цирк

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 3. Номер 4.

Янченко ошибся. Лестница, по которой мы только что поднялись, вела не на поверхность, а в леденящее кровь кружево каменных коридоров. Мы заблудились в пустых и тёмных подземных ходах.

По мере нашего продвижения в глубь этой чёрной паутины, становилось всё холоднее, под подошвами ботинок хлюпала вода. По стенам змеились провода в толстой изоляции и трубы, когда-то заключавшие в себе разнообразные коммуникации, а ныне опустевшие и неотвратимо разгрызаемые коррозией.

Мрачная сеть коридоров заманивала нас всё глубже и дальше, загоняя в тупики и ловушки. Червовый Король бредил и нёс совершеннейшую околесицу. Слова, за которыми он всегда так любил гоняться и которые так ловко ловил, разбегались от него и никак не желали выстраиваться во что-то более или менее связное. Мы выберемся, Рыжий, вот увидишь. Обязаны выбраться до того, как завянет жалкий пучок электрического света, излучаемого моим налобным фонарём.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 5

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 2. Номер 3.

«Речной Вокзал» был абсолютно пуст, словно под его сводами никогда и не пытались укрыться беженцы с поверхности. О царившей здесь панике напоминали только кучки мусора, побуревшие пятна крови, разорванная одежда, медленно превращающаяся в ветошь. Свет проникал на станцию из окон метромоста. Тусклые белёсые отсветы лились на края обеих платформ и оплетали рельсы. В выбитые окна пробирался ветер. Он завывал, растрёпывал волосы, пытался пробраться под одежду и, наконец, с воем уносился в тоннели. Под нашими ногами похрустывали осколки. Иногда с громким металлическим лязгом скрипела крыша.

Я и Король шли довольно долго, спиной к спине, для прикрытия. Мало ли что? Нам неизвестно, в какую переделку попал караван со «Студенческой» на пути к нам. Нападение мародёров? Авария на станции? Повреждение путей?

Ваша оценка: None Средний балл: 7.6 / голосов: 5

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 7.

После того случая с гибелью Калинова нас без специальной подготовки было решено на поверхность не выпускать. Комендант станции Ларин собрал у себя в кабинете своеобразный преподавательский состав из бывших военных, проживающий на «Проспекте». Их оказалось всего трое. Подполковник Янченко, бывший морпех Васьков, получивший прозвище Черномор, и сержант Антиповский. Последний был самым молодым из военной тройки, медлительным в жизни, но абсолютно преображающимся в бою. Недаром он слыл мастером рукопашных схваток и мог скрутить, как говорится, в бараний рог практически любого.

Эти трое должны были обучать группу добровольцев выживанию там, на поверхности, в разрушенном городе, населённом серыми чертями и мало ли кем ещё.

Поэтому каждый день для меня начинался с изнурительного марш-броска с полным снаряжением на расстояние в полтора километра, аккурат до «Площади». И тут же, без привала, без остановки – обратно.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 8

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 6.

Устало откинувшись на спинку вертящегося стула, я с мрачным видом уставился в потолок, на котором красовались погасшие лампы дневного света. Несмотря на то, что на «Проспекте» был генератор и техники, обслуживающие электросеть, в комнатушку радиоштаба электрический свет не заглядывал уже два дня. Наверное, где-то обрыв. Я сам мог бы поглядеть проводку, но после прошлого раза не рискну. Мало того, что тогда меня едва не закоротило, так и местные электрики теперь не упускают случая пошутить над электрическими похождениями местного циркового директора.

- О! Искромётный Эдуард Дадаров! – торжественно провозгласил электрик по прозвищу Седой, едва завидев меня, шагавшего на очередное дежурство в радиоштаб.

Нет, я и электричество несовместимы и в непосредственном контакте даже опасны для себя, проводки и окружающих.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 6

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 5.

Жизнь на станции постепенно отлаживалась. Поставили палатки, в центре платформы мерцал общий костёр. Это место было Граф сравнивал с кухней в коммунальной квартире тридцатых годов прошлого века. Здесь сплетничали, сообщали более или менее искажённые новости, встречались, ожидали, кипятили воду или готовили еду. Разводить огонь в палатках, само собой, строжайше запрещалось. Приходя к общему костру можно было наслушаться самых разных баек, ссор, сказок или новостей. Так, например, сегодня я узнал о страшных беспорядках на станции «Берёзовая Роща», что на другой линии, единственный переход на которую располагался у нас. Отчаявшиеся вернуться домой обитатели «Рощи» растерзали дежурного по станции. Не знаю, что за кошмары там происходили, но в тот день погибло восемнадцать человек. Может, и больше. И неизвестно, во что бы все эти волнения вылились, если бы не лейтенант по фамилии Касарин.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 14

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Отделение 1. Номер 4.

Я долго смотрел на неё. Не отрываясь. Страшась отвести взгляд или пошевелиться. Несмотря на хрупкость форм, ей удавалось внушать благоговейный трепет. Но, будучи такой тонкой и маленькой, вызывала желание защищать и оберегать от любой опасности. Она была похожа на поросшую мхом статую в заброшенном уголке парка. Костюм изо мха как-то странно шевелился, словно колеблемый лёгким бризом, а голова женщины была увенчана густой копной деревьев, топорщившихся как замысловатая модельная стрижка. Глаза без зрачков блестели озёрами.

- Ты кто? – опешив, спросил женщину я.

- Я – Бог, - ответила она, заплакав водопадами.

Очнулся я уже в лазарете на «Красном». И тут же увидел расплывающийся белый халат Глеба. Сон всё ещё резонировал во мне, но, как старый витраж, рассыпался по частям, истаивая и теряясь где-то на бетонном полу. Пытаясь ухватить хотя бы один из кусочков сна, я, кажется, укололся об его острые края и глухо застонал.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 7

Рассказ / "Метро 2033. Парад-алле". Пролог. "Парад-алле". Отделение 1. Номер 1.

Парад-пролог.

Цирк просыпается на рассвете. Постепенно. Вместе с проникающими в него солнечными лучами. Первыми пробуждаются голуби на крыше, потом дворовые кошки, свернувшиеся в пушистые клубки, следом – животные в вольерах, а уж потом – двуногий персонал. Уборщики, униформисты. Заступают на дневную смену пожарные и охрана, отпуская по домам, отдыхать, своих полуночных коллег. Появляются и артисты. Кто-то приходит из гостиницы, кто-то со съёмных квартир, а другие – из своих гардеробных, в которых почему-то решили заночевать. Последними в цирке просыпаются телефоны. И тут же начинают оглашать кабинеты и коридоры громким звоном.

Когда же все встряхнулись и размялись, начинаются репетиции. Время, для настоящего артиста священное. Священное и трудное.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 15