Постапокалиптический роман

Рассказ / Приют забытых душ. Глава 4. Обратного пути нет.

Пока Александра с ружьем караулила, Михаил срезал несколько толстых прутьев ивняка, связал их вместе, и получилось некое подобие носилок. Их хватит, чтобы дотащить добычу волоком по земле несколько километров до родного села Осановец. Потом отрезал у двух мертвых туш задние ноги и погрузил на импровизированные салазки. Взялся с одной стороны за шесты и поволок всю конструкцию по земле. Саша шла сзади и зорко оглядывалась по сторонам: в мире, котором она родилась, ни в чем нельзя быть уверенной, опасность подстерегала на каждом шагу, даже из-под земли, могла затаиться за любым деревом, или принять совсем неожиданную для человека форму. Так научил ее отец, так она запомнила, и так она и собиралась жить: с подозрением ко всему, чего не знала и не понимала, с опаской ко всему новому.

В конце лета, когда неизвестный мужчина на заплетающихся ногах пришел к ним в село, она чуть не размозжила ему голову. Но отец тогда оказался рядом и не дал ей выстрелить.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 13

Рассказ / Дом на краю ледника. Глава 23. Кошмар.

Глава 23. Кошмар.

Меня разбудил громкий стук за окном. Словно кто-то ударил палкой по подоконнику.

Наверное, луна уже зашла, потому что в комнате стало совсем темно. Вздрогнув, я попытался сесть, но сделать это не получилось. Испугавшись, попытался поднять правую руку — она не послушалась, хотя в ней отчетливо чувствуется тепло и неприятные покалывания. Ощущения в остальном теле похожи — словно я умудрился отлежать все сразу.

Стук за окном повторился. Только в этот раз он больше напоминал хруст ломающейся сухой ветки. Слышен он был отчетливо, но судя по ровному дыханию моих соседей — разбудил только меня.

Какое-то время было тихо. Я уже начал думать, что это трещат под тяжестью снега деревья, или ветер сломал ветку сосны. Однако вновь донесшиеся из-за окна звуки обдали меня леденящим холодом. Отчетливо слышались чьи-то тяжелые шаги и скрип снега.

Снежные люди там... Всего в нескольких шагах. А я не в силах даже крикнуть, чтобы разбудить друзей.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 36

Рассказ / Ледяной Странник. Глава 6. Горгона

Холодная вода капала из какой-то решётки на потолке прямо на лицо Странника. Куртки на нём не было. Шея ещё болела. Руки Странника были привязаны тугой верёвкой к цепи, на которой он висел. Ноги не функционировали. Он был здесь не один. Прямо за его спиной болтался кто-то ещё. Странник его не видел. Вообще он мало что видел. Перед глазами всё расплывалось.

Что-то начало проявляться. Впереди он увидел толстого азиата в тёмно-зелёной рубахе с подвёрнутыми рукавами. Азиат загадочно улыбался. Пухлое бордовое лицо с маленькими глазками, небритая борода, беззубый рот. Он окатил Странника водой из ведра, которое принёс в отсек с собой. Азиат заговорил на «кривом» и непонятном языке. Потом он засмеялся, и что-то выкрикнул, тут же сменив выражение лица. В отсеке появился ещё один китаец помоложе. В руке он держал ледоруб Странника. Его лицо было знакомо Ледяному. Большие полузакрытые глаза, маленький нос с царапиной на переносице, фальшивая улыбка. На вид лет тридцать пять.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 5

Рассказ / Москва 2055. Колыбель цивилизации. Продолжение 3-й главы

Предыдущая часть.

-Ну что, думаю, пришла пора прощаться?- с плохо скрываемым облегчением, выраженным в снятии ответственности, приободрено произнес человек, которому Андрей был обязан своей жизнью, когда они подошли к массивным дверям станции Алексеевская. Андрей молчал, словно к нему только сейчас вернулся рассудок- он обдумывал и вспоминал все случившееся за последние часы, столь насыщенные или, скорее, перенасыщенные разного рода событиями. Его тело напряглось, пробежала легкая дрожь, перешедшая в покалывание и, как следствие, вновь дал о себе знать, еще не успевший зажить, шрам на шее. К горлу подступил какой-то неприятный комок, лицо скривила какая-то неуместная судорога, появился нервический тик под левым глазом.

- Ааа, я вижу ты отходить начинаешь по немногу- со всеми такое происходит. Вот был один летальный исход...- дядя Женя оборвал сам себя, лишь только увидев укоризненное и уставшее лицо своего друга, к которому уже успел привязаться и начал считать его своим подопечным.- Что ж, ты извини, если что, не обижайся.-И добавил развернувшись,- бывай, напарник.- От последнего слова у Андрея резко и неожиданно подскочило и забилось сердце, готовое вот-вот вырваться - еще бы, один из наиболее опытных, по своему мудрых, переживших День Катастрофы людей, сейчас говорит с ним на равных, даже делает попытки извиниться...

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 16