Пертурбация. Введение к части первой.

Введение к части первой

Владимир Сергеевич всегда отличался непоколебимым спокойствием и хладнокровием от своих коллег, которые на пороге даже самого незначительного открытия просто таки дрожали от радости. Но не сегодня, не в тот самый миг, когда долгие годы работы над совсем небольшой установкой на первый взгляд напоминающей карманные часы XIX века, готовы были увенчаться успехом. Все было рассчитано, просчитано и пересчитано еще многие годы назад, а в дальнейшем, благодаря стремительному прогрессу технологий и дополнено элементами, значительно перекрывающими былые расчеты. Ошибки быть не могло. Огромные средства, вложенные в эту разработку, которую вели всего лишь трое ученых (точнее два, третий был лаборантом), под строжайшей секретностью, должны были не просто оправдаться. Эта разработка должна была превзойти самые смелые и нелепые теории о пространстве – времени. Она должна была доказать на эксперименте существование пространства, которое не ограничивалось тремя координатами. Она должна была открыть перед человечеством запечатанные двери в тайны мироздания…

Одна мысль об этом, бросала Владимира Сергеевича в благоговейную дрожь, с его лица уже который час не слезала улыбка. Но не только он ощущал значимость этого момента. Анатолий Геннадиевич, который так же внес огромный вклад в данную разработку, весь бледный от напряжения, круглыми глазами следил за последним этапом работы, который мог сделать лишь Владимир Сергеевич. Неподалеку был и их лаборант Евгений – молодой человек, который за совсем небольшой промежуток времени достиг того, к чему многие идут десятилетиями. Но главное его достижение, из-за которого он стал третьим участником работы над засекреченным проектом «Пространственный компактификатор», это его опровержение некоторых пунктов теории суперструн и значительное приближение данной теории к реальным явлениям. Многим уже казалось, что вот еще несколько лет и этот парень с легкой руки доведет теорию суперструн к границе, где теория может применится на практике. Владимир Сергеевич, который уже тогда во всю работал над пространственным компактификатором, но так же успевал следить за последними достижениями в области развития теории суперструн (ведь именно она была положена в основу проекта, конечно со значительными исправлениями и доработками), сразу же обратил внимание на молодого гения. Переложив всю основную работу над проектом на плечи Анатолия Геннадиевича, он отправился к молодому человеку с предложением, от которого любой, мало-мальски уважающий себя ученый, отказаться просто не в силах. Проведя совсем недолгую беседу, без каких-либо уговоров, Владимир Сергеевич вернулся в свою лабораторию уже не один. Государственные деятели посвященные в ведущуюся разработку, а так же которые спонсировали проект, не одобрили присоединения к нему еще одного участника. Их можно понять – новый член команды, это повышение процента риска огласки ведущейся разработки, что недопустимо при начавшейся новой гонке вооружений двух сверхдержав. Однако молодой Евгений да еще и с помощью Владимира Сергеевича, сумел войти в доверие высших лиц и после некоторых бюрократических операций мгновенно приступил к работе над проектом, правда какое-то время он трудился лишь на уровне своих возможностей, которые даже не смотря на их могучий потенциал, все же уступали двум ученым, поэтому ему пришлось исполнять роль лаборанта.

Евгений, прикусив нижнюю губу, сосредоточенно следил за дрожащей рукой своего наставника, которая медленно передвигала рычаги огромной установки, в центре которой находился прозрачный прямоугольник с изолированным компактификатором. Не отрывая взгляда от компактификатора и правой руки от рычага, Владимир Сергеевич поднял вверх большой палец. Анатолий Геннадиевич, поняв условный знак, без каких-либо слов бросился к компьютеру. Его пальцы тут же застучали по клавиатуре, глаза неотрывно смотрели в монитор. Один лишь Евгений оставался неподвижен.

- Всё. – Произнес Анатолий и казалось он даже не верит в то, что произнес это самое слово.

По-прежнему прибывая в молчании Владимир Сергеевич одел резиновые перчатки и нажав на специальную кнопку на установке, полез в открывшееся отверстие в прямоугольнике. Аккуратно достав от туда компактификатор, он сверкающим взглядом обвел своих коллег.

- Это или триумф человеческого разума над природой, либо самое сокрушительное поражение науки. – Шепотом произнес Владимир. Никто ничего не ответил. Владимир тяжело выдохнул. Евгений всё так же стоял словно статуя с закушенной губой, казалось еще немного и с неё хлынет кровь. Анатолий же еле заметно кивнул головой. Владимир ещё раз тяжело выдохнул и начал тихонько вращать зубчастые барабанчики на компактификаторе, после чего вновь погрузил его в прозрачный прямоугольный ящик и зрительно отдал команду Анатолию, который вновь застучал по клавиатуре. Последний удар по клавише был особо отчетлив, именно после него все три пары глаз были вновь обращены к компактификатору. Ничего. Анатолий еще раз пробежался пальцами по клавиатуре и вновь отчетливо нажал на последнюю клавишу. Ничего. Никаких изменений. Никаких звуков. Абсолютно ничего.

С закушенной губы Евгения поползла алая ниточка крови, но он по-прежнему не двигался. Владимир Сергеевич снял очки, за которыми скрывался пустой взгляд, его глаза постепенно наливались слезами. Закрыв их руками, он бессильно упал на ближайший стул. Анатолий Геннадиевич вновь и вновь бесполезно набирал что-то на клавиатуре, но ничего не происходило.

Внезапно раздался грохот, словно кто-то неуклюже свалился на стол с кучей стеклянных тарелок. Все тут же вновь взглянули на установку с компактификатором, хотя звук шел явно не с его стороны. Там никаких изменений не происходило. И лишь тогда все трое глянули в ту сторону, откуда раздался грохот. Там же наблюдалась следующая картина: два стола, с различными электронными приборами, а так же кучей бумаги исписанной физическими формулами и разрисованной множеством чертежей, были криво раздвинуты и между ними, заваленный упавшими приборами и исписанной бумагой, лежал человек, одетый по последней моде футуристических боевиков Голливуда. Матерясь самым искусным образом, человек поднялся потирая ушибленную голову, но заметив троицу, уставившуюся на него с абсолютно непонимающими взглядами, он замолчал и весело улыбнувшись, произнес:

- Все таки верно рассчитал!

Троица пребывала в глубоком оцепенении, следя за парнем, которому внешне можно было дать не больше двадцати – двадцати двух. Его русые волосы, доходившие до мочек ушей, были жутко растрепаны. Лицо, с трехдневной щетиной излучало неподдельную радость. Слегка вздернутый нос поистине мог ввести в заблуждение по поводу возраста этого парня. Но стоило посмотреть ему в глаза, как предположение, что этот парень еще очень юн и мало чего повидал, сразу отпадал. Не смотря на то, что все лицо излучало радость, его глаза, казалось, вообще неспособны излучать какие-либо позитивные эмоции. В них читалась лишь боль и ужас каких-то прошлых событий. В них можно было угадать даже страх. Бросался в глаза и старый белый шрам, прочертивший прямую через всю левую щёку.

- Уважаемые, на объяснения нет времени, поэтому без лишних вопросов следуем за мной на выход. – После этой фразы свалившегося неизвестно откуда человека, троица переглянулась и уже каждый собирался задавать свои вопросы неизвестному, но тот их перебил, достав длинный кинжал и помахав головой. – Глупо было рассчитывать на ваше доверие, ну да это вам решать, моё дело вас отсюда вывести, по вашей воле или против неё.

Неизвестный махнул кинжалом в сторону массивной двери, являющейся выходом из лаборатории. Анатолий с гневом, пропитавшим весь его голос, произнёс:

- Без предупреждения охраны нам от сюда не выйти… - Тут же красная лампочка на массивной двери позеленела и дверь глухо отодвинулась в сторону.

- Охрана уже предупреждена, не волнуйтесь. – Чуть ли не хохоча, ответил незнакомец и подгоняя ошарашенную троицу к выходу, направился следом, однако тут же остановился и кинулся обратно.

- Чуть не забыл. – Нажав нужную кнопку, он открыл прозрачный прямоугольный ящик и вытянул от туда компактификатор.

- Зря стараетесь, - совершенно спокойно заметил Владимир Сергеевич, - проект провалился.

- Не будьте столь поспешны в своих выводах, уважаемый. – С улыбкой ответил незнакомец и вновь погнал троицу к выходу.

Выйдя за пределы лаборатории, двое ученых и лаборант обнаружили несколько бездыханных тел охранников, валяющихся прямо возле входа. Над ними возвышался человек, который был копией незнакомца из лаборатории, разве что одет был иначе (какая-то средневековая мантия, обтянутая множеством поясов, на которые были навешаны различные орудия непонятного действия). Волосы той же длины и цвета, тот же по-юношески вздернутый нос, точно такой же шрам на левой щеке – в общем абсолютно идентичное лицо. Единственная деталь лица, которая все-таки была не схожа с незнакомцем из лаборатории, это были глаза. В них не было видно того ужаса, который просто-таки выпирал из другого. В них читалось спокойствие и какая-то безразмерная мудрость.

- Отлично Ловкач, сейчас передаем их, пускай другие выводят, а нам нужно остаться. – Произнес незнакомец в мантии. После этих слов, задорная улыбка сползла с уст Ловкача и он выдавил:

- Ты рассчитываешь его задержать? Со всем уважением к тебе, Мудрец, сейчас ты поступаешь явно не согласуясь со здравым смыслом…

- Прекрати! Таков был план!

- Что-то я не помню, чтобы там упоминалась задержка Призрака!

Мудрец опустил свой взор:

- Эта часть плана тебе не сообщалась, ты мог и вовсе отказаться от операции, а нам были необходимы твои навыки.

- А что мне мешает прямо сейчас включить компактификатор и удалиться восвояси?!

- Ты знаешь, что мешает.

- Я не верю своим ушам Мудрец, как ты мог так поступить?! Если тебе так охота принести себя в жертву, пожалуйста, но затянуть с собой еще одного…

За спиной Мудреца послышался топот множества ног и вот уже через несколько секунд перед странной компанией появились куда более странные люди. Их было пятеро и все такой же внешности, как Ловкач и Мудрец. Что больше всего поражало несчастную троицу, пребывающую в ступоре уже продолжительное время, так это присутствие на левых щеках незнакомцев одинакового шрама. Они готовы уже были поверить и в клонирование этих людей, но столь идентичный шрам на левой щеке каждого ставил под сомнение это предположение и рождал уйму немыслимых вопросов.

При появлении еще одних «клонов», Ловкач запнулся, так и не окончив фразы. Мудрец не стал оборачиваться на прибывших и продолжая изучать пол под ногами, отдал им команду:

- Уводите этих троих и ни в коем случае не пользоваться компактификаторами, пока не укроете их в надежном месте.

- Не волнуйся Мудрец, все будет сделано. – Ответил один из подбежавших. И после того, как остальные четверо повели с собой троицу уже лишенную дара речи, тихо добавил. – Может мне остаться с вами?

Мудрец поднял хмурый взгляд на Ловкача, который с негодованием смотрел на него.

- Нет, мы справимся вдвоем, ступай с остальными.

Ловкач ничего не сказал, но продолжал сверлить негодующим взглядом Мудреца. Третий незнакомец, как будто прощаясь пожелал удачи и побежал за остальными.

- Мне даже не вериться, что это я. – Слегка махая головой, произнес Ловкач, не сводя глаз с Мудреца. Но тот оставался все так же спокоен.

- Это не ты и ты прекрасно это знаешь. У нас были разные пути после общего происшествия, которые и поменяли наш разум, сделали его не похожим. Поэтому каждый из нас личность, несмотря на физиологические и даже некоторые психологические схождения.

Ловкач уже хотел было что-то ответить, но заметив некое изменение во взгляде Мудреца, резко обернулся к выходу из лаборатории, выставляя свой кинжал вперед. Из-за спины он услышал предупреждение:

- В проходе мелькнула тень. В лаборатории кто-то еще был?

- Нет и в лабораторию должен был проникнуть только я…

- Это Призрак.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 5

Быстрый вход