Война

Рассказ / На пороге бездны (Пока есть надежда - 6)

На повернутом к стене экране консоля внутренней сети РСО перед майором СКР Сергеем Ивановичем Багратионом красовалась следующая своеобразная анкета:

*

-Секретно- (гриф отменен 23.09.1824, 15:11, приказ № РСО-951/сс).

Совершенно секретно (гриф присвоен 23.09.1824, 15:11, приказ № РСО-951/сс).

*

ЛИЧНАЯ АНКЕТА

*

курсанта 2-го Императорского Юношеского Военного Училища им.Петра Великого

1. Фамилия, имя, отчество: Чичагова-Лаколлер Екатерина Михайловна.

2. Дата рождения: 04.07.1816 (прим.: год - установлен по биологическим показателям).

3. Место рождения: гор. Каркассон, Великое Герцогство Лангедок (Окситеншир), Континентальная Британия.

4. Фамилия, имя, отчество, подданство, д/рождения отца:

1) Родной - Лаколлер Жан-Пьер Антуанович, подданства не имел, ВНЖ Великое Герцогство Лангедок (Окситеншир), погиб 1817.

2) Приемный с 01.01.1823 - подполковник СКР Чичагов Михаил Васильевич, подданный Российской Империи, 05.12.1783.

5. Фамилия, имя, отчество, подданство, д/рождения матери:

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 9

Рассказ / Невидимые нити, конец главы (Пока есть надежда - 5)

... Двигатели крылатого гиганта с антеннами на обшивке ревели над ухом Екатерины, взъерошивая ее рано поседевшие волосы. Невероятная тоска застыла в глазах Александра, обращенных к ней. Сзади молча стояла Дашкова с консолем командной спецсвязи.

- Сашка! Ты мне как сын, поэтому слушай, не перебивай ... Сегодня у нас день хуже некуда, но будет и над нашим домом Солнце! Чтобы не повторилась история твоего деда, которого сделали предателем, твоего отца, которого они подставили под пулю, отчима, которого отравили, чтобы победить, мы сделаем всё. Садись на 114‑й борт, отправляйся в Томск. Береги тетку Лизу. Найдешь её, как концерт закончится ... И помни: мы еще вернемся!

Поцеловав внука в лоб, Екатерина движением руки подозвала второго дежурного офицера, стоявшего с неприметным кожаным чемоданом за спиной у Дашковой.

- Только без церемоний, Сашка! С Богом!

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 8

Рассказ / Невидимые нити, продолжение (Пока есть надежда - 4)

Санкт-Петербург, Зимний Дворец, за много лет до описываемых событий

Екатерина - София Ангальт - Цербст - Самарская, императрица Всероссийская Екатерина II Алексеевна, не любила Зимний Дворец. Вот и сейчас, собираясь отойти там ко сну, она не могла успокоиться. Не то, что подмосковные загородные красоты - Новая Рига, Дмитров, Шереметьево, где ощущаешь себя словно среди природы на родной самарской земле. Город - а Санкт-Петербург с самого своего задумывания Алексеем Михайловичем и до завершения первой очереди строительства сыном его Петром Великим, был именно городом - будоражил, пинал ноги гранитными мостовыми даже сквозь мягкую военно-спортивную обувку завода Рингера, побуждал к действию звонами Казанского храма, шпилями Адмиралтейства, академическими зданиями Васильевского, жилыми высотками Ладожской и Выборгской стороны, пирсами Прибрежного района, верфями Кронштадта.

Однако, последних два месяца поводы для дискомфорта были не только ностальгически - эмоционального характера.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 8

Рассказ / Невидимые нити (Пока есть надежда - 3)

Первый сдвоенный полуторачасовой семинар за четверг встретил Катю Чичагову ненавязчиво-напряжно.

- Ну вот, и наша адмиральша Чичагова явилась, лютецием-90 не запылилась, флорием-131 не захлебнулась, ленточку дворянскую в петличке a la glamour о накладочки АСВ не обтерла. Как хорошо быть дворянином по семье, когда тебе все тепленьким в ротик падает - наступательно-самовыразительный порыв Машки Шелиховой-Демидовой можно было сравнить разве что с натиском 65-тонного "Святогора", прущего по понтонам из брюха десантного корабля на пирсы захваченного города.

- Демидова, тебе наверное подробности свербят, как такое же себе достать? Я бы рассказала, да только вот есть аж целых два сдерживающих мотива. Второй, языком с тобой чесать - это кабель для ЭЛП пассатижами вытягивать, результативность соответствует. Ну, и первый, это Императорский Устав о распоряжении секретными сведениями и иными, к ним отнесенными, пункт 3.11, это для тех, кто в прошлый год лекции не пропускал по ОРСДиРу, а не только по ООО, ага.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.5 / голосов: 10

Рассказ / Тихий вечер (Пока есть надежда - 1)

Весьма трудно управлять, если делать это добросовестно. В каждом большом деле всегда приходится какую-то часть оставить на долю случая, и это всегда будет на твоей совести.

Тихий вечер

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 10

Рассказ / Кровь и Пепел - VIII

Предыдущая глава

Сагот Манибус, сангус, Низший VIII ранга, один из декурионов Второй когорты Первого Гвардейского легиона, центральная часть Женевы, спустя три часа после начала Вторжения

Черная тень беззвучно и стремительно мчалась по залитым кровью и заваленным телами улицам гибнущего города. Встречающиеся на ее пути одержимые неуклюже шарахались в стороны, меченосцы и гончие расступались, убираясь с пути, доминусы-центурионы сжимали громадные кулаки, приветствуя равного по силе и рангу в иерархии. Сагот Манибус не отвлекался и не реагировал на обращенное к нему внимание – не из-за того, что сангус, декурион гвардии, занимал более высокое положение, чем сотник пехотного легиона. Если бы сейчас волей Владыки рядом оказался легат Хаурас, командующий его Второй Когортой, или даже сам примарх Аамон, легендарный полководец и военачальник, под мудрым многотысячелетним руководством которого Первый Гвардейский легион навеки вписал себя в элиту армий Абаддона – то все равно Сагот не замедлился бы ни на йоту. Был дорог каждый миг.

Три звена, по три воина в каждом, бесшумно и неотрывно следовали за ним широкой дугой, охватывая окружающую местность и уничтожая всякого, кто дерзнул оказать сопротивление. Декурион был уверен в каждом бойце, как в себе самом. Столетия бесконечных тренировок и множество кровопролитных – в основном для врага – схваток превратили их тела в смертельные машины для убийств, с молниеносной скоростью и реакцией. Его десяток по праву считался одним из лучших в когорте, а он, в случае гибели старшего декуриона Кахата, принимал на себя командование центурией. Сам Кахат со своим десятком опережал его на пол-лиги, двигаясь тем же маршрутом, и оставляя жаждущей битвы группе Сагота лишь рассеченных на куски врагов. Пару раз, впрочем, попадались и иссушенные до последней капли крови тела – сангусы пили их прямо на ходу, регенерируя полученные в бою раны. Пройдя Вратами на полчаса позже, Сагот серьезно отставал – но в итоге компенсировал потерю времени ускоренным движением, рассчитывая выйти на берег реки с минимальным опозданием.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.5 / голосов: 21

Дети постапокалипса

Пойди покукарекай им про всякие и́гры в выживальщиков, зомбиапокалипсисы, и прочий гламур!

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 13