Кристина

Мама не вернулась с работы.

Утром ее лихорадило, и Кристина просила позвонить начальнику, взять отгул.

-Нельзя, дочка.

Мама разогрела пиццу в микроволновке. Обжигаясь, выпила несколько глотков кофе. И, подхватив сумочку, ушла. Ушла, чтобы не вернуться.

А к вечеру за окном раздался крик.

Кристина выглянула из-за занавески. Вскрикнула, резко подалась назад. Упала, ударившись о твердое. Забилась под стол, дрожа, как осиновый лист.

В свете вечерних фонарей она увидела, как три мужчины повалили наземь другого мужчину и… И принялись его есть. Есть!

Кристина заскулила, как брошенный щенок. Тут же в руку уткнулось что-то мягкое и влажное.

-Мальма.

Кристина обхватила голову ротвейлера.

-Они съели его. Съели, Мальма!

Собака лизнула девочку в лицо.

-Там мама. Они съедят маму.

«А может уже съели», - мысль, острая, как лезвие, полоснула по сердцу.

Нет, нет, этого не может быть. Мама жива.

Но что делать? Что делать им, Кристине и Ромику?

Ромик будто бы прочел мысли девочки, даром, что его кроватка располагалась в соседней комнате. Закричал, заплакал.

Кристина отпустила Мальму и ринулась к брату.

Мальчик лежал в кроватке.

-Ромик, проголодался? - уняв дрожь в голосе, сказала девочка.- Сейчас мы Ромика покормим.

Она взяла с тумбочки вазочку с печеньем.

-Держи.

Но Рома оттолкнул руку сестры.

-Ромик, ты чего?

Кристина взяла его на руки и, вскрикнув, чуть не уронила малыша. Все тело мальчика было усеяно язвочками, горло посинело, вокруг рта собралась розоватая слизь.

-Ромик. Что с тобой, Ромик?

Мальчик вдруг перестал кричать.

-Ромик. РОМИК!

Мальчик был мертв.

И в один из июльских дней, что стоят подолгу,

Обжигая носы отличнику и подонку,

Гордон злится: «Когда же я наконец подохну», -

Ангел Габриэль приходит к нему под окна,

Молвит: «Свет Христов просвещает всех» (1)

Мама.

Маа-ма!

Мамы нет…

И Ромика нет.

Мама не вернулась с работы, а Ромик…

Ромик умер.

Когда Анна Аркадьевна перед уроком сказала, что от рака умерла Света Доденко, всем стало жалко-жалко. Но не страшно. А теперь – страшно.

Гордон злится: «Когда же я наконец подохну».

Верочка, что бы ты делала на моем месте?

Заскулила собака.

-Мальма! Иди сюда. Мальма, Ромик умер.

А за окном снова – крик.

Кристина вскочила, бросилась к окну.

Девушка бежит по улице. Она босиком. В свете фонарей хорошо видны ее развевающиеся, светлые волосы. У мамы волосы темные…

Следом за девушкой – черные фигуры. Идут неуклюже, но упорно. Некоторые передвигаются на четвереньках. Когда женщина достигла ювелирного магазина, все кончилось: из дверей вывалился мужчина в форме охранника и вцепился зубами в горло блондинки. Тут же подоспели остальные зомби.

Кристина занавесила окно.

Зомби!

Конечно, это зомби и они напали на город.

Пришли с кладбища и напали…

Мальма зарычала.

Девочка резко повернулась.

И вскрикнула.

Ромик выполз из своей комнаты. Тельце синее, глазки горят красным огнем.

Собака ринулась было к мальчику, но Кристина успела схватить ее за ошейник.

-Стой, Мальма! Я тебе!

Несильно ударив собаку по макушке, Кристина потащила ее к шкафу, нашла на полке намордник, надела на обиженно скулящую Мальму.

Повернулась к брату, который успел преодолеть половину комнаты.

-Ромик, иди сюда.

Шагнула вперед, подхватила мальчика на руки.

-Ты не умер, малыш.

Глаза девочки закипели слезами.

Она прижала Ромика к груди, и вдруг отбросила, как упавшую на грудь змею.

Закричала, глядя, как расплывается по плечу багровое пятно.

Ромик укусил ее!

Мальчик лежал на спине, сучил ножками и издавал звуки, похожие на рычание. Мальма прыгала вокруг него.

Кристина ринулась в ванную. Напрягшись, разорвала кофточку на плече. Смыла кровь.

Боже! Ромик вырвал из нее кусочек мяса.

Ранка посинела по краям.

Где йод?

Девочка открыла шкафчик, зазвенела пузырьками с лекарствами.

Йода нет.

Есть зеленка.

Кристина опрокинула пузырек над раной. Ойкнула, сморщилась: жжется. Но не так сильно, как йод.

Девочка вспомнила, как мама уговаривала ее смазать полученную на улице царапину йодом, но она соглашалась только на зеленку.

А вот сейчас девочка предпочла бы йод.

Кристина покопалась в шкафчике, нашла еще три пузырька зеленки. Спрятала в карман джинсов. На всякий случай.

Вышла из ванной.

Мальма забилась под стол и скулила. Ромик тянулся к ней лицом, руками.

-Ромик, оставь Мальму в покое, – строго прикрикнула Кристина.

Взяла с дивана подушку.

-А ну-ка, иди сюда.

Удивительно, но Ромик послушался. Красные глазенки мальчика сверкали.

Когда брат приблизился, Кристина бросилась к нему и накрыла подушкой.

Ромик зарычал, как медвежонок в зоопарке, пытаясь освободиться.

-А ну, не дергайся, малыш, - спокойно сказала Кристина и, на мгновение отпустив подушку, снова придавила ее, но на этот раз – коленями, а не руками.

-Мальма! Мальма, иди сюда. Живо!

Собака приблизилась.

Девочка схватила ее за ошейник, подтянула.

-Ну-ка, Мальма, стой смирно.

Сняла намордник.

Теперь предстояло самое сложное.

-Ромик, - шепнула Кристина. – Ромик, я сейчас уберу подушку, но ты не дергайся, хорошо?

Мальчик ответил рычанием.

Ну, пора. На «раз, два, три».

Раз, два, три!

Она сдернула с брата подушку и вцепилась в маленькие уши.

-Ой!

Одно ухо отсоединилось от головы Ромика. Кристина отшвырнула его. Преодолевая сопротивление рычащего и брыкающегося брата, надела на мальчика намордник. Застегнула на затылке застежку.

-Вот так.

Отскочила в сторону.

Ромик пару секунд лежал на полу неподвижно, затем поднялся, пополз к сестре.

Кристина без опаски подхватила брата на руки, поцеловала в лоб, точно и не замечая идущего от мальчика зловония.

-Привет, малыш. Скоро пойдем искать маму.

(1) Отрывок из стихотворения Верочки Полозковой

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 45
Комментарии

Кристина и ее брат Ромик - третий и четвертый персонажи вероятного зомби-романа под черновым названием "Бремя Мертвых".

Первым персонажем был Отец Андрей, вторым - солдат Володя.

спасайтесь! Это новый Белковский Дмитрий!!! Он мутировал и вернулся! Ааааааааааааааааааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!!

психоделика какая то оО

Я решил, что в данном случае, когда девочка поняла, что ее брат умер, без некоторой доли психоделики не обойтись.

Кристина - фанатка Верочки Полозковой, потому она мысленно читает отрывок из ее стихотворения. Чтобы успокоиться, вероятно:)

Автор, чет как-то совсем не похоже на твои обычные произведения. Ничего

эдакого, банальная, хоть и неплохая зомби-рассказка.

____________________

Я дам Вам парабеллум...

"Одно ухо отсоединилось от головы Ромика."

Ха-ха-ха!!! Там были какие-то шурупы, застежки? Или как?

я как медсестра утверждаю: теоретически, если соединительная ткань разрушится, то ухо вполне может отсоединиться от головы. К счастью, я с таким не сталкивалась, но слово вполне подходящее. Да, кокетка - вы задались целью изгадить тут все своими коментами? От них плохо пахнет

А вы, уважемая медсестра, в дерьме копайтесь и блевотину вывозите. Они дл явас, наверное, приятно пахнут.

строго судите Koketka, человек пишет и судя по всему старается, мне кажется что у него получается хорошо. Ему критика нужна, а не издёвки. Ведёте себя как-то по детски обидно за автора...

А Вы судите уж слишко либерально, а пунктуация дл явас, похоже, не существует

Прошу прощения, если допускаю пунктуационные ошибки. Впредь, постараюсь вообще от комментариев воздерживаться.

Не нужно воздерживаться от комментариев, Рафа.

И не извиняйтесь за ошибки. Их делают все.

хорошо не буду)

Кокетка, прекратите троллить.

Быстрый вход