Приключения Недотепы. Часть 1.

Пробная работа для ролевой, текстовой игры. Не знаю, что получилось, судить читателям. По мне так вроде пойдет)) Планирую продолжение, но сначала посмотрю, как примут)

***

Наш вертолет приземлился на Кордоне возле железнодорожной насыпи. Вообще-то, мы должны были направиться сразу на Янтарь, но пилот наотрез отказался лететь дальше из-за повышенной аномальной активности в воздушном пространстве Зоны. Я, уже наряженная в научный комбинезон отвратительного оранжевого цвета, совершенно не гармонировавшего с цветом моих волос, первый раз ступила на землю Зоны отчуждения. Этому предшествовали некоторые события.

В НИИ, где я числилась МНСом, объявили набор на работу в Чернобыльской Зоне. Все сотрудники дружно ушли на больничный и только я, прощелкав все новости, была неожиданно отправлена на новое место работы. Все меня очень жалели, но я радовалась. На Большой земле уже давным давно совершили все открытия и записали их в огромные энциклопедии, вроде той, что я повсюду таскала с собой. А здесь, где законы физики встали с ног на голову, можно было написать не одну диссертацию, а то и получить Нобелевку.

- Э-э-эй!!! - заорал кто-то над ухом.

Я вздрогнула и, с трудом выбравшись из сладких грез о Нобелевской премии, посмотрела на военстала, который давно мне что-то говорил. Сделав вид, что внимательно слушала его все время, важно кивнула, соглашаясь со всем сказанным. Тогда он вручил мне ПДА и, объяснив, что белая стрелочка указывает путь на Янтарь, удалился.

Это что, он предлагает мне одной топать что ли? Я немного обиделась на такое пренебрежение к своей персоне, но меня ждали изыскания, и научные открытия, и Нобелевка, поэтому просто отправилась туда, куда меня послали. Удалившись от насыпи на довольно приличное расстояние, я услышала крики и обернулась. Под насыпью столпились военсталы и солдаты блокпоста и что-то мне кричали, размахивая руками. Прощаются наверное, как мило с их стороны! Я приветливо помахала в ответ и зашагала дальше.

И только намного позже я узнала, что они не прощались, а пытались остановить идиотку, в одиночку отправившуюся в Зону. И если бы я внимательно слушала дяденьку военстала, то узнала бы, что сопровождение мне полагалось, но лишь через пару дней. А когда я не подчинилась их призывам вернуться, они решили, что меня взял на поводок контролер и побоялись преследовать. Но тогда я еще ничего этого не знала и просто шла по дороге, наблюдая за кипением странной жизни вокруг.

Вскоре увидела заброшенный блокпост, если не считать обитающего в нем мужика по имени Аким. Он долго пытался впарить мне боксерские перчатки, но спорт, тем более такой жестокий, меня не интересовал, посему я быстренько смоталась от этого зануды и, миновав железные ворота с выцветшей звездой, оказалась на Свалке.

О, тут было на что посмотреть! По левую сторону медленно проплывало кладбище техники, такое огромное, что это немного угнетало. Было очень жаль все эти машины, созданные для долгой работы, а теперь рассыпающиеся под открытым небом.

Я так увлеклась созерцанием пейзажей Свалки, что не заметила стаю слепых собак, приближающихся ко мне со стороны небольшого болотца с ржавой водой. И только услышав хриплое дыхание и клацанье когтей по асфальту, я соизволила обратить на них внимание, но было уже поздно. Я успела отступить на несколько шагов в сторону, когда первая собака подскочила и укусила в самое дорогое, что у меня есть — в мою энциклопедию.

Упершись лапами в разбитый асфальт тварюка попыталась вырвать ее у меня из рук, но я отвалила чертову прорву денег за этот чудесный экземпляр книгоиздания и не собиралась с ним расставаться. Вспомнив, что нос у собак самое чувствительное место, я изо всех сил врезала по упомянутой части тела. Завизжав от нереальной боли, собака метнулась в сторону и вдруг полетела вверх, вращаясь, словно пропеллер у Карлосона на заднице, а после эффектно взорвалась.

Пока я изумленно таращилась на такое чудо, половина стаи передралась за останки свей почившей подруги, а остальные предприняли наступление. Позади меня громоздилась огромная куча железного лома, слева аномалия классификации «Carousel communis», а прямо перед глазами несколько кровожадных зверюг. Просто прекрасно! Очевидно мой ангел-хранитель именно сегодня решил отправиться в отпуск и оставил свою подопечную без присмотра. Как иначе объяснить весь этот тарарам, что свалился мою голову всего за пару часов?

Очередная собака прыгнула, разинув зубастую пасть и явно метя в горло, но мне удалось огреть ее тяжелой книгой и отбросить вправо. И снова случилось непредвиденное. Вместо того, чтобы тихо-мирно свалиться на землю, собака по замысловатой траектории унеслась вверх и пропала из виду. Я прикинула, что если она не поменяет скорости, то к утру будет уже на орбите, врежется в какой-нибудь спутник и лишит интернета множество ни в чем не повинных пользователей. А виноват в этом « Aggerem celeritate» или попросту «трамплин».

Видимо я, сама того не подозревая, втиснулась меж двух аномалий, тем самым обеспечив прикрытие почти со всех сторон. Что ж, весьма удачно, что не в одну из них. Я дала себе зарок больше не сомневаться в способностях своего ангела-хранителя и попросить у него прощения, как только освобожусь.

Крепко обхватив энциклопедию двумя руками, я изготовилась приобщить к чтению еще одну собаку, но тут из-за кучи железного лома выскочили три молодчика с обрезами и принялись палить в моих собак, как в своих. Через пять минут все было кончено и я удостоилась самого пристального внимания со стороны своих спасителей. Выглядели они как типичные гопники, только более потасканные, чем на Большой земле.

- Лопни мои глазоньки! - сказал один из них. - Ботаник!

Меня всегда умиляло презрение подобных людей ко всем, кто не «ботал по фене». Интересно, чем они руководствуются, проповедуя подобные мировоззрения?

- Бабки, арты гони, - предложил другой.

Надеясь решить дело миром, я для начала чарующе улыбнулась, но потом вспомнила, что забрало научного шлема прозрачное только изнутри и моего лица бандиты не видят.

- Ты че, баклан, не понял?! - Поднимая обрез, заорал третий, а его подельник схватил меня за шкирку и выволок из укрытия.

Я поняла, что миром дело не решить и угрожающе взревела:

- Не подходи ко мне, злобный преступник! У меня энциклопедия, и я не побоюсь ее применить!

После чего выполнила обещание, с треском обрушив книгу бандиту на голову, в результате чего он зашатался и медленно осел на землю, держась за покалеченный череп.

Со вторым нахалом я разобралась коротким ударом коленкой, каким все девушки испокон веков угощают обнаглевших поклонников. Правда этот гопник в мои поклонники записываться не торопился и немедленно оповестил об этом всю округу громким, трехэтажным матом в мой адрес. А третий просто поднял обрез и выстрелил мне в голову. Точнее попытался выстрелить, но не смог, поскольку после встречи с моими собаками не удосужился перезарядить оружие, чему я, признаться, была очень рада.

Пока он, матерясь, лихорадочно заряжал обрез, я стояла столбом и пыталась придумать хоть что-то для спасения собственной жизни. Но вот обрез заряжен и два черных дула смотрят мне прямо в глаза, а я так и стою, словно памятник самой себе. И лежать бы мне застреленной и некрасивой, но тут снова вмешался мой ангел-хранитель и послал неизвестно откуда короткую автоматную очередь, что проделала несколько дырок в башке моего визави. А потом еще одну во второго, которого я отоварила энциклопедией. Третий, с воплем - «Не замай меня, я без волыны!» - умчался в туманную даль, а скорость его дала бы неплохие показатели в забегах на короткие дистанции.

Я немного расстроилась, так как не привыкла, чтобы собеседники брызгали мне в лицо собственными мозгами, но быстро успокоилась, рассудив, что пусть лучше его, чем мои. Пока я проводила психотренинг, на дорогу вышел сталкер и галантно осведомился какого хрена я тут делаю и где моя гребаная охрана. Он был такой милый, что мне немедленно захотелось обсудить с ним теорию плазмы Вейсмана, но вдруг засмущалась и лишь кое-как смогла растолковать кто я такая, какого хрена тут делаю, а гребаной охраны нету. Сталкер проникся моим незавидным положением, после чего предложил проводить до Бара, поскольку все равно сам туда собирается. Я согласилась. Смею надеяться он не заметил насколько поспешно я это сделала.

Сталкер представился как Сеня-Репортер. Я с уважением посмотрела на фотоаппарат неизвестной мне марки, что висел на ремешке у него на груди. Правда на репортера, какими я себе их представляла, он был похож не больше, чем я на асфальтоукладчика. Обычный, обаятельный мужик, а, увидев морщинки-лучики в уголках его глаз, я поняла, что он еще и очень веселый. Я даже чуть не влюбилась, но потом передумала, поскольку приехала сюда не за амурными делами, а работать. Поэтому смело внесла симпатягу сталкера в небогатый список своих друзей и отвела ему там почетное место — рядом с энциклопедией.

Вскоре Репортеру надоело слушать мой механический голос, обработанный небольшим динамиком в нижней части научного шлема и он попросил поднять забрало, что я и сделала. Определив мою несомненную принадлежность к прекрасной половине человечества, сталкер разразился проклятиями в адрес моей несуществующей охраны. Я с энтузиазмом присоединилась и, шагая по дороге, мы долго перемывали косточки нерадивым военсталкерам, посмевшим отпустить в Зону беззащитную женщину без всякой охраны. Я мстительно представила, как вояки сейчас икают не переставая и теряются в догадках по поводу странного недуга, внезапно одолевшего весь взвод одновременно.

До Бара оставалось всего ничего, Репортер показал мне блокпост, где маячило несколько фигур. Но тут мой ангел-хранитель куда-то отлучился, я осталась без присмотра и сразу же вляпалась в аномалию. На самом деле винить было некого, так как Сеня всю дорогу не разрешал мне отходить ни на шаг, а кое где даже просил идти след в след, но я то и дело отвлекалась, чтобы поглазеть на очередное чудо Зоны.

Мы остановились, ибо дальнейший участок дороги вызывал сомнения у моего провожатого. Он отправился на разведку, строго наказав мне не двигаться с места. Я и стояла, как паинька, пока не увидела в пяти шагах слева столб голубоватого тумана, висящий в воздухе. И хотя веял легкий ветерок, туман висел на месте и таинственно мерцал. Конечно же я не могла оставить без внимания столь удивительное явление. Увидев, что Сеня возвращается, я решила по-быстрому сгонять и глянуть одним глазком — что же это такое. Мне удалось сделать четыре шага, а в следующий момент я осознала, что сижу на земле, прислонившись к дереву, а напротив сидит Репортер и ухмыляется, как Чеширский кот.

- Как самочувствие? - спросил он.

Я провела быструю диагностику своего организма и пришла к выводу, что все органы на месте и работают как обычно, если не считать легкого головокружения, о чем и сообщила своему попутчику.

- А что случилось? И к чему все эти твои улыбочки?

- А к тому, дурья твоя башка, что ты умудрилась вляпаться в «детектор лжи»!

Оказалось, что столб голубого тумана не что иное, как мощная пси-аномалия, хоть и сравнительно безобидная. Попадая под ее воздействие, человек получает ментальный удар, который вызывает состояние, схожее с алкогольным опьянением и ко всему прочему жертву аномалии пробивает на необычайную откровенность. Эффект длиться от пяти минут до пяти часов, в зависимости от возраста аномалии. Меня ушатало на полчаса. Переварив все эти сведения, я с подозрением уставилась на Репортера.

- И что я успела наболтать?

- Довольно много, - ухмыляясь совсем уж лучезарно, ответил он. - Например, я узнал, как в детском садике ты и один мальчик...

- Кажется дождь собирается, - поспешно перебила я, покраснев как пион. - Надо идти.

Сеня захохотал и, поднявшись, направился к дороге. Я встала, с ненавистью покосилась в сторону гадской аномалии и пошла за ним. Всю оставшуюся дорогу мой попутчик похохатывал, словно вспоминая нечто ужасно смешное. Я плелась следом и пристыженно молчала, а потом и вовсе опустила забрало шлема, чтобы не светить своей пунцовой физиономией. К моему облегчению, доведя меня до Бара, Сеня попрощался и ушел «сбагрить хабар», как он выразился. Я ни слова не поняла, но милостиво отпустила.

- Завтра я освобожусь и смогу проводить тебя на Янтарь, - сказал он на прощание.

Я обещала подождать, но при этом скрестила пальцы за спиной, ибо не собиралась выполнять обещание. Репортер конечно славный парень, но находиться рядом с человеком, которому разболтала о себе все, было трудновато.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 10

Быстрый вход