Парень, который влюбился. Конец

...Растущее на спине у Андрея был вовсе не портфель – крылья; он был окрылён этой чудесной встречей. Встречей, которая наметила начало серьёзных отношений. Отношений, которые через несколько минут разорвутся, как натянутая до предела нить, а потом сплетутся заново. И, может, с утроенной силой...
...Андрей повесил ключи за дверью и остановился, как бы не доверяя себе. Ему думалось, что он сейчас проснётся у себя дома, в своей постели, которую сейчас видит, и ни за что не захочет прощаться с милым образом целующей его щёку Катей и гробиком с мишкой «Тедди».
Но – всё реально. И солнце, умножившее свой свет, и резвящиеся дети, и все истраченные деньги.
Художник просто не верил своему счастью. Наконец-то, после долгих лет, казалось бы, простецкой серой пацанской жизни эта самая жизнь наполнилась множеством красок, которых доселе и не было. Нет, они, конечно, были, но в глазах Андрея всё виделось обыденностью. Простой обыкновенностью, начинавшей порядком надоедать. Хотелось чего-то новенького, неиспробованного, жалившего своей пикантностью того, что это – что-то новое. Неизведанное.
И вот мир вывернулся наизнанку. Серость с концами ушла, уступив место буйству эмоций. Андрей никогда не был таким счастливым. И ничто не могло омрачить его расположение духа.

До осуществления кошмара остаются считанные минуты.
Андрей переоделся и включил компьютер и, пока тот начинал функционировать, пошёл на кухню и поставил чайник. «Макдональдс» давно забылся, и хотелось чего-нибудь перекусить.
Монитор из чёрного переменился в светло-голубой. Возник «рабочий стол». Курсор два раза щелкнул на иконку «Интернет Эксплорер». В поисковик Андрей «вбил» «скачать фильм «Дежа Вю», с первой попытки началась загрузка, и Художник пошёл пить чай. В окно лило свой свет солнце.
Выставив на стол лоток с ингредиентами, Художник понял, что его карман ожил...
Точнее, не карман, а телефон, дисплей которого то вспыхивал белым, то резко темнел. Опять вспыхивал, опять темнел. Палец нажал на зелёную трубочку, и губы произнесли:
-Слушаю.
-Привет, Андрюш.
-Привет. Что стряслось?
-Да ничего. Извини, что беспокою. Меня по работе вызывают. Начальник сказал, опять новый заказ, и что надо его выполнить как можно оперативней. Надеюсь, это не затянется надолго. Ты не мог бы посидеть с моим двоюродным братишкой?
-С удовольствием. Что мне делать?
-Встреть его у своего подъезда минут через пять. Он будет на роликах.
«На роликах?.. РОЛИКАХ???»
Андрей обомлел. Казалось, само время остановилось.
И тут же его озарила мысль – грандиозная и всеобъемлющая: а ведь серая «Тойота» сейчас греется на солнышке... На стоянке...
Художник, не слыша взываний Кати и обливаясь потом, посмотрел на время.
17:04.
Его сердце сжала безжалостная рука страха. Действие сна, получалось, происходило СЕГОДНЯ, В ЭТО САМОЕ ВРЕМЯ...
Не помня себя, Андрей прервал связь и по коридору прибежал к окну, когда дверь «Тойоты» отрезала водителя от мира.
«Святые духи!»
Ролики везли Мальчика прямиком в пасть смерти. Машина газанула в тот момент, когда Федя был у бордюра, призванного обозначать границы островка стоянки. Андрей метеором напялил на ноги тапочки и, движимый какой-то внутренней силой, бросился назад, к двери. Очутившись там, рука беспорядочно начала торкать ручку, убыстряясь с каждой секундой. Секундой, приближающей Федю к гибели.
Замок заело.
Андрей был как будто под водой: его движения были растянутыми, медленными, сопротивляющимися желанию выломать дверь и столкнуть Мальчика со смертной тропы. Обозрев дверь, он с досады трахнул её ногой. Та даже не скрипнула.
«Сегодняшняя дата была окрашена Его кровью...»
-ПОМОГИИИТЕ!!!- слишком поздно...

***

Несколько дней спустя...

Пацана впрямь звали Фёдором. Он действительно был сбит серой «Тойотой», номер «А-836-УХ; RUS 177» в 17:05 по Московскому времени.
Только с кошмаром этих дней было одно разногласие: приходил Федя всегда с отверстием в черепе, весь багровый от крови, с выпяченным глазом. Недавно ему сломали шею.
А в «реале» ему несказанно повезло: как сообщали свидетели, Мальчик, соприкоснувшись с капотом автомобиля, отъехал на несколько метров, попытался уйти от столкновения, но оступился. Водитель, обладавший правами без году неделя, в панике перепутал педали и вместо тормоза вмял в пол педаль газа...
...-Это было страшно,- говорили очевидцы прибывшим на место блюстителям порядка.- Мы стояли и следили за этим Актом и ничего не могли сделать. Этот водила просто пёр на бедного парня, подминая его собой... Когда мы услышали, как хрустнули кости ноги, мы ужаснулись. Он не в силах был подняться, даже не кричал от боли... Его словно пришпилили к земле...
Места, чтобы затормозить, не было. Невзирая на то, что водитель нашёл нужную педаль и теперь жал её как больной, машина, клюнув носом, разломила надвое ноги Феди, который от болевого шока уже потерял сознание.
Но он сам выпрыгнул на дорогу, прямо перед машиной! Я не успел!!!
Выбежав из автомобиля, Елисей (так при рождении окрестили сбившего), как трус, с лицом цвета молока, смылся восвояси. Как будто так и надо.
ПОМОГИИИТЕ!!!

Это возопила женщина, подбегающая к парнишке. Лучик надежды ещё теплился в её сердце. Проехав на коленях некоторое расстояние, она, плачущая, со всей дури прожала ему грудь. Потом ещё раз. И ещё.
Ни вздоха. Тело, как бы издеваясь, только подпрыгивало.
Кто-то кинулся набирать номер «скорой», особо чувствительные попрятались в своих квартирах и носа оттуда на казали. Елисея удалось-таки схватить, и сейчас он находился буквально в микроволновке: наверно, если бы термометром оборудовали милицейский «бобик», то его красная шкала высилась бы до отметки в 50С.
Никогда ещё эта до боли знакомая стоянка не вмещала в себя столько зевак, сгрудившихся здесь в секунды. Одни достали свои мобильники и нацелили окошки объективов на Федю, другие посчитали нужным обойти этот кошмар.
Когда подоспела «скорая помощь», половину пришлось оттащить насильно, чтобы медики беспрепятственно прошли к центру, уложили на носилки Федю и увезли в больницу.
А в отдалении от места событий одиноко стояла женщина в чёрном костюме. Её, казалось, никаким боком не касалось происходящее. Она была настолько лёгкой, что ветер, за день ослабевший и истощившийся, раскачивал её, как матрёшку. Сообщая о себе громким сигналом, за дом зарулила белая, с красными полосами, «Газель». Женщина равнодушно глянула ей вслед, натянула на голову капюшон и преспокойно ушла, оставляя трагедии разыгрываться дальше, но без её участия.
Федя станет прикован к инвалидному креслу на всю оставшуюся жизнь. Эту странную женщину Андрей ещё не раз встретит. Но так и не поймёт, кто она на самом деле...

Ваша оценка: None Средний балл: 9.8 / голосов: 6
Комментарии

Хм...интересно. Неожиданное окончание.

Много шероховатостей в стиле речи, присутствуют речевые ошибки... Но по самому содержанию всего рассказа претензий нет! Сомневался, оценить ли девяткой, но в виду молодости автора ставлю десять! Пиши еще!!!

___________________________________________________

Я не знаю что такое бог, но я точно знаю чем он не является. (Zeitgeist)

Конец действительно неожиданый..Продолжение в виде историй о Андрее еще будут? 10.

+ 10, молодец.

В начале были неровности, но концовка потрясающая.

МОЛОДЕЦ

Продолжение будет?

Быстрый вход