Минута

- Как настроение?
- …
- Что ж…готова рассказать все, еще разок? Присаживайтесь сюда.
Я присел на стул, как сделали остальные двое вошедшие со мной, напротив, на точно таком же стуле сидела молодая женщина. Голова ее была опушена. Лица не было видно, его закрывали черные густые волосы, безжизненно свисая прядями. Руки, почему-то заломлены назад, и меня заранее предупредили, что она в наручниках. Нет, конечно, бывали у меня и такие пациенты, но они все не были мне так интересны. Возможно, этот интерес вызван тем, что она единственная из них женщина…
- Познакомьтесь, это вот у нас Ирина Михайловна. Единственная выжившая из всей Б-8. Значит так…- сев за стол, протянул начальник тюрьмы, Николай Сергеевич. 
– Сергеич, а почему девушка в наручниках? – осведомился сидящий рядом со мной человек. Я лично не был с ним знаком, хотя слышал, что со мной еще должны быть кто-то из главных по спецгруппам. Наверно эти двое они и есть.
Сергеич, сидевший за столом и разбиравший бумажки исподлобья посмотрел на нас.
- Так надо. – Видимо найдя нужную, он начал. – Значит тааак. По этому делу остался один последний элемент – это вот эта дамочка и, как полагается, сейчас она вам ничего не расскажет, как и нам. Ну-с, Ирина Михайловна мы долго ждать не будем, может сразу к себе в камеру?…
Ее ответом было молчание, ничего странного, но сейчас будь я на месте ее, поступил точно так же.  
- Ирина Михайловна, хватит спать. В камере выспитесь. 
Один из пришедших со мной наклонился вперед:
- Ирка, ты ж на себя все берешь! Что за еб…е молчание?!
- Ну, ну, ну… Виталич, что за выражения, при даме? – словно проснулся, сказал сидевший со мной рядом. – Ирина Михайловна, давайте вы нам быстренько все расскажите и мы разойдемся по мирному. И нам будет хорошо и вам.  
Странно, что за все это время она даже не пошевелилась…
- Господин психолог, ну поучаствуйте в процессе… - будто от безысходности обратился он ко мне. И это, признаться, немного ввело меня в растерянность. Как настроить на дружеский разговор женщину, скованную наручниками перед четырьмя здоровыми мужикам? 
 Я решил подсесть поближе. Подставив стул сбоку от нее, сел рядом. В близи хотя бы было слышно ее дыхание, а то я начинал сомневаться, жива ли она. 
- Меня зовут Евгений, – произнес я. – Не смотря на ситуацию, мне приятно с вами познакомиться. 
- Как вы себя чувствуете?
Наивно было полагать, что она ответит мне. Но это было сказано не для ее ответов, а для того, что бы попробовать поменять обстановку. И как я предполагал Виталич не выдержал. Он, что называется «взорвался» оскорблениями в мой адрес.
- Я понимаю ваше негодование по этому вопросу…- начал было я.
- Чего ты понимаешь?! Чего ты понимаешь?! У другого бы психиатора она бы вмиг заболтала! – Оборвал он меня. – И где только таких берут?! Да как тебя вообще на работу взяли! Коля, давай сюда своих ребят, они сейчас быстро с ней разберутся!
- Виталич, подожди. Доктор еще молоденький, ему время нужно, чего ребятами девку портить?
- Да ты на него посмотри! Он вообще в этом ничерта не смыслит!
- Нууу… - Растерялся генерал.
- Ирине тяжело раскрыться в такой обстановке, она давит на девушку. Возможно, я смогу расспросить ее…
- Кто давит? – Опять перебил меня Виталич.
- Обстановка. Если вы предоставите мне возможность поговорить с ней лично, без посторонних, я смогу…
- Вот видишь! Парень то смышленый! – Обрадовался второй.
- Ну, дак чего решили? – Отозвался Николай Сергеевич, вставая из-за стола. – Она вам ничего не скажет. Нам не сказала и вам не скажет. И с ребятами и без ребят. Ничего. Вот такие дела. 
- Хорошо, пусть доктор с ней поговорит. Виталич, чем черт не шутит. Вдруг заговорит?
- Аа… - махнул рукой Виталич - Пускай занимается. – И доставая сигарету, вышел из кабинета.
- Ну, ты как-нибудь с ней поаккуратнее. Девушка все же… - на последок умоляюще сказал генерал.
- Не волнуйтесь, с ней ничего плохого не случится.
- Вот – Николай Сергеевич протянул мне записывающее устройство. – Вот сюда нажмешь, записывает, сюда – стоп. Понял? Да смотри, если, что случится, голову оторву.
- Мне уже приходилось таким пользоваться. 
- Да я не про то!Ведь Ирина Михайловна тебя покромсать может.
- Что значит покромсать? По–моему она не в том состоянии, что бы кромсать, – тихо произнес я.
 - Ооо! Еще как в том! Вернулась оттуда сама не своя. Так что гляди. Она тебя одной левой.
- Буду, осторожен… - не то чтобы меня это напугало, но все же, как-то не по себе стало. 
- Ну, все. Времени тебе около часа. Если что, я за дверью. Ори, стучи я прибегу.
После его слов чувствуешь себя мальчишкой, запертым в клетке с тигром. Хотя, вместо опасного животного была всего то напуганная девушка. 
После того, как все вышли. Я вспомнил про наручники. Надо было бы попросить их снять…хотя, может это и к лучшему, потому что «орать и стучать» раньше времени чего-то не хотелось. Сев рядом с Ириной я решил не включать запись, а просто для начала поговорить с ней.
- Ирина. Я понимаю, что вам сейчас не легко и поэтому хочу просто поговорить с вами, не про то, что произошло, а о вас. 
Я немного наклонился, сделав попытку взглянуть в ее глаза. 
- Какой ваш любимый цвет?
- …
- Вы знаете, что по цвету можно определить характер человека? 
-…
- Я, например, люблю зеленый.
-…
-Говорят люди любящие зеленый спокойные и уравновешенные.
- Ненавижу, таких как ты… - прозвучало еле слышно.
- Все мы разные, а у вас какой любимый цвет?
- У меня, его нет.
- Давайте я попрошу, что бы вас освободили от наручников, но взамен я хочу услышать, что не будет никаких попыток к побегу. Согласны?
- Да.
Я встал и пошел к выходу, сам не зная, осуществится мой план или нет. Постучав в дверь, я обернулся на нее, никаких изменений не произошло. Дверь открыли.
- Чего? Уже все? – Раздался радостный голос генерала. 
- Послала что ли? - Предположил Николай Сергеевич.
- Нет. Все в порядке. – Я вышел за дверь – Снимите с нее наручники. 
- Чего??? Какие наручники! Еще чего! Ты скажи, получилось у тебя или нет! – Подбегая, произнес Виталич. 
- Нужно снять наручники, тогда получится.
- Да она из тебя все дерьмо вытряхнет!
- Все будет хорошо, если вы снимите наручники, она расскажет все, что произошло.
- Виталич, надо снять. Пусть расскажет.
- …слов на вас нет!...
- Ну, смотри парень, ведь если что, ты ей первый подвернешься…
- Я знаю, и все-таки я пойду на это. 
После снятия наручников я наконец-то увидел ее лицо. Ничего подобного я еще не встречал. Совершено обычные черты лица, все правильно и соразмерно. Но глаза, они не просто зеленого цвета, они необычайно красивого, глубокого изумрудного цвета и это притом, что она брюнетка. Такие глаза притягивали к себе взгляд, хотелось смотреть не отрываясь, как будто это видение чудного цвета вот-вот исчезнет. 
 Очнулся я, когда эти глаза со злостью и раздражением стали, не отрываясь смотреть прямо на меня. 
- Извини. – Понимая причину ее злости, сказал я. – Я засмотрелся. Таких красивых глаз я еще никогда в жизни не видел.
- И чего теперь? Будешь пялица на меня вечно? – Произнесла она, потирая руки на запястьях.
- Нет, конечно. Можно мне обращаться к тебе просто Ира?
- Нет.
- Может как-нибудь по другому?
- Дикс
- Дикс. Хорошо. Меня можешь называть Женей.
- … 
- … Это твое прозвище в команде?
- Это была не команда. 
- Я не очень смыслю в этом. Может ты, мне немного расскажешь об ваших…объединениях. 
- Если я расскажу, тебя отсюда не выпустят.
- Ты права. Может, пить хочешь или сигарету?
- Ничего не хочу. 
- Я еще не включил диктофон. Расскажи мне, что произошло? Я слышал, что у тебя раны заживают быстрее обычного. Это правда?
- Чего ты до меня докапываешься!? Я тебе все равно ничего не скажу!
- Тогда давай поступим так. Я вижу, что ты вполне нормальный человек и «бешенством» как выразился тут один, не страдаешь. Ты расскажешь в диктофон всю историю, а я за это напишу, тебе болезнь и тебя положат лечить. Психушка это не свобода, но это лучше чем тюряга. Как тебе этот вариант?
Казалось ее глаза «загорелись» от предложенной идеи:
- Я согласна.
- Вот и отлично. Начнем? – Я приготовился нажать на кнопку.
- Нет.
- Как нет? Я думал мы договорились…
- Я хочу, что бы при записи присутствовал Николай Сергеевич. 
- Зачем? – Удивился я.
- Мало ли я разбушуюсь… - с этими словами она пододвинулась ко мне, положив руку на мое бедро, посмотрела своими чудными изумрудами в мои глаза. Передо мною – тигрица, настоящая хищница. По внутренним органам словно пробежал ток, и фантазия начала рисовать концовки, сложившейся ситуации. 
- Ну? – Произнесла она настойчиво.
Опомнившись, я вскочил:
- Сейчас. – Стуча в дверь, я понял, что повелся, как мальчишка! Хотя. это и к лучшему, все таки она уже без наручников. 
- Чего? Все?- Спросил Николай Сергеевич.
- Все? – Повскакивали с мест остальные двое.
- Почти. Мне нужно, что бы кто-нибудь присутствовал. Николай Сергеевич, может вы?
 - Я? Ну ладно. – Без промедления он вошел, даже не спросив, зачем это. – Куда сесть? 
- Располагайтесь где вам удобнее, это же ваш кабинет…
Николай Сергеевич, видимо не хотел так сказать «спугнуть процесс», не знал, на каком стуле ему будет удобнее, и замешкался. В конце концов, он все же решил сесть за свой стол.
- Ну что ж. Начнем. Ты готова?
Она кивнула. Я включил диктофон.
- И так, вам дали задание…
- В тот день нас отослали на объект особого назначения. Подземную станцию, не помню, как точно она называется, что-то связанное с ядром Земли. Как нам сообщили, эта научная станция была захвачена, и как они выразились «в ходе непредвиденных обстоятельств» наполовину выгорела. Вообще высказывать свое мнение по поводу происшедшего внутри я не буду, лишь скажу, что это далеко не пожар. Нас было восемь человек. Четверо из нашей Б-8 и четверо из Б–3. Нашим заданием было очистить помещение от живых. Внутри было множество длинных узких коридоров и комнат, мы прошли их все. Оставался лишь нижний этаж, самый ценный с точки зрения скупщиков различных навороченных приборчиков. – Николай Сергеевич сидел, не двигаясь, ловя каждое слово. По-моему ему не верилось, что Ира заговорила. - Пройдя весь нижний этаж, мы закончили в холле, в нем тускло светили лампы, кое-где искрило, в некоторых местах горел огонь, мы остановились, что бы передохнуть, выйти на связь, и идти обратно. От холла шли две комнаты направо и налево. Левая была с какими-то склянками, правая что–то вроде личной комнаты. 
Я помню, как пошла, осмотреть ее. Почти всю площадь комнаты занимала кровать, под ее подушкой я обнаружила ампулу с надписью «против DFE», решила оставить ее на месте. В комнате так же было не много книг, листки бумаги и пара карандашей. Во время осмотра я услышала, как снаружи ругаются, я вышла. Оказалось, группа Б-3 хотела выйти, отсюда прихватив сувениры на продажу. Так как нам строго запрещается такая самодеятельность, все здорово перессорились, дело почти дошло до драки, но мы решили разойтись. 
Спустя 15 минут группа Б-3 возвратилась к нам, но не за тем, что бы помириться. Они открыли огонь по нам. В ходе перестрелки двое были убиты, а я и Хак начали отступать. Через секунду уже и он был ранен в ногу. Тогда я не знала, откуда взялась такая жестокость по отношению к нам, вдруг проявившаяся у ребят из Б-3. Мы решили устроить засаду, спрятались за накиданным мусором. Видимо они увидели, как мы с Хаком прятались и начали стрелять именно в то место где сидели мы, но через мусор, и по какой-то случайности меня не задело. Зато Хака разнесло на куски от пуль. Выглянув, я увидела только троих из Б-3, видимо один был убит. Оценив ситуацию и поняв, что не справлюсь с троими, я решила прикинуться мертвой. Обмазавшись кровью Хака, я успела лечь до того как пришли двое из Б-3. Это были Тема и Сэм. Тема, пнув меня ботинком, сказал:
- Допрыгалась твоя птичка. 
Помню, как Сэм присел около меня, и провел так несколько минут…потом ушел. Затем, оглядевшись, я осторожно пробралась в комнату справа. Там я нашла записи о вакцине DFE. Она оказалась чем-то наподобие энергетического напитка, способного повышать выносливость, физическую силу и обостряющая все чувства, в особенности ярость. Люди, с этой вакциной, живут меньше, и с каждым днем их ярость все больше не поддается контролю. Вспомнив про ампулу под подушкой, я решила спасти Сэма.
- А остальные как же? – Встрепенулся Николай Сергеевич. Вместо ответа она со злостью посмотрела на него.
 Ну, зачем ей нужны были остальные? – Подумал я. – Они ей наоборот мешали. 
- Я взяла ампулу, положила в карман. Вышла и по тупости сразу наткнулась на Волка из Б-3. Он видимо хотел уложить меня вручную, поэтому не стал стрелять. Дрались мы минут десять, он меня серьезно ранил в ногу и в живот, но когда он наклонился надо мной, я выхватила у него пистолет и выстрелила, попала ему в легкое. Почувствовав, что не протяну больше, я решила заразиться этим DFE. Взяла у него крови и намазала себе рану на животе. 
- Ой, господи… че, выделывает! – вскрикнул Николай Сергеевич. 
Я посмотрел на него грозно. К чему его комментарии, девушка должна закончить! - Продолжай…
- Я очнулась, через некоторое время. Вокруг никого не было. Первое, что я ощутила это жгучую жажду крови. Мои раны зажили. Я решила двигаться дальше. В коридоре наткнулась на Сэма. Не хотела с ним драться…но что-то подталкивало…в общем… - тут она чуть не заплакала. – Я его уложила на пол без сознания от потери крови, достала ампулу с противоядием или как там оно называется, вылила ему в рот… в это время пришел Тема, он сказал, что сообщил по рации на базу, что все мертвы по моей причине. Но я всего лишь хотела спасти его!!! – Ира вскочила со стула, повернулась к Николаю. В мгновение ока перепрыгнула через стол, выхватила у него пистолет и приставила к шее. 
Я понял для чего все это… но слишком поздно… - Ира, местью ты сейчас ничего не докажешь…опусти пистолет, ты делаешь ошибку…
- Да неужели? – усмехнулась она. И выстрелила в голову Николаю.
Я оторопевший, стоял не в силах понять, что делать дальше…А что дальше?... моя смерть?
- Ты очень глупо поступил. Оставшись со мной наедине…
- Ну, наедине… ты нас оставила…- проговорил я. Что делать? Бежать? В дверь уже ломились и орали.
Она посмотрела, сколько осталось патронов в магазине. 
– Тебе есть ради чего жить?
- …ради…будущего…
Она подошла к открывающейся двери, одной рукой с невероятной силой захлопнула ее. – А после, я убила и Тему…и напрасно ждала…что Сэм поправиться…когда пришла группа зачистки, я несла его тело на себе, я надеялась, что вакцина подействует раньше чем он умрет… Да хватит ломиться!!! Долбанные людишки! Ты со мной?
- Я? – Я чуть не сел на стоящий рядом стул. Все это не укладывалось у меня в голове. Меня же посадят… или нет? - Как я могу? Я же просто психолог, а не спецназовец какой-то…
- Всего минута… - проговорила она.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 6
Комментарии

Класс-с!!!Жду продолжения. +10!

Заинтриговало.

Это мне тоже понравилось, запятых бы только побольше %)

приятно слышать) а с запятыми обещаю разобраться

Быстрый вход