Ярославля относит на восток от нас.

Позавчера днём мы услышали звук пролетающего самолёта. Зазвенела воздушная тревога, и семья кавказцев кинула нас, чуть ли не силой в подвал. Земля затряслась, случился сильный взрыв.

Ребёнок из этой кавказской семьи тоже был спрятан в подвал, но не выжил. Сразу же после взрыва он вышел наружу. Вырвался из рук доктора.

Повезло, что мы не пошли за ним.

Сегодня мы обнаружили его труп во дворе. Почти все люди, что были у машин лежали. Не надо быть гением, чтобы понять, что их убило. Часть деревьев были вырваны, машины перевёрнуты, но не все. Деревянный дом, в котором мы находились, чуть пошатнулся, но выстоял.

Жена притронулась к металлу машин, он был заражён, доктор просил этого не делать, но видимо она пропустила это мимо ушей. Вытаскивая её, я видимо, тоже набрался излучения от металла.

Надеюсь, что последствия будут не самыми серьёзными.

16 мая

Мне стало хуже, у неё наоборот, улучшение. Доктор говорит, что это очень плохо. Второй день у меня жидкий стул, рвота прекратилась. Мы идём по лесу подальше от города. В надежде найти машину и выбраться отсюда. Вся еда, вещи, оружие. Остались там, на автостраде в заражённой атомом территории.

Мы не возвращались и не вернёмся назад. Теперь наша цель север. Небольшие деревни, на подобии тех, что мы встречали на своём пути. Те, в которых мы сможем выращивать пищу.

Она кричит, мне надо идти.

17 мая

Это АД. Меня утром мутило, сейчас лучше. У неё ситуация усложнилась. Надо срочно искать жильё или машины иначе мы не выживем. Или нас найдут и убьют, или умрём от голода.

Хотя чёрт с ним, если найду оружие, может быть, пущу себе пулю в лоб. Если я получил высокую дозу радиации, то умирать с болью мне не хотелось бы. Заберу с собой и жену. Мне же всё равно конец. В этом мире всем конец.

18 мая

Мы нашли небольшой медпункт, какого чёрта он делает в небольшой деревне, не знаю. Она пустая. Никого. Запасы на месте. Нашли несколько противогазов и счётчик Гейгера, но главное, что там было несколько военных аптечек, значит можно снизить поражение для меня и её.

19 мая

Почти полностью оправился, по крайней мере, теперь болит только голова. Ей плохо, очень. Я боюсь, что её может не стать. Если доза окажется слишком высокой, что если она умрёт или останется на всю жизнь калекой.

Хотел экстрима. Теперь получил. Вся жизнь теперь это большое выживание. Экстрим.

21 мая

Ура, мы нашли машину. Теперь может передвигаться быстрее. В ней было не так много бензина, но она хотя бы не фонила. Ею пользовались несколько дней назад, а кровь на стекле показывала, что жизнь её владельца закончилась не по его воле, хотя кто знает.

22 мая

Мы в пути. Молюсь за жену. По очереди, то Док, то я ведём машину. Надо ехать на север, на север.

Вокруг только леса. Всё меньше и меньше видно признаком жизни, но и признаков войны тоже. Природа не воюет. Природа не убивает. Она живёт и жизнь ценит.

Значит всё дело в людях. Они пошли против природы начав убивать без смысла и цели. Это не выживание. Это истребление.

23 мая

Дорога чистая, и гладкая. Я узнаю её. Это та самая федеральная трасса до Питера. Как мы на неё выехали, не знаю, но знаю, что карты читать мы совсем не умеем, если нас так сильно занесло на запад.

В детстве, помню. Я жил в небольшом городке под Москвой. Отец, писатель, мать бывшая переводчица. Сейчас жила в доме. Я был избалованным ребёнком, но хотел очень многого, то чего семья, пусть даже довольно богатая не могла дать. Чтобы получить свободу мне пришлось убежать из дома.

Первый раз я убежал в 15 лет. Немного пожил у оппозиции, которая пыталась не допустить строительство этой самой трассы через лес. Потом у цыган.

Меня нашли и вернули в дом, где через два года, я снова поссорился с матерью. Я отправился ещё дальше и был пойман только под Новгородом. Я стремился в Сибирь, туда, где простор, где только я и лес. В тайгу. Но к сожалению не добрался. Меня взяли и отвезли обратно. Закон свободного перемещения для детей есть, но не для богатых семей, где тебя найдут в любом возрасте.

Я пошёл в журналисты и чтобы уехать от семьи подальше просился в командировки. Чтобы получить назначение в США или Германию надо было очень сильно стараться. В Нижний я уже не хотел, а в Сибири не было работы. Я начал ездить по горячим точкам. Меня часто возвращали обратно, но я стоял на своём. И скоро стал одним из лучших спецкоров. Я был и в Чечне. И в Иране. И в Сирии.

Умел пользоваться оружием и обладал знаниями первой помощи.

Именно там я встретил жену. Но… там проявились и не самые лучшие мои черты.

Там я впервые убил человека.

25 мая

Ей стало лучше. Боль прошла и теперь она была почти здорова. В новой АИ был неплохой препарат смягчающий не только радиационное заражение, но и его воздействие. В общем, ей он помог. И я был впервые за долгое время счастлив.

1 июня

Здравствую лето, мы почти доехали до Мурманска, если не врут карты или Док опять не напутал чего, ещё чуть-чуть, и мы будем там. Говорят, что там есть всё, что есть в обычном ЖИВОМ городе, беженцы стремятся туда, чтобы вернуться в жизнь, город не пострадал от ударов, радиация не заражала воды, жители довольны.

2 июня

Карты врут (ДОК КОЗЁЛ (прим. Ред. Зачёркнуто)), машины встали, бензин закончился окончательно.

3 июня

Недалеко был старый, совковый городок. Внутри оказались рабочие автобусы и немного еды, я не знаю, почему жители покинули город. Счётчик не выявил радиации.

4 июня

Ночью к нам вышло несколько десятков человек. Около 50, из местных. Сказали, что хотели бы пойти с нами, что мы очень интересные люди. Улыбнуло.

Днём они не выходили, городок военный, за ними могли следить со спутников или самолётов разведчиков. Большая часть женщины, но есть и мужчины, весьма здоровые, но не хотевшие попасть на фронт.

Автобусы вместили и припасы и народ, а так же топливо. Всё-таки едят, как не в себя. Решили проехать до границы с Финляндией и там встать лагерем. Кто-то там отдыхал летом. Озёра, реки, лес. Красивые места.

20 июня

Лес, огромный лес, столько деревьев я ещё не видел, мы едем уже третьи сутки, а вокруг, лишь лес, да лес и лесом погоняет. Несколько посёлков со скудными огнями немного разбавляли тон. Разбавляли его так же и местные, что старались по нам стрелять. Чудом почти никто не пострадал.

29 сентября

Сколько дней прошло с начала войны не помню и считать не хочу, всё затянулось в бесконечную череду ужасов и лишений. Сколько ещё надо страдать, сколько.

Уже месяц мы живём без топлива, на опушке леса около речки остановились наши автобусы, образовав защитный периметр. Мы не доехали до Мурманска чёртову кучу километров, до стоянки около 150.

Доктор теперь вершит над всеми суд, он в качестве главного, раздаёт приказы, но его считают, скорее местным деспотом, все его боятся, но все ему верят, его боготворят за его знания и умения.

Недавно он назначил меня своим замом, я признателен ему за это, но он нас (меня с женой) чуть ли не ненавидит. Мне кажется, что он завидует, не может понять, почему мне удалось спасти свою жену, а ему нет.

Дичи в лесах предостаточно, есть так же и достаточное количество консервов, а так же зерновые, травы помогают от болезней, несколько бабок присоединилось к нам в деревнях. Они знают, что они делают, Док с этим помогает, есть антибиотики, ранее исчезающие неумолительно, теперь почти не расходуются.

Я давно не писал, был занят. Но сейчас, когда мы нашли эту обитель мнимого спокойствия, я могу вернуться к написанию. Впереди подготовка к зимовке, чувствует моё сердце, всё будет очень не просто этой зимой.

1 октября

Отмечали Её день рождения. Попробовали испечь торт, слава богу, об этом знают несколько человек, а то обвинили бы в растрате еды. Сегодня она цветёт.

Я набрал для неё луговых цветов. Бабье лето продолжается, некоторое количество цветов заново расцвело в полях.

2 октября

Сегодня ночью ей стало плохо, её снова рвало. Я боюсь, что болезнь вернулась. Как только рассветет, покажу её Доктору.

Он обнадёжил, но одновременно обрадовал. Она не больна, но беременна. Я вне себя от счастья. Столько переживаний и вот оно, возможность маленького чуда.

Меня Док ещё и упрекнул. 4 месяц, а я не заметил. Назвал слепцом, и ударил по плечу в знак одобрения. Ему тяжело, но он держится. Похоже, он простил меня, но до сих пор не может простить себя.

3 октября

Ей снова плохо. Мне удивительно, неужели женщины переносят столь страшные муки перед рождением ребёнка.

14 октября

Мы обменялись с проходящими мимо людьми. Это были фины, они шли от своих городов в Мураманск, почти вся Европа была в огне и все северяне стремились теперь в единственный уголок спокойствия в этом регионе. Мурманск стал символом. Мурманск стал столицей нового мира.

Теперь у нас есть немного обезболивающего и оружие: несколько калашниковых, пистолеты, один гранатомёт. Точно продержимся.

Пришлось отдать антибиотики и вылечить их больного.

15 октября

Впервые за десять дней она улыбается. Улыбка её загадочна и пугает меня.

16 октября

Я искал патроны, чтобы пойти на живность. Случайно открыл её сумку, там была открытая коробка противозачаточных. Она не хочет детей. Может быть, не хочет детей от меня. Теперь мне понятна её загадочная улыбка. Надо с ней поговорить.

17 октября

Я поговорил с Доктором. Боюсь разговора с ней. Но Док неумолим. Он предлагал сначала обсудить всё с ней.

Я так и сделал. Она не могла терпеть боли, и не хотела боли своему ребёнку в этом мире, поэтому решили прекратить его страдания раньше времени, но они не помогли. Слишком большой месяц, как и предупреждал доктор.

Мы разговаривали с ней почти всю ночь. Она расплакалась. Ребёнок будет жить.

4 ноября

Мы построили несколько домов из сваленных сосен. У нас есть комната, я теперь не главный зам, решил оставить время семье. Роды через несколько недель. Поэтому выделили не самую большую комнату. Она даже в чём-то похожа на коморку. Доктор до сих пор недолюбливает меня, но при этом, не может обходиться без моей помощи.

Недавно у него начались осложнения с ногой, которую он поранил на охоте. Теперь я бегаю почти весь день.

9 ноября

Роды.

10 ноября

Мальчик. Извиняюсь, что не могу писать больше. Сложно. Много работы. Больно. Она читает дневник. Описать всё я не могу.

Спать!

15 ноября

Размолвка с женой прекратилась. Я чувствую, что люблю её больше, чем прежде. Мы живём в одной комнате. По ночам она читает романы, я пишу в дневнике. Днём, когда я бегаю по нуждам лагеря по ближайшим окрестностям. Она вместе с другими женщинами вяжет тёплые вещи на зиму.

Сына кормит грудью. Он растёт не по дням, а по часам. У него мои брови и глаза матери. Он часто плачет, но при виде матери быстро успокаивается. Правда иногда ему надо дать поесть, прежде, чем этот ненасытный кроха успокоится.

Начались заморозки, и она первая додумалась утеплить все машины и дома так, что теперь они, кажется, вытерпят и адски холодную зиму. После её просьбы я бегал весь день. Утеплял!

Я пригодился здесь больше, чем в старой жизни в городе. Я думал, что там есть всё, что мне нужно, но всё что мне нужно есть здесь. В этих сделанных своими руками домах. В её улыбке, опушке соснового леса. Увядших недавно полях, которые почти бескрайни и не видно им конца. В переливах местной речушки. Несколько мужиков, хотят после ледокола поплыть по течению реки, разведать окружающий мир и вернуться обратно к осени. Почти единогласно мы поддержали их идею.

Сейчас, когда я пишу эти строки, она тихо, свернувшись клубком, лежит в постели.

Пора спать и мне.

17 декабря

Начали готовиться к новому году. Адские морозы. Еда уходит слишком быстро. Мы можем не дожить до конца этой зимы, нас слишком много, много среди нас женщин и детей. Я не могу заставить работать свою жену, у неё маленький ребёнок, остальные городские ещё меньше умеют работать, они постоянно ноют. Особенно мужчины.

Спиртовой градусник показывает -25, температура стремительно падает. Чёрт возьми, таких морозов я не видел давно. А главное всё затянуто тучами, беспрестанно падает крупными хлопьями снег, но он скоро прекратится. Выходим только в резиновых сапогах, перед входом оставляем и их. Доктор боится, что снег заражён.

31 декабря

Она шепчет с новым годом. Часы говорят, что осталось пара мгновений. Волшебный миг, как хочется мандаринов!

Воспоминания из детства снова захлёстывают меня.

1 января

Бум, бум, бум. Новый год. Небо чистое. Когда мы вышли, мы удивились. Да ещё и северное сияние. Красота.

Она, оказывается, тоже хотела мандаринов. Как хорошо, что желания совпали.

9 февраля

Норма выдачи еды ещё раз уменьшилась!

19 февраля

Мы уже близки к блокадникам по норме выдачи, семеро погибли, двенадцать отправились на юг. Ждём, после зимовки я пойду на север, чтобы дойти до Мурманска.

1 марта

Почти год с начала войны, скоро начнётся ледокол. В этом году, он будет раньше, я в этом уверен.

Жена спит на кровати. Пора выходить. Последние несколько дней ей плохо. Доктор, напившись, рассказал, про сильную ненависть ко мне и моей семье, о том, как он преодолевал её. Кажется, он простил себя после этого разговора. Я на это надеюсь.

6 марта

Она боится, чуть ли не на стены лезет от боли. Доктор не знает, какой диагноз поставить. Он давно отошёл от дел главы отряда, теперь отряда то, собственно говоря, и нет. Несколько семей, что решили дозимовать здесь. Каждый сидит в своём доме\автобусе и не выходит. Доктор живёт с нами.

9 марта

Боли не прекращаются, но она пытается держаться. Её рвёт, она не принимает пищу.

Я не знаю, что за кошмар готовит ей эта болезнь. Доктор говорит, что это точно не лучевая болезнь. Антибиотики пока не использует. Их осталось то всего ничего.

10 марта

Я дал ей обезболивающее, что осталось для меня. Её порцию я отдал ей вчера, чтобы она заснула. Она крепко спит. Пусть сначала наберётся сил. Проснется, увидим.

11 марта

Пришлось отлучиться. 25 человек остаётся в лагере. Все хотят есть. Всего 8 работоспособных мужчин. Надо было идти на охоту. Припасы подошли к концу. Так что если бы мы вернулись без еды. Мы бы погибли.

Док рассказал, что кто-то воровал еду у нас на протяжении всей зимы. Подозревал нас (с чего бы?), но у него есть подозрения в грабительском отряде неподалёку.

Мы вышли в лес. Кто-то наступил на капкан. Его пришлось волочить по лесу в сторону лагеря. К этому времени мы поймали двух кроликов и держали на прицеле третьего. Не знаю, кто поставил такой огромный капкан.

Док ругался, что придётся отрезать ногу. Тот был из городских, чуть не рыдал, от боли и прогнозов. По пути мы нашли землянку, которую раньше не замечали. Там были продукты, часть из которых была украдена несколько недель назад. Оружие. И даже фотоснимки лагеря.

Мы услышали выстрелы вдали. Потом ещё. Оставалось только бежать назад, узнать что случилось. Раненный был оставлен в землянке.

Я не помню, как я добежал назад. Всё было очень быстро. Несколько человек избивали женщин. Видимо они дождались того, что мы выйдем из лагеря и атаковали. Много трупов лежали на тающем снегу. Алая кровь была повсюду. Я выстрелил…

12 марта

Похоронили

Если не застрелюсь, то повешусь, не могу жить без неё. Я помню, как нашёл среди убитых и её тело. Она была ещё жива. Жизнь еле теплилась в ней. Сын был мёртв. Ему свернули шею. Подонки.

Она что-то сказала. Я не услышал или не запомнил услышанное.

14 марта

Сижу с револьвером, думаю над законами бытия. Мучает шекспировский вопрос: «Быть или не быть?»

15 марта

Выстрелил. Сил не хватило в себя. Попал в стену. Доктор, чуть не сошёл с ума. Прибежал, как мне показалось с сединой в висках.

9 мая

День победы! Мать вашу. Грустно!

После её смерти забросил дневник. Он напоминает о ней. Листки белой бумаги. Шелест страниц. Кожаный переплёт. Надпись в начале. Я не забуду её.

10 мая

Проходили ещё одни беженцы, они тоже шли на север к Мурманску, они шли давно имели и оружие и еду. Решили остановиться у нас. Мы были не против, некому было быть против. 6 человек. Раненный в ногу скончался от потери крови. Его даже не перебинтовали. Бросили так. Умирать. Одного ранили во время перестрелки.

11 мая

Новые порядки. Теперь правит кто-то из пришлых. Его боятся все. Это здоровенный детина, который застрелил двоих своих за попытку к бегству, я не боюсь смерти. Доктор дрожит от страха. Теперь он точно не вожак, забившийся в угол мужик. В его глазах страх. Руки трясутся, ему уже не доверяют операции. Он начал пить. Хочет забыться в алкоголе, когда выходит снова видит эти ужасы и снова начинает пить. Я его понимаю, но лучше бы он застрелился, потому что его пьяная морда очень сильно раздражает.

7 июня

Да сколько это будет продолжаться, меня хотят сосватать к молоденькой красотке. Боюсь, ей нет даже 17. Видимо это подобие династического брака, для пришлых. Видимо их вожак прознал во мне лидера и хочет иметь меня при себе.

12 июля

Женили

Продолжение после вырванных страниц

7 сентября (2025 года)

Родился сын. Сколько-то там килограмм. Не могу любить свою новую жену, но с ней мои дела пошли в гору. Скоро, если не сейчас, то через несколько месяцев, я буду главой всего лагеря. Пришлый при смерти, он говорит о наследнике в виде меня. Показывает меня добрым и таким хорошим, нужным лагерю.

Я не узнаю себя. Два парня украли кусок хлеба со склада. Сейчас очень строгие нормы выдачи еды. Я без каких либо чувств высадил им в голову по пуле. Она их не заслужили, но того требовал бог. Точнее закон, который был написан его детьми.

Наверное, он за всё в ответе, и за войну, и за смерть жены, и за них.

Пришлые тоже перезимовали здесь, одну зиму, вторую, третью.

9 сентября

Король умер, да здравствует король. Меня выбрали, единогласно, теперь я управляю жизнью лагеря. Здесь нет городских, по крайней мере, теперь они обучены жизнью. Я не допущу, чтобы эта зима была тяжелее предыдущих.

1 января

Подарил ей браслет, обменянный на калаш. Теперь их у нас много, проблема с патронами.

18 февраля

Сын растёт. Начал вспоминать прошлую жизнь. Кажется, напала старая хандра. Вспомнил своего мальчика. От первой жены. И её вспомнил. Да к чему мне всё это.

22 февраля

Поздравляли. Она напомнила Её, но лишь на миг. Этого хватило. Я продолжал улыбаться, изображать, что всё прекрасно, что я рад этому поджаренному кролику.

Ночью я смог выйти на улицу. Я вспомнил её. Помнил: выражения, слова, жесты, глаза, волосы, подарки, первую встречу, предложение, выживание. В руке оказался револьвер. Пойти в лес не решился.

19 марта

Хочу совершить это в годовщину отъезда, но, кажется, что жена почти догадалась.

21 марта

Разругался с женой и в сердцах выскочил из дома. В лес, бежать, в лес.

В землянке, в той, что нашли в тот злополучный день, я держал оружие. Много оружия. Но мне нужен был лишь один револьвер с одной пулей. Я пишу последнюю записку, потом уйду далеко в лес и вы не найдёте меня больше. Ни меня, ни мой труп. До свидания *** (прим. Ред. имя последней жены).

Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ.

Записки на полях.

Я нашла его бездыханно тело в лесу. Сейчас читаю его дневник. Горько, но переживу.

Боже он был великий человек. Я его совсем не знала, а он казался мне открытым.

Надо завершить его планы. Я поеду в Мурманск. Надо лишь подождать годик, пока подрастёт сын.

Еду. Всё собрала. Остались только мелочи, попрощаться с отцом и в дорогу. Мягкий снег, ранняя зима. Надо ехать сейчас. Говорят всего 300 км пути. Это не так много. У меня достаточно провизии и собак, чтобы доехать.

Сани почти ничего не весят. Доедем.

Осталось 50 км, ручка почти замёрзла, продолжу карандашом.

Виден силуэт города. Но почему он не горит огнями. Сын волнуется, иногда плачет.

Я нашла людей перед городом. Советуют туда не соваться, там теперь царит анархия. Я оставила сына старухе. Я вернусь, надо исполнить план мужа.

Я в городе, переночую и на главную площадь, потом домой.

Кто это? Там кто-то есть, пойду, проверю.

Далее кровь и только кровь. Возвратиться я не успею, город сходит с ума. Ледокол начался из-за оттепели. Непривычно. Воют волки, воют собаки, воет лёд, воет земля, воют люди. Весь мир сошёл с ума.

Они нашли, где я. У меня всего 2 патрона, но я справлюсь, я должна пер…

От путешественника

Я нашёл дневник у старухи, у которой остался ребёнок. Она получила его от женщины, которую больше ни разу не видела. Приписки были найдены в редакции и приложены к дневнику позже.

Я видел несколько копий дневника, и даже отдельные выписки, написанные, определённо этим человеком в разных городах и деревнях северных земель.

Кто-то говорил, что видел его недавно, что он оброс бородой, снова женился. Он стал легендой, символом пути в пост ядерном мире. Идеалом, нового человека.

И если он и жив, то теперь он другой человек. С другой жизнь, которую лучше не трогать.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.6 / голосов: 13
Комментарии

Не понял причины единицы. Текст изменён более чем на 80%. Прошлая часть была не очень, следовательно надо было исправить, а поскольку изменения большие (текст увеличился примерно в 2 раза, изменена сюжетная часть), поэтому имеет смысл перевыкладывание.

Просто кто-то решил нагадить. А так рассказ неплохой. Я бы сказал что из этого можно сделать книгу постепено увеличивая подробности между датами

_________________________________________________________________

Война восхитительна только тому, кто не испытал ее.

спасибо, жаль, что поздно увидел, а то когда увидел рейтинг решил больше не писать, просто просмотров мало, значит почти никто не прочитал, а рейт вывел даже из новых записей. Наверное это, либо Спейс 13, либо взрыв баловался, либо ещё кто кому я успел насолить за последнее время, кстати последний ещё получит, но позже. Если бы случайно не заглянул бы, тогда совсем бы веру в себя бы потерял, так что ещё раз спасибо.

Внезапно дописал и исправил рассказ и он стал в 1,5 раза больше. Скоро выложу, возможно в отдельной теме (чтобы была видна разница).

Быстрый вход