Ядерная война

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 5.

Жизнь на станции постепенно отлаживалась. Поставили палатки, в центре платформы мерцал общий костёр. Это место было Граф сравнивал с кухней в коммунальной квартире тридцатых годов прошлого века. Здесь сплетничали, сообщали более или менее искажённые новости, встречались, ожидали, кипятили воду или готовили еду. Разводить огонь в палатках, само собой, строжайше запрещалось. Приходя к общему костру можно было наслушаться самых разных баек, ссор, сказок или новостей. Так, например, сегодня я узнал о страшных беспорядках на станции «Берёзовая Роща», что на другой линии, единственный переход на которую располагался у нас. Отчаявшиеся вернуться домой обитатели «Рощи» растерзали дежурного по станции. Не знаю, что за кошмары там происходили, но в тот день погибло восемнадцать человек. Может, и больше. И неизвестно, во что бы все эти волнения вылились, если бы не лейтенант по фамилии Касарин.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 14

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 4.

Я долго смотрел на неё. Не отрываясь. Страшась отвести взгляд или пошевелиться. Несмотря на хрупкость форм, ей удавалось внушать благоговейный трепет. Но, будучи такой тонкой и маленькой, вызывала желание защищать и оберегать от любой опасности. Она была похожа на поросшую мхом статую в заброшенном уголке парка. Костюм изо мха как-то странно шевелился, словно колеблемый лёгким бризом, а голова женщины была увенчана густой копной деревьев, топорщившихся как замысловатая модельная стрижка. Глаза без зрачков блестели озёрами.

- Ты кто? – опешив, спросил женщину я.

- Я – Бог, - ответила она, заплакав водопадами.

Очнулся я уже в лазарете на «Красном». И тут же увидел расплывающийся белый халат Глеба. Сон всё ещё резонировал во мне, но, как старый витраж, рассыпался по частям, истаивая и теряясь где-то на бетонном полу. Пытаясь ухватить хотя бы один из кусочков сна, я, кажется, укололся об его острые края и глухо застонал.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 7

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 3.

Я привалился к кузову грузовика и попытался отдышаться. Сердце билось, казалось, где-то на подступах к горлу, мешая дышать, а перекачиваемая им кровь с бешеной скоростью проносилась по телу, вымывая из мозга все мысли. Что здесь произошло? Я не пытался объяснить себе происходящее, только принял его к сведению. Сейчас на размышления и доводы рассудка не хватало времени. Я затравленно огляделся. Пусто. Ни звука. Только ветер завывает в переулке.

Что за существо могло заживо загрызть человека? Может, какой-то зверь пробрался в город? Или сбежал из зоопарка? Или из цирка? Нет. Следы зубов были человеческими. Я заставил себя снова посмотреть на тело лежащего на асфальте товарища. Окровавленная одежда, лицо, надкушенная шея, синеватые следы зубов на коже.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 17

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 2.

Вот так. За какие-нибудь несколько часов я потерял почти всё. Дом, цирк, коллег, четвероногих артистов, лучшего друга и свою прежнюю жизнь. Где теперь всё это? Осколками разбросано там, на поверхности. Надо же, все мои мечты там, а сам я здесь, отрезан от них железной стеной и толщей земли над сводчатым беленым потолком «Красного Проспекта».

Труппа, вернее всё, что от неё осталось, сгрудилась на расстеленном на полу станции старом солдатском одеяле из каких-то стратегических запасов метрополитена.

Мне много раз доводилось слышать о беженцах из той или иной точки земного шара. Жертвы войн, геноцида, катаклизмов – все, кто мог и хотел бежать, перебирались в более безопасные места.

Вряд ли мы здесь надолго. Как только минует опасность, мы сможем вернуться на поверхность. А как же иначе? Месяц, максимум, два пересидим здесь и домой. Цел ли мой дом? Есть ли мне, куда возвращаться? Конечно, есть, разумеется! Мой дом цел, моя семья жива. Всё будет хорошо.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 16

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Пролог. "Парад-алле". Отделение 1. Номер 1.

Парад-пролог.

Цирк просыпается на рассвете. Постепенно. Вместе с проникающими в него солнечными лучами. Первыми пробуждаются голуби на крыше, потом дворовые кошки, свернувшиеся в пушистые клубки, следом – животные в вольерах, а уж потом – двуногий персонал. Уборщики, униформисты. Заступают на дневную смену пожарные и охрана, отпуская по домам, отдыхать, своих полуночных коллег. Появляются и артисты. Кто-то приходит из гостиницы, кто-то со съёмных квартир, а другие – из своих гардеробных, в которых почему-то решили заночевать. Последними в цирке просыпаются телефоны. И тут же начинают оглашать кабинеты и коридоры громким звоном.

Когда же все встряхнулись и размялись, начинаются репетиции. Время, для настоящего артиста священное. Священное и трудное.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 15

Рецензия на фильм "Долина Проклятий". 1977 год.

Старый фильм по сочинению Роджера Желязны.

Трейлер:

Какие спецефекты, какая «атмосфера»... - такое вы услышите сейчас в кинотеатре, после просмотра под «попкорн» очередного яркого 3D фильма-блогбастера, которого, все таки, врядли захочется пересмотреть повторно.

«Дорога проклятий» — из тех старых фильмов, которые хочется пересматривать.

Начальное действие происходит в военном бункере: после того, как двое главных героев принимают смену, поступает сигнал о том, что по территории США был произведен массовый ядерный удар. (о том, кто стал первоначальным агрессором в этом глобальном конфликте, а именно — какая страна первая нанесла ядерный удар конкретно не сообщается, но как бы не иллюзорно намекается...) Ракеты-перехватчики, запущенные США, смогли сбить только 40% летящего на Америку атома, от чего полностью уничтожаются ядерными взрывами крупнейшие города штатов...

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 35

Рассказ / У разъезда Дубосеково

У разъезда Дубосеково

Внимание - в тексте присутствует завуалированный мат.

Я сижу в неглубоком окопчике, привалившись спиной к обратному скату. Доски, сцепленные друг с другом проволокой и ржавыми гвоздями жесткие и сидеть, прислонившись к ним, неудобно, но сидеть на голой земле еще хуже. Прошли дожди, и в окопах стоит жидкая грязь, в которой вязнут подошвы моих берец. На коленях лежит старый, потасканный, но вполне рабочий АК-74, в разгрузке на моей груди – два неполных магазина. Сижу я на стальном контейнере, наполовину утонувшем в грязи. В нем одноразовый гранатомет – точно не помню, как он называется, аббревиатура слишком мудрёная. Для меня он – просто «муха».

Осень. Холодно. От сырости не спасает даже бушлат.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 35