Пандемия

Рассказ / Долгая дорога домой продолжение

Глава 1 Часть 2 "Огонь".

Дышать с каждым днём становилось всё сложнее. Невыносимый смрад окутывал город, проникал, пронизывал собой всё пространство вокруг. Сотни, тысячи разлагающихся тел лежали на улицах, но не было никого, кто мог бы предать их огню. Военный карантин, введённый в Москве, закончился так же неожиданно, как и начался. Я видел,как военные бросали свою технику, видел как в спешке покидали обескровленный город. Дороги по-прежнему оставались непроходимыми, застывшие на века тяжелые танки перекрывали собой все выезды из столицы. Сначала они перестреляли кучу народа, а теперь отступают, чёртовы "миротворцы".

Я наблюдал за группой людей в чёрных костюмах, оснащённых системами замкнутого дыхания. Они торопились. На мгновение в моей голове появлялась мысль о том, что нужно бежать, бежать вслед за уходящими войсками, не оборачиваться назад, но я понимал всю тщетность этих намерений.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 21

Рассказ / Долгая дорога домой

Решил поднять одноимённый рассказ, который начинал писать для вас 2 года назад.

Прошу оставлять замечания и пожелания, для того что бы он получился действительно интересным. Также хотелось бы услышать ваши предложения по поводу названия, изначально он назывался Выживший, но мне оно сейчас не нравится. Это история об одиночестве, поиске себя, дороге через погибшую страну. Да и, его по прежнему будет сопровождать музыка.

Я дух, всегда привыкший отрицать,

И с основаньем: ничего не надо.

Нет в мире вещи, стоящей пощады.

Творенье не годится никуда.

“Фауст”

За окном идёт дождь.

Я сижу в одном положении, худой, тихий, сосредоточенный. В комнате царит полумрак, лишь изредка нарушаемый редким отблеском молнии.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 13

Рассказ / У книги слабый корешок

Анна Павловна сложила в сумочку обед, расческу, зеркальце, навесила на грудь автомат и вышла из дому.

Было часов семь утра и солнце стояло достаточно высоко. У цветочной клумбы роились пчелы, где-то высоко в небе трезвонила какая-то пичуга. Анна Павловна с наслаждением вдохнула свежий воздух, улыбка появилась на ее растерзанном лице. Неторопливо сошла с крыльца.

Улица Трудовая спала. Вот уже пять лет восемь месяцев двадцать один день улица Трудовая спит.

Анна Павловна прошла мимо заросшего кустарником дома Григорьевых. Григорьевы спят. Иван Анатольевич с Марией Сергеевной спят в дальней комнате, на двуспальной кровати. Их дети – семилетний Сашка и трехлетняя куколка Маришка спят в детской комнате.

И Млечины спят, и Шибко, и Лиозовы… Спит улица Трудовая беспробудным сном. И город спит.

Анна Павловна, слегка ссутулившись, пошла по растрескавшемуся асфальту, схваченному с двух сторон зарослями малины и шиповника. Каблуки ее стучали.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.3 / голосов: 65

Рассказ / В крысином царстве

Продолжение "Бремени мертвых". Старые главы - в предыдущих выпусках.

-------------------------------------------------

Темно, под ногами вода хлюпает.

-Ой! Блин.

Димка потер ушибленный лоб, протянул руки. Стена. Мокрая, склизкая. Это что – тупик?

Мальчик повернулся, сделал шаг вправо, держа руки перед собой. Еще шаг, еще. Не тупик, а поворот.

«Как жаль, нет фонарика».

Димка подумал об отце. У отца был отличный фонарик: противоударный и противоводный. Можно хоть о стенку лупить, хоть в ванне топить, ему хоть бы хны. Впервые в жизни Димка желал, чтобы отец был рядом. Но отца не было. Была темнота и крысы.

Мальчик вздрагивал всякий раз, когда под ногами раздавался гадкий писк. Здесь, под землей, - крысы, наверху – зомби. Как жить дальше? Как жить?

Внезапная мысль заставила Димку замереть на месте.

А что если он остался один? Ну, один – нормальный - в целом мире?

В городе он никого не видел… Тени в окнах? Это могли быть зомби. И тот старик с остановки...

Нет, этого не может быть! Кто-то обязательно остался, должен остаться.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 20

Поэма "История одного вутьи" часть 3

Да ЗИЛок машина - сила!

Вся в крови, но так красива.

Докатился до заправки -

Бенза нет, кругом лишь тряпки.

.

Сел в нутро машины прочной

И поехал дальше срочно.

Топливо кончается,

Идти - не улыбается.

Перспектива скучная -

Ножками посучивать.

.

Еду дальше не спеша,

Топливом так дорожа.

Подъезжаю к АЗС,

Там как будто прошел бес.

.

Два объедка-упыря

Царапают бытовку,

Когда увидели меня,

Побежали ловко.

.

Я особо и не парясь,

Свое ружьишко целю в гадость.

Из кабины не гнушась

Завалил обоих в грязь.

.

Больше нету ни души...

А хотя я поспешил!

Кого же выцарапывали

Мертвые старательно?

......................................

Подошел к заправочной,

Постучал культурно,

Голосок ответил женский,

Звучало это дурно.

.

Я немного удивился,

Вроде бы, спаситель я?!

Почему же? от чего же?

Посылают тут меня.

.

Мне бы топлива немножко,

Литров сто хоть, на дорожку.

Женский голос что то мямлит

И боится меня явно.

Я прошу ее открыть,

Да по внятней говорить.

.

Вроде, смелости набрав,

Открывает баба-шкаф!

Раза в два крупней меня,

Но красива и стройна!

Я немного удивился,

И слюною подавился.

.

Завязался разговор -

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 16

Рассказ / Попа. Олег, Кристина

Продолжение текста под черновым названием "Бремя Мертвых". Старые главы смотри в предыдущих выпусках )

____________________________________________________

-Мама, наверное, поехала к бабушке. Она в Стрекозове живет. Ну, бабушка. Ну, это деревня такая — Стрекозово. Час на электричке в сторону Изюминска. Ну, то есть не деревня, а село. Так вот мама, конечно, поехала к бабушке. Она мне не сказала, потому что хочет сделать медовый сюрприз. Медовый сюрприз это — ну, мед. Там в Стрекозове поля из клевера и мед тако-о-ой сладкий! Такого нигде нет, как бабушка говорит. Его хорошо зимой есть, так не заболеешь. Ну, гриппом или насморком.

Кристина шмыгнула носом, вытерла рукавом кофточки нос, затем - выступившую на глазах Ромика сукровицу.

-Она, ну, бабушка, говорит, что такого меда ложку съешь, так другого меда нужно целую банку съесть. Полезные вещества там всякие. А еще...

-Да замолчи ж ты! Замолчи! Дай подумать!

Олег вскочил, отошел к кирпичному сараю.

«Подобрал на свою голову! Что вот теперь с ней делать?»

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 14

Рассказ / Язык, понятный только матери. Лена.

Он снова орет, этот дурацкий ребенок!

Ну почему, почему он орет?

Хочет, что ли, чтобы эти твари пришли сюда?

Вот, опять!

-Ну, заткнись же, - сквозь зубы выдавила Лена. Провела рукой по лицу, размазав жидкую грязь.

Боженька, на кого, на кого она сейчас похожа?! Что сказал бы Вадим, если бы увидел ее такой?

Вадим! Почему ты не придешь, не защитишь, не успокоишь одной-двумя фразами, произнесенными твоим особенным, уверенным голосом?

А вдруг? Нет, этого не может быть! Вдруг Вадим стал таким же, как те, с улицы, которые съели женщину?

Вдруг Вадим стал таким же?

Злые слезы стали душить Лену. Девушка выглянула из укрытия. Детская коляска все так же стояла у клумбы.

-Почему он кричит? - Лена прикусила губу.

Она ненавидела детей. Так и сказала Вадиму. Он рассмеялся, заявил что-то вроде: «Тебе девятнадцать, посмотрим, что запоешь в двадцать пять».

В гостях у подруг, Лена с презрением наблюдала, как мамаша возится с пыхтящим карапузом, как умилительно бормочет, меняя обкаканный памперс.

Дети — они всюду гадят, все ломают, не дают спокойно заниматься собой.

А еще они кричат.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 27