послевоенная Москва

Рассказ / Затишье перед бурей, окончание (Пока есть надежда - 35)

... Стоя на северном срезе Артбухты напротив пирса Дерибаса, Чичагов размышлял над ночным разговором. Море накатывало на невидимую границу восточного волнолома Косы, накрытого приливом. Тёмные бурные волны шли между воздухом и бездной, желая пройти мимо Зенитной площади до самого Инкермана, и вдруг рвались, с шипением и грохотом раскидываясь обломками в обе стороны - вода вверх, воздух вниз, и затем, сливаясь в бурной пене, выплёскивались бессильно на гранитную рубашку берега, преградившую атомному цунами путь к городу в день Катастрофы. Разрыв, разрыв ... разрыв по границе раздела сред. Граница раздела ... Чичагов смотрел на море до тех пор, пока в кармане разгрузки не запищал коммуникатор, принимая командировочное извещение для прибывшего борта на Александровск ...

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 6

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 26)

Последние гитарные аккорды затихали уже в жёлтой увядающей листве, окутавшей парк в вечерних сумерках, когда в кармане лёгкой разгрузки Беклемишева пискнул коммуникатор. Двумя пальцами вытянув прибор, Григорий обнаружил в левом верхнем углу экранчика буквы "ТК" с замком. Привет от комбата Чичагова.

Покинув уютное кафе и найдя между Калужским шоссе и Донской хорошо сохранившийся от Катастрофы уютный дворик, где удобно было и засечь "хвост", и, при необходимости, оторваться, Беклемишев извлек из рюкзака такон и аккуратно принял сообщение - простой и короткий код для варианта действий. Пятнадцать.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 5