Россия

Рассказ / Наро-Фоминск. Деревня Нара. Глава 2

Предыдущая глава.

Через них пройти ничего не стоило — это были обычные стебли трав, только в три метра высотой. Я чувствовал себя экспедитором, заблудившимся в джунглях. Дождь превратил чёрный зонтик в висящее на каркасе тряпьё. Трава росла по всей дороге. Она спасала от дождя, и я убрал зонт.

До дома оставалось недалеко. Участок бабы Аллы целиком порос всякими сорняками, а от дома осталось лишь одно крыльцо. Ворота покосились, и с них капала вода. Наш участок был соседним. Подойдя, я толкнул мокрую калитку и побежал скорее в дом, чтобы не промокнуть. Взбежав по влажным ступенькам, я три раза постучал в дверь и стал пританцовывать для согрева, одновременно осматриваясь.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 5

Рассказ / Последний кризис

Борис медленно приходил в себя. Страшно болевшая голова и пересохший рот оживили в памяти события вчерашнего вечера. Вообще, будучи человеком военным, Борис редко выпивал, а когда все же позволял себе расслабится, всегда знал меру в потребляемом. Но вчера был особенный день. Так получилось, что два важных события выпали на такой короткий промежуток времени: к своему тридцатилетнему юбилею именинник получил шикарный подарок в виде присвоения внеочередного звания майора и предоставлении десятидневного отпуска.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 77

Рассказ / Удар

Самое страшное в любой беде то, что она приходит неожиданно. И тогда ты растерянно мечешься между осознанием ее масштабов и последствий — и попытками найти нужное решение...

Родители назвали его в честь великого французского писателя и мыслителя Вольтера, оставившего после себя кучу долгов и заумных произведений. Но закрепилось за ним имя из менее философской, но зато более известной книжки — Волька.

Сейчас Волька с уныло повешенной головой сидел в вагоне, мчащемуся по темному туннелю столичного метрополитена. Вот уже второй день Волька мучительно осознавал, как серьезно он «попал». И надо же было ему тогда так неаккуратно выруливать из дорожной пробки, что он аккуратно въехал в борт серебристого «корвета». Хорошо еще, что сейчас не 90-е годы, и из дорогущей иномарки вышли не жлобы с бейсбольными битами, а сдержанные парни в костюмах. Которые тут же вызвали «гаишника» и еще — какого-то вертлявого мужичка.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 87

Рассказ / Ночь не для людей. Часть 2

Первая часть, начало.

Спокойной ночи... Спасибо, «Друзья»! Уж дальше некуда, как спокойна эта ночь! Да, я сплю и пускаю пузыри, видя чудные картинки перед глазами! «Делай так, как считаешь нужным...» Гуляй, что ли? А оружие зачем?

Над головой включился фонарь и начал плеваться искрами, которые кололись. Я на него посмотрел. Свет ослепил меня, и тысячи искр обожгли лицо. Отмахиваясь от них, я отошёл и пошёл в парк.

Не доходя до входа, я перелез через ограду и сел на скамейку. «Оружие» положил рядом и стал думать. Почему я не закричал, когда увидел этот туман? Не хотел никого будить? Наверно. Мысли в тот момент не вязались меж собой, и сил не было кричать. А если это всё-таки сон? Кричу, кричу во сне, что в комнате — туман, прибегает мама, вся взъерошенная, и начинает успокаивать. Потом говорит, почему орал?

Почему я взял этот игрушечный «Томпсон»? Не знаю. Наверно, просто захотел крутым себя почувствовать. С любым оружием, пусть даже и с игрушечным, как-то спокойнее чувствуешь себя. Может, стоило взять нож? Об этом я не подумал.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 15

Рассказ / Рассказ «6 вечера»

6 вечера. Конец рабочего дня, а если быть честным, то конец четверга, 14 марта. Каждый четверг я и моя мама ходим заниматься на валторне (такой духовой инструмент). Этот день не был исключением...

Открыв тяжелые двери музыкальной школы, мы вышли на улицу, встречаемые солнцем. Валторна висела почти на ягодицах -- папа опять забыл лямки подтянуть.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 11

Рассказ / Рассказ «Тот, кто заглядывает в окна»

...Сейчас уже поздно. Время перевалило за полночь, но мы не спим. Ведь это как раз Его время, и если мы заснем, то Он может прийти на этот раз за нами. Хотя наша комната находится на седьмом этаже — мы специально сняли номер в самой высокой гостинице — все же лучше не рисковать. Кто знает, насколько у Него длинные ноги? Ведь не все, забранные Им, жили на первых этажах. Макс говорит, что в городах Ему лучше — не так заметно, сколько людей умирает ночью в своих кроватях. То ли дело в деревне, где каждая смерть на виду. Впрочем, наша первая встреча с Ним произошла как раз в деревне...

Мы ехали в Крым, отдыхать по крутому, или как говорил Леша, по черному. Мы — это я, Макс, Леша и Борис, а ехали мы на Борисовой BMW. Правда, кроме престижной марки, ничем хорошим эта машина не отличалась — все-таки пятнадцать лет для автомобиля возраст солидный. И он дал о себе знать. Как только начало вечереть, двигатель закашлял и заглох.

— Инжектор! — зло выпалил Борис и развел руками, а мы стали крыть и его, и его развалюху. Но словами делу не поможешь, и мы начали толкать автомобиль к поселку, начинавшемуся метрах в трехстах от нас по обе стороны шоссе. Там мы рассчитывали найти буксир, а может быть и ночлег — время-то было уже позднее.

Первые несколько домов оказались просто заброшенными. Ни хозяев, ни животных, на черепицах — переспелые черешни. Оставив Бориса в машине, мы пошли дальше налегке.

— Вымирают постепенно, заметил Леша. — Разве тут жизнь?

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 48

Идея «домов» в романе «Мародер»

Хочу рассказать о необычной находке автора романа «Мародер» — о «домах».

В небольшом городке люди живут в обычных пятиэтажках. Вдруг, уклад жизни меняется, исчезает власть, прекращаются поставки продуктов, в домах отключают электричество, воду, газ.

И хотя городские здания совсем не приспособлены для жизни без коммуникаций, оказывается, что идти некуда. Похоже, что деревенским жителям в этом смысле повезло больше.

Выясняется, что превратить в крепость отдельную квартиру — сложно, слишком мал запас прочности. Люди понимают, что в крепости должны превратиться дома целиком. В результате горожане собираются в группы и занимают разные здания: школы, дома культуры, жилые дома.

Так в романе возникает термин «дом», сходный по смыслу с «кланом». В каждом «доме» возникает особенный порядок жизни: появляется руководство, склады, обитатели ходят в караулы. Каждый «дом» занимает свою нишу в новых хозяйственных отношениях: например, есть дом рыбаков и дом дровяных. У «домов» появляются свои секреты. «Дома» воюют между собой, заключают альянсы.

За лето Ахметов дом, вернее — Дом, прозванный соседями «Ахметкиным Угловым», приобрел много новых свойств. Подвал под жилым и соседним подъездом был тщательно гидроизолирован и утеплен — получилась зимняя нора, окруженная четырьмя огромными кладовками. Дом также был обвалован — вдоль наружних стен, до заложенных окон первого этажа, вырос откос из строительного мусора на цементе. Из печи на первом этаже поднялась труба, растаскивающая дым по комнатам четвертого, крайние подъезды лишились лестниц и были наглухо заложены. Изначально рассчитывая быстренько укрепиться, Ахмет не на шутку увлекся фортификацией и потратил куда больше, нежели собирался — остановиться в этом процессе оказалось куда труднее, чем начать. Достигнув неуязвимости от стрелкового оружия, требовалось защитить помещения от гранатометных выстрелов и крупного калибра. По окончании этого этапа всплывала следующая угроза, за ней — другая, и конца этому видно не было. А подходы, это ж едва ли не более важная вещь, нежели сам Дом — и Ахметова бригада затаскивала и валила друг на друга десятки выжженых кузовов, затыкая ими проходы между домами. Кузова стягивались обычной проволокой и опутывались егозой — выходило очень недурно; при попытке как-то форсировать такую преграду и ноги переломаешь, и шухер подымется. Фишкой обороны служили мины — на двадцатиметровом удалении Дом окружали семьдесят вторые ОЗМки, заведенные на две параллельных КПМ. Кроме того, под перекрытиями вторых этажей окружающих трех домов легли инженерные заряды, чтоб в случае штурма завалить к едрени фене всех, кто вздумает устроить там огневые. Словом, Ахмет сполна использовал передышку, выдавшуюся так кстати.

«Мародер», Беркем Аль Атоми.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 10